Литературный конкурс-семинар Креатив
Креатив 22: «Ветер перемен, или Не Уроборосом единым»

Jigsaw - Таинство

Jigsaw - Таинство

 
Таинство
 
Вот оно – Таинство. Олег замер у картины. На аукционе за нее еле-еле давали максимум двести долларов. Что ж, он собрал большую сумму, и его ставка в двести пятьдесят долларов заставила остальных участников умолкнуть. Хотя никто особо и не проявлял рвения. Так, пара эстетов темных искусств. Но, видимо, и их картина не заинтересовала настолько. Им же хуже.
Повесив новое приобретение рядом с другими картинами, Олег отошел чуть назад. Какими надо быть примитивными, недалекими людишками, чтобы отказаться от мрачного удовольствия созерцать шедевр. Помимо самой картины, интересна была и личность художника. Некто Егор Колмаев. Молодой человек не учился в школе искусства, да никогда и кистей с красками в руках не держал. Просто однажды он почувствовал, что картина просится наружу из его разума. Никаких психических отклонений у художника не наблюдалось. Но парень бесследно исчез через несколько дней после того, как закончил свой шедевр. Огромная потеря для общества художников.
В полуосвещенной комнате, в которой Олег хранил коллекцию темного искусства, стало еще мрачнее. Бра и настольные лампы создавали островки света в океане ночи. Статуи, картины, фотографии… собственный паноптикум Олега. Он собрал множественные уродства, деформации, материализовавшиеся ночные кошмары.
И Таинство… ох, эта картина украсит собой всю коллекцию.
Уверенные мазки, тонкая игра света и тени. Но не мастерство столь важно, а то, что изображено. Темная ночь, густая трава, почти черного цвета. И вход в пещеру. Удивительным образом Егор смог показать глубину тоннеля, он уводил все глубже и глубже в недра земли. Стигийская тьма клубилась в пещере. Лишь в самом начале вход освещал слабый факел. Почти вся картина была закрашена черным. Помимо факела выделялись еще две яркие рубиновые точки. Словно нечто из-под земли выбиралось на свет Божий, и его глаза отсвечивали в неверном свете тусклых звезд. В самой мрачной части, где чернота казалась абсолютной, космической, художник изобразил крошечное, почти неразличимое пятно белого света. Словно луч в царстве мрака. Или свет в конце тоннеля.
Олег напряженно всматривался в Таинство, а оно, казалось, смотрело на него в ответ. Почему такое название? Таинство чего? Что подразумевал художник?
Чернота тоннеля, казалось, приближается. Огонь факела опалял брови, пол под ногами сменился на мягкую влажную почву. Трава шелестела на ветру. Ночь холодит кожу. Запахи мокрой листвы дразнят обоняние. Олег одной ногой ощущал твердый пол комнаты, а другой чувствует мягкую и податливую землю. Свет настольных ламп освещал одну часть его лица, в то время как бледный свет звезд почти ослепляет его. Запах красок, пропитавший комнату, сменяется ароматом ночного леса.
Оглядываясь, Олег понимает, что стоит у входа в пещеру. Огромная масса ночной тьмы прижимается к нему, словно подталкивая, наступая, вовлекая в странную игру. Повернувшись назад, он видит вместо леса и неба картину. Там изображен он, в задумчивости стоящий у Таинства. Но как..?
Не понимая, что происходит, он идет вперед. Здесь нет пространства, нет измерений, кажется, что все двумерное, и кроме того, что изображено на картине, нет ничего. Окружающего мира не существует. Только ночная поляна и вход в пещеру.
-Эй! – он кричит и машет руками самому себе, взирающему с картины реального мира. Но его двойник никак не реагирует. Кто нарисовал картину его реальности здесь? Егор? Или другой художник?
Не поддаваясь панике, он решает – идти можно лишь вперед, вглубь пещеры. И стоит искать источник света в самом конце. И избегать ярких глаз.
Широкий зев пещеры поглощает его. Свет факела слепит глаза. Он почти ничего не видит –где стены, где само пламя, где тоннель? Полуослепший, он идет дальше, зажмурившись, и свет факела остается за спиной.
Он внутри пещеры. Здесь пусто и гулко. Огромное пространство, заполненное вакуумом. Ничего, лишь осклизлые стены, потолок и пол. Двигаясь вперед, он удивляется- несмотря на то, что художник использовал только черную краску при создании тоннелей, он все отчетливо видит. В панике, Олег ощупывает себя. Нет, все нормально. Глаза, нос, рот, руки и ноги не изменяются, остаются человеческими. Но почему же он видит во мраке?
Коридор ведет дальше, глубже, становится холоднее. Сколько поворотов он не разглядел на картине в реальном мире? Сколько километров может длиться спуск? И как не сбиться с истинного пути, ведущему к свету?
-Эй, есть кто? – Олег кричит, и тут же сам себе закрывает рот руками. Он забыл о горящих рубиновых глазах. Не стоит привлекать к себе внимания того, кто скрывается во мраке.
Коридор сворачивает. И идет под склон.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Все ниже и ниже,
 
 
 
 
 
Вот и ровная площадка.
Стараясь отдышаться, Олег сплевывает густой и тягучий воздух подземелья. Вокруг лишь мрак и белесые стены. Давно исчез свет факела, запах все больше напоминает вонь склепа. Оглядываясь вокруг, Олег видит три выхода из грота.
Правый ведет дальше, Выход по центру Левый поворот
в глубину, чернота в нем переливается мра- сулит обманчи-
клубится, создавая фантомные ком, источая злово- вую тишину, но
образы. ние заброшенного Олег ощущает
дома. Скрытую от глаз
жизнь.
Стоя в центре, он напряженно размышляет, пытается вспомнить картину. Как попасть к источнику света и избежать встречи с обитателем подземелья?
Олег выбирает центральный выход. Бежит вперед, коридор расширяется. Он не видит стен, так просторна пещера. От его шагов пол гудит, создавая эхо. Каждый-дый вдох-дох отдается-тся от влажных-ных стен. Эхо окружает-ает его, пытается-тся ворваться-ся внутрь уставшего-шего тела-ла.
Но вот проход сужается. Здесь так узко, что плечи задевают влажные стены, капли стекают по рукавам рубашки, промачивая ее насквозь. Ноги хлюпают в лужах, слышится капель.
Но вот снова впереди широкий коридор. Подъем вверх.
 
 
 
 
 
 
 
Тяжело дыша, Олег замечает единственный проход. Отовсюду доносится шипение, шелест. Шурша ногами по гравию, он скользит вперед, не оглядываясь назад, так как там шорох усиливается, шепоты все громче.
Сверху что-то гремит. Возле ног падает камень, и еще один. И еще. Стоя в пыли, чихая, он смотрит на завал, перекрывающий выход. Нужно расчищать.
Он уперся руками в преграду, шершавые камни царапают кожу.
Вынимает обломок, кладет его рядом. Следующий, еще один, еще. Стало немного просторнее. Рука
уже по плечо пролазит в проем. Сильнее, сильнее. Олег толкает, еще чуть больше места для маневров. Минут
пять борьбы с обвалом, и он пролазит внутрь.
И понимает, что оказался висящим вниз головой. Ползя, обдирая спину об острые камни, Олег чувствует себя мухой, передвигающейся по потолку.
 
Камни плотно сдавили его. Почти не вдохнуть.
И вот он падает. Летит
вниз,
кувыркаясь,
машет
руками,
пытается
сгруппироваться.
Удар. Поднимается облако пыли. Где он? Где выход? Смог ли он избежать встречи с обитателем подземелья?
Разряженный воздух. Огромные просторы. Снова шипение, шорох и шепоты. Потолок высоко-высоко, сводов пещеры не разглядеть.
И тут же резкий переход, потолок сужается, почти давит на голову, Олег наклоняется и уверенно идет вперед.
Видит лестницу. Нужно спускаться. Истертые ступени,
воздух тяжелый и густой.
Но издалека доносится дуновение чистейшего воздуха.
 
 
И что это впереди? Неужели виден свет?
 
 
Да! Легкий отблеск, но он внушает надежду и желание выбраться из чертовой картины.
Мышцы кричат от боли, спина ноет, но Олег уверенно спускается.
 
Впереди видит площадку, а чуть далее нечто вроде двери огромных размеров,
почти запертую, но именно оттуда изливается свечение.
Ступив на ровную поверхность, он бежит к двери. Пол под ногами рушится. Нужно прыгать. Плитка под ногами рухнула еще одна прыжок перескакивает на следующую еще прыжок еще
И вот он почти у двери. И тут свет меркнет. Вокруг кромешная тьма.
Олег в панике бегает во тьме, ничего не видит, ничего не слышит, пропал даже запах.
Вспышка света. Дверь впереди. Аккуратно ставя ноги, двигается вперед, еще вперед, и чувствует шершавую поверхность. Крича, отталкиваясь ногами, он открывает дверь. Яркий свет заливает лицо. Олег видит самого себя, смотрящего на него в картине. Но что-то здесь не так.
Это зеркально отражение. Все наоборот.
Зажмурившись, он просовывает руку в пространство, и чувствует, как трещит невидимая материя. Пальцы обдувает холодный ветерок. Он почти на свободе.
Рука Олега появилась возле лица его двойника. Замерший мужчина не обратил внимания, продолжая всматриваться внутрь.
Олег подтягивается, тело приподнимается, вторая рука уже почти на свободе. Он тянется и тянется, теряя последние силы, но свобода так близко, запах обычного мира так заманчив. Еще чуть-чуть…
Олег очнулся. Стараясь прийти в себя, он в панике увидел руку, появившуюся из картины. Что за хрень? Пальцы хватали воздух, словно хотели за что-то уцепиться. Что же может появиться из картины? Он увидел, что горящие рубиновые глаза близко, почти у самого края рамки.
Трясущейся рукой он достал из кармана зажигалку. Таинство вспыхнуло ярко, огонь трещал, языки пламени пожирали полотно и раму. Обугленная рука корчилась в судорогах, волосы закручивались, кожа слазила, обнажая кровавое мясо. Крик боли донесся из останков картины. Таинство сгорело, оставив после себя лишь горстку пепла.
Обжигающая боль пронзила Олега, стоящего в квартире. Пламя пожирает Олега, падающего на пол пещеры.
Чуть позже, в комнате, где собраны произведения искусства, Олег устанавливает полотно. Краски рядом. Он быстро рисует. Никогда так не спешил. Мазки уверенные, рука твердая. Сначала появляется ночное небо и черная трава. Затем вход в пещеру и факел у края. А затем черная спиральная пасть подземелья, уводящая все глубже и глубже. И два ярко горящих глаза. Таких же рубиновых и неистовых, как и у художника, сейчас набрасывающего последние штрихи.
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 22
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования