Литературный конкурс-семинар Креатив
Креатив 22: «Ветер перемен, или Не Уроборосом единым»

Пикула Юрий - Туда и не вернуться

Пикула Юрий - Туда и не вернуться

Россыпь драгоценных звёзд и разноцветных туманностей раскинулась по космическому пространству. Лойд смотрел на это диво сквозь иллюминатор корабля. Острые клыки торчали изо рта пленника. Зеленая кожа выделялась на фоне тусклой серой тюремной робы. Тёмные волосы слегка отливали синевой. Cиловые наручники сковывали руки. Тело крепилось ремнями к креслу. Ни шелохнуться. Конфедеративные полицейские переговаривались между собой шёпотом. Лойд навострил уши и услышал, что речь идёт о нём:
- Эй, Дэн, слушай. А ведь это тот самый Лойд Стренгфул, - заявил зеленокожий рептилоид в форме конфедерата.
- Да, Глорк… Слыхали мы о нём, - ответил человек со шрамом на лице, - Он со своими подельниками ограбил ровно пятьдесят космических банков по всей конфедерации. Этому мерзавцу грозит сто восемьдесят лет тюрьмы особого режима. Если конечно сумеют доказать его причастность ко всем эпизодам.
- Да докажут, докажут… Ты знаешь наши методы. Посадят этого бедолагу в пресс-хату. Расколется как миленький.
Лойд уже начал морально готовиться к "тёплому" приёму. В тоже время охранники продолжали:
- Эй, Дэн! Слыхал последние новости?
- Нет. А что там?
- Да вот некто Габриэль. Сколотил повстанческое движение. Теперь они борются против конфедерации. И с каждым днём их организация набирает обороты.
- Да-а-а! Не хотел бы я, чтобы они свергли правительство. Нас и так не плохо кормят.
Наконец корабль стал входить в атмосферу какой-то неизвестной планеты усыпанной исполинскими небоскрёбами на всей своей площади. Различные летательные аппараты бороздили воздушные просторы этого места. Лойд заметил огромное чёрное здание с большой статуей в форме кулака на верхушке. Таков был символ конфедерации. А это очевидно одна из многочисленных галактических тюрем.
Корабль приземлился на посадочную площадку перед небоскрёбом. Лойда взяли под руки оба охранника и повели к выходу. Большая трёхметровая титановая дверь ушла в потолок. Пленника повели по узким коридорам тюрьмы. Редкие круглые фонари слабо освещали путь шествующим. Пройдя несколько этажей, охранники остановились у двери с "кормушкой".
- Так! Камера триста шесть. Ну, удачи тебе, Лойд Стренгфул! – проговорил Глорк, снял наручники и толкнул зека в камеру.
Щурясь от яркого света отличающегося от коридорного Лойд несколько секунд ничего не видел, но потом он разглядел троих сидевших за столом. Грузный одноглазый огр поставил руки на колени локтями вверх. На теле у него было множество наколок. Среди которых были аббревиатуры Б.Е.С. и С.Л.О.Н.. Также Лойд разглядел несколько композиций со скелетами и демонами на спине и плечах. Напротив сидел долговязый эльф без татуировок. Пальцами он обхватил подбородок и что-то обдумывал. Затем взгляд лойда пал на шахматную доску. Далее Стренгфул заметил безбородого бритого наголо гнома. Тот сидел возле торца стола и стучал пальцами, на которых виднелись синюшные перстни, по столу. При виде Лойда глаза у обитателей камеры округлились, и у всех появились лукавые улыбки.
Гном подорвался из-за стола раскинул руки перед собой и закричал сиплым голосом:
- Атя-тя! Эй, Кишка! Смотри какой персонаж нарисовался! Составит тебе компанию.
После этого все кроме Лойда залились смехом. А новичок нахмурил брови.
- Принимай пополнение дырявый ты наш!
Гном отошёл и из-за перегородки, которая скрывала туалет выполз худой как щепка человек с точкой на лбу, под губой. На плече красовалась корона именуемая "Король всех мастей".
- Абалденный! Привет! – сказал Кишка и заморгал глазками. Спустя пару секунд это отребье подошло к Лойду и захотело дотронуться до него. Орк незамедлительно ответил ударом с ноги в грудь. Доходяга завалился посреди камеры и начал жалобно вопить.
- Да ты хоть знаешь кого ты толкнул? – наигранно сказал гном, - Он самый авторитетный арестант в этой камере! А ну быстро поднял его и поцеловал Кишку в щёку! А не то мы тебя сейчас втроём отлупцуем! – закричал истерически гном своим сиплым голосом. При этом остальные, кроме Лойда, залились смехом.
- Хорош беспределить, я сказал! – гаркнул орк, - иначе пиняйте на себя.
Тут в дело пошёл уже огр. Он вздохнул, поднялся и стал между гномом и Лойдом. Разминая кулаки громила начал готовиться к удару. Но медлительность его была на руку орку. Лойд раскрутился и молниеносно зарядил огру пяткой в глаз. Тот потерялся стал пятится назад и сел прямо на гнома. Безбородый застонал, и тут в разборки вмешался эльф. Ушастый достал из рукава заточенную ложку и стал водить перед собой. Когда агрессор подошёл ближе к Лойду, орк схватил эльфа за запястье и выламал его так, что хрустнула кость. Гном наконец выбрался из-под огра и побежал к выходу. Он колотил руками по двери и кричал:
- Начальник! Убивают! Убивают! Начальник! Ну где вы там?!
В камеру вошёл пухлый розовощёкий человек-охранник с дубинкой и спросил:
- Ну чего у вас тут стряслось?
- Начальник, разуй глаза! Не видишь нас порешить захотел новичок! – закричал гном, а все кроме Лойда закивали головами.
- Всё с вами понятно. Ну что изолятора захотел? Пятнадцать суток тебе обеспечено. Как там тебя? Л-лойд? Ну пошли. – с этими словами охранник надел орку наручники, закрыл камеру и повёл заключенного по коридору в глубь тюрьмы.
Новая камера оказалась меньше и темнее прежней. На откидном стуле сидел усатый акулоподобный арестант одетый в рваные шорты и потрёпанные ботинки.
- Ты кто по жизни? – поинтересовался Лойд.
- Бродяга! – с явным восточным акцентом ответил акулоид и в это время орк заметил наколку в форме креста на цепи на груди у сокамерника.
- Меня Шарки кличут. А тебя? Кхе-кхе, - с этими словами рыбоподобный начал кашлять кровью в серую тряпочку.
- Я – Лойд. Лойд Стренгфул, - сказал орк.
- Слыхал. Слыхал… - после этих слов акулоид опять закашлялся.
- Уж больно кашель у тебя плохой. Тебе бы в больничку. А то сгинешь в этой сырости совсем, - сказал орк.
- Это мне уже не поможет… Кхе-кхе… - отвечал Шарки, - Ардоссовая чехотка. Слыхал о такой? Сначала эта хворь протекает как обычная простуда. Но со временем ты начинаешь кашлять с кровью, а в конце заболевания появляется гной – верный признак скорой смерти. Вот я и сижу здесь, жду когда с моих лёгких начнёт сочиться дрянь. А что ещё остаётся делать?
Лойд закрыл ладонью рот с носом.
- Не бойся! Я знаю как кашлять и куда. Моя зараза на тебя не попадёт! – заверил орка акулоид.
- Стренгфул! – послышалось из коридора.
- Я! – ответил Лойд.
- Выходи. В оперчасть пойдём! – с этими словами в камеру вошёл охранник и надел наручники на орка.
- К куму значит вызвали. Ну давай. Фарту тебе, - подбодрил Лойда акулоид. Тусклые фонари расположились на потолке узкого коридора. В помещении слышался лишь гулкий звук шагов… Наконец Лойд с охранником добрались до двери оперчасти. Канвой постучался в дверь.
- Входите, - послышалось изнутри кабинета.
В самом помещении сложив ноги настол сидел варг с волчьим лицом. В одной руке у него виднелся бокал виски, в другой дымилась сигара.
- Оставь нас сержант Булкин, - при этих словах пухлый конвоир покинул кабинет.
- Так-так-так! Лойд Стренгфул! – презрительно сказал варг в майорских погонах.
- Он самый! – дерзко заявил орк.
- Ну что? Колись! Это ведь ты ограбил Эрибрейский галактический банк?
- А я на твои вопросы отвечать не буду, волчара поганый! Тьфу! – с этими словами Лойд плюнул на пол перед варгом.
- Не волчара, а Лаврентий Петрович! Тварь ты иноземная! В отказ значит пошёл? Что по "маски-шоу" соскучился? Ну это мы тебе устроим. Ребята, налетай!
В этот момент с подсобного помещения вырвались четверо людей в масках. Они быстро обступили Лойда повалили его на землю и начали избивать ногами, переодически добавляя дубинкой по почкам. Орку ничего не оставалась как скрючиться и прикрыть руками лицо. Избиение продолжалось не долго. Вскоре Лойд уже мало что соображал и корчился от боли в луже крови.
- Закиньте это отребье в камеру! И позовите уборщицу, пускай уберет эту мерзость! – с этими словами довольный майор снова закурил сигару. А люди в масках поволокли Лойда обратно в камеру.
Акулоид тяжёло и долго кашлял. После этого камера озарилась светом (открылась дверь). В помещение залетел Лойд Стренгфул, гулко ударившись спиной о каменный пол. Шарки похлопал по щекам орка. Ни какой реакции.
- Вставай же! – крикнул акулоид.
Ответа не последовало. Тогда бывалый арестант схватил Лойда за руки и заволок на шконку.
Редкие капли дождя пробежались по стенке тюрьмы под влияниям ветра. Дождь усиливался. Назойливая муха почуяла неладное, и поспешила залететь в камеру изолятора. Насекомое село прямо на лицо Лойду. Орк невольно хлопнул себя по лицу и встрепенулся, а приставучая муха продолжила летать по камере.
- Опа! Очухался! Ну рассказывай! – сказал акулоид глядя на Лойда.
- А что рассказывать? Отказался я давать показания и люди волчары поганого меня отлупцевали! – выложил всё как на духу орк.
- Отказался? Красава! Гни свою линию как говориться. Если не сотрудничаешь с администрацией, так не сотрудничай до конца. Я вон себе по этому поводу звёзды на коленях наколол. – с этими словами Шарки обнажил колени и Лойд увидел хорошо отрисованные розы ветров.
Дни тянулись как старый засахаренный мёд в банке – медленно и без всяких перемен. Сначала Лойд не находил себе места, он хоть и сидел в тюрьме раньше, но в изоляторе бывал не часто. Разговоры с Шарки скрашивали его скудный унылый быт. Уже через несколько дней орк хорошо познакомился с акулоидом и стал играть. Находясь в четырёх стенах любое занятие можно превратить в азартную игру. Однажды акулоид достал коробок спичек как обычно, чтобы зажечь папиросу. С этого всё и началось. Лойд вспомнил старую игру в "Спички". Отсчитывалось одиннадцать штук. Каждый по очереди брал от одной до трёх спичек. Кто заберет последние, тот и победил. За такой не хитрой игрой проходили часы, а то и дни. Наконец сержант Булкин вошёл в камеру и объявил:
- Стренгфул в оперчасть!
- Хорошо, начальник! – тут же сказал Лойд и начал морально готовиться к встрече с неприятелем.
Сержант одел наручники и повёл орка всё потому же коридору в тот же самый кабинет.
-Лаврентий Петрович, я вам тут Стрегфула п-привёл. Как вы и просили… - заявил Булкин в кабинете у майора.
- Хорошо! А теперь отставь нас! – отвечал начальник сержанта.
- Ну что? Стренгфул. Не действуют на тебя мои "доводы". Что ж придётся прибегнуть к другим. Более изощрённым методам.
- И что это за методы? – спросил Лойд.
- У тебя ведь есть дочь?
- Что ты задумал волчара?! – воскликнул орк.
- Ага вот. Гардия. Тринадцать лет.
- Что чёрт-возьми тебе от неё надо?! – крикнул Лойд.
- Узнаешь Стренгфул… Потом узнаешь… Вот тогда то ты быстро заговоришь…
- Делай со мной что хочешь! Но дочь мою не трогай! Я тебе говорю, не трогай! Тебе понятно?
- Всё ж нормально. Что ж ты так разволновался? Булкин! Отведи его в нормальную камеру. Две тысячи тринадцатая ему подойдёт. Пусть поживёт нормально. А мы позаботимся о его дочери…
- Не трогай дочь, сука!
- Уводи этого урода. Булкин! Ну где ты там?! – завопил Лаврентий Петрович.
- Есть! – сказал сержант и повёл Лойда в коридор.
- Камера две тысячи триста тринадцать! – воскликнул Булкин, снял наручники и толкнул орка внутрь.
Взгляд Лойда сразу же пал на полотенце под ногами. Затем он поднял глаза и увидел как на него с любопытством смотрят сокамерники. Поднимать не стал, а лишь хорошенько вытер ноги об эту тряпку. Заключенные усмехнулись и переглянулись между собой. Довольно молодой бритоголовый человек низкого роста вскочил перед Лойдом и спросил:
- Ты кто по масти? По какой статье заехал?
- Я – Лойд Стренфул. Порядочный арестант. Две тысячи двадцать первая.
- Подворыш значит? Статья уважаемая…
- Кто тут у вас смотрящий?
- Я, - с этими словами из толпы вышел пожилой орк со шрамом возле левого глаза, - Ну что стал присаживайся за стол. Раз порядочный. У нас тут не малолетка. Загадок задавать не будем. Меня Кремень кличут. Чифирнём. Лысый, завари-ка яду, да покрепче. А ты, Лойд, чего это без баулов? Чего пустой заехал?
- Да взяли на месте преступления суки!
- Понимаю. И много у тебя эпизодов?
- Доказанных шесть. А всего пятьдесят.
- Ничего себе. А ты я вижу не впервой в таких заведениях. Ноги об полотенце вытер. Видно бывалый.
- Да. Сидел уже. Тоже за грабёж. Пять лет.
- Лысый, ну что там с чифиром?
- Уже готов. Вот, - с этими словами безволосый протянул Кремню кружку бурой жидкости.
Долго, неторопливо заключенные распивали эту бодрящую жижу по кругу. Арестанты употребляли чай, рассказывали друг другу истории, играли в карты и шахматы. Так проходили дни, недели. Наконец настоло время небольших но всё же перемен. Дверь камеры отворилась и в помещение вошёл худощавый эльф с короткими волосами и маленькими поросячьими глазками.
Можно было заметить, как коленки у него подрагивают.
- Первый раз в тюрьме? – спросил Лойд.
- Угу… - невнятно промычал новичок.
- Как зовут? По какой статье заехал? – поинтересовался Кремень.
- Погоди, старик. Он видимо не понял куда попал. Ты чей будешь? С какой планеты такой нарисовался? Ну? Что? Шайбу проглотил? – начал допрашивать бритоголовый.
- Я… Э-э-э…
- Не гони Лысый, – процедил сквозь зубы Кремень, - Рассказывай, не волнуйся. Мы слушаем.
- Я это. Чепухов Василий Иванович.
- О! Так у нас Чепуха в хате появилась. Ну проходи Ч-Е-П-У-Х-А! – прямо перед лицом по букве проговорил лысый перед лицом новичка.
- Успокойся. Пусть Вася у тюрьмы спросит какую ему погремуху носить. Только фамилию свою не называй. А то и вправду чепухой окажешься.
- А что надо делать? – спросил Чепухов.
- Кричи в решетку "Тюрьма старушка! Дай погремушку!" - ответил Кремень.
Василий подошёл к окну и завопил:
- Тюрьма старушка! Дай погремушку!
-По какой статье заехал?! Как зовут? – послышалось с других камер.
- Статья за воровство. Зовут Василий. Че… Иванов. Да. Иванов.
- Вантус! Кекс! Кадык! Рукозад! – завопили арестанты.
- Не катит. Давайте нормальную! – закричал Чепухов.
- Гвоздь! Пигмей! Ха! Папуас! Индус! – раздалось с других камер.
- Во! Гвоздь! Теперь я – Гвоздь! – обрадовался Василий.
- Сренгфул! На свиданку! – сказал вертухай, заковал Лойда в наручники и повёл по коридору.
После непродолжительной прогулки орк увидел свою жену. Он кинулся к стеклу и жадно вцепился в телефон.
- Милена! Дорогая! Рад тебя видеть. Я бы тебя поцеловал, да видишь, не могу. Как семья? Как дети?
-Г… Гардия… - успела проговорить жена.
- Что с ней?! – воскликнул Лойд.
- Её похитили и требуют выкуп. Миллион кредитов.
- Вот мерзавец! То есть не волнуйся, я знаю что делать. Конвой! Отведи меня к Лаврентию Петровичу! Немедленно!
- Ну что ты разорался? Не положено сейчас, - утверждал Сучковский.
-Отведи сей час же! – настоял на своём Лойд.
- Хорошо. Хорошо. Только не ори. А то уши "позакладывало".
Спустя пару минут в кабинете у майора послышался стук в дверь.
- Кто? – спросил Лаврентий Петрович.
- Сучковский. К вам Лойд Стренфул просится! – доложил вертухай.
- Впусти.
- Сука! Ты заплатишь за это! – накинулся было Лойд на варга.
- Успокойся. Давай устроим сделку. Ты мне показания по нераскрытым эпизодам и твоя дочь получит свободу. Кто-то говорил, что это как то связано со мной? Ась? Нет? – с этими словами майор поставил ладонь над ухом в издевательской гримасе.
- Ладно. Я всё выложу. Только не трогайте мою дочь.
- Да с вами-таки приятно иметь дело, молодой человек. А-а-а! Я ж забыл вы орк!
Долго и внимательно Лаврентий Петрович слушал рассказы Лойда и наконец заявил:
- Ладно. Ступай. Скоро твоя жена доложит тебе о том, что Гардия в целости и сохранности была доставлена домой. Всё. Сучковский!
- Да, товарищ майор!
- Отведи заключенного в камеру.
- Есть.
Прошло ещё несколько дней и опять новый пассажир. На этот раз это в камеру прибыл высокий человек с длинными рыжими волосами и зелёными глазами, облаченный в длинный тёмный плащ.
- Здоров, честной народ! – сказал новичок.
- И тебе не хворать. Кем будешь мил человек? - спросил Кремень.
- Аид Годест. Попался на мошенничестве.
- Ну проходи, Аид. Косяков за тобой нет?
- Ну я вроде бы порядочный человек.
- Так вроде бы или порядочный? – вставил своё словцо Лысый.
- А ты что, бритоголовый, цепляешься к словам? – дал ответ Аид.
В этот момент Лысый схватил Годеста за шиворот. Человек в капюшоне взял за руку своего обидчика и из неё начал идти дым. С криком бритоголовый одернул свою руку и заметил на ней небольшой ожог. Остальные сокамерники тоже увидели это и переглянулись между собой.
- Ты как к нам попал? А? Тебе в другую тюрьму надо…– спросил Кремень.
- Да он же маг! – завопил Лысый.
- Тише. Не ори! Он нам ещё пригодится. А как ты думаешь чай кипятить? Опять вату катать? А так смотри: Халявный кипятильник!
- И то верно! – поддержали его все остальные.
День за днём кипятил Аид воду ребятам, пока охранники не видят. Остальные же как всегда занимались своими делами. И только Лойд не находил себе места. Наконец охранник сказал:
- Стренгфул. На свиданку.
Радости орка не было предела. Он вскочил и пошёл по коридору закованный в наручники.
- Ну что там? – поинтересовался Лойд у жены.
- У меня две новости… - начала говорить Милена.
- Знаю. Хорошая и плохая. Начни с хорошей…
- Гардия уже дома… Но…
- Но что?
- Её изнасиловали!
- Её что?! – возмутился Лойд.
- Не-е-е-ет! – завопил орк и ударил кулаком по столу с такой силой, что от него отвалился кусок.
- Я убью этого волчару! Убью его!
Спустя минуту в помещение ворвались люди в масках и начали избивать Лойда. Опять орк загремел в изолятор всё к тому же Шарки.
- Да-а-а-а! Вид у тебя не важный! За что в этот раз? – спросил Акулоид.
- Психанул! Мою дочь изнасиловали по вине этого волчары Лаврентия Петровича! А ведь я ему выложил всё про свои эпизоды! – воскликнул Лойд.
- Вот сука! – заявил Шарки.
Дни тянулись всё также медленно, за беседами, за игрой в спички, но надежда на перемены не угасала. Наконец баландёр передал шарки маляву.
- Ну что там? – спросил Лойд.
- Бунт! – гордо ответил акулоид.
- Бунт? А причина-то какая?
- Вор по прозвищу Кнут был зверски убит подручными Лаврентия Петровича. Теперь вся братва требует выдать мерзавца им, иначе они сами до него доберутся. Сегодня в полночь нашу камеру откроют. А пока наведем шороху! – с этими словами Акулоид начал стучать по столу кружкой и тарелкой. Лойд присоединился к нему. Так прошло несколько часов. А затем дверь рипнула и в комнату ворвались взбунтовавшиеся арестанты. Из толпы вышел Кремень. Он пожал руку Лойду и сказал:
- Покажем этим подонкам, брат! Я слышал про твою дочь! Это всё дело рук волчары! Клянусь, он заплатит за свои тёмные дела!
- Плохие новости, Кремень! – сказал Лысый.
- Ну что там? – спросил старый орк.
- Волчара заявил что роботы уже выехали за нами!
- Только этого не хватало!
- РОБОТЫ! – завопил арестант бегущий по коридору. Он истекая кровью передвигался в сторону Кремня и тут в голову ему прилетел лазерный заряд и человек упал замертво. Тут из-за угла возникло несколько железных полицейских. Один, два, пять. Десятки роботов начали шагать в сторону заключенных.
- РОБОТЫ!Спасайся кто может! – подхватили зеки. Паника. Хаос. Лойда сбили с ног. Он на минуту потерял сознание. Очнулся посреди горы трупов. Остатки людей пытались открыть дверь для отступления.
Тут в дело вступил Аид. Он встал напротив роботов, и из его рук вырвалось пламя, которое начало плавить сталь и уничтожать роботов. Киборги отступили.
- Ура! Аид! Аид! – закричали радостные зеки.
- Рано радуетесь. Они вернутся! – заявил Кремень. Нужно подготовиться к этому. Будем делать баррикады из всего, что найдём.
Лойд встал. Перемены пришли, но он ожидал лучшего. А теперь по сути они обречены. Аида надолго не хватит и рано или поздно их всех перебьют как ненужную биомассу. Орку захотелось побыть одному. Он вошёл в свою старую добрую камеру. Лёг на шконку. Закрыл глаза. Открыл и увидел перед собой Огра, эльфа и гнома. Орк вскочил с кровати. Недруги начали бить его по лицу, но он серией ловких ударов уложил всех. Тяжело дыша Лойд стоял спиной к двери. Вдруг он ощутил острую режущую боль. В его спину вонзилась заточка. Орк обмяк и упал. Перед глазами Лойда возник Кишка. Он усмехнулся, облизнулся, наклонился и перерезал Стренгфулу глотку. Наш герой остался лежать в луже крови, в то время как всех остальных начали безжалостно убивать киборги.
Перемены. Иногда их ожидаешь годами, но когда они приходят не чувствуешь должного эффекта. Так случилось и в этот раз. Всё вышло совсем не так, как хотелось…
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 22
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования