Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Алексей2014 - Дети Потока

Алексей2014 - Дети Потока

 
                                                                                                 Извлеки меня из тины, чтобы не погрязнуть мне:
                                                                                        Да избавлюсь от ненавидящих меня и от глубоких вод…
                                                                                                                                                         Псалом 68:15
 
Ночь на исходе. Тепло и влажно. Над медленно текущей водой далеко звучат трели, урчание и кваканье обитателей мелководий. Как всегда – ровный ветер с востока. Как всегда – звёздная бездна над спокойным Потоком. Но вот небо начинает заволакивать предрассветный туман. Кажется, что ночь собирает последние силы, противясь наступлению очередного дня.
Головной плот Плавучей Деревни накрыла густая белёсая пелена. Лишь размытые пятна света показывают караульным, что рядом с ними – костры и факелы, рядом с ними – другие люди… На следующих звеньях неимоверно длинной связки плотов темно и тихо. Все обитатели спят, надеясь на дозорных и рулевых. Призрачные щупальца вползают уже на третий от начала плот – туман овладевает хитроумным сооружением человека, словно каракатица жилищем рака-отшельника.
Тёмный силуэт выскользнул из крайней хижины. Слегка звякнуло, зашелестело. Едва различимая девичья фигурка крадучись обогнула плетёную стену, подобравшись к самой воде. Из тумана появилось нечто длинное, быстро и бесшумно приблизилось по водной глади к краю скользких брёвен. В тени хижины мелькнул огонёк. Сигнал! Через мгновение глухо стукнуло: кто-то причалил. Свет пропал, и через мгновение девушка передала приплывшему небольшой узелок. Взглянула на деревню, вздохнула. Молча смахнула слезинку, отвернулась и решительно шагнула с плота. Молодые, крепкие руки подхватили, обняли беглянку. Горячие губы коснулись лба, осушили капельки на ресницах, нашли полуоткрытый рот… Нет времени! Она выскользнула из объятий юноши и оттолкнула судёнышко от места, которое с рожденья было их домом.
Восход солнца застал беглецов на пути к южным зарослям. Плавучая Деревня выглядела щепкой где-то у горизонта. Их катамаран – плот-лодка из расколотого вдоль ствола гигантского плауна – из Деревни и вовсе не виден. До зелёной стены почти непроходимой чащи неимоверно далеко, но Стронг вздохнул облегчённо: удалось! Его любимая с ним. "Теперь никакие глупые запреты Старейшин не помешают нам быть вместе. Но почему Кёрли грустит? Не рада? Тогда зачем бежала? Наверное, жалеет о матери, сёстрах, подругах. Но тут уж ничего не поделаешь…" Парень оставил раздумья и занялся рогожным парусом на мачте-рогульке: надо обогнать Деревню, лишить родичей шанса подстеречь беглецов где-нибудь впереди.
Девушка не грустила. Она прислушивалась к звукам просыпающегося Потока. К плеску воды и шелесту крыльев гигантских стрекоз. К дыханию любимого. К себе и тому, кто накануне впервые заявил: "Я – здесь! Я – живу!" Это ради него Кёрли бросила родных. Да, не ради Стронга, хоть он красив и силён… Её мужчина – самый лучший! Но бежала она из-за другого, того, кто должен появиться на свет не обращая внимания ни на какие запреты.
Кёрли улыбнулась восходящему солнцу и громко, дерзко бросая вызов всему миру, запела обычно тихую и нежную Песнь Матерей.
                                                                                   *****
Полдень. Катамаран с лёгким шелестом раздвинул край зарослей. Поцарапанные, утратившие за сотни дней пути глянцевый блеск, оба его корпуса прошуршали по стеблям, приминая тонкие и отклоняя те, что потолще. Здесь, под сенью зелёного камыша, хоть какая-то защита от жгучих лучей. В этой тени Стронг решил передохнуть, ведь до Стального Плота ещё несколько переходов. Юноша оглянулся: поддерживая живот, неловко переваливаясь на коленях, Кёрли перебралась под навес на центральном помосте. Стронг прищурился, оценивая горизонт – небо нахмурилось, потемнело. Вот-вот начнётся дождь.
Скоро опять придётся вычёрпывать воду из корпусов. Дело привычное! Это не трудно, но изрядно надоело. Такого не приходилось делать на плотах Деревни. Караулить, охотиться на опасную добычу, охранять женщин и детей от хищников, управлять головным и хвостовым звеньями – вот занятия мужчин. И здесь, у края Потока, тоже приходилось быть внимательным. В главном русле разве что акула осмелится напасть на пойманную рыбу, или сама попадётся на крючок. Тогда можно попытаться одолеть хищника, а в случае чего просто обрезать лесу или бросить сеть. В зарослях не то! Когда ищешь ракушки на отмелях – смотри в оба, берегись: в любой миг словно ниоткуда раскроется пасть земноводного проглота или щёлкнут клешни огромного ракоскорпиона… А то и обовьёт кольцами, утащит на дно рыбозмей длиной с катамаран. Но это редко: деревенские всегда промышляют сообща. Кто-нибудь обязательно придёт на помощь. Вдвоём труднее. Вон, на корме следы шипов – десять дней назад там карабкался зубохвост. Стронг усмехнулся, вспомнив, как отпихивал гада рулевым веслом, а Кёрли, улучив момент, рубанула тесаком точно меж шейных позвонков…
"Смелый сын родится у такой матери! Или работящая дочь: моя женщина умеет найти в самых густых зарослях споры клинолистника для лепёшек, добыть сладкий сок из стеблей тростника. Яркую краску для ткани и саму тапу, мягкую и прочную, делает Кёрли из коры растений Потока. Лучше всех испечёт трилобита, отварит моллюсков, закоптит рыбу. И какая же она умная! Придумала добраться до Стального Плота, а там Вождь Лоуренс поможет. Он объяснит Старейшинам, что негоже разлучать тех, кто любит друг друга… И плевал я на обычаи!"
Громыхнуло. Ещё! Блеснула молния, и потемневшая вода отразила её невыносимо яркий след – словно пучина метнула факел навстречу небесному огню. Гроза набирала силу. Хлынул проливной дождь – обычный, послеполуденный. Стронг посмотрел, как устроилась жена, заботливо укрыл её от брызг циновкой. Выплеснул вчерашний запас воды и расставил посудины из колен хвоща под бегущие с навеса струи. Завтра катамаран начнёт путь в лабиринте полуводного леса, уходя на север от Потока. Старый проход к святыне, прародине Плавучей Деревни, изрядно зарос с прошлого раза. "Почему не расчистили протоку? А ещё твердят о законах! Ну, и ладно. Наш катамаран уже, чем те, на которых подростков отправляют знакомиться с Капитаном. А если Старейшины поплывут на челнах? Ну, нет, вряд ли они догадаются искать нас на Стальном Плоту!"
Да, время пролетело быстро. Уже четыре круга-оборота Потока прошло с той поры, когда Стронг ходил к Стальному Плоту вместе с ровесниками. "И Кёрли была здесь, два круга назад. А нашему ребёнку не надо ждать четырнадцать кругов! Он встретится с Вождём, едва родившись… Лоуренс обязательно поможет! Он спросит, подумает, и скажет. Его никто не видел, но все слушаются. Он поймёт!"
                                                                                 *****
На тёмной стене, прозрачно-гладкой, как стоячая вода в тёмной чаще, переливались огни. Холодные и бегучие, похожие на давешние отражения молний в Потоке. Недавно прозвучал вопрос: кто и зачем пришёл к Лоуренсу раньше обычного срока? И теперь рассказ пришельцев подошёл к концу:
– …вот почему мы бежали. И вот зачем добрались сюда! – юноша оглянулся за поддержкой к той, ради кого порвал с роднёй, друзьями, Деревней. Всем своим миром! Она тихо улыбнулась бессмысленности оправданий. К чему они теперь? Уже три дня рядом с ними малыш. Что ещё надо доказывать? Она так устала!
Молодой отец не дождался ответа Вождя. Поднял брови, потом нахмурился. Почесал затылок. Глубоко вздохнул и уселся на пол, рядом с женой.
"Что мне сказать этим детям? Можно попробовать объяснить, откуда взялся закон, который они нарушили. А поймут ли? Закон не ошибается, но… Боюсь, что от меня ждут чуда. Только много ли может ментальная скан-копия, кибер-личность давно погибшего человека? Солнечные батареи уже наполовину погружены в воду, заросли торфом: я могу отключиться в любой момент… Восемь поколений! Триста лет прошло… Ну, начну, пожалуй".
– Кёрли, Стронг! Вы нарушили Брачный запрет. "Нельзя становиться мужем и женой, если родились на одном плоту или на соседних плотах". Дети мои, это – грех. Но вы сильны, смелы. Сумели вдвоём одолеть долгий путь, длиной почти в полный оборот Потока. Теперь вас трое. Но ребёнок не может отвечать за своё рождение, а родителям – вам – придётся помириться с Деревней. Надеюсь, Первый Закон, запрет на драку с соплеменниками, вы не нарушили? Хорошо. Тогда начнём сначала. Узнайте, как Человек пришёл в этот мир, и постарайтесь понять тех, кто создавал Законы для живущих на плотах.
"Я не могу использовать картинки и анимацию: почти всё уничтожили время, отсутствие энергии, вода и местная жизнь. Старейшины неправы, скрывая историю Детей Потока от молодёжи. Из-за этого сложно объясняться с этими двумя даже мне, инженеру-антропологу. Приходится учитывать их ограниченный опыт. Но, надеюсь, главное они поймут…"
– Люди попали сюда случайно. Они искали новый, добрый мир, плывя со звезды на звезду. Потом их настигла буря, и судно погибло. Сотня выживших переселенцев-фермеров спаслась в отсеке, который их потомки называют Стальным Плотом. Тут нет ничего для поддержания жизни, только… м-м-м… защитные колыбели для людей и одна, особая, для меня. Мир оказался не самым плохим для людей, привыкших жить трудом своих рук. Однако ни подать сигнал о помощи, ни работать по-прежнему они не могли. Инструменты сломались, либо оказались непригодны. Стальной Плот медленно погружался – ведь вам пришлось спускаться, а не подниматься в это жилище, детки? Люди не могли жить в трясине. К счастью, смельчаки прошли по следу падения – просеке, которую оставил Стальной Плот – до открытой воды, до Потока. Из упавших стволов каламитов и хвощей они соорудили первые дома и плоты. Из металла отсека изготовили пилы, топоры, ножи…
Прикрыв глаза, Стронг пытался представить то, о чём говорил голос с прозрачной стены. Получалось плохо, он никак не мог вообразить судно, плывущее где-то в тёмном небе: "Звёзды, наверное, похожи на факелы или светильники… Конечно, они огромные, если только одно жилище древнего судна величиной почти в половину Деревни! А звёзды… Горячие они, как огонь, или холодные, как свет гнилушек? И как предки собирались на них жить? Непонятно!" С отсеком-звеном Звёздного Плота было легче – вот оно, жилище предков! Несокрушимые гладкие стены, странные светильники, непонятные предметы непривычных форм и необычных размеров тут и там торчащие из стен… Но как его построили, и откуда взялся этот "металл" оставалось загадкой. "Надо не забыть уточнить у Вождя, что да как!" – подумал Стронг. А со светящейся стены продолжал звучать голос того, кто помнил начало мира Потока:
– Сперва люди жили в хижинах на сваях, но ветер часто обрушивал на Первую Деревню огромные стволы, ломая дома и калеча жителей. И так в любом месте: слишком слабы оказались корни растений в мире, полном воды. Люди пробовали расчищать место вокруг селения, но это тяжкий труд, когда почти нет инструментов, а всё зарастает прямо на глазах. Увеличивались завалы из брёвен, накапливались отходы, появились болезни… Что делать? И тут вернулись разведчики! Они уплыли в сторону заката и пропадали целый год. Их считали погибшими. Но они пришли с восхода! Так люди узнали, что этот мир огибают одни и те же воды, подгоняемые постоянными ветрами. Позже встретились мели, островки, коралловые рифы, однако не они основа жизни. Поток! Здесь не оказалось такого разнообразия животных и растений, как в том мире, что покинули ваши предки. Зато тут легче дышать – больше зелени, мало обитателей и совсем нет дыма огромных самодвижущихся плотов их родины… Оторванный от твёрдой земли, человек нашёл выход. Избегая распространения хвори, спасаясь от падающих растений, в поисках рыбы и прочей пищи, Старейшины первых поселенцев решили построить Плавучую Деревню. И с тех пор плоты с жилищами беспрестанно несёт Поток. Кажется, мы поступили верно, ведь поселение растёт. Раз в год сюда приходят с новостями – я выслушиваю вопросы и даю советы, хотя решения принимают самые опытные из мужчин и женщин Деревни…
И теперь мы подошли к смыслу законов. Это я предложил племени, переселяющемуся в Плавучую Деревню, ввести Брачный Запрет. Так, избегая свадеб с близкими родственниками, древние племена нашей родины спасались от вырождения. Ведь понятно, что на соседних звеньях плота жили близкие люди? У их детей часто бывают уродства, болезни, делающие их обузой для всей родни. Из-за этого запрета юноши стали выбирать жён из дальних хижин, и болезней не возникало. Вы нарушили запрет, и… Ребёнок здоров? Что ж, повезло. Но скоро сюда войдут Старейшины. Они спросят: "А как же Закон?" Я не Бог. Как мне ответить, дети?
Молодой отец порывисто вскочил. Он схватил острогу и стоял, озираясь, готовый защищать свою семью. Малыш проснулся и закричал. Молодая мать нежно прижала сына к груди. Он нашёл сосок, успокоился. Полутьму освещал слабо мерцающий экран с бегущей строкой данных давно умершего инженера давно пропавшей экспедиции. Стояла тишина, прерываемая потрескиванием оседающей в торф спасательной капсулы. И вдруг – как ответ дряхлой мудрости, растерявшей смысл жизни – зазвучала колыбельная:
 
Над Потоком ветер веет:
Спи-усни, малыш!
Даже рыбка спать умеет,
Что же ты не спишь?
 
От росы тебя укрою,
Глазки закрывай…
Утром скажем мы с тобою:
– Солнышко, вставай!
 
                                                                                      *****
Звук прервался: технологии восстановления электронной памяти всё-таки спасовали перед неумолимой силой времени. Но и того, что смогли услышать четверо учёных, было немало.
– И кто ещё будет спорить с Истманом?! – Хоуп не могла и не хотела сдерживать радость. Ещё бы! Только что нашлось подтверждение древней легенды, объясняющей появление людей на этой планете. – Теперь это факт! Запись, в которой слышны голоса тех, кто дал начало Детям Потока. С упоминанием всего того, что тысячи лет считалось мифами.
Но Брэйн неодобрительно покачал головой:
– Только не надо спешить. Противники всё равно обвинят нас в подделке и подлоге. Да и хронологию Истмана эта запись не подтверждает. Наоборот…
Девушка не унималась:
– Капсула, записи, прямые упоминания прошедших лет. Мало? Если постараться, мы теперь все "летописи" расшифруем. Ну, ту ежегодную информацию Плавучей Деревни для Лоуренса… Тогда мы точно заткнём рот официозу!
Побарабанив пальцами по столу, за которым энтузиасты-археологи обсуждали своё открытие, Глор прервал споривших друзей:
– Скептики есть и будут. К глубине залегания утонувшей капсулы, к материалу, из которого она сделана, к нашим методам дешифровки записей – придираться станут ко всему. Предлагаю распределить усилия по направлениям. Скажем, Хоуп будет отвечать за связь с прессой. Нам нужна твоя горячность, милая! Рассказывай о находке, тереби, тормоши обывателей, они должны узнать о подвиге предков. Далее, Брэйн попытается убедить Истмана помочь нам с датировкой находок и заняться уточнением хронологических расчётов. Плюс продолжение расшифровки записей, само собой. Я буду продолжать раскопки: попытаюсь найти указания, где поселились потомки Стронга и Кёрли, где возникло ядро цивилизации нашего мира. А ты, дорогая…
Он не договорил. Та, к которой он обращался, сидела с закрытыми глазами. Дорожки тихих слёз на щеках, "домик" из тонких бровей, опущенные уголки губ – Дрим отдалась чувствам. Глор мягко взял её ладонь в свои руки:
– Что с тобой, малыш?
Она вздрогнула, возвращаясь к реальности. Оглядела участливые лица друзей, улыбнулась сквозь слёзы. Помотала головой:
– Ничего, ребята! Просто представила, что чувствовали эти люди. Двое против целого мира! И как сильна их любовь… Была…
– Была?! – Хоуп едва не закричала, словно уже вступив в полемику. – Почему "была"? Их любовь – она же здесь! Мы потомки той пары… Те, кто жил в Деревне, так и остались примитивным племенем, сопротивляющимся изменениям. Наверняка вымерли! А дети Стронга и Кёрли, я уверена, дали начало нашему народу. Ну, не без похищений девушек, битв за территории и ресурсы, но – с них всё и началось!
– Надо только дождаться, когда мы найдём этому подтверждение, – сомнения Брэйна относились не к новому прочтению истории, а к тому, что большинство людей способно принять такое знание. – Ведь мир изменился. Поднялись континенты. Вместо Потока по равнинам южных материков текут его жалкие подобия. Коллеги, мы нашли фундамент цивилизации. Нашли в отложениях невообразимого возраста, в мощных пластах каменного угля… Нужен анализ, работа, наука! Эмоции – позже.
– Я всё понимаю. Простите, разволновалась. Ничего не могу поделать, – Дрим в смущении накрутила прядь волос на палец, отпустила. – Мне почему-то на ум старая присказка пришла. Помните, "нет повести печальнее на свете…"? – Она дождалась, пока все кивнули, и закончила неожиданно:
– Интересно, а как они назвали сына?
 
 
 
 
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования