Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Ubivec - Cлучилось страшное

Ubivec - Cлучилось страшное

СЛУЧИЛОСЬ СТРАШНОЕ  
 
Где сон, где явь – решаю сам!  
В.Евсеев  
 
Пролог.  
 
Астрат пал. Еще гулко ухали артиллерийские орудия в Номадском лесу, который впоследствии нарекут Кровавым. Еще сражалась в последнем усилии на подступах к столице группа генерала Венкара, состоявшая из разбитых частей 6-ой и 17-й армий. Но первые мотоколонны и конные отряды кергеитов, обойдя основные узлы сопротивления, уже втягивались в предрассветных сумерках на пустынные улица Астрата. Город запылал сразу с нескольких сторон. Империя агонизировала под натиском варваров.  
Первыми, выиграв соревновательную гонку, на мощеные бульвары столицы вступил клан Бешеного Волка, что сразу же делало его предводителя Эль-ханом – вождем всей бесчисленной кергеитской орды. Грузовики победителей, изрисованные руническими символами и украшенные черепами противников, неслись по улицам Астрата, сея смерть и разрушение.  
Тем временем новоиспеченный Эль-хан, Дунган Красноглазый, вместе с авангардом Бешеных Волков вышел к резиденции императора Анатола. Дворцовая стража, более предназначенная для парадов, разбежалась после кровопролитного получасового боя. Броневик Эль-хана, на привязи которого болтались головы побежденных генералов, протаранил решетчатые ворота и притормозил у парадной лестницы. Выбравшийся из него предводитель Бешеных Волков имел вид устрашающий: увешанный связками заостренных на концах ушей, свалявшиеся в чужой крови волосы и борода, летящие изо рта хлопья пены и налитые кровью глаза, из-за которых он и получил свое прозвище.  
Во дворце шел пир. Хотя назвать эту фаталистическую оргию пиром можно было с большой натяжкой. Кто-то напивался до беспамятства, кто-то предпочитал наркотические смеси – способы ухода от реальности разнились лишь в средствах. Некоторые, презрев всякий стыд, лихорадочно совокуплялись у всех на глазах. Поэтому ворвавшиеся в этот бардак кергеиты, с воплями: "Режь остроухих!", не привнесли туда ничего кардинально нового, если не принимать во внимание обильно брызнувшую кровь. Варвары рубили всех попавших под руку, срывали со стен драгоценные гобелены, крошили в мелкую труху тысячелетние произведения искусства. Сам Дунган не стал размениваться на такую мелочь – его ждала добыча покрупнее. В сопровождении преданных воинов, он пробился к тронному залу…и ошалел от увиденного зрелища. На золотом, искрящемся от бриллиантов и изумрудов, троне восседал в своих самых прекрасных парадных одеяниях император Анатол. Подле него стояли его многочисленные дочери, красота которых затмевала все украшения, что были на них. Они гордо и с презрением разглядывали жалкую кучку кочевников, испачкавших своим присутствием святая святых. Эль-хан осторожно шагнул вперед. Выражение лица императора не изменилось – он умер от разрыва сердца еще при первом известии о вхождении варваров в столицу. Дунган осмелел, стащил мертвого правителя с трона и одним замахом отрубил тому голову. Острые уши Анатола он сразу же добавил в свою коллекцию, а голову бросил своему ближайшему советнику, тысячнику Агдашу:  
- Привяжи к броневику, чтобы никто не усомнился в моей победе…а теперь – вон отсюда!  
- Мой хан, но…  
- Я сказал – вон!!! – завизжал Дунган, доставая пистолет. На его губах снова показалась пена.  
Спорить с Красноглазым было себе дороже и воины-кергеиты, пятясь задом, покинули тронный зал. Остались только подвывающие от страха придворные дамы, жмущиеся к стенам, сам Эль-хан и принцессы. Подойдя к самой младшей из них, Дунган приставил пистолет к ее голове и нажал на курок. Девочка опрокинулась на пол и засучила ногами. Без какой-либо паузы Эль-хан подошел к следующей жертве – снова выстрел и еще одна принцесса падает с размозженной головой. Бойня продолжалась в абсолютном молчании, только фрейлины по углам, с каждым новым трупом на полу, скулили все громче. Дойдя до последней и самой старшей принцессы, кергеитский вождь направил на нее дымящийся ствол… Сухо щелкнул боек – кончились патроны. Лицо и взгляд дочери императора сохранили свое горделивое выражение, не изменившись ни на йоту. Дунган ощерился. Пистолет и окровавленный клинок полетели на пол. Сильными руками он надвое разорвал платье принцессы до самого подола, помял обнажившуюся грудь, удовлетворенно хмыкнул и, опрокинув девушку на пол, за волосы потащил в спальню…  
 
Глава 1. Много похорон и одна коронация.  
 
Эль-хан умирал тяжело и страшно. Надрывно кашлял, сипел, тело крутило в судорогах. Одряхлевший, но все еще могучий организм нехотя расставался с жизнью. Умирал Дунган в одиночестве. Свою жену, принцессу Адит, он повесил на балконе еще лет двадцать назад в очередном приступе бешенства. Рядом с постелью Красноглазого валялись изрубленными лучшие альварские врачи – они честно признались, что лечить старость не в их силах. Остался только сын Эодрик и его отпрыски – близнецы.  
Немолодого и худощавого наследника, с трусливо бегающими глазами, кергеитская знать недолюбливала, называя "остроухим выродком". Поэтому, когда наступило время для традиционной церемонии Прощания с уходящим правителем, никто не скрывал злорадных ухмылок. Эодрик выл, цепляясь за мебель, но здоровенные нукеры силком впихнули его в спальню к Дунгану. Через некоторое время раздался истошный вопль, и стражники выволокли окровавленный труп наследника.  
- Ну, вот и "попрощались" с Эодриком. – ухмыльнулся в седые усы хан Беозвил. – Теперь пусть эти идут и скажут деду пару ласковых слов.  
Он указал булавой на принца Эрвика и принцессу Эолу, которых трясло крупной дрожью.  
- Нельзя! – вступился за четырнадцатилетних близнецов хан Агдаш. – Род правителя прервется! Мы все окажемся на пороге братоубийственной войны!  
При этом он подал незаметный сигнал нукеру. Тот кивнул головой и скрылся в покоях Эль-хана.  
- Не много ли берешь на себя, советник? – Беозвил обнажил саблю. – Кто дал тебе право попирать наши древние традиции?  
Присутствующие предводители кланов тоже потянулись к оружию, настороженно переглядываясь. Тут из опочивальни Дунгана появился посланный советником стражник и сказал:  
- Великий хан…умер.  
- О, горе нам! – запричитал советник и тут же упал в ноги близнецам. – Эль-хан умер! Да здравствует Эль-хан – Эрвик и Эола! Слава им!  
Вожди кланов неуклюже потоптались и один за другим преклонили колено перед братом и сестрой:  
- Слава! Слава! Слава!  
Последним склонился хан Беозвил, выдавив сквозь зубы ритуальное приветствие нового повелителя.  
 
Глава 2. Инициация.  
 
Неделю шли грандиозные поминки, во время которых шла усиленная подготовка к коронации. Новоиспеченный регент, хан Агдаш, торопил события. Наконец был назначен день торжества.  
- Скажи, сестра – ты рада, что так случилось? – Эрвик подошел к распахнутому окну и вгляделся в сгущающуюся ночную тьму, окутавшую Астрат. – Странно, такое ощущение, что край неба светится…  
- Если честно – мне все равно. – принцесса пожала своими хрупкими плечиками, примеряя на себя очередное платье. – Дали бы нам спокойно жить и заниматься любимыми делами – катитесь вы на все четыре стороны со своим ханством! Но ведь не дадут, верно?  
- Все верно. Мы либо правим, либо идем под нож, как наш бедный папенька – другого не дано. Да и не думаю, что забот у нас прибавится. Всеми делами будет заниматься Агдаш.  
Принц подошел к Эоле и обнял ее сзади:  
- Выбрала уже себе платье? Что у нас на этот раз?  
- Постановка "Радуйся, мой принц!". Думаю, как раз к случаю.  
- А знаешь что… Давай роль Камилы возьму на себя я.  
- Не будет ли это слишком…эксцентрично? – рассмеялась принцесса.  
- Для этих мрачных стариков? Пусть немного встряхнутся. А мы повеселимся. Эль-хан имеет право!  
Когда на сооруженном помосте, в центре тронного зала, появился Эрвик в женском платье и Эола в мужском камзоле, все разговоры и смех стихли. Пирующие в изумлении уставились на Эль-хана.  
- Приветствуем почтенных клансменов! Мы решили вас немного развеселить и продемонстрировать небольшой водевиль…  
- Все, с меня хватит! – рявкнул хан Беозвил и в сопровождении свиты двинулся на выход.  
Нукеры преградили ему путь.  
- Пусть идет, - махнул рукой Эрвик, - негоже насильно заставлять человека приобщаться к высокому искусству.  
Еще несколько ханов последовали примеру Беозвила. Регент Агдаш скрипнул зубами и кинулся вдогонку. Он нагнал вождя клана Свирепого Тигра в самом конце коридора:  
- Опомнись, Беозвил! Это крайнее неуважение – покинуть коронацию! Ты лишишься милости Эль-хана!  
- Лишусь чего? Милости Эль-хана? Не вижу никакого Эль-хана – только двух паяцев, которым самое место в уличном балагане.  
- Ты откалываешься от Орды? – сощурился Агдаш.  
- Нет, это Орда откалывается от вас. Я эту неделю тоже не сидел, сложа руки. Семь кланов, недовольных новым правителем, уже подошли к столице. Завтра в каганате грядут кардинальные перестановки.  
- Ты понимаешь, что это начало междоусобицы и конец Кергеитской империи?!  
- Не смеши меня! Скажи, кто поддержит этих слизняков? Никто. Только твой малочисленный клан, да дворцовая стража. Это даже переворотом нельзя назвать. Мы просто придем убрать в замке мусор.  
- Не делай этого! Всегда можно договориться – мы дадим тебе пост Главнокомандующего и…  
Внезапно Беозвил схватил Агдаша за воротник и притянул к себе. Его белесые от ярости глаза смотрели на регента в упор.  
- Ты посмотри вокруг, принюхайся… Чуешь чем пахнет? Это альварская вонь. Она повсюду, она пропитала стены, она даже в нас. Еще немного и мы сами будем плясать, как те два остроухих выродка, по недоразумению оказавшихся потомками Великого хана. Наша молодежь ни разу не участвовала в походах, многие не держали в руках ничего тяжелее бокала с вином. Вот это – реальный конец великой державы. И если ничего не сделать, он окажется реальностью. В молодости я уважал тебя, за твою храбрость, ум и честолюбие. Но годы идут и у тебя, похоже, осталась только жажда власти. За нее ты готов даже лизать задницы этим альварским мужеложцам и шлюхам! Поэтому завтра пощады не жди!  
- Почему завтра, а не сегодня? Сдается мне, ты блефуешь.  
Беозвил откинул занавесь с окна, и ошарашенному взору регента открылась картина тысячи костров, покрывших всю долину за стенами столицы.  
- Добрые дела по утру делаются, а не под покровом ночи. – усмехнулся вождь Свирепых Тигров, - Да и торопится нам некуда. Знаешь, почему Дунган был невменяемым больным ублюдком, в отличие от меня? Потому что я своих альварских наложниц только трахал, а не заводил потомство. Приятной вам ночи, регент…  
Довольный своей шуткой, Беозвил расхохотался и пошел на выход.  
 
Глава 3. Жизнь – игра.  
 
Эрвик, еще не переодевшийся из женского платья, нашел хана Агдаша в его комнате, где тот предавался возлияниям крепкого вина.  
- Ну, как мы им показали? Какое лицо было у этого мрачного старикана, который на выход пошел…  
Регент вскочил, отвесил парню пару оплеух, а затем поволок к окну.  
- Вот, смотри тупоголовый урод, что ты наделал! – Агдаш обвел рукой костры. – Там целая куча "мрачных стариканов", которым крайне не понравилась твоя выходка! Завтра они придут с подробной критикой твоего кривляния, но ты в ответ сможешь только визжать, пока из тебя будут вытягивать все жилы…  
Внезапно силы оставили хана и он опустился на пол, прислонившись к стене.  
- Хотя все равно ничего бы не изменилось. Видно прав был Беозвил: потерял я хватку и сел не на тот стул. Поделом мне.  
- Но почему? – в голосе Эрвика слышалось искреннее удивление. – Ведь мы потомки самого Дунгана!  
- Видно не оправдали вы столь высокое имя. – истерически хохотнул регент.  
- То есть, чтобы заслужить их признание, надо быть таким же кровожадным и буйным психопатом, как наш дед?  
- Именно! – Агдаш поднялся, подошел к столу, налил себе полную чару вина и поднял ее во здравие, - Так выпьем же за этих потомков, которых нет в природе! Чертова альварская кровь!  
Эрвик ворвался в покой сестры, когда она переодевалась.  
- Ты с ума спятил! – крикнула она, прикрывая свою наготу.  
- Если бы! Но чем скорее, тем лучше!  
- Ты о чем?  
- Если коротко – нам конец. Завтра придут суровые клансмены и мне натянут кишки на скалку, а тебя… - принц бросил на нее оценивающий взгляд. – В общем, твои ночные похождения с юными пажами покажутся тебе детской забавой.  
- Что случилось?  
- Случилось страшное… О, чем не название для новой драмы в трех частях?  
- Какой драмы, о чем ты? Почему нам конец?  
- Борьба за власть. Некоторые считают, что мы ее не достойны. Наша задача – их переубедить!  
- Надо бежать! – внезапно до Эолы дошел масштаб бедствия, и она кинулась собирать одежду.  
Принц схватил ее за плечи и встряхнул:  
- Отставить истерику, дура! Куда ты побежишь, тут все оцеплено! Садись и пиши…  
- Что писать? – девушка смотрела на него круглыми непонимающими глазами.  
- О, боже! Драму! В трех частях! Помнишь, я играл умалишенного Патриса в спектакле "Ода безумию"? А ты его возлюбленную, истеричную Геллу? У нас ведь похоже получалось?  
- К чему ты клонишь?  
- Им нужен псих – я дам им психа.  
- Не получится! - занервничала Эола, - Не путай подмостки театра с жизнью…  
- По большому счету - какая разница! – принц подошел к окну. – Вся наша жизнь – сплошная игра и лицедейство. Главное заучить реплики и импровизировать по ходу действия. Да и выступать мы будем не перед искушенной театральной публикой, а для горстки вонючих кочевников. Ценой нам будут не жидкие аплодисменты, но наша жизнь. Мотивация для хорошей актерской игры есть, как думаешь? Жить охота?  
Эола кивнула.  
- Тогда садись и пиши.  
 
Глава 4. Кровавое безумие.  
 
Эрвик вошел к хану Агдашу. Тот поднял на него мутные глаза и икнул.  
- Мне нужны твои Снежные Барсы. – ровным и бесцветным голосом заявил принц.  
- Зачем? Бежать не получится…  
- Никто никуда не бежит. Это им надо бежать сломя голову. Мне дед во сне явился и приказал всех мочить.  
- Как мочить?  
- Насмерть мочить. Что, не помнишь как дед орал?  
Тут Эрвик набрал воздуху в легкие и заорал во всю мочь:  
- Убьюпадальтварьнахренпокромсаю!!!  
- Слушай, а похоже… - хан глупо хихикнул. – Они в казармах. Спроси у коменданта.  
- Сам спросишь. Вставай, пошли.  
- Куда?  
- Мочить. Кто не с нами, тот против нас.  
Принц, в окружении вооруженных нукеров, вошел в зал, где все еще продолжался пир. Гуляли в основном молодые клансмены, встретившие появление Эрвика хохотом и пошлыми выкриками. Принц вспомнил, что он забыл переодеться из женского платья. Но потом решил, что так эффект будет даже сильнее.  
Поднявшись на помост, молодой Эль-хан выстрелом из пистолета привлек всеобщее внимание.  
- Нашу коронацию перервали. Продолжим. На очереди у нас присяга кровью.  
- Присягать? Кому? – поднялся нетрезвый молодчик весь в татуировках и с бритой башкой. – Ряженому идиоту в бабских одеждах?  
- Оскорбление Эль-хана. – констатировал принц и обратился к Агдашу. – Как поступали с такими в ваше время?  
- Хребет ломали! – хохотнул пьяный хан.  
- Ну, что смотрите? – обратился Эрвик к ближайшим нукерам. – Выполняйте!  
Те смущенно потоптались, скинули самозарядные винтовки с плеч, подошли к молодому буяну и перевернули его с ног на голову.  
- Э, вы че творите… - начал было возмущаться клансмен, как вдруг здоровенные стражники резко загнули его ноги к затылку. Послышался хруст костей. От этого звука все в зале моментально протрезвели.  
- Это же был сын Беозвила! – побледнел Агдаш. – Вот теперь – точно конец…  
- Как будто у нас был выбор. – заметил принц. – Подыхать, так с музыкой!  
Он подошел к ритуальному Кубку Крови, сделал надрез на руке и сцедил пару капель. Затем сделал приглашающий жест рукой. Присутствующие нерешительно переглядывались.  
- Мне долго ждать? – задал вопрос Эль-хан и тут же сорвался на крик. – Вам что, собаки недорезанные, отдельное приглашение требуется?!! Эй, стража! Казните вон того ублюдка, слева! Если и тогда шевелиться не будут, стреляйте по этому сброду на поражение!  
Еще не успели стихнуть крики несчастного, которому нукеры ломали спину, как к Кубку выстроилась очередь. Подождав, когда последний клансмен смешает свою кровь с его, принц подхватил чашу и опорожнил ее. Затем дико рассмеялся.  
- Теперь вы мои, телом и душой! Собраться здесь через полчаса, при оружии и со своими людьми. Время пошло!  
- Это капля в море, - пробормотал Агдаш, - ведь за стенами семь кланов – это одной мотопехоты тысяч сто…  
- А как бы поступил мой дед?  
- Он бы всех убил. По крайней мере - попытался бы.  
- Отлично! Так и сделаем! – захлопал в ладоши Эрвик.  
- Что сделаем?  
- Убьем их всех.  
Хан обхватил голову руками и медленно сполз на пол.  
 
Глава 5. Танцы со смертью.  
 
Принц на слабеющих ватных ногах дошел до комнаты Эолы и буквально ввалился внутрь.  
- Ну, как все прошло? – кинулась к нему сестра.  
- Я убил двух человек. Мне плохо…  
- Не ты, а он, - Эола кивнула на разбросанные листы бумаги, - "Безумный принц". Они поверили?  
- Еще бы. Они приняли мою истерику за психоз. Но это только начало…  
В комнату заглянул посыльный нукер:  
- Великий хан - прибыл комендант!  
Эрвик с трудом поднялся и на выходе обратился к сестре:  
- Пиши! И побольше пафоса, люди любят громкие эффекты…  
Комендант неожиданно оказался альваром. Судя по выправке, он был из тех армейских чинов, что после крушения Империи примкнули к победившим кергеитам, когда надобность в военспецах была очень высокой.  
- Мой Император? – альвар с удивлением оглядел дамский наряд принца, запятнанный кровью.  
- Не обращайте внимания. Сколько наших частей в пределах города?  
- Наших… - комендант покатал это уже подзабытое слово на языке. – Более-менее альварские – это 25-й мотострелковый легион и броненосный полк "Гром". Остальные смешанного состава, плюс комиссары от кланов.  
- Те соединения, что перечислили – в ружье. Там, где альваров большинство, кончайте комиссаров. Разбираться с ними времени нет. Что на столичном аэродроме?  
Альвар поморщился:  
- Половина наполовину. Еще и тумен Цепных Псов в оцеплении.  
- Хорошо, туда я отправлюсь лично, чтобы без эксцессов. Хан Агдаш? – Эль-хан повернулся к полностью протрезвевшему регенту, которого все еще била дрожь. – Выдвигайте своих Снежных Барсов на замену Цепным Псам. Если сможете – разоружить. Нет – значит в расход.  
Через полчаса штабной автомобиль, в сопровождении нескольких грузовиков с клансменами, уже выехал на бетонную полосу, где рядами, крылом к крылу, стояли "Стервятники". Прозвучал сигнал на сбор и из ангаров и казарм побежали сонные летчики и техперсонал.  
- Кергеиты – шаг вперед! – скомандовал Эрвик, обходя ряды летчиков.  
Строй поколебался и распался на две части. Принц надрезал палец и принялся оставлять кровавые отпечатки на лбу клансменов. Один из кергеитов бросился бежать, но тут же упал под градом пуль.  
- Что происходит?! – закричал появившийся на взлетной полосе в одном исподнем комиссар Цепных Псов.  
- Ничего. Наводим порядок. – с этими словами Эрвик пустил тому пулю в лоб.  
На краю аэродрома раздались выстрелы, глухо застучал пулемет.  
- Кажется, разоружить не удалось. – констатировал Эль-хан. – Нужно срочно выдвигаться в город, иначе этот шум спугнет вождей. Где остановился наш "мрачный старикан" Беозвил?  
- Он сейчас в своей загородной резиденции. Веселится с наложницами. – ответил комендант.  
- Надеюсь, он не будет против нашей компании? – принц разгладил кружева на платье. – Бабой больше, бабой меньше…  
Тут он зашелся таким безумным смехом, что альвар невольно отшатнулся от него.  
Когда Эрвик с нукерами ворвался в спальню Беозвила, оргия была в самом разгаре.  
- Всех в штыки! Никого не оставлять в живых! – дурным голосом заорал Эль-хан и самолично подстрелил пару полуголых визжащих девок.  
- Что за хрень?! – хмельной предводитель клана Свирепого Тигра еле поднялся с постели, тяжело поводя мутными глазами. – Вы откуда?! Знаете, кто я?!  
- Знаем, человек без члена. – с этими словами Эрвик выстрелил Беозвилу в пах. – Ну, кто теперь больше баба – я или ты?  
Вождь взвыл, согнувшись в три погибели. Наконец он узнал в напавших молодого Эль-хана.  
- Ты чего, слизняк, совсем головой поехал?! Я же тебя задавлю!  
- Может и задавишь. Но конкретно ты этого уже точно не увидишь. – принц протянул ему трубку дальней связи. – Зови своих сообщников, скажи, что надо посовещаться.  
- Да пошел ты…  
Пуля вошла ему в левую ногу, раздробив кость…  
Из всех мятежных ханов не явился только вождь клана Черных Воронов.  
- Надо же, хорошая у человека интуиция. А может просто не пил сегодня, как все. – сострил Эрвик.  
Он вышел к заговорщикам, держа за волосы отрубленную голову Беозвила, у которой еще подергивались веки.  
- Вглядитесь внимательно в этого старого мудака, который решил, что он самый хитрый и сильный. Кто думает так же, как покойный предводитель Свирепых Тигров?  
- Ты на кого пасть раскрыл, щенок! – прогудел басом вождь клана Стремительного Удава.  
Раздался выстрел и тот упал, нелепо взмахнув руками. Эрвик подошел к вождю Разящих Ястребов.  
- А ты?  
Клансмен смачно харкнул в лицо принцу. Эрвик слизнул плевок и хищно осклабился – пуля вошла вождю прямо в рот, выплеснув мозги на стенку. Бойня продолжилась, и вскоре все пять непокорных ханов были мертвы.  
Побледневшие нукеры смотрели на распростертые тела ханов, представляя себе потоки крови, которые скоро будут пролиты. В соседней комнате подвывал регент.  
- Так будет с каждым, кто посмеет оспорить божественную власть Эль-хана! – Эрвик обвел кергеитов и альваров тяжелым взглядом. – Вырежу всех, до седьмого колена!  
Никто из присутствующих в комнате не усомнился в его словах.  
 
Глава 6. Штурм.  
 
Великий хан прибыл в штаб, расположенный во дворце и сразу вызвал коменданта:  
- Все время забываю спросить твое имя…  
- Коул, мой Император!  
- Будешь Главнокомандующим, Коул. Но только тогда, когда все закончится. Технику вывели из парков?  
- Так точно, повелитель! Самоходные орудия заняли свои позиции.  
- Лупите по клановскому отродью за стенами!  
- Э-э-э… Простите? Видимо это не самая лучшая идея – ответным залпом нас просто сметут!  
- Не сметут. Я послал гонцов с головами казненных ханов в каждый клан и приказал распустить слух, что Беозвил злодейски умертвил своих сообщников, чтобы не делиться властью. Они и так друг другу не доверяли, а теперь и подавно… А сейчас извините, я отойду ненадолго…  
Дверь в комнату Эолы распахнулась, и на пороге возник принц, дирижирующий головой Беозвила.  
- "Принимай же в объятья, любимая, драгоценной победы венец…". - продекламировал он строку из оды "Триумф победителя", затем зашвырнул свой страшный трофей в угол и зашелся в глухих рыданиях. – К черту! Я так больше не могу – весь в крови, в ушах стоят стоны…  
Сестра довела брата до постели и укутала в одеяло:  
- Ты очень многое сделал и просто устал. Отдыхай. Теперь мой выход на сцену – явление истеричной стервы.  
- Реплики заучила? Все получится? – шмыгнул носом Эрвик.  
- Кто знает. Спектакль продолжается. Сцена обильного кровопускания. Много пафоса, переходящего в эпос. Я всегда любила эти моменты, ты же знаешь… - слабо улыбнулась Эола, хотя ее всю трясло.  
Принцесса появилась в штабе под аккомпанемент первых снарядов, рухнувших на позиции мятежных кланов.  
- Эль-хан Эола? А где ваш брат? – осторожно осведомился Коул.  
- Он устал и прилег отдохнуть. Теперь я за него. Первый мой приказ – открыть арсеналы и раздать винтовки горожанам!  
- Но что смогут ополченцы против профессиональных воинов клана? Они пройдут через них, как нож сквозь масло!  
- Если на десять мирных жителей придется один убитый клансмен – это уже выгодный размен! Ваше дело не рассуждать, а выигрывать время. Части 25-го мотострелкового легиона и броненосного полка "Гром" расположить вокруг дворца. Когда подойдут остальные лояльные части?  
- Только к утру.  
- Плохо, могут не успеть. Что там мятежники?  
- Кажется, сцепились между собой. – комендант удовлетворенно прислушался к залпам вне стен столицы. – Расчет оказался верным.  
Над замком на бреющем полете прошла эскадрилья "Стервятников". Ночь озарилась вспышками бомбовых разрывов.  
Однако вскоре кергеиты начали разбираться в ситуации и постепенно прекратили стычки. Первыми все поняли Черные Вороны и устремились на штурм столицы, увлекая за собой дезорганизованные части других кланов. Однако их вхождение в Астрату было совсем не похожим на победное шествие, каким оно было много лет назад – из каждой подворотни слышались хлопки выстрелов, из окон летели бутылки с зажигательной смесью, с чердаков стучали пулеметы. Большая часть вторгнувшихся в столицу завязла в боях за кварталы, превращая город в кипящий котел. Возле дворца клансмены встретились в бою с клансменами – здесь ожесточение схватки достигло своего предела. Умывшись кровью и не добившись ничего первым наскоком, мятежники оттянулись и принялись садить по резиденции Эль-хана из тяжелых орудий.  
Эрвик лежал в постели, закутавшись в одеяло – с каждым ударом нового снаряда с потолка сыпалась кирпичная пыль. Сквозь грохот канонады он кричал столпившимся возле него Беозвилу, ханам и прочим убитым им сегодня:  
- Как вам такие наши кривляния?! Не нравятся?! Ничего вы не понимаете в высоком искусстве…  
Наконец все стихло и в образовавшиеся проломы устремились остатки Черных Воронов, во главе со своим ханом. Вскоре топот их ног раздался в коридоре тронного зала.  
- Ей богу, страна непуганых клансменов! До сих пор живут временами Дунгана! – удивлялся сержант-альвар, устанавливая станковый пулемет напротив входа в тронный зал. – Где они взяли столько идиотов?  
- Вот мы сейчас и проредим их популяцию, чтобы другим неповадно было. – принцесса передернула затвор.  
Створки дверей распахнулись и в помещение ворвались клансмены, с криками: "Режь остроухих!" и "Дави предателей!". Однако их вопли тут же потонули в грохотании выстрелов. Крупнокалиберные пули насквозь прошивали тела до самого конца коридора, и вскоре он оказался полностью завален целыми кучами трупов.  
Когда смолкли последние залпы и наступила тишина, оглушенная Эола встала из-за пулемета и, покачиваясь, на слабеющих ногах добралась до трона. Взгромоздившись на него, она процитировала: "Только мертвые видели конец войны!" и тут же потеряла сознание. Штурм Астрата завершился.  
 
Глава 7. Заключительный акт трагедии.  
 
Эрвик, с красными от недосыпа глазами, закутавшийся в пыльное одеяло, брел по разрушенным коридорам замка, натыкаясь на трупы. В тронном зале его ждали всклоченная Эола и Главнокомандующий Коул.  
- Как наши дела? Впрочем, сам вижу что неплохо. Что там кланы?  
- Рассеяны. Те три клана, что меньше всех пострадали, просят разрешение на отход. Настаивают на своем нейтралитете.  
- Пусть идут…  
Все присутствующие с удивлением воззрели на Эль-хана.  
- …а когда их колонны растянутся по дороге, нанесите по ним бомбовый удар и сотрите в порошок. Никто не должен уйти живым.  
В зал вошел поседевший за ночь хан Агдаш.  
- Я предупреждал, что эта свара ни к чему хорошему не приведет! Вассалы восстали и ведут свои войска к столице. В авангарде герцог Вигуа с броненосным легионом!  
- Ну, это не самая плохая новость, которую я выслушал со вчерашнего дня. Сколько у нас броненосных частей?  
- Два полка. "Гром" слишком потрепали в городских боях.  
- Пусть выступают – я их возглавлю.  
- Но, мой повелитель, два полка против целого легиона…  
- Когда у нас были другие расклады? Вот ты переживаешь по этому поводу? – спросил Эрвик свою сестру.  
- Нисколечко. Да здравствует Эль-хан! Слава!  
- Слава! Слава! – подхватили клансмены и альвары.  
Принц обернулся к Эоле, обнял, и внезапно поцеловал взасос, под шокированными взглядами подданных. На ее округлившиеся в недоумении глаза он еле слышно промычал: "Импровизируй".  
Когда Эль-хан, наконец, повернулся, то застал только согбенные в поклонах спины. Никто ничего не сказал. Всем было страшно…  
Маневренные "Носороги", лязгая гусеницами, атаковали из-за холма ползущие по дороге многобашенные "Черепахи" Вигуа. Эрвик сидел в головном броненосце и командовал по радио:  
- Протаранить колонну! Развернуться – еще раз протаранить! Дави грузовики, по пехоте картечью!  
Поднятая траками пыль скрыла горящие остовы броненосцев с обеих сторон. Когда она улеглась, показался броневик Вигуа с белым флагом переговоров. Эль-хан откинул крышку люка и вытер свое закопченное лицо. Похоже, он перестал бояться чего-либо в этом мире.  
Принц вошел в тронный зал, где восседала принцесса, и согнулся в шутливом поклоне:  
- Эль-хан Эола!  
- Эль-хан Эрвик! – ответила она кокетливым книксеном.  
Оба они рассмеялись. Самое страшное осталось позади. Сестра принесла бокалы с вином, и они выпили в честь их победы.  
- Все-таки хорошие из нас лицедеи вышли! Всех провели! – радовался Эрвик.  
- "Доколь дозволить я могу, чтоб правил ты безумной волей…" - процитировала Эола.  
- "…мне больше сраму не избыть!" - закончил принц. – Постой, это не тот момент, где Гелла травит Патриса ядом?  
Внезапно он почувствовал на губах горечь, закружилась голова.  
- Ах ты дрянь! – Эрвик достал пистолет и пару раз выстрелил по скрывшейся за колонной сестре. – За что?!  
- Ты сам говорил, что надо играть до конца. Это последний акт трагедии, катарсис. Ты уж постарайся.  
- "Виня меня в безумии моем, не видишь ты теней в душе своей!" - заплетающимся языком произнес принц, припадая на колено.  
- "Не тени то, всего лишь пустота, что принял за любовь, мой дорогой…" - голос Эолы растворился в темноте, куда рухнул Эрвик, уже не слышавший топот нукеров в коридоре…  
 
Эпилог.  
 
Принц рассматривал в бинокль выстроившиеся напротив ряды броненосцев, придерживая его левой рукой. Правая была парализована после воздействия яда.  
- Может быть, заключим перемирие? – спросил его хан Агдаш. - Найдем компромисс?  
- Компромисс говоришь… Скажи, почему мой дед правил так долго? Ведь он был сумасшедшим.  
- Его боялись из-за непредсказуемости. Любого, кто в его присутствии начинал нервничать сверх обычного, он тут же убивал. Таким образом, Дунган порушил немало заговоров.  
- Тогда скажи мне, любезный друг, какая участь ждала сирот-близняшек при твоем регентстве? Неизлечимая болезнь? Несчастный случай? Яд Эоле тоже ты подкинул?  
- Да я…вы что… - испуганно затараторил хан, но тут же все понял и потянулся за саблей. Эрвик опередил его, правой рукой достал пистолет и пристрелил регента.  
- Про руку я соврал, если что. Лицедейство. Кругом одни лицедеи. – он с удивлением посмотрел на дымящийся ствол и тело Агдаша. – Это тоже я или… Хотя - какая разница.  
Принц подошел к радиопередатчику.  
- Эй ты, тварь бездушная! Как трагедию назовем? Прием!  
- Какую трагедию?  
- Эту самую, которая сейчас идет, в трех частях…  
- Так ты же сам дал название! – рассмеялась сестра. – Не помнишь?  
- Случилось… - пропел красивым тенором Эрвик.  
- Страшное! – добавила своим нежным сопрано Эола.  
Взревели моторы, и армады броненосцев устремились навстречу друг другу. 

Авторский комментарий: Фэнтезийный трэшняк
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования