Литературный конкурс-семинар Креатив
Летний блиц 2017: «Жулики на каникулах, или Чудеса today»

Son of Flint - Несвоевременные каникулы

Son of Flint - Несвоевременные каникулы

Ранним утром Дийос, верховный бог людей, неспешным шагом вошел в зал совещаний демиургов. В огромном помещении было пусто и тихо, над волшебным столом легкий туман вырисовывал призрачные очертания континентов далеко под ногами верховных существ. Мир потихоньку просыпался, начинали шуметь мануфактуры, молочники развозили клиентам свежий товар, графы и леди возвращались со своих пирушек. Мир не подозревал, что сегодня ему суждено погибнуть, и как уже давно поняли боги – это было к лучшему.  
К верховному богу подбежал кобольд-прислуга с подносом, на котором стояла чашка ароматного горячего кофе и отчет о состоянии дел внизу на Тетре. Дийоса всегда забавляло имя, которое миру дали его обитатели, хотя во время космогонии у него были варианты получше. Правда перебрав с десяток, Дийос отклонил их все, оставив мир просто миром. Пробежавшись глазами по первой странице, он довольно хмыкнул и засунул свернутый трубочкой документ в карман своего халата. Богу не пристало приходить на начало Армагеддона в таком виде, но для парадных доспехов было слишком рано. Другие боги еще только собирались: прихорашивались, затачивали мечи и перебирали список своих фаворитов для битвы, которая станет финалом всех битв.
 
Дийос провел рукой над столом, и туман обрел форму материков по которым пульсирующими линиями проходили границы государств. Три политических блока, пять стран, бесчисленное множество малых герцогств и княжеств. Все они схлестнуться в последнем сражении между собой за сладкий миг торжества. А если говорить без метафор – то за доказательство того какая из трех версий Книги Истин (которые отличаются цветом обложки и количеством точек в конце последней главы) правдива. Тем не менее, пока-что здравого смысла жителей хватало, чтобы не переходить в крайности.
Верховный демиург, несмотря на то, что знал, как закончится битва, очень болел за Союз королевств Стального Востока. Отчасти, потому что они были самым большим военным союзом, отчасти потому что большая часть населения поклонялась именно Дийосу, а остальные боги практически не удосуживались внимания. Все шло согласно плану. Вскоре жители Тетры независимо от политических предпочтений пойдут на войну, боги получат возможность в последний раз вдохновить своих последователей, а земной шар очистит волна пламени сравнимого со взрывом тысяч атомных бомб. Что такое атомная бомба Дийос не знал, но доверял Тиду, богу-изобретателю, который видел что-то подобное в ящике Междумирья. Созданные им катапульты с неумирающим огнем уже долгие годы ожидают залпа, после которого сама земля начнет распадаться на куски, выплевывая бесконечные потоки лавы.
 
Дийос улыбнулся в свою густую бороду размышляя о грядущем. Он сделал еще один глоток кофе, и осмотрел именные кресла стоящие вокруг стола. Именно с таких удобных кресел, попивая нектар и было суждено покончить с Тетрой. Сладкий миг торжества после тысяч лет попыток построить идеальный мир. К одному из кресел была прикреплена записка. Прошлепав по направлению к креслу, Дийос пробежался глазами по строчкам. Глаза демиурга полезли на лоб, он в ярости сорвал лист бумаги и еще раз перечитал текст. Нет, ошибки быть не могло.
- Что за чертовщина? Куда-куда? Где Ханур?!!
На громогласый крик верховного божества сбежалась почти все кобольды Небесной канцелярии. Их крокодиловые морды были полны всеобъемлющего почитания, который всего за несколько секунд сменился ужасом. Дийос метнул в главного секретаря шаровую молнию, а его заместителя он ухватил схватил за лацкан пиджака и поднял над землей. Короткие ноги кобольда болтались в воздухе, а руки безудержно дрыгались в отчаянной попытке освободиться.
- ПОДАТЬ МНЕ ЭТОГО МОШЕННИКА! – голос Дийоса пронесся по всему дому богов, спустился вниз в мир людей и превратился в грозовую тучу.
Один из кобольдов ползком добрался до брошенного клочка бумаги. Удостоверившись, что внимание демиурга нацелено на его коллег по офису, он развернул смятый лист, на котором оказалось короткое сообщение:
«Уехал отпуск, как и договаривались, конец света проводите без меня. Вернусь через четыре дня. Подпись, Ханур, бог ловкости и обмана»  
   
Весь сонм богов стоял в зале совещаний и трепетно взирал на Дийоса который перечитывал какой-то документ. Перед его креслом туда-сюда носились канцеляристы, таская стопки бумаг почти вдвое превышавших их собственный рост. Главный секретарь сидел на стопке рядом с креслом верховного демиурга свесив свой длинный хвост и дотошно водил носом от строчки к строчке.
- О веггховнейший – промямлил он едва ворочая пастью – Я… сожжалею, но тут нет ошшибки. Вы сами подписали эти д-документы.
- Нет, я не подписывал – Дийос вырвал лист бумаги у кобольда – Должно быть Мошенник мне их подсунул.
На этих словах боги перестали шептаться и в зале воцарилась гробовая тишина. Демиург окинул взглядом собравшихся. Боги неловко переминались с ноги на ногу, поправляли свои парадные тоги и доспехи, проверяли чистоту оружия. Одним словом, всяко давали понять, что никто из них не имеет с Хануром ничего общего, и все двумя (а кто и всеми шестью) руками за Армагеддон, и никогда бы ни за что не отправились в отпуск в такой момент, даже если бы очень хотелось. Дийос отдал секретарю документ, на котором действительно стояла подпись о согласии на отпуск. Верховный бог тяжело вздохнул, не в силах ничего противопоставить высшей бюрократии.
- Планы остаются прежними – мрачно сказал он – Армагеддон произойдет сегодня, с Хануром или без.
 
Ганс проснулся со звуком армейского горна. Спустя секунду хриплый бас лейтенанта, попутно вспоминая нехорошим словом близких и дальних родственников, приказал всем военным и обслуживающему персоналу явиться на утреннее построение. Ганс с трудом поднял свое тело с жесткой как камень постели и стал надевать рабочий комбинезон, когда остальные члены алхимической бригады уже почти собирались. Ускорившись, Ганс на выходе из казармы поравнялся со своим сослуживцем Франком.
- Милостивые боги, мы ж даже не военные. Зачем нам вставать так рано?
- Дисциплина, дорогой Ганс, дисциплина. Она нужна всем! – отчеканил Франк. Он был непрошибаем, как чешуя дракона, десять лет служил пехотинцем, разрубая мечом врагов на юге и севере, пока ушел из армии чтобы изучать алхимию. К подобным вещам он был более привычен, чем Ганс, который в свои двадцать семь только защитил звание аспиранта-алхимика.
На плаце в несколько шеренг уже выстроился практически весь гарнизон замка. Посередине плаца стоял лейтенант Рихтер и грозным взглядом осматривал всех пришедших. Дунув в рог еще раз, на всякий случай, он обратился к присутствующим.
- Как вы знаете, сегодня сюда прибудет инспекция в лице археалхимиста, герра де Локо. Это значит, что до его прибытия здесь все должно быть выдраено и вычищено, до последней соринки, что я лично проверю. Если вы решили, что на этом работа закончиться, я вас огорчу. Вы будете в усиленном режиме патрулировать окрестности замка, так как шпионы северян могли прослышать о прибытии такого важного человека и послать убийц. Чтобы без моего ведома ни один уж, или особо подозрительный таракан сюда не заполз! Ясно?
Солдаты неохотно прокричали слова согласия.
- Ну а для бригады алхимиков – он продолжил - специальный приказ от герра де Локо протестировать боеспособность снаряда неумирающего огня. Уж не знаю что вы с этой штукой будете делать, но археалхимист должен остаться доволен! И не забывайте, после того как вас призвали в войско вы тоже военные!
Ганс едва сдерживался чтобы не упасть ничком и не заснуть, пока лейтенант объяснял свое виденье мироздания жестикулируя одной рукой так, будто хотел разогнать тучи, с которых начинал капать легкий дождь. Для Ганса впереди был обычный будничный день алхимических опытов и проверок. Когда солдаты по приказу затянули гимн «Славься сталь, твой блеск ведет к победе», Ганс окончательно проснулся.
 
Спустя какое-то время Дийос восседал на кресле верховного бога сменив свой удобный зеленый халат на громоздкие золотистые доспехи с множеством завитушек-молний. За столом шел ожесточенный спор о новом варианте Армагеддона. Хаттори, триногая богиня организации и собранности настаивала, что нужно сжечь молнией все Книги Истин, а Юкай, бог торговцев кричал в ответ, что необходимо срочно обесценить ар-уттарский динар, или на худой конец северный серебренник, и война развяжется сама собой. Дийос тяжело вздохнул. После исчезновения Ханура организация Армагеддона стала чересчур сложной.
Дийос почесал почти лысую голову. Когда-то для конца света достаточно было хлопнуть в ладоши, но сейчас люди стали слишком самостоятельными, слишком уверенными в себе, что отняло у демиургов изрядный кусок силы. Боги все еще могут вызвать бурю или ради забавы затопить какой-то остров, но уничтожить мир теперь может только сам человек. Дийос ненавидел эти правила, но был перед ними так же бессилен, как перед небесной бухгалтерией.
- Часть канцелярии давно уже нужно сбросить в Бездну. И зачем нам столько духов-работников, если бумажная волокита не становится проще?
Дийос выслушал еще несколько вариантов, и отрицательно кивнул головой. Несмотря на то, что королевства враждовали с самого начала времени, решиться на уничтожение мира человечество не могло. Даже когда Тид, покровитель творцов, инженеров и алхимиков поделился секретом неумирающего огня с людьми, они не спешили использовать его в масштабной войне. Пусть даже каждый день какой-то герцог или конунг грозится дать залп из всех катапульт.
 На Тетре сейчас находится около семи тысяч снарядов с неумирающим огнем, которые вмиг покончат с давно осточертевшим мирозданием. Что делать после демиурги еще не решили. Кто-то предлагал начать все заново, кто-то оставить все как есть. После ожесточенных споров было решено определиться с дальнейшими действиями спустя пару дней после гуляния в честь Армагеддона.
Согласно старому плану, Ханур должен был обмануть нескольких князей южного королевства Ар-Уттара, что их противники с севера захватили столицу государства и казнили всю царскую семью. После этого Дийос должен был бросить с небес огромный камень, который благодаря Леде, покровительнице скульпторов, выглядел точно как неразорвавшийся снаряд неумирающего огня. Несколько слухов от Ханура тут, немножко лжи там, и в подлинности никто б не усомнился, а князья на большом совете дали приказ о выстреле в ответ. Без Ханура этот план был лишен смысла.
Дийос печально вспоминал прошлый Армагеддон. В пророчестве о конце света говорилось о хтонических чудовищах, которые прибудут на корабле сделанным из костей мертвых и с парусами из волос погибших воинов. В связи с пророчеством практически по всему миру появилась традиция брить наголо всех умерших. Правитель подземного царства Хэркеб, неспящий и пожирающий, еще долго обвинял Дийоса в непрофессионализме и банальной глупости. Из-за того, что материала для парусов не хватило, на Армагеддон так и не состоялся. 
 
День у Ганса проходил в сплошных хлопотах. Они с Франком измеряли токсичность каждого из элементов снаряда, проверяли октановое число и исправность клапанов смешивания. Ганс переходил от одного клапана к другому, иногда таская с собой лестницу, чтобы можно было достать до верхушки чудовищно огромного железного шара. По окружности сферы проходило множество тонких трубок, внутри которых двигались зеленая и желтая жидкости, озаряя своды зала мягким свечением. Франк ходил следом и записывал результаты проверки, иногда поскрипывая карандашом. Остальная часть бригады в количестве четырех человек занималась составлением отчетов и банальным плеванием в потолок. Здесь это было настоящим вызовом, при чем не только из-за архитектурных особенностей.
 
-  Отдыхаем значит? – члены бригады подскочили услышав приближающиеся шаги. С хищной улыбкой к ним приближался Рихтер. Рядом с ним шел молодой юноша в легком парадном доспехе и старик, который был знаком каждому, кто хоть немного слышал об алхимии.
– Археалхимист, позвольте вам представить нашу доблестную четвертую пироалхимическую бригаду. Они как раз проверяют состояние снаряда. Смею предположить, что из-за этой влажности у них прибавилось работы.
Археалхимист де Локо был худым и бледным но держался на удивление ровно, а его седые волосы были заплетены в косу по последней моде. Под мышкой он держал несколько помятых рулонов бумаги. Он поправил свои круглые очки и улыбнулся присутствующим со всем добродушием тролля.
- Очень приятно, очень приятно. Это мой племянник Зигфрид, он сейчас служит в кавалерии графа Буланже.
Юноша отвесил присутствующим короткий пренебрежительный кивок. Он него просто разило этикетом.
- А это неумирающий огонь, дорогой мальчик. Символ мощи нашего великого государства, неостановимая сила, сдерживающая орды неприятеля у границ. Снаряд грузят в ту огромную катапульту, которую ты видел, когда мы подъезжали сюда, и с помощью наведения военных магов направляют по заданным координатам. Это оружие победит все клинки севера и всех ездовых чудовищ юга вместе взятых - де Локо дотронулся к холодному боку снаряда.
- Дядь, так может тогда дадим залп? – сказал юноша откинув с лица прядь каштановых волос. В зале повисло неловкое молчание.
- Обязательно дадим залп – выдавил из себя де Локо – И не раз дадим. Но потом. Как лорды решат. Ты иди, отдохни псоле дороги, а у меня на сегодня еще много работы.
Юноша все так же кивнул, и вышел из зала. Археалхимист подошел к столу в центре и развернул на нем рулоны бумаги. Через плечо Ганс увидел, что они полностью исписаны формулами.
- Это – указал рукой де Локо – Новая формула неумирающего огня. Она пришла мне в голову по дороге сюда. Как вы все знаете, маги юга достаточно сильны, чтобы отразить некоторую часть наших снарядов, поговаривают, что большую. Теперь это в прошлом. Новый неумирающий огонь будет разрываться в полете и падать дождем на гигантскую площадь.
Франк пробежался глазами по формулам щупая себя за седоватую бородку.
- Это все очень интересно, но у нас нет полномоч…
При этих словах де Локо достал из кармана робы лист бумаги и показал его присутствующим.
- Я Фредерик де Локо, археалхимист, я выдаю вам полномочия этой грамотой, подписанной советом лордов. С этого момента вы все будете работать под моим руководством.
Из бригады никто не смел возразить. Франк кивком согласился с назначением, и решил показать археалхимисту отчеты с результатами проверки жидкостей. Ганс мельком заглянул в расчеты де Локо. Он трижды перечитал новую формулу. Потом почесал затылок, и снова прикинул в уме последствия. Отличный выбор, если необходимо снести укрепленный замок, подумал он. Особенно этот.
 
Дийос смотрел на карту мира где маленькой красной точкой светился замок Фрихтвальд. Другие боги медленно попивая нектар наблюдали за событиями со своих кресел. На краю стола стоял огромный черничный пирог, который притащий Офус, бог кухни и сладостей. У пирога не хватало несколько кусков, но на нем все еще можно было прочесть надпись «Счастливого Армагеддона! Долгожданное завершение неудачного проекта». Дийос отпил из кубка сладковатый нектар. Тид молодец, что сумел подарить смертному новую формулу неумирающего огня, с которой тот точно не сможет совладать. Видение, посланное алхимику, было максимально туманным, а потому все согласно правилам, и никаких проблем с бумажной волокитой. Демиурги уже начали принимать ставки на то, как скоро начнется феерверк.
 
Споры с де Локо ни к чему не привели. Ганс потратил битый час пытаясь объяснить, что предложенная археалхимистом формула не просто не сработает, а сдетонирует при малейшей возможности. Тот уперся на своем и вызвал лейтенанта для пары дополнительных аргументов. Так втроем (чуть позже присоединился Франк) они при помощи логики и нескольких тумаков смогли доказать, что не смотря на всю опасность новой формулы, она весьма полезна и необходима в грядущей войне. И уж не шпион ты южан? Больно у тебя кожа смуглая, да странные словечки встречаются.
За неповиновение Ганса до конца дня отправили чистить солдатские доспехи. Дождь давно прекратился, оставив над головами только беззвездное небо. В свете факела Ганс чистил чью-то кирасу, попутно ворча, что он не армеец, а всего-то алхимик на службе у государства. Внезапно его окликнул высокий человек в форме почтальона и длинном синем плаще.
- Эй, служивый. Тут письмо для герра де Локо. Не знаешь такого?
- Знаю – сказал печально Ганс - и к сожалению, он та еще узколобая сволочь.
Почтальон засмеялся. Было в чертах его лица и этой лисьей ухмылке что-то подозрительное. Может шпион?
- Уверен, он на самом деле душка. Передай ему это письмо, это срочно, и очень важно – он протянул Гансу конверт – Мне еще нужно в соседнее герцогство доставить одну посылку. 
Ганс взял в руки письмо. На конверте был штамп семьи Бернштейн – одной из самых влиятельных семей в государстве. Он хотел было спросить почему письмо доставляет обычный почтальон, а не уполномоченный гонец, но того и след простыл. Собравшись с духом, Ганс вернулся в зал, где хранили снаряд.
Возле стола стояла большая доска, на которой мелом уже был расписан порядок вливания основных реагентов и те же формулы, что были в чертежах. Де Локо объяснял алхимикам принцип формулы и охотно отвечал на вопросы. Франк в дальнем краю зала расставлял шестилитровые емкости с алхимическими жидкостями. До Ганса олетели слова: - да вы же гений.
- Герр де Локо, тут вам письмо… печать Бернштейнов. Я не знаю по какому поводу но…
Археалхимист бросил в Ганса взгляд, будто тот только-что рассказал крайне похабный анекдот в котором одновременно фигурировала его тетя по отцовской линии и несколько верховных божеств. Нахмурившись, Де Локо вырвал конверт и стал читать содержимое. Алхимики переглянулись, но никто ничего не проронил и звука. Внезапно глаза де Локо полезли на лоб, он приложил письмо к своему сердцу.
- Не может быть! Хельга… после стольких… Так, кхм! Приказываю отложить работы до моего возвращения. Меня вызывают по…срочному делу, я не могу медлить. Нет, я не буду ждать до утра, путь неблизкий. Лейтенант, срочно мне лошадь!
И де Локо выбежал из зала не обращая внимания на недоуменные взгляды алхимиков.
- Что за такое письмо ты ему принес? – спросил Франк.
- Знать бы еще – ответил Ганс. Он не понимал, что же такое может заставить верховного алхимика бежать словно студента-первокурсника. Вскоре в зал вошел лейтенант и сообщил, что де Локо уехал по срочному делу, а если со снарядом все хорошо, то пора идти ужинать и спать. Оставшись один, Ганс забрал со стола рулоны со схемами и формулами археалхимиста, которые позже были абсолютно случайно подброшены в костер.
На следующий день археалхимист так и не появился, и Зигфрид отправился выяснять причину пропажи дяди. Спустя еще несколько дней кто-то из солдат рассказал смешную историю, будто де Локо в ту ночь поехал свататься к графине Хельге Бернштейн, с которой они еще в молодости были знакомы. Приезд археалхимиста закончился громким скандалом и сильнейшей пощечиной. Де Локо настаивал, что она сама прислала ему письмо в котором заявила о «возрождении пылающих чувств молодости». Никто не знает, было ли письмо на самом деле, или это старик добавил слишком много алкоголя в эликсир от ревматизма.
 
Над миром плыла ночь. Дийос, сменив броню на любимый зеленый халат и тапочки, зашел в зал совещаний. Остальные боги, разочарованные, что Армагеддон снова не удался, а завтра снова придется мучатся, ушли спать. На кресле Дийоса кто-то сидел, свесив длинный лисий хвост.
- Ханур, ну как так можно? – со смешком спросил Дийос – За сегодня ты сорвал с десяток планов по концу света.
Тот в ответ ехидно улыбнулся, и начал деловито начал вылизывать свою шерсть.
- И зачем? Это неудачный проект, который надо было давным-давно закрыть.
- Я не согласен - коротко ответил тот - Он вполне успешен.
Всем видом Ханур показывал, что снова провел Дийоса.
-  Если уж обманщик становится на сторону людей, то с миром точно что-то не так. И вообще, ты же отпуск брал?
Ханур задорно засмеялся и уселся поудобнее в кресле верховного божества.
- Дийос, ты же знаешь. У мошенников не бывает отпуска.

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Летнего Блица
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования