Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Алексей Сорокин - Щепотка мерзких злобных тварей

Алексей Сорокин - Щепотка мерзких злобных тварей

 
Я всегда был нытиком. Ну, знаете, есть люди, которые начитаются Керуака, насмотрятся фильмов вроде "Невероятной жизни Уолтера Митти", бросят все, и отправятся путешествовать автостопом по пыльным дорогам неспокойного мира. У меня никогда не хватало яиц на нечто подобное. Чего было в достатке, так это тихого ворчания по поводу своей несчастной скучной жизни. Я жил в съемной квартире, толкал мобильники вашим друзьям и соседям, проводил выходные, рубясь в компьютерные игры, выпивал по два с половиной литра пива в неделю, и выкуривал по пачке "Пэлл Мэлл" каждые два дня. Все ждал, когда же спустится со звездного неба ангел перемен, прикоснется к моей заднице, и я проснусь в другой, интересной жизни, с новыми знакомыми, девушкой-красоткой и шлангом до колен. Короче, убогое зрелище.
Но иногда перемены сами нас находят, и начинаются они с нелепых мелочей. Старая монетка, которую ты подобрал у торгового центра, разглядывал ее слишком долго и опоздал на свой автобус, благодаря чему смог познакомиться с симпатичной девушкой на остановке, которая спустя годы стала твоей любимой женой, а потом и причиной твоего самоубийства. Неисправный светофор, из-за которого ты миновал четыре улицы быстрее обычного, засмотрелся на рекламный баннер с ежиками, и угодил под колеса фуры, водитель которой еще долго будет посещать психотерапевта, вспоминая намотанные на передние колеса кишки. А может быть, ты все-таки решил смотать домой на обеденном перерыве, потому что устал давиться шавермой из ларька, благополучно доехал, поджарил себе котлет и вдруг заметил на стене маленького безобидного…
— Мать твою! – вскрикнул я и выронил сковороду. Обед разлетелся по деревянному полу, и мне не оставалось ничего другого, кроме как обвинить непрошенного гостя во всех своих проблемах. – Твою налево, ты совсем охренел?
Восьмилапый остался сидеть на стене над плитой, а я с рыцарской решимостью отправился в прихожую за тапком, но вернулся с зимним ботинком в руках и желанием убивать.
Я вдруг замер, занеся над паучком свое орудие. Он был, конечно, жуткий, но настолько крошечный, что внутри все обмякло. Понимаете, как и большинство неудачников, я был склонен жалеть всех сирых и убогих. Поэтому я бросил ботинок и взял свою любимую кружку с выцветшими Гарри и Роном из "Тайной комнаты". Подхватив крышку от кастрюли, я подцепил паука, запер его в керамической тюрьме и вынес в подъезд.
— Здорово, усатый, - сказал я соседскому Барсику, сидевшему у двери тети Дуси. – Я тебе друга принес. Ты только не жри его.
Однажды я смотрел телепередачу об арахнофобии. Там говорили, что если паука вынести из дома и отпустить, тот поймет, что ему здесь не рады и уже не вернется.
Когда, через пару минут, в дверь постучали, я как раз вываливал испорченные котлеты в мусорное ведро. Стук был слабым, словно стук ребенка, и я, в общем-то, совсем не волновался. Тогда я думал лишь о том, что теперь придется обедать пустыми макаронами. Черт его знает (и, наверное, правда знает), почему я тогда не посмотрел в глазок, хотя обычно смотрю. Просто открыл дверь и увидел гигантского паукообразного монстра, размером, наверное, с жеребенка. До того, как завопить от ужаса, я с открытым ртом наблюдал, как светлый пушистый хвост исчезает в том месте, где должна была находиться пасть этого чудовища. Что-то хрустнуло, и тут-то до меня дошло, что монстр-паук дожирает Барсика.
Оно мерзко заклокотало, а я заорал так, что, наверное, на Марсе было слышно. Попытался захлопнуть дверь, но монстр уже наполовину залез в мою квартиру, продолжая издавать эти ужасные звуки. Гигантские мохнатые лапы рыскали по коврику для обуви, паук уже почти пролез. Сила, с которой он пытался вернуться в дом, из которого его выгнали, закинула в копилку страха еще несколько тяжелых монет. Я бросился на кухню, продолжая вопить от ужаса, и захлопнул за собой хлипенькую деревянную дверь со стеклянными вставками. Эти вставки вылетели после первого же удара волосатой черной туши. В голове проносились сцены из фильмов ужасов, и сообразить, что мне, кажется, абзац, не составило труда. Я подумал о своей никчемной жизни и о том, что все еще ей дорожу, а потом внутри что-то проснулось. Не знаю, откуда это взялось, но в голове вспыхнула мысль о монтировке, которая была куплена несколько месяцев назад для того, чтобы разобрать старый диван. Она лежала под шкафом здесь, на кухне. Я подумал о Гордоне Фримэне и бросился на пол, когда дверь сокрушил второй удар. Монтировки под шкафчиком не оказалось, но рука нащупала какую-то рифленую штуковину. За спиной раздался новый грохот и дверь слетела с петель. Вскочив на ноги, я выставил перед собой оружие.
— Ну давай, сраный ты…
Я замолчал. Не потому, что паук стал еще больше и ужаснее (хотя он стал). Просто в моих руках оказался изящный меч, сияющий голубоватым пламенем. Он был похож на оружие, которым сражались рыцари в фэнтези-фильмах, и смахивал на меч Скотта Пилигрима. Если монстр был ожившим ночным кошмаром, то клинок был воплощением настоящего волшебства. Чистого и светлого.
Не было времени догадываться, как эта штуковина оказалось на моей кухне. Монстр заклокотал в предвкушении новой трапезы, и Ситников Кузьма (старший менеджер по продажам салона связи, эксперт по фильмам Кевина Смита и спаситель Тамриэля) нанес свой первый в жизни хороший удар. А потом еще один. Еще, и еще, и еще…
Когда я выбился из сил, от монстра осталась лишь отвратительная черная каша, из которой торчали подергивающиеся лапы. Меч со звоном упал на пол и перестал светиться. Я привалился спиной к стене и медленно сполз вниз. Мне удалось дотянуться до пачки на подоконнике, и когда подоспели Чистильщики, под потолком моей кухни витал серый сигаретный дым.
Конечно, шум сражения не мог остаться без последствий, но я никак не ожидал, что вместо полицейских увижу этих стариков в черных кепках и таких же черных комбинезонах. Они притащили с собой тележку со швабрами и ящик с инструментами. Двое сгребали останки монстра в мешок для мусора, двое других меняли мне двери. Пятый, наверное самый старый из них, шмыгал носом и подметал осколки с пола. А потом взял щетку и стал оттирать стены, заляпанные черной паучьей кровью. Я был слишком ошеломлен, чтобы говорить, а когда, наконец, попытался, старик с щеткой в руке меня перебил:
— Обои нужно сменить, - сказал он мне, суровым голосом бывалого дворника. – Этим хана.
То были первые и последние слова, которые я услышал от этих ребят, хотя впоследствии мы не раз еще встречались. Они закончили и ушли, оставив меня на полу. Все, за исключением темноватых участков на стенах, с которыми не справилась даже щетка Чистильщиков, казалось таким же, как и прежде. Даже чертовы двери были точь-в-точь такие же.
Обои я так и не сменил. Временами смотрю на эти пятна даже теперь. Они напоминают мне о том, что я не псих.
Что же изменилось в моей жизни, с появлением в ней монстров? Я сражался с ними на улицах города, сражался с ними в торговых центрах, даже в школах. Я видел, как они утаскивают людей под землю, видел, как они ловят прохожих, сворачивают им шеи, словно курам и выпивают всю их жизнь до капли, оставляя лишь сухие оболочки. Я видел жуткие безумные вещи, которых и представить не мог в своем скучном мире до встречи с пауком. Но, черт возьми, меня даже не уволили за то, что я не явился тогда с обеденного перерыва (на самом деле я убил остаток дня алкоголем). У меня все еще нет девушки, я живу все в той же квартире, пересекаюсь все с теми же веселыми друзьями, души которых, кстати, мертвы и гниют где-то внутри их существа. Все, чего добавилось в мое никчемное существование – это щепотка мерзких злобных тварей.
Я сел на автобус и доехал до торгового комплекса. Вика, моя знакомая, попросила меня напечатать фотографии с прошлых посиделок. На ней были такие коротенькие джинсовые шортики, что отказать ей мог только человек с достоинством. Мое, к сожалению, стекло куда-то вниз и тяжестью повисло в районе семейников, так что я, разумеется, согласился. Ну, вы же понимаете? Девушки у меня не было уже два миллиарда лет. Зато была компания приятелей, с которыми мы иногда собирались, чтобы выпить пива или сходить в кино. Иногда к этой компании прибивались знакомые девицы, а я безуспешно пытался к ним подкатить. Что мне было делать? Сказать "Эй, милая, знаешь, какого громадного саблезубого ящера я вчера порубил в фарш на соседней улице"? Или "Ты в курсе, сколько душ я спас от порождений ада на прошлой неделе"? Помочь настроить принтер или сгонять в центр в свой выходной, чтобы напечатать фотографии – вот это другое дело. Поверьте, так я точно стану к Вике ближе, а там уже и до свадьбы недалеко.
В фото-центре толпились люди. Они болтали, смеялись, разглядывали витрины с кружками и рамки, развешанные по стенам. Жалкие смертные. Ну, технически я тоже смертный, но не жалкий. Вам может показаться, что я просто мальчик на побегушках, об которого девицы ноги вытирают, но на самом деле, это хитрый план по завоеванию сердца любимой…
— Будет готово минут через сорок, - сказала мне толстушка за кассой, возвращая флешку.
— Через сорок? А почему так долго?
Она посмотрела на меня как на дебила.
— Вы типа не одни, - сказала толстушка тоном неумирающей в ней гопницы. – Здесь типа очередь.
— Мне типа погулять?
— Ага, погода хорошая, - она мерзко улыбнулась мне, и вернулась к компьютеру.
Я оглянулся и посмотрел на пустынную улицу сквозь стеклянный фасад торгового центра.
— Хорошая, - повторил я тихо и вышел наружу.
Вам доводилось резко менять маршрут по пути домой или на работу? Вы сворачивали вдруг со знакомой дорожки в какой-нибудь двор, или шли в обход, поддавшись резкому порыву или перемене настроения? Если вы вдруг осознаете, что оказались на прежде оживленной улице совершенно одни, вам не видно других людей, и машины не проносятся мимо, как обычно – бегите со всех ног. Просто бегите туда, где больше шума, потому, что они уже здесь. И они пришли за вами.
Если вы один из лунатиков, то вряд ли успеете сообразить, что к чему. Вас, скорее всего, сожрут, но поверьте, лучше уж быть сожранным здесь, чем спуститься на пару этажей пониже.
Асфальт раскололся, образовав на перекрестке небольшую дымящуюся яму.
— Лифт прибыл, дамы и господа, - произнес я почти торжественно, и снял с плеч рюкзак.
На край провала упала черная когтистая лапа. Через секунду показались желтые кривые рога, а еще через мгновение демон выпрыгнул из ямы на горячий серый асфальт. Тварь, напоминавшая Минотавра из старого сериала про Геракла, тут же заметила меня и зацокала копытами в сторону торгового центра. Мои пальцы скользнули в открытую молнию сумки, и нащупали твердую рифленую рукоять. Я потянул за нее и вытащил из рюкзачка длинный сверкающий клинок, который, снова оказался там, где был нужен.
При виде волшебного меча демон громко захрюкал, словно дикий кабан и присел на корточки, готовясь к прыжку. Я-то был готов к его прыжку еще раньше, чем он. То ли твари предсказуемы, то ли дело в моих сверхспособностях, но когда Минотавр прыгнул, я встретил его лезвием аккурат под страшной мордой. Рогатая голова покатилась по дороге, а из ямы уже вылезало новое существо, похожее на гигантского таракана. Лапки его дергались, антенны на макушке раскачивались, большие черные глаза, казалось, пылают злобой где-то в глубине.
С яростным криком я бросился в бой, намереваясь показать уроду все гостеприимство верхнего мира, но из тела монстра вдруг выскочила зазубренная клешня и клинок со звоном замер в сантиметрах от его головы. Сердце зверем подпрыгнуло в моей груди, когда таракан взмахнул второй клешней, и чуть было не оттяпал мне лицо. Я делал выпады, и отбивался, рубил со всех сторон и уворачивался, а он кружил вокруг, перебирая длинными лапками и пытаясь своим напором столкнуть меня в яму. Я старался не поворачиваться к ней спиной, но мне не удавалось. Из провала позади вылетело что-то большое и захлопало над нами крыльями. Пот катился по лицу, а ситуация все больше попахивала дерьмом. Может, у меня и имелся третий глаз, но фехтовать я не учился. Было бы неплохо, если бы высшие силы подарили мне дробовик с бесконечными патронами, вместо волшебного меча. Когда острие, наконец, проткнуло его страшную башку, тело таракана обмякло. Его клешни с глухим стуком упали на асфальт, а я уже оглядывался по сторонам в поисках крылатого нечто.
На соседнем перекрестке закричала женщина. Несчастный лунатик, который не свернул со своего обычного маршрута, как все остальные. Крылатый монстр с оттопыренными острыми ушами поднял ее высоко в воздух, пролетел прямо надо мной и разжал свои когти. Блондинку, как я потом узнал, звали Пропащевой Оксаной. Она работала парикмахером и воспитывала пятилетнюю дочь Аню. Ее тело упало на раскаленный асфальт забрызгав меня кровью. Демонический хохот крылатого монстра эхом разнесся по пустынной улице.
Эта глумливая тварь хотела услышать мой отчаянный крик, поэтому я только стиснул зубы и крепче сжал рукоять меча. Монстр сделал еще один круг, по всей видимости высматривая новую добычу и не найдя поблизости лунатиков, пошел на снижение. Летел он прямо на меня и летел быстро, но я все-таки успел рассмотреть его перед столкновением. Кожистые крылья, сквозь которые просвечивало солнце, приплюснутая морда, как у летучей мыши, грязные заостренные уши, ярко-красные, сочащиеся хищной злобой глаза. Когда лезвие просвистело мимо его левого крыла, а острые когти вонзились в мои плечи, в голове вдруг вспыхнула мысль о том, что эта хрень похожа на Гэри Олдмана за которым явился Энтони Хопкинс с распятием наперевес.
Монстр снова рассмеялся. Жутко и громко. Я знал, что он собирается делать. Подняться на достаточную высоту и сбросить меня на дорогу, превратив в бесформенную лужицу. Смотреть вниз было страшно, плечи горели огнем, но тут я сообразил, что пальцы все еще сжаты на рукояти волшебного меча. Это был мой последний шанс.
Левой рукой я покрепче ухватился за толстую горячую лапищу, а в правую вложил всю силу, которую только мог. В первый раз я промахнулся, и когти на плечах сжались сильнее. По груди потекла горячая кровь, я вскрикнул от боли. Взмахнуть мечом второй раз было сложно, но я это сделал и, по всей видимости, попал по его крылу, потому что тварь отвратительно взвизгнула. Когда его хватка чуть ослабла, я атаковал в третий раз, и вот тут-то мне повезло больше. Мерзкий крик накрыл меня волной, как и дымящаяся черная кровь, хлынувшая прямо на голову. Меня спасла длина моего клинка – он почти на четверть вошел монстру прямиком в промежность. Когти на плечах совсем разжались, но я крепко держался за его левую лапу. Мы шли на снижение по спирали, словно сбитый самолет из мультика. Приземление было почти удачным. Джинсы порвались, а колени разодрались в мясо, но боли я пока не чувствовал, потому что мною двигало незаконченное дело. Я вскочил на ноги, и перед тем, как нанести решающий удар, увидел морду этого гада. Растерянную и испуганнаую. Таким это выражение и застыло на покатившейся по асфальту голове. Я собрал в рот все сопли, которые смог, и плюнул на дымящиеся останки чудовища.
— Уже не так смешно, да?
Мне хотелось сказать это с должным пафосом, но вместо этого услышал свой слабый дрожащий голос.
Плечи горели, колени болели, ужасно хотелось курить, но я должен был увидеть, что станет с телом той женщины. Тварь унесла меня далековато, и потребовалось минут пять, чтобы добрести до ямы. Вот только ямы уже не было. Ребята в черных комбинезонах уже выравнивали свежий слой лопатами. По всей видимости, волшебными, как и мой меч, потому что следов провала на дороге не осталось совсем. Самый старый из них, вместе со своим бровястым помощником положил тело блондинки на черные носилки. Останков первых двух монстров видно не было, а где-то позади, остальные чистильщики наверняка собирали в мешки крылатого демона.
Они закончили с ямой, и двое стариков подняли носилки.
— Куда вы ее? – спросил я, хотя знал, что они не ответят.
Старики ушли вверх по улице и скрылись за углом ближайшего небоскреба.
Кто-то защищает умы человечества от подробностей этих сражений. Поэтому, от пребывания монстров не остается почти никаких следов. Те остатки, что вы видите, не говорят вам практически ничего. Если люди гибнут на поверхности (и вот это уже куда ощутимей, правда?), чистильщики уносят их в неизвестном направлении, вместе с останками чудовищ. Полиция потом объявляет о пропавших без вести, но, разумеется, никого уже не находит.
Я сел на бордюр, любуясь своими голыми окровавленными коленями, и достал сигареты. Когда я щелкнул зажигалкой, мимо пронесся первый после затишья автобус, а позади люди повалили из торгового центра. Лифт был закрыт, и магия сдерживания, действовавшая на всех, кроме лунатиков, потеряла силу.
Толстушка за кассой, виновато улыбнулась, когда я зашел в фото-центр. Кажется, никого здесь не удивляло, что моя куртка все еще дымится от демонической крови, джинсы порваны, а вид у меня как у койота из того мультфильма после очередной передряги с Дорожным Бегуном.
— Ваши фотографии готовы, - сказала она, протягивая конверт. – Только у ваших друзей на них черные глаза.
— Чего? – спросил я.
— Черные глаза, - мимолетом бросила толстушка и снова уткнулась в компьютер.
Я вскрыл конверт и достал снимки. Красотка-Вика, Маша, Колян, Вован и Дима. У всех, кроме меня на фотографиях вместо глаз были большие черные пятна с крохотным огоньком внутри.
— Блин, - сказал я и собирался засунуть конверт в рюкзак, но понял, что потерял его где-то снаружи, пока сражался с монстрами.
С Викой я встретился вечером, она сказала только "Ага-спасибо-какой-ты-милый" и забрала конверт. А потом окликнула меня у самого крыльца. Я-то думал, она догонит меня и поцелует, или спросит, что это за хрень на снимках, но она только попросила переустановить ей Винду на ноутбуке. Я с легкостью в сердце послал ее в жопу, и с тех пор мы с ней больше не общались. Так что, помимо щепотки мерзких злобных тварей, в моей жизни все-таки произошли кое-какие перемены. Я больше не был мальчиком на побегушках.
Сейчас я занимаюсь тренировками с мечом. Правда, мой сэнсэй - это толстый бородатый чувак с Youtube, но, кажется, он знает, что делает. Еще я с большим усердием продолжаю толкать мобильники простым смертным, коплю деньги на долгий отпуск. Собираюсь пуститься в путь уже через пару месяцев. Слишком уж много страшных вещей я повидал за последнее время, и мне кажется, что люди пропадают без вести не только в моем городе. Кто знает, может быть встречу таких же, как и я? Ад то большой. Вряд ли я единственный, кто стоит на защите поверхности от этих тварей. О, забыл сказать, еще мне перепало с Катькой, моей бывшей одноклассницей, когда я расследовал дело мертвых душ своих приятелей… Но это уже другая история.
Ладно, с тренировками на сегодня хватит. Пойду схожу за пивом, погоняю в Morrowind пару часиков и спать. А вы сегодня не оставляйте ночник включенным. Он все равно вам не поможет.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования