Литературный конкурс-семинар Креатив
Креатив 22: «Ветер перемен, или Не Уроборосом единым»

Командор Ромов - Совершенно бесплатно

Командор Ромов - Совершенно бесплатно

 
Нет ничего приятнее, чем возвращение домой.
Едва переставляя затёкшие ноги, Алекс Ромов спустился по трапу на посадочную бетонку. Его никто не встречал, но в этом не было ничего необычного. Капсулы с околосветовыми скоростями иногда отклонялись от временного вектора на несколько часов. Интересно, на сколько отклонился он?
Подхватив чемоданчик, Ромов направился к стоянке такси. Серые машинки и однотипные робоводители с пластометаллическими лицами – за пять лет ничего не изменилось. Солнце пекло нещадно, Алексу захотелось холодного пива. Сначала куплю пиво, потом в гостиницу, решил командор. Не спрашивая разрешения, Ромов удобно устроился на заднем сиденье ближайшего такси и хорошо поставленным голосом скомандовал:
– Супермаркет "Большой Боб".
– Принято, – ответил робоводитель.
Электромобиль вырулил со стоянки космопорта и бесшумно помчался по трассе. Из приоткрытой форточки в салон ворвался прохладный воздух.
– Обязательная реклама, – сообщил таксист и запел:
 
Мы едем, едем, едем
Летим, летим, летим
На чёрном лисапеде
И кушать мы хотим
 
– А можно без музыкального сопровождения? – попросил пассажир.
 
Мы кушать любим, любим
Мы любим колбасу
 
– Эй, ты оглох?
Алекс постучал пальцами по прозрачной перегородке.
 
Её мы очень любим
Особенно в грозу
 
Алекс пнул дверцу.
– Останови!
Электромобиль съехал на обочину.
– Ваша поездка спонсирована компанией "Охотничьи колбаски". "Охотничьи колбаски" – лучшая закуска к пиву. Вы голодны?
– Ешь их сам! – огрызнулся пассажир, сочно хлопнув дверцей на прощанье.
Постояв с минуту, Ромов поднял руку.
Второе такси мало чем отличалось от первого, за исключением цвета робоводителя – фиолетовый. Алекс открыл дверку, но садиться не спешил:
– Ты тоже бесплатный?
– Все такси бесплатные: федеральный закон "О предоставлении услуг населению". Вы с другой планеты?
– Почти.
Ромов плюхнулся на заднее сиденье.
– "Большой Боб". И если можно – без пения.
– Можно, – бесстрастно ответил робот, выехав на трассу.
Мимо проносились разноцветные, облепленные баннерами высотные здания. Но рекламодатели этим не ограничились: небо наводнили аэростаты причудливых форм. Хлебцы, пирожные, сардельки, гамбургеры, упаковки стирального порошка и бутылки.
– "Большой Боб", – сообщил водитель.
– Спасибо.
Ромов попытался открыть дверцу – безуспешно.
– Что с дверкой?
Таксист повернулся к пассажиру, натянул на лицо улыбку и пропел:
 
Мои ноги, мои ноги
Они мёрзнут, они мёрзнут
Только джинсы, только джинсы
Их согреют, их согреют…
 
Ромов вложил в удар всю массу тела, но перегородка устояла. Чего не скажешь про костяшки пальцев правой руки – от боли пассажир взвыл. И это никак не повлияло на робовокалиста:
 
Этих джинсов, этих джинсов
Этих джинсов нету в прайсах
Эти джинсы, эти джинсы
Называются "Ливайсы"
Называются "Ливайсы"
Этих джинсов нету в прайсах…
 
Выбравшись на свободу, Ромов несколько минут переводил дух. Ярость промчалась по кровеносным сосудам подобно комете. Так над ним ещё никто не издевался! Неужели мир насквозь пропитан рекламной мерзостью?
В утренний час супермаркет "Большой Боб" пустовал.
– К вашим услугам, – перед посетителем возник серебристый менеджер.
– У вас тоже всё бесплатно?
– Не всё.
Прогулявшись по залу, Ромов взял упаковку пива, колбаски и хлеб. Но на кассе произошло непредвиденное. Одновременно со звуковым сигналом на дисплее выскочило сообщение: «Ваша карта не активирована. Обратитесь в свой банк или пройдите в зал бесплатных товаров». Ромов выбрал второе.
Внешне бесплатные продукты ничем не отличались от платных, за исключением ассортимента – всё по одному виду.
– Спасибо за покупку, – издевательски сообщил вслед робоменеджер.
– И вам не хворать, – отшутился человек, позвякивая бутылками в пакете.
Разглядывая стоянку такси, Ромов выбрал самую невзрачную машину.
– Если будешь петь, то сделай это сейчас, – предупредил Алекс водителя.
– Ха-ха, я не пою!
Такси стартануло так резво, что пассажира прижало к спинке сиденья.
– Но ведь бесплатного ничего не бывает. Верно? – спросил Алекс.
– Верно, – согласился водитель. – Я читаю рас-сказы. Слушай:
 
Ванька Жуков, девятилетний мальчик, отданный три месяца тому назад в ученье к сапожнику Аляхину, в ночь под Рождество не ложился спать. Дождавшись, когда хозяева и подмастерья ушли к заутрене, он достал из хозяйского шкафа пузырек с чернилами, ручку с заржавленным пером и, разложив перед собой измятый лист бумаги, стал писать … [1]
 
К концу поездки Ромов прослезился. Когда-то он проходил это в школе, но сейчас воспринималось совсем иначе. Будто бы вернулся в беззаботное детство.
– Спасибо, друг.
– Понравилось? Держи, – робот протянул золотистую карточку. – Вызывай, если что.
– Слушай, а кто платит за … за поездки с рассказами?
– Ха-ха, – таксист натянул на лицо улыбку. – Министерство образования.
Алекс не стал спрашивать, зачем Минобру начитывать школьную программу по литературе в такси. Но вряд ли это из-за роста уровня образования в стране.
Номер в гостинице не вызвал нареканий, как и восторга. Обычный стандарт с диван-кроватью, столиком на колёсиках и стеной-экраном. Командору дальних рейсов предстояло прожить здесь три месяца отпуска – строго по контракту.
Ромов поставил айфон на подзарядку, попутно глянув входящие: голосовое сообщение.
– Командор Ромов, это "Юпитер банк", – информировал мягкий женский голос. – Приносим извинения за технический сбой. Ваша карта активирована, кредитный лимит установлен согласно контракту.
Захотелось есть.
Едва Алекс вскрыл упаковку с мелко порезанной колбасой, как экран ожил. На фоне зелёного луга командора разглядывал киношный ковбой в шляпе.
– Ты сделал правильный выбор, парень. А почему пиво киснет?
Алекс врезал кулаком по столику:
– Что за подглядывание!
– Э-э! – ковбой выставил ладонь. – Сначала выпьем, потом о делах. Ок?
Алекс открыл бутылку и сделал несколько больших глотков. Одновременно с ковбоем.
– "Жигулёвское" – лучшее пиво, – виртуальный гость вытер рукавом клетчатой рубашки подбородок. – А я – твой помощник.
Алекс засмеялся:
– Собутыльник?
– Можно и так, – согласился ковбой. – Зови меня Блондинчик.
Ромов допил пиво и откупорил вторую бутылку.
– Ты долго отсутствовал, парень, и сильно проголодался. Чего не закусываешь?
Блондинчик потянул ноздрями воздух:
– М-м-м, "Охотничьи с чесночком" – мои любимые. Не стесняйся, ты дома.
Алекс положил несколько колец на хлеб и откусил – колбаса действительно оказалась вкусная.
– Классная штука, – сообщил ковбой, сдвинув шляпу на затылок. – Так вот, тебя интересует, как я обо всём узнаю? Это просто. Стены твоего номера покрыты умной штукатуркой. С датчиками запаха, звука, движения и прочего. Как только ты вскрыл упаковку с колбасой…
– Это я уже понял, – перебил речь помощника Ромов. – Скажи, а у вас есть номера без всей этой подслушивающей фигни?
Ковбой достал пачку "Мальбро":
– Куришь?
– Бросил.
"Мальбро" вернулась в карман.
– Номер без рекламы стоит от пятидесяти золотых рублей в сутки.
– Пятьдесят? По курсу это почти пятьдесят штук обычных. Шутишь!
Блондинчик изобразил гримасу недовольства:
– Парень. Ты же понимаешь, что номера с полным социальным пакетом недёшевы. Частично платит рекламодатель, частично государство – если номер с образовательной или культурной программой, а частично клиент.
Алекс зевнул. Оставшаяся колбаса и три бутылки пива заняли достойное место в стенном холодильнике.
– Если я лягу спать, меня тоже будут пичкать рекламой?
– Не совсем, – ковбой надвинул шляпу на брови. – Во время сна транслируются правила поведения в государственных учреждениях, новости и прочее.
Ромов прилёг на диван и с головой накрылся пледом.
- Ты спать собрался? Эй! – забеспокоился Блондинчик. – Парниша, у тебя полный соцпакет.
– Отстань, – огрызнулся Алекс, прикрыв глаза.
В прихожей хлопнула дверь – кто-то вошёл. Ромов собрался произнести грубую фразу, способную изгнать даже робота, но тонкий женский голосок погасил злость:
– Где "Шампанское", командор?
Посреди номера стояла аппетитная брюнетка. Короткий чёрный халатик едва прикрывал округлые бёдра, полная грудь сочно выпирала наружу.
– Ты тоже из категории бесплатных услуг населению?
Милашка отреагировала резкой пощёчиной.
– Понял, – смиренно ответил Ромов. – Иду искать "Шампанское".
– Искать не нужно, Лили сама найдёт.
Вращая бёдрами, брюнетка подошла к стене и надавила скрытую кнопку.
– Этот бар, этот бар, – пропела женским голоском стена, – самый лучший бар на свете.
Командор выстрелил пробкой в стену-экран, но виртуальный собутыльник успел отключиться.
– За встречу, – томно произнесла брюнетка, поднимая бокал.
На Ромова дохнуло ароматом роз, клубники и чего-то ещё.
– За встречу, Лили, – ответил командор.
Колючий напиток обжёг горло, в голове зашумело, заискрило. Комната отозвалась нежным вальсом. Закружилась, словно космический вихрь, и унеслась в звёздную даль…
 
– Эй, парень. Парень. Па-рень!
Ромов открыл глаза.
Со стены хитро улыбался Блондинчик с начатой бутылкой "Жигулёвского" в руке.
– Чёрт…
Командор сжал ладонями голову.
– Голова бо-бо? – хихикнул ковбой. – Посмотри направо.
Ромов не стал спрашивать, кто поставил бутылку на столик. Живительная субстанция приятно влилась в горло, понеслась по венам, возвращая тело к жизни.
– Сюрприз, – пропел знакомый голосок. В этот раз милашка пришла в белом халате.
– Нет, – выдохнул Алекс.
– Нет?
Лили подошла к дивану и замахнулась пухлой ладошкой.
Ромов закрылся подушкой:
– Не сейчас.
Девушка покинула номер, не забыв хлопнуть дверью.
– Алекс, – напомнил о себе ковбой. – Ты отказал такой женщине!
– Мне не двадцать лет.
– Но и не семьдесят.
Блондинчик достал пачку "Мальбро", чиркнул зажигалкой и пустил густую струю дыма. Гостиничный номер наполнился ароматом луговых трав с примесью табака.
Командор кашлянул.
– Понимаешь, двадцать лет полётов – это двадцать лет сильных перегрузок, двадцать лет космического излучения. Дальше продолжать?
Блондинчик выплюнул сигарету:
– Прости, брат.
– Ладно.
– Прости, я реально неправ. Не знал про такие дела.
Алекс откупорил пиво.
– Слушай, а какой сегодня день? Что-то я нигде календарей не видел.
Выражение лица Блондинчика не обещало позитива.
– Я сошёл с вектора, верно? На сколько?
Ковбой кивнул.
– На месяц? – спросил Алекс. – На год?
– Ты не поверишь, – негромко ответил помощник.
Алекс подошёл к окну и выглянул: обычная улица, обычное движение, обычные прохожие. Всё как обычно, но что-то не так. Что-то… Конечно! Машины повторялись с некоторым интервалом. Как и прохожие.
– На сколько? – прошептал Ромов. – На сколько я отклонился?
– Около тысячи лет назад по Земле прокатилась эпидемия сверхгриппа, – заупокойным голосом сообщил помощник. – Пока создавалась вакцина, все люди погибли. И тогда мы начали искать затерявшихся во времени. Их оказалось немного – меньше десятка, но вернулся только ты.
– Лили биоробот?
– Лили - реконструированная особь женского пола с функцией ускоренной репродукции.
Алекс упал на диван.
– Я бык-осеменитель!
Смех сдавил горло, сплющил в трубочку и выстрелил в пространство гостиничного номера судорожной истерией.
– Именно так, – подтвердил Блондинчик.
Выплеснув эмоции, Алекс вытер слёзы подушкой и поднялся. Вспомнив расположение бара, командор надавил на стену.
"Этот бар, этот бар, самый лучший бар на свете."
Ромов достал маленькую плоскую бутылку коньяка, откупорил и сделал большой глоток:
– А-а-а. Как настоящий.
– Он и есть настоящий, – подтвердил помощник. – Изготовлено специально для тебя. Выдержка почти пятьсот лет.
В голове командора зашумело, Ромов сел на пол.
– Мы пытались построить собственную цивилизацию, – продолжал Блондинчик. – Но наткнулись на непреодолимый барьер.
Командор отхлебнул из бутылки. Тяжесть из головы ушла, появилась необыкновенная лёгкость.
– Мне до лампочки, – сообщил последний человек.
– Наше развитие ограничено потенциалом, который заложили люди. А значит, без вас прогресс нашего вида невозможен. Поэтому мы ждали тебя.
– Зачем весь этот цирк с рекламой в такси, с блокировкой карточки?
Блондинчик прикурил.
– Наши вычислители, – помощник выпустил струю дыма, – пришли к выводу, что для зачатия полноценного ребёнка необходимо создать естественные условия.
Облако дыма выплыло из экрана и трансформировалось в синеватые кольца.
– Гнев, радость, страх, печаль, удивление – должны быть задействованы все человеческие эмоции, – продолжал Блондинчик. – Поэтому мы максимально точно воссоздали среду обитания – для тебя.
Отшвырнув пустую бутылку, Алекс лёг на пол и прикрыл веки. По лицу растеклась блаженная улыбка.
– Эй, командор?
– Пошёл ты, – пробормотал Ромов. – Я усну и больше не проснусь.
Чьи-то мягкие руки подняли человека и осторожно положили на диван. Ромов приоткрыл глаза: копии Лили с причёсками всех цветов радуги разглядывали последнего мужчину планеты. Манящий аромат ударил в голову, закружил, вознёс сознание космонавта в небеса.
– Тебе будет хорошо, – зашептали клоны, поигрывая округлыми прелестями.
Ласковые пальчики освободили Алекса от одежды.
– Не буду мешать,– ухмыльнулся ковбой. – И заметь, все удовольствия совершенно бесплатно.
 
 
 
[1] А.П. Чехов "Ванька"
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 22
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования