Литературный конкурс-семинар Креатив
Креатив 22: «Ветер перемен, или Не Уроборосом единым»

NB - Контракт

NB - Контракт

Контракт

 

 

 

Новая звезда зажглась на небе — это духи предков услышали наши молитвы, и охота будет удачной. Обойдут, обойдут нас стороной голод и смерть. Мы принесли жертвы мудрым духам наших предков, и вскоре они пригнали нам большое стадо ма, не знающее охотников. Наши старые и молодые люди ушли копать загонные ямы, а охотники плясали танец войны и победы. Все веселятся и шутят, и никто не сказал, что скоро уйдет к нашим предкам.

Женщины тоже радовались, и самые молодые, провожая, долго бежали с охотниками. Сегодня у нас будет вдоволь мяса и веселящего пито. Мы знаем, что никто не умрет, пока новая звезда горит на небе. Мудрые духи предков обещали нам это.

 

Удача с нами! Не ранен, не погиб ни один охотник. Мужчины наелись первыми сырого мяса и выпили теплой крови, дающей охотнику силу и выносливость ма. До ночи охотники срезали с костей мясо и жир и успели унести его в горо, и обманули жадных черных пум.

А потом мы жарили на кострах красное мясо ма, а вокруг сидели на корточках наши старики и дети. Они были голодны и глотали слюни, когда в огонь капал прозрачный жир, и сердито шипели недовольные духи огня. Мы умилостивим их позже.

Женщинам было некогда сидеть. Они резали мясо тонкими ломтями и, надев его на прутья, вялили в дыму. Мы будем есть его, когда наступит новая зима. Тогда землю укроет снег, а стада ма уйдут за травой и солнцем. Но в счастливые дни можно не думать о грядущей стуже! Духи предков не обманули нас!

 

 

- Они совсем примитивные, - Ли просматривал быстро бегущие кадры съемки.

- Неразвитые, - поправила его Нея. - Их нужно подтолкнуть. Посмотри, как удачно в районе экватора расположены континенты. Климат мягкий, вулканы в периоде спокойствия, отсутствуют крупные хищники и конкурирующие виды. Это идеальные условия для развития новой цивилизации.

- Условия, может быть, и идеальные, но мы с тобой ищем места, где нашим нанимателям удобно, легко и быстро добывать полезные ископаемые.

- Черствый ты человек! - под улыбкой Неи сквозило сожаление.

Ли задело ее замечание, но виду он не подал. Вместо этого сделал стоп-кадр. Мужчина, завернутый в грубо сшитые шкуры, с копной густых темных волос, заплетенных в косы и завязанных хвостом на затылке. Камера поймала тот момент, когда он наткнулся на неведомого зверя — робоплатформу. Во рту, приоткрытом от страха, не хватало нескольких зубов. Защищаясь, абориген выставил копье с каменным наконечником.

- Посмотри на него! Он к животному стоит намного ближе, чем к нам. И он, и тот лохматый зверь на равнинах будет слушать твою лекцию о теории струн с одинаковым вниманием!

- Это первая планета, где мы встретили разумных существ, - Нея не собиралась сдаваться. - Неужели тебе не интересно?

- Очень интересно, поэтому я вывел на орбиту зонды и установил маяк. Информация о разумных будет собрана и передана специалистам, которые решат их судьбу.

- Звучит цинично.

- Может быть, - согласился Ли. - Но я действую согласно инструкции и здравому смыслу, а ты поддаешься эмоциям.

- Да, это мой генетический дефект, - в голосе Нея промелькнула издевка.

Для одного разговора эмоций с Ли было достаточно, и он взглянул на нее пристально. Нея поняла, что перестаралась:

- Извини, я не хотела выводить наш спор на этот уровень.

Ли кивнул. Нея вышла из рабочего пространства, и отгородилась от него непрозрачным силовым полем. Ли проводил взглядом ее стройную, затянутую в белый комбинезон фигуру. Нее часто хотелось побыть одной, и обычно Ли не возражал. Он понимал, что ей требуется больше личного пространства, чем нужно ему. Однако, в последнее время начало казаться, что он раздражает ее, хотя он считал, что все идет своим чередом.

Они стали партнерами немногим меньше четырех стандартных лет назад. С тех пор нашли в своем секторе более полудюжины пригодных для разработки планет. Чутье у нее было отменное, но склад характера требовал эмоциональной разрядки в крике и слезах, и она сама время от времени провоцировала конфликты. Прежний ее партнер говорил, что существовать с ней стало невыносимо, и разорвал контракт. Но Ли поддался утонченной красоте Неи, ее женской харизме, захватившей его в свою орбиту как солнце планету.

 

 

Робоплатформа на экране качнулась, и этим вывела Ли из задумчивости. В последние несколько дней в горах наблюдалась сейсмоактивность. Возможен оползень. Едва он успел об этом подумать, как участок склона над платформой двинулся вниз. Ли еще наделся, что оползень небольшой. Платформу снесет вниз на пару десятков метров, и она, освободившись от влажной глины и камней, продолжит работу. Но через минуту стало ясно, что катаклизм принял значительные масштабы. Широкий язык оползня лизнул гору, обнажая породу, выломав прогалину среди леса у подножья. Он стащил платформу вниз, распотрошив ее, будто детский конструктор, и корпус присыпало влажной землей и камнями. И без надоедливой программы диагностики было видно серьезность повреждений. Ли с досадой хлопнул рукой по панели, отключив диагностику. И тут же одернул себя.

Под влиянием Неи он стал проявлять больше эмоций. Их цивилизация выбрала философию сдержанности. Детей учили отпускать эмоции и двигаться в гармонии с потоком жизни. Нея же не знала границ. Она жила эмоциями. Именно это выделяло ее, именно это заставило его обратить внимание на нее. Но иногда ее эмоциональность утомляла, особенно когда дела шли не слишком хорошо.

 

Экспедиция складывалась неудачно. Потеряна последняя рабочая платформа, и ее, скорее всего, придется бросить на планете. Две другие, более-менее исправные, уже находились в трюме корабля. А не выполнена еще и половина программы исследований.

Покупка новой платформы и ремонт двух неисправных будет стоит им накоплений за два года. Хоть бы удалось забрать образцы, иначе недели работы впустую. И вот бы, концерн взял бы какую-нибудь из разведанных ими планет в разработку в следующем году, тогда положение не будет таким катастрофичным, и удастся сохранить пенсионные накопления.

Нея будет разочарована. Она мечтала провести полгода отпуска на Астории, наслаждаясь люкс-сервиса, купаясь в ласковом океане и играя в казино. А Ли рассчитывал, что уговорит ее завести общего ребенка, который скрепил бы их союз. Теперь все планы пошли прахом.

Ли вздохнул и снова напомнил себе не поддаваться унынию.

 

 

Когда красное солнце коснулось горных пиков на западе, прибежала девчонка, от той, которая знает травы. Удача все-таки отвернулась от нас! Духи разгневались и наслали оползень! Та, которая знает травы, попала под него! Что нам теперь делать?! В нашем горо другой такой нет! Та, кто дает нам всем имена, сказала, что можно пойти на восход и взять травницу в другом горо. Наверное, мы так и поступим, но когда ма уйдут за солнцем. Потому что та, что знает травы нужна во время длинной и студеной зимы, а сейчас не зачем кормить еще один рот.

Но это дела других дней, а на новой заре мы отправились в горы. Надо было узнать, не ошиблась ли девчонка — вдруг ту, которая знает травы можно спасти. Мы побежали, и к полудню над нами выросли хмурые скалы. В устье ущелья мы поднесли духам гор дары, чтобы они были добры к нам и не чинили зла. Вскоре мы нашли ту, которая знала травы. Девочонка сказал правду. Духи гор убили ее камнями. Сначала мы решили, что это она сама прогневала их, но затем мы увидели их. Они были удивительной формы и сделаны из очень гладкого, холодного на ощупь камня, который прочнее шкуры любого зверя, прочнее даже камня гор. Один из нас кинул в них копьем, но царапины даже не осталось. Мы испугались, но потом один из нас сказал, что, может, это духи наших предков скинули нам с небес такие удивительные дары. Он взял один из блестящих даров и ударил им по скале, отколов от нее кусок. И тогда мы поняли, что духи предков добры к нам. Они осыпали дарами ту, которая знает травы, но злые духи гор не захотели отдавать их и убили ее оползнем.

Мы отправили самых быстроногих охотников обратно в горо. С собой у нас были носилки, чтобы унести раненую. Но раз она уже умерла, и душа ее поднялась к духам предков и уже развеселилась от пито, то тело ее мы похороним здесь, завалив камнями, а дары духов наших предков унесем в горо. Так мы решили, и сделали так. Молодых охотников отправили за сухниной, чтобы разжечь костер. А сами перенесли изувеченное тело той, которая знает травы, и завалили его камнями.

Позже духи наших предков снова дали нам знак. Мы разбирали завал и нашли убитого диковинного зверя. Когда солнце стало садится, мы освободили его от камней и увидели, что он нес нам корзины с дарами...

 

 

Ли и Нея наблюдали за тем, как дикари растаскивают робоплатформу. Ли не хотел привлекать внимания аборигенов, поэтому сели они ночью. Плоское плато располагалось удобно, и ущелье, где погибла платформа, видно как на ладони. Камеры фиксировали маленькие фигурки дикарей, бродивших по каменистому языку оползня.

- Нельзя не признать, что они упорные ребята, - заметил Ли, высасывая из пакета крем со вкусом курятины. - У меня бы не хватило терпения день напролет крушить каменным топором высокопрочные кабели.

- А еще и сообразительные, - заметила Нея. Она словно гордилась ими. - И смелые. Ты бы стал ковыряться в агрегате, который видишь впервые?

- Я умудренное опытом дитя цивилизации. На меня нельзя равняться.

Нея рассмеялась, покачав головой, придержав что-то на уме. Ли чувствовал, что тут она не на его стороне. Ее всегда влекли броские поступки, а не холодный расчет.

Аборигены били каменными топорами по кабелям и сочленениям щупов в течение трех дней, сменяя друг друга. В конце концов, щупы сдались на их милость. Тот, который отломал щуп первым, подскочил высоко в воздух и ударил себя в грудь. Сразу же вокруг него собрались остальные дикари, и начали баловаться новоприобретенной игрушкой, как первоклашки на школьной перемене. Затем один из них подхватил щупом с земли камень.

- Камера пишет? По-своему, очень необычный материал, - сказала Нея задумчиво. - Они быстро сообразили, как им пользоваться.

- Возможно, у них есть нечто подобное, - заметил Ли. - Меня беспокоит потеря последней платформы. Мы срываем контракт.

- Да, это жаль, но ничего не поделаешь, - по ее тону, Ли понял, что ей наплевать. Она словно забыла о ласковом океане Астории. Он утвердился в подозрении, что ее устраивает потеря образцов, и признание сомнительными результатов экспедиции. Нее не хотелось, чтобы сюда прибыли концерны и взялись за разделку планеты, мало заботясь о хрупкости зарождающейся цивилизации.

- И все-таки, нужно забрать образцы, хотя бы для того, чтобы нам оплатили работу, - твердо произнес Ли.

Нея метнула на него взгляд, но не возразила, видимо, сообразив, что этот вариант наилучший. Если все правильно организовать, то данные о населенной планете быстро разлетятся по Федерации, и тогда концернам тут ничего не светит. При том, что поиск будет частично оплачен по условиям контракта. То есть, она в выигрыше со всех сторон.

 

До ящиков с образцами, упрятанными в корпусе платформы, аборигены добраться не сумели. Убедившись, что железное чудище невозможно разделать ни каменным топором, ни счастливо обретенным щупом, ни заклинаниями, дикари отступили. Унесли добычу, подобрав все, что попалось в их жадные руки. Из двух десятков утром шестого дня в ущелье осталось трое охотников.

- Лучшего шанса у нас не будет, - сказала Нея. - Их только трое, и появление челнока приведет их в ужас, а нас самих примут за богов.

Ли взглянул на подругу с сомнением:

- Ты думаешь, ты понимаешь их?

Нея промолчала. Опять промолчала. С тех самых пор, как они приземлились, казалось, она держит что-то на уме. Ли перебирал варианты, но представить себе не мог, чего от нее ожидать. Он задумывался, что лучшее сейчас — бросить тут все и стартовать домой. Но тогда они потеряют деньги.

- Генератор платформы не стабилен, - Нея со смешком добавила:

- Нам стоит поторопиться, пока он не взорвался, а не то, так и не случится увидеть, какой ужас мы вселим в аборигенов, спустившись с небес.

Ли вдруг понял, что она жаждет реакции дикарей на их появление. Ее появление. Несомненно, это будет событие, о котором сложат легенды.

«Пусть так и будет, если это то, что нужно ей!» - подумал он.

Но планам не суждено было осуществиться.

 

Нея вывела ущелье на передний план и увеличила изображение. Дикари с азартом швыряли камни в проломленный кожух генератора.

- Скорее взлетаем! - воскликнула Нея и даже тряхнула Ли за плечо. - Их надо остановить!

Ли отдал челноку команду на взлет, и по широкой дуге направил его прочь от ущелья, одновременно наблюдая за параметрами робоплатформы, передаваемыми челноку.

- Что ты делаешь?!

- Спасаю нам жизнь, - ответил он.

Позади них, где-то на горизонте сверкнула ослепительная вспышка. Нея тихо вскрикнула.

Ли дал ей несколько минут, чтобы успокоиться и деловито прозинес:

- Мы остались без образцов. Третьей платформы у нас нет, и самое время возвращаться из экспедиции.

- Давай вернемся в ущелье, - вдруг тихо попросила Нея. - Посмотрим, что там случилось.

- Что случилось — предельно ясно: один очень точный бросок.

- Ты так спокойно говоришь, но ведь погибли люди! - она тяжело дышала, и глаза увлажнились:

- Очень тебя прошу: давай вернемся!

Ли подумал, на сегодня с него достаточно ярких событий, и уступить ей - лучший способ избежать эмоционально изматывающей сцены. Свершилось все, что только могло произойти, и хуже не станет.

 

На месте робоплатформы зиял небольшой круглый кратер. Неподалеку от него шевелился человек. Что-то было в нем неправильным. Нея ахнула, прикрыв рот рукой. Аборигену оторвало кисть правой руки и правую ногу почти до колена. Кровь толчками выходила из сосудов, смачивая темным землю под ним.

Челнок опустился рядом с воронкой. Нея сорвала с крепежа чемодан автодока и кинулась к выходу, не надев защиту. Она склонилась над бьющимся в агонии телом, прижала аптечку, и та впилась в аборигена полудюжиной иголок. Ли вышел следом. Он огляделся. Ущелье имело живописный вид, а круглая воронка, в рост человека добавляла ему некую загадочность. Двоих дикарей, кидавших камни в платформу, нигде не было видно. Вероятно, их просто испарило.

- Аптечка его не спасет, - проговорила Нея, поднимая на Ли огромные светлые, как летние озера, глаза. - Ему не выжить здесь без руки и ноги. Мы должны вылечить его полностью. На корабле. Это наша вина, что он пострадал.

Ситуация, которую Ли минуту назад считал разрешившейся, вышла на новый виток.

 

 

Только тот, кто жевал горькую траву, побывал в небесных чертогах. Меня же духи предков удостоили великой чести, вознеся на небо при жизни.

Тут много хорошей еды и пито, которое не веселит, но на вкус слаще меда. Духам наших предков прислуживают двое. Ростом они выше, чем самый высокий из нашего горо, а глаза у них такие светлые, каких и не бывает среди людей. Белые прислужники оказались лживыми и хотели обмануть. Их лживые рты говорили, что эту еду и сладкое пито делают они сами. И будто бы руку, и ногу вернули мне прислужники, а не духи наших великих предков.

А еще прислужники говорили, что кроме этих чертогов, других больше нет. Но те, которые путешествовали по небесным чертогам, рассказывали нам, как живут духи наших великих предков, и прислужники обмануть не сумели.

 

 

Ли не сразу понял, почему ему неудобно. Сонно огляделся, и сообразил, что заснул в рабочем кресле. Устал? Это было странно. Утром он проверял свою биометрию, и все было в норме. И тут его взгляд упал на стакан. Ли плеснул жидкости из стакана на анализатор. Среди прочих веществ выявились барбитуратные соединения. Снотворное! Нея! Нея отравила его! Ли вскочил с места. Его внимание привлекла мигающая лампочка — оставлено сообщение.

Ли вывел запись на экран.

Перед ним появилось лицо Неи.

- Прости, пожалуйста, что я подсыпала тебе снотворное, - Нея нервничала, то и дело опускала взгляд и кусала губы. - Но ты помешал бы мне сделать то, что я хочу. Эти люди заслуживают лучшей жизни, а наша цивилизация научилась создавать удобства для себя. К чему делать их путь тернистым, испытывать войнами, эпидемиями, голодоморами, расплачиваясь гибелью миллионов людей. Нет, десять-двадцать лет, и следующее поколение людей с этой планеты отправиться учиться в наши университеты. Это великая, достойная цель.

Она выставила вперед руку, будто прерывая его возражения.

- И я все решила. Я остаюсь с ними и начну с азов. А ты возвращайся домой. И убеди, ты сможешь, я знаю, советников в необходимости принять эту планету в Федерацию или хотя бы оказать ей помощь.

Запись кончилась. Ли упал в кресло.

Такое дикое решение даже не пришло ему в голову! А напрасно! Ведь он знал ее очень хорошо. Нея, прекрасная Нея, которой было мало удачной карьеры и достатка. Она мечтала о славе. Она говорила это, но Ли считал ее слова игрой воображения. И вдруг — вот он шанс прославиться. Конечно, она за него ухватилась.

Но какой безумной нужно быть, чтобы отправиться к дикарям!

 

Ли проверил положение зондов. Над деревней дикарей случилось окно. Через два часа с минутами, зонд окажется над той местностью, а до тех пор Ли слеп.

 

Он откинулся на спинку кресла, но беспокойство не позволяло ему усидеть. В руки попалась какая-то дурацкая статуэтка, он крутил ее.

Что ожидать от дикарей? Как они примут ее? А если она в заблуждении насчет их представлений?

В первый же день, когда аборигена вывели из искусственной комы, вырастив новые конечности, Нея показала ему автомат с едой. Он расспрашивал, какие заклинания нужны, чтобы добыть еду. И Нея, шутки ради, научила его жесту победы. Забавно наблюдать, как он повторяет его каждый раз подходя к автомату.

Потом она провела его по кораблю, объяснила, как тут все устроено. Дикарь проявлял удивительную любознательность, и в конце концов, сказал, что духи предков еще более великие, чем он думал.

Нея утверждала, что абориген старается объяснить сложные вещи в понятных для него символах. Ли думал, что дикарь понял не больше, чем комар, севший на учебник по физике. Нея повторяла, что они такие же люди, только не достигли степени технической цивилизации, и Ли позволил ей и дальше заблуждаться. Он подсмеивался, замечая, что она лукавит сама с собой, относясь к аборигену как к занятному домашнему питомцу.

 

Учебник по физике и духи предков... Ли вскочил и в отчаянии потер виски. Как именно дикарь воспринимает происшедшее с ним?

Если исходить из того, что дикарь считает достижения техники дарами своих предков, тогда за кого он принимает их? Вряд ли за своих великих предков.

Ли сел назад в кресло и начал прокручивать назад записи камер, непрерывно работающих с того момента, когда дикаря подняли на борт.

Один эпизод привлек его внимание. Дикарь подошел к автомату для еды, сделал обоими руками жест победы и произнес название. Из автомата полезли шоколадные батончики, которые он рассовывал в свои одежды. Их неотесанный гость отказался надевать обтягивающие и легкие комбезы, предпочитая им естественную наготу. Пришлось вычистить и дезинфицировать его грубые шкуры. И теперь дикарь прятал шоколадные батончики в кожаный мешок на поясе, и еще в такие места, в которых трудно заподозрить карманы. Попытка запастись выглядела забавно, если б при этом он воровато не оглядывался по сторонам. Единственные, кого он мог опасаться на корабле — это его хозяева, Ли и Нея.

И тут Ли понял, что именно думает дикарь про них. Он вскочил и бросился в грузовой отсек. Нея улетела на челноке. Иметь два челнока на исследовательском корабле — неоправданная роскошь. Все свободное место было отдано робоплатформам.

Нея руководствовалась эмоциями, но при этом поступила расчетливо. Она не оставила Ли возможности спуститься на планету, вынуждая следовать ее плану. С любой точки зрения, это было самое простое и верное решение. Несколько секунд, пока Ли рассматривал поврежденные робоплатформы, он так и думал. Робоплатформы могли спуститься вниз на планету, и даже доставить туда человека, правда, особого удовольствия эта поездка ему не принесет. Но вот поднять людей обратно на орбиту мог только челнок. Если дикари не разломают его.

Под эти мысли Ли оживлял платформу, получившую меньше повреждений в экспедиции.

Если челнок поврежден, то он и Нея, оба останутся на планете. Он не обманывался: их шанс выжить в этом мире ничтожен. Они — дети технической цивилизации, приспособленные жить в искусственном, безопасном пространстве. В естественной среде обитания дикарей они, скорее всего, погибнут. Эта мысль заставила его остановится и задуматься.

Он встречал людей, с тоской вспоминающих роковой поступок, после которого уже ничего нельзя исправить. Ли достиг среднего возраста, и до сих пор ему везло: он не совершил ни одной непоправимой ошибки. Стало быть, сегодня настал роковой день. Ли раскрыл виртуальную панель и начитал sos-сообщение для сигнального маяка.

- Нее бы очень понравился драматизм ситуации, - пробормотал он, забираясь в скафандр.

 

Платформа приземлилась жестко, и что-то в ней хрустнуло, но кокон силового поля уберег тело человека от серьезных повреждений. Ли слез с платформы с трудом. Ощущение такое, словно его выжали в барабане стиральной машины. Он вколол себе две дозы обезболивающего и пару минут постоял, ожидая, когда дурнота пройдет, а боль притупится.

Горы виднелись слева, как Ли и рассчитывал. Ноги по колено утопали в буйных зеленых травах. Откуда-то издалека доносилось рычание хищного зверя. Пели, свистели птицы. Ли снял шлем и бросил его. Свежий пахнущий цветением ветер приятно обдувал лицо.

Ли осмотрел платформу. Он предпочел бы добираться верхом на ней, но ходовая часть разбилась при ударе.

До землянок дикарей было примерно километров шесть. Ли сверил направление и побежал. Скафандр добавлял ему десять кило веса, но мог послужить защитой при нападении животного или от укуса ядовитой змеи.

Примерно чере час он увидел знакомую по снимкам местность, окруженную невысокой земляной насыпью, с беспорядочно разбросанными крышами землянок, выложенными слоями мха и жердей. В поле зрения ни одного человека. Ли без труда перебрался через насыпь, и побежал между землянками. Казалось, поселение опустело. И еще дым. Он поднимался столбом в небо. У Ли засоло под ложечкой от плохого предчувствия.

У одной из дверей занавешенных шкурами, он наткнулся на древнюю старуху и группу грязных совсем маленьких детей, сидящих на земле. Ли замер, не представляя, что делать. Не стрелять же в них! Дикари вытаращились на него изумленно, самый маленький заревел от испуга. Ли отступил, обошел хижину с другой стороны и побежал дальше. За ним никто не погнался.

Ли выбежал на другой край поселения, и увидел челнок. Место для посадки Нея выбрала не случайно. Здесь приносились жертвы духам, и по ее замыслу, велико будет потрясение дикарей, когда корабль спуститься с небес. Сияющий на солнце челнок и впрямь производил впечатление. Чужеродный элемент рядом с землянками. Между челноком и стобом дыма шевелилась темная толпа.

Ли надеялся, что его не заметят как можно дольше, поэтому продолжал бежать, не обращая внимание на кровь стучащую в висках и срывающееся дыхание. Расстояние до сборища сокращалось слишком медленно.

Темная толпа колыхалась, двигалась, и в просвет между фигурами Ли увидел столб, обложенный вязанками хвороста, а на них, будто белая птица среди ворон, стояла Нея. Огонь уже подбирался к ней, и дым то и дело застилал ее фигуру. Ветер доносил обрывки ее хриплых криков. Она молила дикарей о пощаде, но слова терялись в напряженном ритме барабанов и голосе того самого, спасенного ими, дикаря.

- Духи наших предков разгневались на нас, за то что мы забрали их прислужницу на землю, - кричал он. - И больше не дают нам еды, когда мы произносим заклинания. Как только их прислужница вернется на небо, духи наших великих предков снова станут добры к нам и дадут нам все, что мы пожелаем.

Выстрел из пистолета был оглушителен. Кое-кто упал замертво от испуга, другие дикари прыснули, как заячий выводок в разные стороны, освобождая путь к костру. Пользуясь всеобщим замешательством, и понимая, что опытных охотников не так-то просто напугать, Ли кинулся к Нее. По дороге подхватив с земли каменный топор. Его деревянное, отполированное прикосновениями топорище лежало в руке страшно неудобно, норовя выскользнуть. Лицо Неи, испачканное землей и серое от дыма и пережитого ужаса, просветлело, когда она увидела его.

- Ли! - выдохнула она радостно. - Скорее!

Путы удалось перерубить не с первого раза, и в тот миг, когда лопнули веревки, в столб ударил первый камень. Ли сдернул Нею с костра, и они понеслись к челноку.

Охотники опомнились быстро. Последние метры забега их сопровождал град камней. Один угодил в Ли. Удар был настолько силен, что Ли рухнул лицом в землю. Только скафандр спас его от перелома позвоночника. Нея давно обогнала его, и неслась к спасительному челноку, будто птица по ветру. Она почти добежала, но оглянулась и увидела его. На миг замерла. Ли увидел колебание и сомнение на ее лице.

- Спасайся! - крикнул он ей.

Она решилась. Бросилась к нему на помощь, вскрикнув, когда камень ударил рядом с ней. Нея ухватилась за Ли, застонала от натуги, поставила на ноги. Тело Ли плохо слушалось его. Она почти волокла его до шлюза. А он все ждал, что сейчас один из камней угодит в нее, и тогда оба они погибнут в трех метрах от спасения. В двух... В шаге...

Они ввалились внутрь, Нея заблокировала люк и сползла по стенке. Некоторое время оба тяжело дышали, еще не веря, что спаслись, слушая приглушенные обшивкой удары камней.

Ли, мучительно кривясь, вколол себе новую дозу обезболивающего, высвободился из скафандра и со кряхтением поднялся на ноги, чтобы оценить ущерб внутри челнока. Небольшое, даже тесное, внутреннее помещение разворотили. Дикари орудовали тут с остервенением, и оторвали все, что только могло быть оторвано с применением силы. По счастью, Нея заблокировала систему управления, и до нее дикари добраться не сумели. Зато из стенда выломали автоповар и унесли. Теперь Ли понял слова дикаря о немилости духов - аборигены творили обряды над сломанным автоматом, ожидая, что он даст им еды.

- Надеюсь, ты не показала ему, как попасть в ходовую часть?

Нея отрицательно покачала головой. Она выглядела виноватой.

- Ты злишься?

Ли запустил проверку систем корабля, и рутинные действия успокоили дрожь в руках и частый стук сердца. Ли ответил ей спустя минуту, голосом без следа волнения:

- Да, злюсь. Ты чуть не убила нас обоих.

- Ты пришел за мной на планету! Мне казалось, что мы уже не способны на сильные чувства и поступки, что в нас, в нашей цивилизации, не осталось ничего, кроме здравого смысла.

- Сегодня я усомнился в своем обладании здравым смыслом.

Нея поднялась с пола и встала к нему вплотную.

- Зачем ты так? Ведь это самое важное: пожертвовать для другого жизнью! - тихо сказала она. - Теперь я знаю, что ты на это способен — спуститься к дикарям, чтобы спасти меня!

- Да, - согласился Ли. - Я оценил по достоинству и свое геройство, и твое.

Нея уловила странную интонацию, отодвинулась от него, не понимая подтекста.

- О чем ты?

- Ты и твои фантазии. Что будет завтра? Какая прихоть?

- Что ты говоришь? - Нея смотрела на него с искренним непониманием.

- Я больше не играю в твои игры, не бегу за тобой, Нея.

- Я не понимаю, - она растерялась. - Мне казалось, что ты... Что не так?

- Какую жертву бессмысленную жертву в угоду своим фантазиям ты потребуешь завтра? Твое тщеславие чуть не стоило нам жизни. Считай, что с сегодняшнего дня наш контракт разорван. Я свободен от тебя, Нея.

 

 

 

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 22
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования