Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Ubivec - К мечте - на всех парах

Ubivec - К мечте - на всех парах

"Ищущие – да обрящут!"  
 
Глава 1.  
 
Человек, в сером шерстяном плаще с капюшоном, вышел на полузаброшенную станцию Молодечно. Видавшие виды сапоги со стоптанными подошвами лениво месили песок и гравий, оставшиеся от некогда бетонной платформы. Дойдя до семафора, он откинул капюшон и запрокинув голову, с наслаждением втянул разливающийся вокруг аромат цветущего вереска. Сразу стали видны его русые вихры и молодое веснушчатое лицо. Единственное, что выбивалось из общей картины – это цепкие серо-стальные глаза. Присущее им выражение холодного оценивания, сразу выдавало в нем члена Гильдии Штурманов. Если оставить в покое глаза, то был еще ряд немаловажных деталей, которые позволяли отнести его к навигаторам: крепленная к котомке клетка с попискивающими мышами, планшет с картами и болтающийся на груди расчетный блок, собранный из микросхем и картриджей приставки "Денди".  
Штурман возвращался после ряда контрактов на проводку лесовозов у короля Луки. Заработок конечно не обильный, но зато стабильный. Парень уже хотел отправиться домой, но вчерашнее происшествие внесло серьезные коррективы в его дальнейшие планы. Когда он расслаблялся в баре на полученную с контрактов выручку, то даже не заметил, как в его кармане очутилась странная визитка. Вот и сейчас штурман достал ее и внимательно рассмотрел. Плотный картон с выдавленной на лицевой стороне серебристой молнией, а на обороте твердым, почти печатным почерком было выведено: "Жду возле станции Молодечно в 15:00. С наилучшими пожеланиями, капитан Немо". Молодой навигатор много слышал про знаменитую "Молнию" и ее таинственного капитана, но находил все циркулирующие слухи о них преувеличенными и относил это явление на счет железнодорожных легенд. Теперь этот миф внезапно материализовался и вызвал у парня приступ давно исчезнувшего любопытства.  
Когда ожидание затянулось, и штурман подумал, что попал в очередной дурацкий розыгрыш, внезапно пришло ощущение приближающегося поезда. Сначала в нутре зародилась мерная вибрация перестука колес, затем по рельсам пробежали всполохи электрических разрядов, подул холодный и резкий ветер. Мимо промелькнули еле заметные для обычного глаза фантомные тени состава. Вне всякого сомнения - приближалась "Молния". Но, похоже, она даже не намеревалась сходить с Призрачного Пути!  
- Они рехнулись прямо здесь тормозить?! – парень вприпрыжку бросился за насыпь и вовремя. Яркая вспышка света совпала с диким скрежетом тормозов. Повсюду, насколько хватало взора, горел вереск. Пошел снег. Когда стихли последние волны перехода, штурман рискнул высунуть голову из укрытия. "Молния" была прекрасна. Парень повидал много поездов на своем веку, но, ни один не мог сравниться с этим произведением искусства. Плавные линии парового котла, изогнутая назад труба, хромированные зеркала отражателей – казалось, каждая деталь кричала только об одном: "Скорость!". Да, он был создан для неимоверных, почти запредельных скоростей. Штурман испытал острое желание очутиться внутри этого совершенства. Он вскочил и побежал к этой овеществленной мечте, похожей на мираж, колеблющийся в дымке испарений, окружавшей покрытый изморозью состав. Люк паровоза открылся после нескольких сильных ударов изнутри, и в проеме показалась рыжая девушка.  
- Ты Лис?! – прокричала она, перекрывая свист пара.  
- Да, это я! – вспомнил свою мирскую кличку парень.  
- Старпом Вероника! Добро пожаловать на "Молнию"! – и она протянула ему руку, помогая забраться по откинутой металлической лесенке.  
Так штурман попал на поезд своей мечты.  
 
Глава 2.  
 
- Прости, что так резко затормозили. У нас на хвосте два "дизельника" пензенских сектантов.  
Паровоз содрогнулся и тронулся с места.  
- Секта? Чем это вы им не угодили? – в свое время штурман работал на них и знал, что с этими фанатиками лучше не связываться.  
- А мы почем знаем? – фыркнула Вероника. – Останавливаться и спрашивать нет никакого желания.  
Только сейчас Лис заметил один существенный недостаток на хорошеньком лице старпома – закрывшее весь левый глаз огромное бельмо.  
Вероника провела его в тесную кают-компанию, где возле стола над картами и схемами склонились высшие чины "Молнии".  
- Вот этот здоровенный бугай в шрамах – боцман Борис, можно просто "дядя Боря". Видишь того худощавого дрыща? Это наш главный и единственный системщик – Макс. Гений в своем роде. А это маленькое мохнатое недоразумение – Би-бу. Он старший у углежоров. – представила команду девушка.  
Штурмана впервые знакомили с углежором, так как на всех поездах они были самой низшей кастой. Поэтому протянутую миниатюрную лапку он жать не стал, ограничившись кивком.  
- А это, как ты уже знаешь, наш старпом и по совместительству инженер-механик "Молнии". – подала голос странная угловатая фигура из затененного угла, указывая на Веронику.  
- Вы, как я понимаю, капитан Немо? – спросил навигатор.  
- Почему Лис? – игнорировала заданный вопрос таинственная личность, замотанная в бесцветные тряпки.  
- Я еще не настолько опытный штурман, чтобы делать мгновенный расчет трех подсистем Вернера в плоскость астралоэклиптики. Но у меня очень развито чутье – любую аномалию чувствую за версту, что позволяет заранее просчитывать траекторию и избегать опасности.  
- Лис-лис, хитрый лис… - у капитана был какой-то странный голос, с вибрирующими и жужжащими модуляциями. – Как думаешь, дядя Боря – попадет ли лиса в рай?  
- Сомневаюсь. – усмехнулся боцман. – Хитрость доведет ее до порога, но осторожность не даст переступить через него. 
- Пусть ведет до входа. Большее нам и не требуется. И еще один вопрос – ты верующий?  
- Странный допрос. – возмутился штурман и указал на висящий у Вероники на шее крестик. – Похоже, ее вера вас не беспокоит?  
- Веронику мы знаем давно, она проектировала "Молнию", а ты для нас человек новый. Эксцессы нам не нужны.  
- Ну, когда припрет – мы все верующие. – Лис вспомнил про свой крестик и иконку в котомке.  
- Констатируем – умеренно верующий. Добро пожаловать на "Молнию"! – Немо протянул из темноты навигатору руку… Это была железная клешня!  
- "Рухлядь!" - вскрикнул штурман и невольно отстранился.  
Капитан скинул окутывающие его тряпки и предстал перед парнем в своем истинном виде – нелепое человекоподобное нагромождение металлолома, опутанное бесчисленными проводами и шлангами.  
- Хочешь сойти?  
Лис вспомнил пензенских сектантов, мутантов Припяти и Призрачный народ Зеленограда, подумал и отрицательно покачал головой:  
- Но как навигатору, мне надо знать конечный пункт маршрута.  
- Вот, наш человек! – капитан подошел к расстеленной на столе карте. – Скажем так – мы движемся в сторону Екатеринбурга.  
- Я согласен на контракт - нам по пути.  
- Ты с нами только до города? – осведомилась Вероника.  
- А куда еще? Это же Конечная Станция! Далее только Барьер и Вселенская Пустота!  
- Вот мы туда, во Вселенскую Пустоту. В нирвану, так сказать… - усмехнулся Немо.  
Если бы Лис имел чувство юмора, то на этом моменте обязательно рассмеялся. Внимательно оглядев лица присутствующих, штурман понял, что шуткам здесь не пахнет и ледяным тоном осведомился:  
- Конечная цель маршрута.  
Капитан подался вперед, скрипнув ржавеющими сочленениями, и тихим голосом произнес:  
- Владивосток.  
- Все понятно. Высадите меня на Конечной Станции. Заплатите половину гонорара.  
- Представь, если бы он был не "умеренно верующим"? – хохотнул боцман.  
- Всего лишь набросился на меня с криком: "Антихрист!". – Немо прислушался к стуку колес по рельсам. – Тревога по плану "В"! У нас гости! Ну что, попутный Лис, вперед – отрабатывай остановку, во время которой мы подобрали тебя!  
 
Глава 3.  
 
Штурман протиснулся в рулевую рубку паровоза, где место за штурвалом уже заняла Вероника.  
- Ты у нас еще и рулевой? – удивился Лис.  
- Когда как. – коротко ответила девушка. – Приготовься к переходу на Призрачный Путь – нас догоняют те самые два "дизельника".  
Штурман связался с системщиком:  
- Перебрось мне все доступные расчетные модули на угловую атаку… Э, не так быстро – мой блок сгорит!  
- Хреновый, значит…  
- Поговори мне еще! Какой ни есть – я с ним через всякое прошел! – навигатор забегал пальцами по кнопкам джойстика. – Верификация от столбовой оси – пара градусов!  
Сверившись с картой, он крикнул старпому:  
- В точке 56-78 дай ускорение, и уходим на первую астральную скорость!  
- Не учи ученого! – огрызнулась Вероника.  
По паровозу поползли искры разрядов, мир вокруг стал сереть, лишаясь красок. Мелькающее впереди железнодорожное полотно раздвоилось, расстроилось альтернативными ветками. Лис приник к перископу задней полусферы и увидел приближающихся сектантов, пока еще только искрящиеся силуэты их поездов.  
Когда-то, еще до Великой Техногенной Катастрофы, они были обычными чудаками, лежащими в пещерах под Пензой в ожидании Конца Света. Когда он таки наступил, сектанты внезапно приобрели большое влияние и организовали Церковь Свидетелей Начала. Теперь это была могущественная организация, бросавшая вызов самой РПЦ.  
Запахло машинным маслом - на мостике появился капитан:  
- В принципе мы можем от них уйти, но потом придется тащить их за собой до самого Екатеринбурга. Поэтому сыграем с ними в кошки-мышки. Тепловозы хороши для марафонов, но не для разгонов. Как думаешь, Лис, у них хорошие штурманы? 
- Судя по тому, что их составы идут в одном потоке – они либо матерые профессионалы, либо клинические идиоты.  
- Будем надеяться на второй вариант.  
Тепловозы обошли "Молнию" с двух сторон, беря в клещи альтернативных путей.  
- Переходим на третью астральную! – скомандовал Немо. Удар перехода швырнул всех назад. Мир вокруг стал темнеть. Один из "дизельников" не успел словить момент скачка и наполовину превратился в ледяную глыбу. Щелкнули "сорокопятки" по бокам "Молнии" и корпус тепловоза брызнул заиндевевшей металлической крошкой, разрушаясь на ходу.  
- Один готов! Плоховато у них с синхронизацией! Тормози до второй, уходим вправо по шкале сопротивления антиматерии! Расчеты на скачок до четвертой, с поправкой на кинетическую глиссаду – быстро!  
Навигатор вспотел, едва поспевая за указаниями капитана, выдавая целые серии быстро меняющихся координат и анализ попутных альтернатив. Это был поистине прекрасный и жуткий танец смерти – оба экспресса шли в одной плоскости вероятности, которую никто не мог оставить без фатальных последствий. Наконец тепловоз противника вспыхнул ярким фиолетовым светом, и его четкий силуэт начал растворятся в воздухе.  
- Кажется, мы вогнали их в петлю Брюма.– сообщил Немо. – Вот кто теперь действительно отправился бесконечно странствовать в пустоте… Абордажные команды – отбой!  
- Погибшим экипажам – честь отдать! – проорал боцман в коммутатор. Все на "Молнии" вытянулись по стойке "смирно", салютуя вставшим на Вечный Путь.  
Лис вышел в тамбур, отдышаться, как вдруг сверху свесилась патлатая старческая голова.  
- Закурить не найдется? – спросила она и, не дождавшись ответа от впавшего в ступор штурмана, втянулась обратно.  
- Это кто у вас там по крыше лазает? – остановил Лис проходившего мимо Макса.  
- Не обращай внимания, это наш юродивый.  
- И что он делает наверху?  
- Чертит формулы. Весь паровоз ими покрывает, потом стирает и снова карябает. Ищет какой-то математический абсолют. – системщик усмехнулся. – Бред конечно, но скорость "Молнии" увеличивает на десять процентов.  
Навигатор покачал головой и отправился к себе в каюту.  
 
Глава 4.  
 
В Екатеринбург "Молния" прибыла через три дня. Штурман вошел в каюту капитана, заставленную стеллажами с бесчисленными книгами.  
- О! Хитрый Лис пришел за своим куском курятины. – Немо отвлекся от чтения и кинул навигатору увесистый кошель. – Держи, отработал. Что-то еще?  
- Ты знаешь, о чем я. – Лис начал потихоньку накалятся. – Вы тут корчите из себя убежденных идиотов, перебрасываетесь малопонятными фразами…карты, за которые любой уважающий себя штурман, не глядя, отдаст правую руку. И вот, после этого, ты хочешь, чтобы Лис развернулся и ушел?!  
- Ты веришь в невозможное? – внезапно спросил капитан.  
- Нет, я не верю во Владивосток, райские кущи, в существование жизни за Барьером…  
- А в человеческий разум?  
- Сложно сказать. Ведь именно он привел нас к этим поистине ужасным результатам.  
- То, что для тебя катастрофа, для меня лишь продолжение вселенной во всем ее многообразии. Ты знаешь, что "рухляди" начали спонтанно образовываться именно после той аварии на квантовом разгоннике, что схлопнул наш мир. Возможно, я могу существовать как личность только в нашем пространстве, полном аномалий…  
- Тогда зачем ты ищешь выход из него?  
- Назови это мечтой. Мечтой о лучшем из возможных миров. Что ожидает нас здесь? Грабеж товарняков, охрана конвоев, бесконечные войны и интриги ограниченных людишек? Это все мелко. А вот если мы прорвем Барьер, то не только раздвинем границы изведанного пространства, но дадим перспективу загнивающему человечеству.  
- Меня устраивает моя жизнь.  
- Ну да. Это пока всего хватает. Но как только кончатся города-призраки, кончимся и мы – потому как сами ничего не умеем и живем остатками великой цивилизации прошлого. Я прочел множество книг и знаю, что двигало тем миром – великая жажда познания!  
- К чему она привела, мы тоже знаем. – съехидничал парень.  
- Когда ребенок начинает ходить, он часто падает. Иногда расшибается в кровь. Но никто не запрещает ему ходить на этом основании. В общем – решай. Я выбрал тебя из всех штурманов не просто так. Мне нужен интуит, который проведет меня по нехоженым тропам прямиком к воротам рая. Попасть во Владивосток – это моя мечта. А у тебя есть заветные желания?  
- В молодости очень хотел прокатиться на подобном паровозе. – грустно ответил Лис. – Так что теперь даже не знаю…  
- Срочно придумай себе новую мечту. Человек без цели – животное. – Немо встал и протянул навигатору свою клешню. – Так ты с нами, или нет?  
Штурман подошел к развешанной на стене карте "Железные дороги СССР", снял ее и засунул к себе в планшет.  
- Теперь да.  
- Наш человек!  
На выходе парень столкнулся с веселой Вероникой.  
- Ну как, любопытство лисицы пересилило ее осторожность?  
- Не дави на больное…  
- Это же твой родной город? – потянула его за рукав девушка.  
- Не совсем. Живу в деревеньке неподалеку от магистрали – далеко от железной дороги никто не селится, ты же знаешь…  
- Пойдем в привокзальное кафе – страсть как хочу мороженного! Кто знает, когда вернемся.  
- Если вернемся. – съязвил штурман, но все таки направился за старпомом к выходу. Почти возле самого люка его поймал Макс и вручил КПК с сенсорным дисплеем.  
- Вот, возьми. Все лучше твоей "восьмибитки". Все необходимые программы уже туда скинул.  
- Ого! Не думал, что такие еще можно достать! Большущее спасибо!  
- Не за что. Жить всем охота – а тебе курс прокладывать. – тут системщик посерьезнел. – И еще – если ты Веронику чем-нибудь обидишь, мы тебя всем экипажем…  
- Не беспокойся, я более боюсь в этом отношении Кодекса Штурманов, нежели ваших кулаков. – с этими словами навигатор спрыгнул на оживленный перрон.  
Мороженное действительно оказалось очень вкусным.  
- Скажи, ведь это не твое настоящее имя? – спросила девушка, облизывая ложку.  
- Лис? Кличка. Настоящее имя я говорить не вправе – оно принадлежит гильдии.  
- Значит, ты сирота.  
- Да. Дом заколочен. Собака у соседа. Редко там появляюсь – всю жизнь в пути. Ваш капитан знал, кого брать.  
- Везет, а у меня целая прорва спиногрызов в лице братьев и сестер. Правда, многие уже подросли и вполне себе помогают в депо.  
- А ты действительно сама спроектировала и построила "Молнию"?  
- О да! Дело всей моей жизни! – глаза старпома зажглись нездоровым блеском.  
- То есть - это была твоя мечта? – уточнил парень. – А сейчас, что у тебя за цель в жизни?  
- Узнать границы возможного для моего детища. Знаешь, когда вся конструкция дрожит на пределе, но выдерживает…это такой экстаз! – девушка мечтательно закатила глаза.  
- Понятно, меня угораздило попасть в общество фанатиков… - обречено констатировал Лис.  
- Смотри! – прервала его Вероника. – "Георгий Победоносец"!  
На запасной путь действительно выруливал бронепоезд РПЦ.  
- Похоже, это по нашу душу. Хорошо, что не "Архангел Михаил"! – перекрестился штурман.  
- Ты зря их недооцениваешь. – старпом протянула ему искривленное стеклышко. – Глянь на церковников через него.  
- Что за… - изумился Лис, заметив плавающие контуры. – Там внутри еще один паровоз?!  
- Настоящий шедевр, так называемая "астральная матрешка". Состав внутри бронепоезда строили на первой астральной и закольцевали по спирали Глоуба. Теперь они связаны перекрестными решетчатыми подструктурами. Представляешь, сколько угля они сожгли? Эх, мне бы хоть капельку этих ресурсов, я бы развернулась! – завистливо простонала девушка.  
- Представляю, какую скорость эта конструкция может выдать на Призрачном Пути, и мне все меньше хочется с ними столкнуться.  
- Обижаешь, мою "Молнию" никто не переплюнет! – оскорбилась Вероника.  
- Блажены верующие…  
Тем временем из "Георгия Победоносца" на перрон сошел капитан-иерей и направился к их поезду в сопровождении вооруженных монахов.  
- Кажется, будут переговоры. - заключил Лис.  
- Доедай свое мороженное быстро – ничего не будет! – заторопила его старпом. – Стоит только святому отцу увидеть нашу "рухлядь", как вся проповедь моментом иссякнет! Ну вот, что я говорила!  
Они кинулись к "Молнии", которая уже разводила пары, но девушка вдруг свернула в сторону и побежала вслед иерею.  
- Стой, ты куда? – крикнул штурман, но увидел, что Вероника просто встала на колени перед священником, поцеловала ему руку и получила короткое благословение.  
В паровоз она запрыгнула уже почти на ходу.  
- Ну, ты даешь! Я уже подумал, что ты дезертировать захотела. – возмутился Лис. - Никогда не понимал женскую логику – завтра тебе, возможно, придется стрелять в него, как во врага…  
- Во-первых: завтра - это не сегодня. Во-вторых: тут - это вам не там. В-третьих – помощь высших сил никогда не помешает, особенно в таком деле, как наше.  
- Вот и я о чем речь веду. Полная абстракция! – пожал плечами штурман и отправился в рубку.  
 
Глава 5.  
 
До Барьера осталось совсем немного, как вдруг появился капитан и внес поправки в курс:  
- Держись этой отметки. Скорость увеличивайте по экспоненте. Когда пройдем Барьер, ставьте паруса – уголь будем экономить.  
Когда он вышел, Лис повернулся к Веронике и недоуменно спросил:  
- Это все? Так буднично?  
- А он тебе разве не говорил? Мы уже не раз пробивали Барьер. Точнее то, что ты принимаешь за Барьер. На самом деле это только внешний слой "пузыря".  
Штурман грязно выругался.  
- Но расслабляться рано, особенно тебе. Первый прорыв всегда болезненный.  
То, что пространство вокруг начало меняться, навигатор понял сразу. Возникло ощущение падения и заваливания на бок. Мелкая вибрация стала складываться в божественную мелодию, от которой у парня непроизвольно потекли слезы. Вспышка. Он снова был маленьким ребенком и бежал по бесконечному цветочному полю. Вспышка. Он дряхлым стариком бредет по бесконечному цветочному полю. Вспышка. Он гниющий труп, который лежит посреди бесконечного цветочного поля.  
- Мама… - всхлипнул парень, и она пришла к нему, огромная и теплая, заключив в объятья. Лис уткнулся лицом в ее мягкую грудь и разрыдался.  
- Ну-ну, тихо, тихо… - успокаивала его Вероника, гладя по вихрам. – Это еще ничего. Вот второй слой – там будет круче. Так что готовься.  
- Тревога! Зафиксирован выброс энергии на шесть часов! – раздался голос Макса из коммутатора. – На схлопывание туннеля не похоже, скидываю вам данные сенсоров!  
Лис вскочил и бросился к расчетному блоку. Суммировав данные, он вывел на экран массу объекта излучения.  
- Тоннаж плавает в двух значениях. Похоже, это "Георгий"…  
Капитан ворвался в рубку:  
- Откуда у них координаты наших маячков?! Похоже, кто-то сдал нас еще в Екатеринбурге…  
Железный манипулятор сомкнулся на шее старпома.  
- Говори, когда тебя завербовали "черные рясы" из Отдела Инквизиции?!  
- Успокойся, Немо – она не виновата! – штурман продолжил анализ данных. – Они шли с погашенными топками в нашем инверсионном следе. Использовали нас как таран и скакнули в свой первичный фантом. Я даже не знал, что такое возможно, пока не увидел…  
- Значит, они идут в нашем поле вероятности? – уточнил капитан и мрачно добавил. – Хитрость погубила не одну лисицу, помни об этом.  
- Абордажные команды – готовиться к штурму! – взревел боцманский голос.  
"Георгий Победоносец" приближался, синхронизируясь с "Молнией". Выстрелили гарпуны, и по первым натянутым канатам заскользили монахи-воины. Состав наполнился лязгом клинков, так как от огнестрельного оружия на третьей астральной не было проку – пули летели медленно, как дохлые мухи.  
Капитан выбрался на крышу паровоза, где его уже ждал иерей с пылающим клинком в руке.  
- И поставил Господь у врат Эдема ангела с огненным мечом! – с усмешкой процитировал Немо. – Дешевый спецэффект, не действующий на такую циничную "рухлядь" как я. Но вот объясни мне такую вещь, поп. Сейчас мы за Барьером, что в корне расходится с церковным догматами, утверждающими отсутствие здесь пространства, времени и жизни. Как этот факт уживается с твоей верой?  
- А кто тебе сказал, что мы живы? – священник осенил себя крестным знамением. – Мы в Чистилище, на распутье. И я не дам уволочь в геенну огненную заблудшие души. Тебе не понять этого, голем!  
- Я чувствую, мыслю – значит, я существую! – прокричал Немо.  
- Я верю, значит, моя душа еще жива! – ответил иерей.  
- Кончаем софистику, пора практиковать! – клешня капитана разошлась, обнажая цепной меч.  
Тяжелой поступью он направился к церковнику. Тот достал золотой крест и выставил его вперед:  
- Да не убоюсь я зла на пути своем…  
Крест вспыхнул и его сияние пронзило "рухлядь". Запахло паленой проводкой.  
-…и верам моя, мне будет щитом…  
Золото начало плавиться, стекая струйками по руке священника. Немо сделал еще несколько шагов и припал на колено, объятый синим пламенем.  
- Тормози до первой астральной! – крикнул Лис, наблюдавший за поединком в перископ, старпому.  
- Их же размажет! А инерция бронепоезда порвет нас как грелку – мы же в связке идем!  
- Кто тут похвалялся своей "Молнией"? Вот и проверим!  
- Ну, смотри, Фома-неверующий! – оскалилась Вероника и ударила по тормозам.  
Мир померк и сжался до маленькой точки. Корпус паровоза смялся, словно гармошка. Трубу свернуло трубочкой. Внутри рубки все ходило ходуном, трещали перекрытия, дым валил из приборов. Бронеплиты носовой части "Георгия Победоносца" вздулись и брызнули расплавленными ошметками, освобождая заключенный в них светящийся призрак поезда, мгновенно рассыпавшийся на тысячи искр.  
Немо буквально вмяло инерционным ударом в крышу вагона. Священник остался стоять на месте, окутанный неземным сиянием. Его молитва дошла до пафосных высот:  
- …ибо Господь пастырь мой!  
- Передай привет Создателю от бездушных тварей! - капитан, жужжа неисправными сервомоторами, выбрался из вмятины. – Надеюсь, он ждет тебя…  
Иерей недоуменно оглянулся и увидел свое изуродованное тело, размазанное по крыше вагона. Зажмурившись, он сжал крест побелевшими руками и отчаянно забормотал молитвы, постепенно тая в воздухе.  
- А?! Съели?! Скушали полной ложкой! – зашлась в радостной истерике на полу Вероника. – Выдержала, поняли! Вот вам большие бюджеты! Вот вам классные специалисты!  
Лис приподнялся и выплюнул на палубу пару зубов.  
- Вы мне всю аппаратуру сожгли, ироды! – раздался в коммутаторе обиженный голос Макса.  
"Молния" выставила зеркальные паруса и, ловя трассовые потоки энергии, устремилась вглубь забарьерных просторов.  
 
Глава 6.  
 
Потянулись серые и ничем не запоминающиеся дни. По обеим сторонам проносились неведомые города-призраки, отмеченные незнакомыми названиями на карте: "Тюмень", "Омск", "Новосибирск". Когда они подошли к точке под названием "Иркутск", штурман спросил старпома:  
- Когда второй переход?  
- Тут не в километраже дело, а в набираемой критической массе расстояния. Как только накопим, сами скакнем.  
Ко прорыву Второго Барьера экипаж "Молнии" подошел более сосредоточенно, нежели в первом случае. Капитан завис неподвижной скульптурой на мостике, сжав поручни. Навигатор решил, что пришло время пустить в ход все средства, и достал клетку с мышами. Ориентируясь по еле заметным обертонам их изменяющегося писка, он вел экспресс через волны аномалий. Все старые схемы пришлось отбросить, так как изменилось само пространство и физические законы, его формирующие. Не раз и не два паровоз кренило сорваться в петлю Брюма, но и тут чутье не подвело Лиса.  
После второго перехода у штурмана в памяти остались странные и несвязанные между собой фрагменты. Какие-то бесплотные медузообразные существа с человеческими лицами прилипали снаружи к иллюминатору и махали им своими щупальцами, шевелили губами… Мощный церковный хор голове, прерываемый сухими строчками из его биографии… Капитан Немо, сидящий в углу и мерный, успокаивающий звук его голоса: "Ну что ты воешь? Погляди на Веронику – смотри, как она мужественно лежит без сознания. Бери пример…".  
Пришел Лис в себя в закутке угольного вагона. Красные слезящиеся глаза, дрожащие руки. В его потрясенный мозг пришла четкая и ясная мысль – третьего раза он не перенесет. Проходя мимо топки, он увидел, как углежоры бросили лопаты, схватили одного из своих и силком запихали в раскаленную печь.  
Парень поймал за руку проходящего мимо Бориса:  
- Боцман…там у тебя разборки какие-то возле топки. Одного углежора сожгли.  
- То-то из трубы дым странный повалил. Не паникуй, бывает. Главное чтобы уголь в печь непрерывно поступал, остальное нас не должно волновать. Занимайся своими делами – скоро будем тормозить возле Читы, нужны расчеты.  
- А что там?  
- Знакомый алхимик один, кличка – Лучник. Заправимся углем и еще кое-чего на борт примем. В общем, сам увидишь. И не раскисай! – Борис со всей силу хлопнул его по спине.  
Паровоз остановился возле гигантской кучи бурого угля, на которой возвышалась долговязая фигура в плаще с капюшоном, скрывающим лицо. В руках она держала лук. К наконечникам стрел были примотаны какие-то угрожающие свертки. Капитан, громыхая сочленениями, поднялся наверх.  
- Что, как всегда настороже? – усмехнулся Немо. – Тут же кроме нас никто не ездит?  
- Осторожность не повредит. – сухо ответил Лучник. – Привез?  
- Как договаривались. – капитан извлек из котомки учебник химии за девятый класс.  
Лучник осторожно принял книгу, раскрыл ее и любовно провел пальцами по периодической таблице Менделеева. Затем достал из кармана светящийся шарик и кинул Немо.  
- Томидий-321, мой новый элемент.  
- Мог бы и поосторожнее, - проворчал Немо, - в прошлый раз такой штучкой весь котел раскурочило.  
- В этот раз, если по-прежнему руки из задницы растут, исчезнете в милосердной вспышке. – Лучник собрался уходить.  
- А черный уголь? У меня от бурого углежоры вялые…  
- Обойдетесь. Тут другого просто нет.  
Когда поезд начал набирать ход, Лис оглянулся назад – алхимик стоял на вершине угольной горы и махал им вслед зажатым в руке луком.  
 
Глава 7.  
 
Когда светящийся шарик опустили в котел, то вода в нем немилосердно взбурлила, а сам он стал накалятся, пока не стал малинового цвета. "Молния" понеслась вперед, щелкая астральные скорости как семечки, вскоре перевалив за девятую. Штурман в панике оглянулся на старпома – побледневшая Вероника закусила губу. Паровоз сначала угрожающе скрипел и раскачивался, а затем начал разваливаться прямо на ходу.  
- Где Немо!? – прокричал он девушке. – Надо срочно эвакуироваться! "Молния" неуправляема!  
- Ты не понимаешь, Лис! Это последний, третий Барьер – слишком долго мы шли к этому моменту…  
- Как ты не понимаешь – нет никакого Владивостока! Священник был прав – мы катимся в ад!  
- Мне без разницы. "Молния" - это я.  
Чертыхнувшись, парень полез на крышу и нашел капитана, стоящего возле смятой трубы и смотрящего вперед, на зарождающееся сияние.  
- Ну что, иеромонах Андрий? – Немо обернулся к навигатору. – Вот мы и у ворот рая. Ты рад?  
- Опомнись! Это вечная петля Брюма! Из-за своих амбиций ты тянешь всех на Вечный Путь…  
- И что? Как ты не поймешь – достижение цели тут не главное. Разве бесконечно стремится к своей мечте, не есть лучшая доля для таких циников как мы? – капитан сграбастал штурмана в охапку. – В чем дело, хитрый Лис? Неужели природная осторожность затмит твою путеводную звезду? – красные линзы Немо яростно сверкнули. - Тогда почему ты не воспользовался передатчиком из своей котомки, зачем спас меня в схватке с церковником?! Во что ты веришь – отвечай?!  
- Я уже давно верю только своему чутью и глазам, капитан Никто. – штурман освободился от хватки капитана. – И они говорят мне, что надо убираться.  
- Как хочешь. – Немо повернулся к накатывающему сиянию и раскинул руки, обнимая мир. – И да воздастся каждому, по вере его!  
Небеса разверзлись, явив грозный лик. Ударил колокол, и раскатистый голос громогласно известил:  
- Живым – живое, мертвым – мертвое!  
Капитан окаменел в своей позе.  
У паровоза прорезалось женское лицо.  
Старик, чертящий уравнения, вдруг прозрел и нашел значение абсолюта, но мел выпал из его ослабевшей руки, потому что теплые ладони накрыли его глаза:  
- Надежда…ты ли это?  
Лис в ужасе скатился в вагоны и побежал по составу. В одном вагоне, где гуляли странные люди в непривычной форме, его остановил дядя Боря:  
- Ты куда? Выпей с нами! – боцман нетрезво махнул рукой. – Это отличные ребята! Говорят, что чехи, домой едут, с войны. Хорошая, душевная компания… Ну, куда ты?  
В следующем вагоне сидели серьезные солдаты со звездочками на пилотках, а в соседнем – они же, но уже веселые и в боевых наградах, наяривали на гармошках. Далее были плацкарты, в которых обычные люди в меняющейся от вагона к вагону одежде читали газету "Правда". Затем опять чехи…  
Поняв, что из этого замкнутого круга не выбраться, штурман разбил окно и сиганул в ночь.  
Очнулся он от болезненной судороги, что скрутила тело. Лис лежал среди бесцветных и не пахнущих зарослей вереска. Однако с каждым новым приступом, в мир возвращались краски, запахи и шум.  
"Молния", отпечатавшаяся в пространстве, медленно таяла над железнодорожным полотном. Рядом раздалось смешное сопение, и из кустов показалась мохнатая мордочка.  
- Би-бу? Ты как здесь? – прохрипел штурман.  
- Моя еда взяла. Моя не умрет голодным. – углежор не без удовольствия явил свой трофей – кусок бурого угля.  
- И это меня еще называли хитрым. Похоже, мы с тобой как те крысы, что бегут с тонущего корабля. Теперь никогда не узнаем, какой он – Владивосток…  
- Куда пойдем? – обратил на него свой доверчивый взгляд Би-бу.  
- Мы? – навигатор крепко задумался. – Мы пойдем в янтарный город, полный чудес, где правят загадочные лемурийские жрецы. Раньше я не верил в его существовании, но теперь это не важно. Идти придется долго, но к концу путешествия мы накопим необходимую критическую массу расстояния для скачка.  
Би-бу внимательно посмотрел на Лиса, на его сияющие уверенностью глаза и протянул ему свою лапку:  
- Да, мой Капитан.  
И они отправились по рельсам в сторону заката, в свое бесконечное путешествие на край вселенной, в несуществующее место под названием Калининград…  
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования