Литературный конкурс-семинар Креатив
Креатив 22: «Ветер перемен, или Не Уроборосом единым»

Е.В.Гений - Книга каменных джунглей

Е.В.Гений - Книга каменных джунглей

— Кровавую Мэри! — лысый негр бросил на барную стойку горсть металла.

— Мэри закончилась, — невозмутимо ответило из-за стойки маленькое сутулое существо. — Мэри нынче большая роскошь, попадаются все больше Джоны и Смиты, знаете ли.

Существо поколдовало над железякой, напоминающей ржавую мясорубку, потом нажало на кнопку — из нижней части конструкции полилась густая вязкая жидкость.

— Кастрированный хоть? — негр с сомнением разглядывал бокал на свет. — А то я привкус не люблю…

Дык ты, милок, не свина потребляешь, — отвечал сутулый. — Какая тебе разница? Хомо, как говорится, сапиенс, в самом соку.

— Ооок, — крякнул негр. — Ну и забористое же пойло.

Он хлопнул бокалом о стол и перегнулся через стойку:

— Пойло конечно забористое, но… я жду перемен блюд! Так и запиши, Карл!

Лысый негр вышел из бара, покосился на вывеску, которая гласила «Редьярд на крови», и сыто икнул. Растолкал несколько мелких зомбаков, еще не достигших совершеннолетия, и деловито двинулся в закат.

 

* * *

 

Изя потыкал палочкой в вытекшие мозги старого Грустного Роджера и намотал их на кончик.

— Сара, — позвал он, — кажется, на этот раз он все-таки сдох.

Как всегда мать пропустила его слова мимо ушей. Зато могучий Бьорне сразу услышал. Он выполз из логова и уныло затянул, будто на уроке:

— Кодекс зомби не позволяет применять такие слова, друг мой. Если ходячий окончательно растекся, надлежит оказать ему уважение. О растекшихся или молча, или с почтением. Что гласит первый закон города Мертвых?

— Зуб за зуб? — спросил парень.

Его лицо было сильно вымазано грязью.

— Учишь тебя, учишь, — проворчал старик Бьорне, — а ты все такой же глупый! Повторяй за мной слово в слово:

— Успокойся, покойник!

— Успокойся, покойник, — покорно повторил Изя. — Дядя Бьерне, куда пойдем сегодня?

— Предлагаю отправиться на восстание. Ну или на крайний случай что-нибудь пожрать.

Сонная Сара стряхнула с себя остатки вчерашней трапезы, и прорычала:

— Опять крыс потреблять, что ли?

Изя пожал плечами.

— Я видел там, за домами, в овраге, созрели яблоки. Пойдем поедим яблок? Это вкусно! Ну?

— Ну че ну! Не буду я твои яблоки жрать.

Изя фыркнул, выполз из логова на улицу, и бросился бежать.

— Зря ты так, — сказал Саре старый Бьорне. — Ушел один. Как бы не вышло беды. Говорят, сегодня на улицах охотится Саид.

— Саид? — фыркнула Сара. — Бритый череп? Его не видели в наших краях с того времени, когда Изя еще в форточку мог пролезть! Его же Сэм прогнал!

— Но Сэм уже стар.

— Так и Саид не молодеет, — Сара потянулась, хрустнула суставами, и поставила руку на место, когда та вышла из плеча. — А наш Изя как раз наоборот. Вырос. Он теперь сам даже в поле танцевать может. И на снегу спать. И почесать тебя в случае чего, уже не опасаясь омертвения… Короче, старый, я че думаю. Пора бы его женить.

— Как женить? Рано… рано, тьфу. Фу, говорю.

— Ну как рано? Ты вот во сколько первый раз женился?

— В пятнадцать, — старый Бьерне ностальгически выкатил на стол левый глаз.

— Воот… я в десять вообще.

— Ух ты, ранняя какая, стервь. Ну давай поищем на ком, а там и пир закатим.

 

* * *

 

На «Пустыре восстания» было шумно.

Тот тут то там возникали мелкие потасовки, быстро угасавшие под грустное мычание и радостное ржание. Кого-то ели. Крысы подглядывали из забитых ливнестоков бусинками красноватых испуганных глаз.

— Братья! — негр обвел взглядом толпу.

— И сестры, — нехотя добавил он, заметив несколько плоскогрудых зомбинесс с ощеренной пастью.

— Ряды наши редеют, а все потому, что нам не хватает притока молодой крови!

Вой и скрежет зубовный разнеслись над толпой.

— Тем временем кое-кто, — он обличающе протянул руку, — кое-кто приютил человечье дитя!

Рев толпы сотряс пространство. Крысы в ужасе забились в дальние углы.

— Да-да, я говорю о старом Бьерне с Сарой. Они собираются вырастить его и съесть в одну харю… точнее, в две! Мы должны экспроприировать…

— Брехня! — старый седой зомби в байкерской кожанке вышел вперед из толпы. Его негромкий, но уверенный рык заставил утихнуть голоса.

— Ты лжешь, — продолжил старик. — Они не приютили человеческого ребенка, они… сами родили его!

Толпа безмолвствовала. Мелкая любопытная крыса высунула нос из подворотни, и тут же была схвачена чьей-то костлявой рукой. Над пустырем разнесся радостный хруст…

— Мухаха! — заржал негр.

Он развел руки, словно показывая толпе, что бессилен против старческого маразма, однако в его налитых кровью глазах мелькнуло сомнение.

— Я помню, как он появился, — продолжил старый зомбайкер, и в подтверждение своих слов перезарядил дробовик. — Кто поспорит со мной, шерифом Сэмом, я тут же застрелю его.

Когда Сэм показывал клыки, все боялись этого старого волка. Зомбиполис он держал в ежовых рукавицах. Говорят своих гигантских ежей он выкормил на трупах врагов, отказывая себе в лишнем куске плоти.

— Промахнешься, — заскрипел негр, попятившись назад, — зуб даю — последний, гнилой!

Внезапно он развернулся, совершил гигантский прыжок и прокричал из переулка:

— Кто хочет свежей крови юного девственника — все за мной!

— Ах ты мразь! — Сэм поднял двустволку и спустил оба курка — звук дуплета заметался меж старых обшарпанных стен.

«Промахнулся… нулся… нулся», — вторило ехидное эхо.

 

* * *

 

Толпа возбужденных зомби появилась в тот момент, когда Сара, запинаясь и зеленея от смущения, излагала вернувшемуся с прогулки Изе некоторые подробности первой брачной ночи.

— …а вот еще говорят «непорочная зайчатина», так вот — это про нас с Бьерне…» — Сара резко обернулась и, раскинув руки, метнулась навстречу толпе.

— Прочь, старая потаскуха! — ревел Саид.

— Сынок, беги! — прокричал Бьорне, высунувшись из канализационного люка.

Изя нерешительно переступил с ноги на ногу. Толпа окружила, защелкала челюстями, не разбирая кто есть кто — полетели ошметки гнилой позеленевшей плоти. Парень пригнул голову и смешался с толпой. Та подхватила, понесла вперед, за угол, и дальше — в направлении городских окраин, поросших бурьяном и гигантскими кактусами-мутантами.

 

* * *

 

Куу был могуч и одноглаз. Офтальмологическая напасть случилась с ним еще при жизни, поэтому теперь он щеголял с повязкой на лице и гипнотизировал окружающих немигающим желтым взглядом.

Он как обычно изловил к обеду пару диких обезьян-мутантов, и теперь пребывал в блаженном ничегонеделании. Вдруг его слуха коснулись чьи-то осторожные шаги.

— Мааам, пааап, — тихо звал кто-то.

Куу раскидал комки земли и высунулся из своей могилы.

— Что там?

— Есть хочу! — заявил Изя и наступил Куу на хвост.

— Да я тебе… — начал было одноглазый зомби, но Изя спокойно сказал:

— Успокойся, покойник!

Куу от неожиданности хрюкнул и удивленно уставился на человека, знающего зомби-кодекс. В этот момент на поляне появился негр Саид.

— Ах ты змей! — зарычал он, заметив Куу. — Человеческий детеныш мой! Отдай его!

— Так это тот самый детенышшш, — просипел Куу, и обвил юношу руками. — Я слышал, он один из нассс. Говорят даже, что он брат по крови всему зомбячьему роду.

— Бредни выжившего из ума старого зомбайкера, — неистовствовал Саид. — Неужели ты ослеп на последний глаз, Куу? Ведь это человек: белая гладкая кожа, и его запах… я уверен, внутри течет вкусная сладкая кровь, а эти упыри — Сара и Бьорне — умыкнули его себе!

— А вот проверим! — невозмутимо отвечал Куу.

Он разворошил сухую траву и дернул за металлическое кольцо. Со скрипом распахнулся люк, вмонтированный в могильную плиту. Повеяло свежестью и прохладой.

— Это… из моих личных запасов, — объявил Куу. — Целуй же ее!

Оба — человек и негр — приблизились к дыре и завороженно уставились на неподвижную девичью фигуру, которая покоилась на хрустальном ложементе. Упругая грудь незнакомки медленно поднималась и опускалась, в руке виднелся сгнивший остаток надкусанного яблока.

— Ловлю их на ГМО, — прокомментировал Куу. — Пусть детеныш облобызает ее, чтобы ожила от шока, а потом съест — и тем самым докажет, что он один из нас… ага, вот и папаша Бьорне пожаловал!

— Изя, ешь, — Куу обернулся к Изе и ласково погладил парня кончиком хвоста.

— Не ешь ее, Изя. У тебя гастрит, — хрипел запыхавшийся Бьорне.

— Цалуй и ешь!

— Панкреатит…

— Жри уже! — взревел Саид.

— Перитонит… Сара покончит со мной!

— Да достали вы, — девушка вскочила с ложа, запульнула яблочком в Саида и принялась неистово целовать опешившего Изю.

Саид с Куу тактично отвернулись. Старина Бьорне украдкой смахнул скупую слезу и прошептал:

— Надо же, сына женю. У малыша это первая расчлененка.

— Не подглядывай, па!

— Это Саид.

— Нет, это не я. Ррррр! И вообще, можно побыстрее? Тебе ее еще есть.

— Не смотрите пока что. Па, считай до ста, мы еще чуть-чуть…

— Девяносто семь… девяносто восемь… девяносто девять… А где?!

Саид с Куу и Бьорне обшарили всю пещеру, но Изи с жертвой и след простыл.

Лысый негр зарычал и ударил старого Бьорне по лицу, от которого отвалился кусок подсохшей кожи.

— Эээй! — взревел почтенный зомбь. — Нельзя ли поаккуратней? Я эту шкуру пятьдесят пять лет ношу! И еще бы хотел попользоваться.

— Вы дали им уйти! Боги, запас «Кровавой Мэри» на собственных ногах сбежал от меня в лес, — сокрушался Саид.

— Ничего! — бодро заявил Куу, выкатывая из маленького гаража квадроцикл. — Сейчассс уссстроим гонку по пересссеченной мессстности.

Бьорне взял зомбозмея за грудки.

— Ты на чьей стороне, хвостатый?

— Он у меня «Кровавую Лилит» увессс! — возмутился Куу. — Думаешь, твой человечий детенышшш ее сам сссъест?

Бьорне пнул квадроцикл и изо всех сил стал звать Сэма и Сару.

— Время охоты! Время охоты! — тем временем проскандировал Саид.

Он вероломно вскочил на квадроцикл. И уехал.

Опешившие Куу и Бьорне переглянулись. В этот момент из-за леса показался столб пыли. Минута — и к двум почтенным зомби подкатил байкер Сэм.

— Мрыч мрычу волк, — прорычал он, подъезжая на мотоцикле с коляской, в которой уже сидела Сара с четырьмя пистолетами в нагрудной кобуре.

— Садитесь, чего уставились! Никогда не прощу, если вашего первенца пустят на коктейль, — добавил зомбайкер. — У меня вон вообще никого нет — я в свое время промахнулся…

Бьорне погрузился в коляску, а Куу умостился за Сарой, обвив ее своим желтым хвостом.

— Паехалииии!

 

* * *

 

Милый, ты подаришь мне эту звезду? — девушка игриво облизнулась и потерлась о парня некоторыми частями тела.

Он сглотнул.

— И вооон ту, пожалуйста, тоже! — она игриво куснула его за шею.

Изя попытался оттолкнуть ее, но девичья хватка внезапно окрепла.

— Вкусненький ты мой! — рычала девчонка. — Я так… так… проголодалась!

Она жадно впилась в шею — по груди парня заструилась кровь. Он извернулся, вспомнив приемы, которым его обучал престарелый Бьорне, и зарядил пятками туда, куда приличным девушкам не стоит допускать кого бы то ни было вплоть до золотой свадьбы.

— ИииииЫЫЫ! — застонала юная зомбачка, сбрасывая человечью личину.

Парень развернулся на мизинцах и нанес решающий тычок — зомбодевица обмякла и осела ему на плечо.

Куда бежать? К чему стремиться… Изя, плача, тащил прилипшую намертво Лилит в пещеру. Скинет и забудет. Жрать-то он ее точно не станет. Надо же… с виду как человечка была. А все туда же. Зато он, Изя, теперь мужчина. Хорошо, что успел до ее перевоплощения справиться. Надо будет маме Саре рассказать. Она обрадуется.

Изя доволок тяжелую облезлую ношу до ближайшей пещеры и скинул на землю. Посмотрел внимательно. Вроде сдохла. Фух…

«Пойду-ка я домой, устал что-то…»

И таки ушел.

И не видел Изя, как в пещеру ту прошмыгнула черная как ночь тень, скрывавшаяся за деревьями леса. Углядел лысый негр, какие дела творятся, и давай плясать танец колдовской. Донага разделся, рубаху аккуратно повесил на выступ — вечером ведь собрание. Огнем плеваться принялся, слюнями брызгать…

— Слушай, ну угомонись. Салфетка есть?

Негр протянул мертвячке влажную салфетку, и она обтерлась от вонючей слюны. И старый зомбяк не выдержал… Припал к ее прекрасному, хотя и изрядно потрепанному жизнью и смертью телу. О, как прекрасна она была — лишь недавно восставшая из небытия…

Снаружи затараторил байк. Из коляски выкатилась злая, как сто двадцать стервей, Сара, на ходу вытаскивая из всех четырех кобур револьверы. Она готова была разнести головы всем неграм на свете за своего малыша.

Но увидев в пещере сидящего и держащего в руках руки Лилит Саида, ее рука дрогнула и ударилась об руку Сэма.

— Кхм… мы как бы это тут… ну… блин, ну че они такие, а? Саид, скажи им…

— Э… мы уже заканчиваем. Можно чуть позже? Минут десять и я выйду.

— Где наш малыш? — не слушая его, завопили Бьорне и Сара.

— А я таки знаю? — иронично спросил Саид. — Убег. Слабак ваш малыш. Поймаю — пущу на Кровавую Изю.

Далеко он уйти не мог, — сказал Куу припадая к земле. — Следы еще тепленькие.

Оставив Саида развлекаться с зомбодамой, остальные забрались в квадроцикл и мотоцикл и поехали дальше. Бьорне, оседлавший квадрик, впереди всех с верной Сарой, а Сэм и Куу едва поспевали за ними.

 

* * *

 

Изе было страшно, противно и грустно. Не так он представлял свой восемнадцатый день рождения. Мама и папа казались ему неродными и не настоящими, а мир был полон опасностей и зла. И жениться ему хотелось вовсе не в том смысле, а просто найти красивую девушку, и чтобы были живые настоящие дети. Спотыкаясь, он брел по лесу, пока в его грудь не уперся ствол охотничьего ружья.

— А ну стоять! Ты кто? — спросили его. — Стой смирно! Откуда ты? Шпион?

Перед Изей стояла девчонка примерно одних с ним лет. Одетая как на карнавал — в живописные лохмотья и бронежилет.

Парень остолбенел, его рот непроизвольно растянулся в улыбке… "БУМ!" — в следующий момент приклад ружья со всего маху впечатался ему в скулу.

Очнулся он на земле. Девчонка сидела на нем и слизывала со своего изящного пальчика кровь. Его кровь!

— Походу, и правда живой! — она радостно улыбнулась и откинулась назад. Девичьи лохмотья при этом натянулись в правильных местах, и Изя четко осознал, что действительно пока еще жив.

— Ты уж прости, — затараторила незнакомка, — у нас правило такое — сперва кровь, потом «здрасьте». А то кто его знает — вдруг скинешь личину и утащишь меня зомбям на утеху.

Девушка зарделась, потом вскочила и помогла парню подняться на ноги.

— Кстааати, я тут одного знакомого ищу. Друга по переписке. Говорят, он в вашем городе живет. А меня Ева зовут. А тебя? Впрочем, не важно… Так ты гулял тут? А я вот грибы собирала, и, кстати… я ищу знакомого — я разве не говорила? Помоги, пожалуйста, найти. Он чернокожий…

Изя опешил от такого напора слов. Единственное, что он осознал — девушка в беде. А раз так, надо помочь!

— Идем, — пробормотал он. — Я провожу. Тут недалеко…

— Куда это? — немедленно напряглась Ева. — Заманиваешь?

— Не-не. Просто… знаю я тут одного… чернокожего. Не бойся, я, если что, прикрою.

Тут затарахтели моторы, и Ева приложила приклад ружья к плечу, спиной встав к дереву. Из леса показалась компания во главе с зомбайкером Сэмом.

— Стой, стой! Это свои, Ева! — заорал Изя, вставая между девушкой с ружьем и суровым Бьорне, уже спрыгнувшего с сиденья. — Мам! Пап! Это я!

— Твари! — шептала Ева, — вы… вы… мою сестренку Мэри… и братиков — Джона и Смита…

— Только не нервничай, — пробормотал Изя, — я уверен, все можно решить конструктивным диалогом!

— Отойди, — шептала Ева.

— Сынооочек! — причитала Сара.

— Кровиночка ты нашааа, — мычал Бьорне.

— Ыыы, — зачем-то помогал Сэм.

«БАМ! — проговорила двустволка Евы, и еще раз: БАМММ…»

Изя затравленно обернулся и увидел, как медленно-медленно отделилась голова от материнской шеи, лицо Бьорне превратилось в желеобразное месиво, сквозь которое теплыми лучиками просвечивало с горизонта закатное солнце.

«Оранжевое на зеленом», — подумалось Изе.

«Разрывные», — добавил про себя Сэм.

Ева отступила за дерево и стала перезаряжать ружье. Ее руки подрагивали. Изя мог бы перехватить эти руки, или выбить оружие, или хоть что-то… но он был слишком в шоке от того, как Ева разделалась с зомби, воспитавшими его.

В следующий миг чья-то лысая тень метнулась из-за деревьев. Тень оттолкнула Изю, выхватила из рук девчонки разряженную двустволку и шмякнула об пень. Затем негр обхватил Еву своими черными скрюченными лапищами и поволок в чащу.

— Неймется старому, — прокомментировал Куу, выползая из-под квадроцикла. — Видать, кровь учуял. Он девичью предпочитает. Особенно с бодуна.

— Стояааааать!

На поляну выскочила Лилит. Куу вздрогнул и уполз обратно под квадроцикл. Изя вжал голову в плечи и попятился назад.

— Стоять, кобель проклятущий! — орала Лилит.

Она пронеслась мимо Сэма, который только начал поднимать свой ствол, и исчезла в лесу. Сэм помедитировал немного и выстрелил ей в спину. Промахнулся, выругался и припустил следом.

— Мам, пап, — Изя опустился на колени перед Бьорне и Сарой…

В этот миг ничто другое не волновало его — только эти два милых сердцу зомби. Их добрые красноватые глаза, ласковые скрюченные пальцы, морщинистые рты, которые так любили целовать его в детстве…

— Кхееееееххх, — захрипел Бьорне. — Староват я уже для такого дерьма.

— Да и я тоже не молодка, — добавила Сара, придирчиво разглядывая в зеркальце свою вновь отрощенную голову. — А ты сынок не будь рохлей — беги за ними, лови свое счастье, пока этот старый пердун не увел твою любовь!

Изя оторопело переводил взгляд с Сары на Бьорне.

— Давай уже, а то сожру! — грозно прикрикнула Сара.

— Внучков хочется, — добавила она нежно, и облизала морщинистые губы шершавым фиолетовым языком.

Изя послушно двинулся в сторону леса…

— Не так быссстро, — прошелестел Куу.

Он подкрался как всегда незаметно, и теперь нависал над семейной идиллией, капая сверху густой синеватой слюной.

— Вы забыли ритуааал, — продолжал он. — Ритуал совершшшеннолетия! Отсссюда и всссе ваши проблемы!

— А ведь точно! — Бьорне хлопнул себя по свежевыросшему лбу. — Сэм, одолжи ка нож… или чего там у тебя.

Он взял у подошедшего Сэма тесак, хмыкнул, проведя пальцем по острому с зазубринами лезвию и обернулся к Изе:

— А подойди ка, сынку! — вкрадчиво проскрипел он. — Ты у нас теперь совсем взрослый — надо тебе… укоротить кой-чего.

 

* * *

 

Час спустя Куу, Сэм, Бьорне, Сара и хромающий Изя приблизились к зловещего вида пещере. На лес опустились сумерки, и в наступившей тишине слышно было, как что-то зловеще хрустит и шлепает внутри пещеры. Время от времени оттуда доносились не то голоса, не то стоны ночных птиц.

— А может, и не птицы то вовсе, — пробормотал Сэм и взвел оба курка.

— Выходи, лысый, — скомандовал Бьорне. — Я сказал — Лысый! — зачем-то добавил он.

Звуки прекратились.

Куу, Сэм, Бьорне, Сара и даже хромающий Изя попятились прочь от пещеры.

С минуту было тихо, а затем Изя внезапно сорвался с места, издал боевой визг и исчез внутри.

— Шшшустрый парень… был, — прокомментировал Куу.

Бьорне и Сара бросились следом, но Сэм преградил им дорогу и приложил палец к губам.

— Тихо! Кто-то идет.

Чей-то силуэт показался в темном проеме.

Сэм приложил древко приклада к плечу, сощурился, а затем опустил ствол — из дыры вышла Ева… В следующий момент байкер вздрогнул и снова напрягся — девушка вела за руку кого-то лысого… Секунда — и на поляне появился негр.

— А вот и мы! — похотливо заржал он.

Сэм и все остальные переводили взгляд с Саида на живую девушку и обратно. Та прижалась к широкой черной груди и выглядела весьма умиротворенно.

Тем временем из пещеры показался кто-то еще… Лилит, скромно потупившись вела за руку Изю. Ее зомбячий хвостик нежно придерживал парня за оголенную лодыжку.

— Этот юноша покорил мое хладное сердце! — томно проворковала Лилит. — О, эти мужественные ноги! О, его обрезанный… обрезанные… шорты! Это так по-мужски — отсечь от штанов все лишнее, чтобы юная зомбиняша могла насладиться обнаженной натурой…

— Шшшикарно, — прокомментировал Куу и подмигнул своим единственным глазом. — Вот и дождались межрасссовых перемен!

— Да будет… двойная свадьба! — истошно заорал Сэм и выпустил дуплет из обоих стволов.

— Айда отмечать в бар! Говорят, там сегодня кровавую Мэри завезли…


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 22
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования