Литературный конкурс-семинар Креатив
Креатив 22: «Ветер перемен, или Не Уроборосом единым»

Чупакабра - Ангидрит vs гидроперит

Чупакабра - Ангидрит vs гидроперит

Ангидрит vs гидроперит
 
Эта история такая история. В смысле, давно это было, не вчера. А где и когда — без разницы, потому что было давно и неправда. И история эта не стоит того, чтобы её знать. Не потому не стоит, что неправда, хотя надо признать, что и не всякую правду стоит. Эту историю в том смысле не стоит знать, что это знание столько стоит, что вот не всякому и стоит знать. Но вам-то, я же знаю, стоит. Вот и узнаете.
Видите на кровати сладкая парочка? Амбал и куколка, видите? Не видите? Вы же сейчас кино смотрите? Нет? Не кино?! Рассказ читаете? Сдурели совсем? Мне что теперь, всё-всё своими словами описывать? Не хочу, не буду! Ладно, уговорили. Но всё равно, совсем всё-всё не буду. Сами воображение включайте.
Короче, это спальня. Обстановка хай-тек с элементами Барби-домика. Восемьдесят на двадцать в процентном соотношении. Подробнее не буду описывать. Противно.
Больша-а-ая кровать. Металлическая. Постельное бельё ? нежно-розовый шёлк. Муарово переливается и блестит. Красивое. Но розовое. И хай-тек. Противно.
Под розовыми простынками двое. Спят.
На спине лежит амбал, такой из себя, соответственно, крупный. Из тех, кому растяжка оченно даже нужна, потому как им, чтобы на зарядке ноги на ширину плеч поставить, приходится на полушпагат сесть. Руки лежат вдоль туловища поверх розовых шелков. Волосастые такие руки, бицепсастые и кулакастые. Торс обтягивается, значится, простынкой, ручками-то прижатой. Ну чё, таз вполне себе узкий, бёдра такие, что килт ему лучше не носить. Сотрёт бёдрышки-то, как есть, сотрёт. А в промежду — тот, кто утром раньше мужика встаёт. Весь из себя уже по-утреннему бодрый. Хи-хи. Ноги из-под простыни не видно, но должны быть волосатыми. Руки же таки да, логично же то же самое про ноги предположить? И грудь широкоформатная над простынкой кудрявится — тоже ж показатель. Подбородок квадратный с ямочкой. А вы чего хотели — амбал же. Щетина суточная, вчера утром, значится, брился. Аккуратный. И форма щетины тоже аккуратная. Если бы бороду отрастил, до глаз бы не зарос, интеллигентная такая была бы бородка, академическая. Щетина и кучерявость по телу тёмная, но не брю, нет, не брю. И волосы, соответственно, тоже. Шатен называется. Причёска ёжиком или бобриком. А есть разница? Не знаю, пусть будет ёжик. Ёжика я видел — похоже. Бобрика нет, не видел. Брови у амбала густые, широкие, росли бы под носом, сошли бы за усы. Глазки ещё закрыты, как откроет, так цвет посмотрите. Блин, я посмотрю, вам расскажу. Всё вроде. Нос ещё забыл. Когда-то у него был прямой нос, не перебитый.
Куколка. Она слева от амбала на левом бочку разлеглась, простынкой прикрытая. Ножка правая согнута изящно. Под простынкой, но изящно же! И фигурка — тоже же видно — тоже изящная, но крутобёдренькая такая из себя фигурка. Попочка оттопыривается округло, аппетитно. Что там с другой стороны руками прикрыто, обязательно, как встанет, рассмотрю и вам доложу. Самому интересно. Волосы по подушке рассыпаны причудливо, золотой шёлк по розовому. Картинно. Любуюсь. Больше ничего не видно. Глаза закрыты, остальные черты лица среди локонов не разглядеть. Хотите — сами себе представляйте. Хотя какая разница? Такой амбал абы кого в постель к себе не положит. А судя по эклектике в интерьере, связь между ними серьёзная, не одноразовая.
Как вы уже, однако, поняли, это главные герои нашей истории. Теперь мы с вами преступим к трепанации черепа. Испугались? А то! Надо же нам узнать, о чём будут думать ГГ, когда проснутся. Залезем им в голову и будем мысли читать. Эротические, скорее всего, пропустим. Что мы, эротических мыслей не читали? Да сколько угодно! Даже сами умеем их думать. Поэтому как наши твиксики глазки-то откроют, мы с их цветом определимся, и вперёд. Кстати, как этих двоих зовут, я не знаю. Пока кто-нибудь их не позовёт, и вы не узнаете.
Так, первым просыпается он. Поворчивается к подруге. Глаза у него цвета стали, так обычно для красивости пишут. А по-простому если — серые банально глаза. Итак, его мысли: эротика… порно… Дальше мы читать и смотреть не будем. Вернее, я посмотрю, но вам не расскажу.
После рекламной, простите, цензурной (18+) паузы мизансцена та же. То же изящество её левобоковой позы под шелками цвета пинк. Он ей:
— Эй!
— М-м-м… — у неё мыслей нет.
— Завтрак!
— М-м-м… Уже? Ты ми-и-илы-ы-ый! — пустота.
? Твоя очередь готовить! Я есть хочу! — он проводит пальцем вдоль её позвоночника, щекоча спинку и одновременно пытаясь стянуть гладкую ткань. Девушка прижимает край простыни локтем и не даёт открыть стратегические места.
Его мысли: "Бывшая подруга, а вскорости и невеста бывшая… потому что будущая жена. Блин, какая ответственность! Какая, блин, ответственность? Она взрослая баба, качается вон не меньше меня. Чё это я за неё отвечать должен? Она вон за завтрак не торопится отвечать, а я должен?"
— Вставай, соня, — про себя: "…дура". — Мне на работу сегодня пораньше надо.
Она встаёт. А глазки у девчонки голубенькие. Носик точёный, бровки вразлёт, губки пухленькие алые. И кто бы сомневался! Румянец со сна да после любови на гладеньких кругленьких щёчках играет. Ну и я ещё про ранее так интригующе прикрытое обещал рассказать. Так вот — оно соответствует всем соответствующим стандартам. Должны перси в его ладонь удобно ложиться — ложились. Сам наблюдал, подтверждаю. А лапища у него — ого-го!
Раз у нас рассказ, а не повесть или, тьфу-тьфу-тьфу, роман, то пропустим — чего надевают, чего обувают и как чем завтракают. Это вы уж сами представьте как-нибудь. Вот как, по-вашему, должны выглядеть — так и выглядят, что сами едите на завтрак — то и они едят. Это к нашей истории отношение левое имеет. И сборы на работу пропустим. Сразу к работе перейдём. Где-то как-то же они деньги зарабатывают? И, скорее всего, в разных местах. Так что придется нам разделиться — я за ним, вы — за ней. Не можете? Да уж... Тогда по очереди. За кем сначала — за ним или за ней? Голосуем? Не можете? Блин. Тогда за тем, кто раньше выйдет из дома. Они вместе выходят? Придется волюнтарнуть. За ним!
Че-то и без завтрака повествование затягивается. Я подсокращу кое-что. Объясняю от себя. Он, значится, раньше работал в фирме, которая по крышам. Не черепица, сайдинг или шифер там, а в смысле — грабишь сам, не дай грабить другому. А теперь работает там же, но только теперь не только по крышам. Диверсификация называется. А куколке говорит, что в охранной фирме работает, высокая квалификация, мол, поэтому получает хорошо. Профи. Мафи он, а не профи!
И сидит он сейчас в приемной у шефа, ждёт. А кого хошь спроси — если шеф вызывает, то это не к добру. Может, к деньгам, но не к добру. А к деньгам тоже ещё как посмотреть. С каким знаком к деньгам. Дадут или отберут. Чтобы дали, надо много чего сделать, а чтобы отобрали — делай не делай, захотят — отберут. А то! Начальство же! Это мысли не мои, если что. Амбала это мысли, вольный пересказ.
Ага, уже зовут предстать.
— Женишься? — это шеф.
— Вроде того.
— Поздравляю.
— Спасибо, — мысля: "Было бы с чем".
— Свадебное путешествие планируешь?
— Денег нет, — мысля: "…и ведь не будет".
От меня: по сути — правильно, а по форме нет. Должно быть, сами знаете, что.
— А надо.
— Надо, а нет.
— Нет — в свадебное надо.
— Денег нет.
Пауза на осмысление. Шефу осмыслять по должности положено. Вот его мысля: "…но вы держитесь… откуда это?.." Но вы заметили, какой содержательный диалог? А то! Профи! Мафи!
— Денег дам, но отработаешь.
— Что делать?
— Круиз.
— Я больше по круизерам.
Должностная пауза от шефа.
— Даю типа отпуск.
— Спасибо.
— Не за что. Всё равно отпуск типа. Работать придётся. Только в приятной, дружественной обстановке.
— Трудностей не боюсь. Постараюсь оправдать.
Пауза. Шефская, осмыслительная.
— Да уж… Ты один из лучших. Но тебя выбрали не поэтому. Женишься только ты. Вовремя так женишься. Двадцать первого же?
— Так точно! Рад стараться!
Пауза.
— Это путёвка на двоих в круиз, чартер двадцать второго.
— О-о-о! М-м-м… А-а-а? М-м-м… У-у-у!
— Музыку любишь? — это шеф.
— Рок. Хард-рок.
— Потянет. Надо музыкальный инструмент там взять, тут сдать. Старинный, ценный, нелегальный. Чтобы доехал в целости и сохранности.
— Ноу проблем.
— Языком владеешь — это хорошо. "Ангидрит твою перекись марганца" выговорить сможешь?
Пауза геройская, зависливая (от слова зависать, кто не понял).
— А что это?
— Непереводимая игра слов. Пароль. Запомни и повтори.
Смог! Он и так может, и так может! Прям Гришка-склейщик — это я от себя комментирую.
— Схема перевозки уже проверенная, даже в кино показали. Но работает. Поэтому круиз. Веди себя естественно, но скромно. Не выделяйся, внимания не привлекай, с другими пассажирами не связывайся, держи себя в руках. Они отдыхают, ты ещё и работаешь. Маскируйся черными очками. Когда будете в городе Y-ль, бросаешь жену…
— Рано ещё.
— Отрываешься от жены.
— Так бы и сказали.
— Я сказал! — шеф резко опустил правую руку. Пауза. — Место встречи изменить нельзя, — шеф задумчиво смотрит на подчинённого, мысля: "Он за кого — за Чёрную кошку или…?" А чёрная кошка МУР-МУР, МУР-МУР… Это опять я встрял. Прикольно же. — Ровно в двенадцать надо быть на улице X-ни, дом 15. Смотри, не перепутай! Там аптека…
¬Тут дальше идут инструкции всякие неинтересные, подробности технические. Специфику нам не понять. Мы люди законопослушные, нам это знать ни к чему. А улица не того, чего вы подумали. Это, вообще-то, буква икс.
Вы про куколку не забыли? А она тоже штучка-то не простая. У неё тоже секретки от будущего мужа имеются. И не другой какой хахаль или там ребёнок от другого какого хахаля у бабушки живёт. Она тоже не за того себя выдаёт. То есть выдаёт она себя как раз за того, кого надо, за амбала. А не за того, потому что работа у неё тоже не та. Он сколько раз за ней в фитнес-клуб заезжал, где она инструктор типа. И ничего не просёк. А ещё профи.
Сейчас она тоже на приёме, только не у гинеколога, как можно было бы предположить. Она ж таки женщина и замуж собралась, логично ж провериться. Ну, наверно. Я бы проверился, но кто ж её, эту женскую-то логику знает. Может, по этой самой логике как раз поздняк метаться.
У своего шефа она. Шеф у неё женщина, но не баба. Ошибочно называть всех женщин бабами. Женщину от бабы отличает то, что мужчина может быть бабой, а мужик нет. Не поняли? Баба — понятие более узшее, чем женщина, потому что не каждая женщина — баба. Но в то же время более ширшее, потому что на мужчину тоже натягивается, но только не до мужика. Где в мужчине мужик начинается, так туда "баба" никак дотянуться не может. Между ними всякие "настоящие мужчины", "джентльмены", "метро-", "гомо-" и так далее. С другой стороны, то же самое про мужика. Понятие "мужик" с одного бока на мужчину натягивается, а с другого на женщину. По-иностранному "бой-баба" называется. Но до просто бабы там еще зазор остаётся на "деловую женщину", "даму, приятную во всех отношениях", "блондинку" и прочие разновидности. Но это всё моя философия про пересечение множества баб и мужиков, к этой и ни к какой другой истории отношения не имеющая. А у нас рассказ, а не.
Поэтому продолжим. Посмотрим, послушаем. Мозг опять же, при его наличии, на предмет мыслей просканируем.
Шеф у неё, куколки нашей, женщина, сразу видно, деловая. Деловая стрижка, деловой макияж, деловой костюм, деловой подход, туфли — черные лодочки на среднем каблуке. Представили? Нет? Да ну вас! Деловые какие. Сами справляйтесь, сами! Встречали когда-нить деловую? Вот её и представляйте. Все они одинаковые.
— Замуж выходишь?
— Да вот, наконец-то, — мысля: "…нашёлся идиот".
— Поздравлять?
— Лучше подарок.
— Свадьба когда?
— Двадцать первого.
— Главное, вовремя.
Пауза. Наша героиня не врубается, но героически молчит. Но не выдерживает:
— А подарок?
— Вот. Путевка на двоих в круиз. Море, солнце, белый пароход. Чартерный рейс двадцать второго.
— Уже поняла, что круиз не подарок. Подробности?
А вы поняли уже, да, что она — ха-ха! — тоже профи-мафи? Недаром фитнес-шмитнес, гантели-мантели, тренажеры-хреножоры. Прикрытие такое для женщинского нелегальства.
— Кораллы знаешь?
— Видала. Красненькие такие.
— Не только. Бывают черненькие. Редкие они и страшно дорогие, если натуральные. "Зелёные" бдят, государства-производители охраняют, и все такие дела. Надо там забрать в одном месте, сюда привезти.
— Ясно.
— Повтори: "Гидроперит твою перекись водорода".
Повторяет! А то как же — это же для крашеной блондинки ффсё!
— В круизе хвостом не вертеть… — тут куколкина мысля: "…после свадьбы сам отвалится, чтоб муж не накрутил…" — Ты на задании. Солнцезащитные очки побольше, панамку с полями пошире. И запоминай. По прибытии в город Y-ль, отделываешься от мужа, идёшь по адресу: улица X-ни, 35. Там ветклиника. Ровно в полдень…
Дальше, ну, вы поняли — мы законопослушные, нам пофиг.
Дома он ей путёвку в нос — смотри, какой я щедрый, она ему такую же — смотри, как я тебя люблю. Зависают надолго. От одной путёвки надо бы избавиться путём обратной монетизации, а про них-то дарители ни фига не знают, сказать, чья лучше или дороже не могут. Упираются оба — мой подарок, мой подарок. Назавтра в инете каждый втихушку приценивается и вечерком договариваются — ту, что подешевше, вернуть туроператору, а ехать по той, что подорожше. В кои-то веки и когда ещё доведётся.
И вот свадьба поёт, пляшет, места ей мало — на крыльях вдаль спьяну уносится. Драка опять же — "охранники" против родственников. "Охранники" берут качеством, родственники количеством. Скорая берёт штабелями. А первая брачная, в отличие от первой любовной, часто бывает не романтической, а реалистической. Номер-люкс, а всё как обычно, рутина, вспомнить нечего. Тем более у нас с вами про эротику договор, да и торопимся, не роман, чай, у нас и не чай — рассиживаться некогда.
Ну что, круиз как круиз. Лайнер не "Квин Мэри 2", даже не "Коста Конкордия", не к отпуску будь помянута. Но пароход, как положено, белый, море, к сожалению, Чёрное. Ведь это же не икра — лишь бы хлеб был белый, а икра пусть будет чёрная. Красное, Средиземное или Карибское было бы лучше, но на халяву — пусть его, потянет и Чёрное. Небо синее, солнце яркое. Чайки за кормой верны кораблю, сбрасывающему за борт пищевые отходы.
Наши отпускники-молодожёны на своей палубе не сидят: бар, бассейн, по вечерам то на дискотеку, то в кино. Совмещают приятное с культурным. На стоянках шопингуют на вырученные за вторую путёвку денежки. Красиво, в общем, живут. Как мы давно мечтали, но так и не смогли. Так, вспомнилось что-то, не обращайте внимания. Вот и долгожданный порт Y-ль.
Амбал собирается слинять от молодой жены где-нибудь в городе, как шеф советовал, а она-то подходит к вопросу креативненько. Решает поссориться. Потом же всё равно в одной лодке плыть, а секс после ссоры... Но вы же помните? Эротомысли читать — ни-ни. А он сразу просекает, что ему-то такой поворот сюжета тоже в струю. Ловит реплику. Козёл безрогий, кошка драная, сам дурак, от дуры слышу, кобель, проститутка. В общем, отыгрывают наши герои свои роли, но ружьё со стены не снимают, верят друг другу по-станиславскому и к мелочам не придираются. Спектакль окончен, и гаснет свет, и никого… Цирк уехал, а клоуны… по своим делишкам, короче разбежались.
А на улице X-ни уже к встрече курьеров всё готово, даже банановые шкурки и арбузные корки для достоверности разбросаны. Как по мне, так масло бы надёжнее. Улица узкая, старинная, дома тоже не новые, стоят строем — плечом к плечу, транспорта и пешеходов нет, жара. Наши герои входят на улицу X-ни с разных сторон. Он с конца, она с начала. На нём шорты, майка, сланцы и носки, не говоря уже про панаму — всё камуфляжное. Она в соломенной шляпке с хороший зонтик и розовом топике, на плече сумка а-ля "котомка пляжная". Обуви из-под юбки "здравствуй, табор" не видно. Очки у него и у неё цветом и размером поспорят с тонированным чёрным бумером.
С кого начнем? В прошлый раз с него, теперь, для разнообразия, с неё. Не против? Молчите? Правильно делаете.
Она направляется к дому № 35 по улице X-ни. В мыслях рефреном звучит пароль, поэтому неудивительно, что проходя мимо дома № 15 и поскальзываясь на банановой кожуре, теряя равновесие и заваливаясь назад, она громко и с выражением произносит: "Гидроперит твою перекись водорода!"
Из двери аптеки выскакивают аборигены, с радостными воплями "пэрэкис! пэрэкис!" хватают нашу оглушенную несвоевременным падением куколку и волокут внутрь лекарственного заведения. Ничего не понимающая героиня совсем не по-геройски пытается что-то объяснить, потом вырваться, но применять к мирным жителям жестокие приёмчики не решается. При попытке хозяев в подсобке приложить к ее руке полуметровый музыкальный инструмент типа дудки выясняется, что не тут-то было. Даже в разобранном виде эта штуковина на "кукольную" ручку не помещается.
Взгромоздив опешившую курьершу на стол, абсолютно ненормальные аптекари, задрав юбку, начинают примерять свой агрегат к стройной, фитнесом и Ко сформованной ножке. Потом, предварительно укутав в плёнку, приматывают его к нижней конечности размоченным гипсовым бинтом. По окончании манипуляции суют заторможенно изумленной девушке в руки костыли, предназначенные для человека раза в полтора выше неё. Попрыгав с костылями, наша куколка понимает, что самостоятельно передвигаться не в состоянии. Показывая на место отсутствующих на руке часов, бедняжка отчаянно повторяет: "Цигель-цигель, ай-лю-лю!" — и делает "Тю! Тю!", как паровозик, который смог.
В результате, через некоторое время из аптеки заполошный мужичок выкатывает и оставляет у входа инвалидную коляску. В ней сидит наша обалдевшая героиня с торчащей вперёд неровно загипсованной ногой. Сориентировавшись и подобрав юбку, девушка в коляске решительно направляется туда, куда зовёт долг — в сторону дома № 35 по улице X-ни. Ни маскирующей шляпки, ни очков, которые ещё при падении свалились и теперь наверняка украшают какую-то тутошнюю мымру, на несчастной курьерше уже нет, зато на коленях сумка, а рядом на сиденье лежат огромные костыли.
Двигаясь по улице X-ни в направлении дома № 15, амбал в панамке цвета камуфляж, чтобы не забыть, повторяет бессмысленную фразу, заявленную как пароль, но чем-то неуловимо напоминающую ругательство. Поэтому "Ангидрит-т-твою перекись марганца!" вылетает автоматом и от души, когда напротив дома № 35 арбузная корка валит нашего героя с ног. Но он успевает сгруппироваться и падает на левый бок.
Из ближайшего заведения, за окном которого в клетке сидит квёлый попугай, выскакивают трое каких-то щуплых местных и, неуверенно заглядывая снизу вверх на поднявшегося во весь свой рост амбала, вопросительно лопочут: "Бла-бла-бла пэрэкис?" "Перекис-с-cь, мать-т-твою, перекис-с-cь", — шипит тот, держась за отбитую руку. Лопоча что-то по-своему, доброжелатели пытаются втянуть его в лавку. Активного сопротивления наш герой оказывать не решается, население-то гражданское, да и рука бо-бо.
Представьте геройское удивление, когда ему, в странном помещении со столом, подозрительно напоминающим прозекторский, начинают гипсовать больную руку, бережно заматывая между слоями бинта какие-то золотые цацки с черными камушками! Однако в этом есть что-то такое смутно знакомое, что возмутиться не приходит в голову.
Наконец из ветклиники выталкивают нашего ошарашенного героя уже без очков и панамки, которые то ли потерялись в суматохе, то ли прикарманились подозрительными ветеринарами. Он ошалело осматривается, принимает решение и, пошатываясь, но набирая скорость, начинает упорно двигаться по улице X-ни. Дом № 15 всё ещё где-то там. И да, незадачливый курьер о-о-очень бережно обнимает правой рукой левую, покоящуюся в гипсе и висящую на перевязи из то ли поводка, то ли шлейки, я не разбираюсь.
А теперь кульминация! Приготовились! По улице X-ни… одновременно… навстречу друг другу… движутся наши ГГ. В районе дома № 25… Маэстро, туш! Смотрите, и не говорите, что не видели! Блин, это же не кино… Да пофиг! Немая сцена десять секунд, не меньше!
— Карл?!
— Клара?!
 
От автора
Имею право заявить:
1. Если кто-то скажет, что это не рассказ, то я же рассказывал, значит — рассказ!
2. Если кто-то скажет, что так рассказы не пишут, то я же написал (см. п.1), значит — пишут!
 
Пы.Сы. …стоимость контрабанды вам не стоит даже прикидывать.

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 22
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования