Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Фрол Данилов - Поединок

Фрол Данилов - Поединок

 
Автомобили загромождали улицы Дублина. Хотя любой мог включить голографический экран Интервидения, все желали посмотреть на грандиозное событие дома, спокойно и с комфортом. Здесь, в отличие от Англии и Шотландии, этот день не сделали выходным, ведь это не была борьба ирландцев, но они сопереживали своим собратьям-гэлам, и все стремились отпроситься с работы, и теперь рвались домой.
Гарри ездил на старомодном твёрдом автомобиле, но прелесть мягких машин в том, что если их достаточно много на дороге, единичным твёрдым будет всё так же комфортно – они могут безопасно протискиваться меж мягких, включиться в этот поток амортизации, и старые проблемы пробок и ДТП не вернутся. И всё же, Гарри, так или иначе замедленный, немного завидовал проносящимся над головой летающим автомобилям…
Наконец, он доехал до клуба "Келлс". Вдоль двери и окон плясали яркие узоры, завитки, косы, переходящие в зверей, драконов и растения. Их заставляла двигаться новая технология, но она отнюдь не разрушала атмосферу старины – то не было похоже на экраны двадцатого и двадцать первого века, что светили как лампы и так и отдавали электричеством, нет – оно создавало ощущение, что сами рисунки из Келлской книги оживали, словно святой Патрик, или Мерлин, или ещё кто из старых времён вернулся с новым чудом.
Но Гарри слишком привык к приветственным кивкам драконов, чтобы останавливаться здесь. Внутри уже ждал голоэкран, развёрнутый хозяевами во всю стену специально для этого дня. В клубе собрались почти все завсегдатаи. В нём редко когда бывали только ирландцы, ведь он создавался ради кельтской общности, но в этот день было особо много других кельтов – шотландцы, мэнцы, валлийцы, корнуолльцы, бретонцы и даже пара человек из Испании. Играла кельтская музыка – волынки, скрипки, банджо, но она должна была утихнуть, как только на экране начнётся действо.
Друзья и знакомые весело приветствовали Гарри, приглашая к деревянному столику.
- Ну и давка… – проговорил он.
- Но хотя бы с мягкими машинами. – усмехнулась Кэтти с острова Мэн. – С тех пор, как они появились, к нам на остров почти никто не ездит: раньше всем нравилось, что у нас меж городами можно на любой скорости гоняться, а теперь везде почти все ПДД отменили, потому что никто не разбивается…
Кто-то так же весело болтал, но большинство смотрело на экран, хотя там ещё ничего не началось. Показывали пустой стадион с рядами, забитыми под завязку. По экрану плыла реклама кучи спонсоров. Именно сейчас, потому что позже это будет профанировать действо. Самые главные бренды – МакДоналдс, Кока-Кола, Майкрософт, Эппл, Экскалибур… Уже шло голосование, кто же победит, полоски с цифрами стремительно менялись. Голоса слали со всего мира, по всем средствам связи – интернету, интервижн-фидбэку, а динозавры – даже по СМС…
Пока большинство голосов было за МакЛина: менее богатые страны голосовали за "угнетённый народ", американцы поддерживали, потому что сами когда-то освободились от англичан. Не слишком большое отставание леди Элен обеспечивали в основном китайцы, которые ценили лояльность.
За кадром аналитики обсуждали разные аспекты предстоящей дуэли. Иногда вместо поля показывали другие места стадиона (хотя с возможностями интервидения любой зритель мог выбрать вид с любой камеры): возбуждённых зрителей, Королеву, министров Англии и Шотландии, сувенирный магазин, автоматы виртуальной реальности, где любой мог почувствовать себя в роли МакЛина или леди Элен… Поединок имитировался весьма точно, ибо в создании программы принимала участия компания Экскалибур. Результаты этих игр тоже подсчитывались, но в отличие от голосования, там пока была ничья…
Стадион взорвался ликованием (а вместе с ним и миллиард зрителей теле- и интервидения). С двух его концов вышли два человека.
С одной стороны – МакЛин, лучший фехтовальщик Шотландии. Поверх кибер-доспехов развевался зелёно-чёрный килт МакЛинов. Нельзя было без килта, ведь сейчас речь шла о гордости Шотландии. В килтах же были многие шотландцы в зрительских рядах – из его клана и из других.
Перед воином возникла голограмма Девы Марии. Её взгляд был печален, но полон материнской любви, как бы ласкающий каждого в скорби земной жизни, и руки её были разведены полукругом, как бы обнимая весь мир. Она была доброй и печальной матерью для всех людей. Это чувство тщательно пытались воссоздать авторы голограммы, специально для этого события, рассмотрев и проанализировав все её великие изображения – иконы, статуи… Всё в ней было продумано – расположение рук, наклон головы, изгиб губ, вплоть до микронов, ясность и лёгкая влажность глаз, чёрная прядь волос, беспомощно выпадающая из-под плата…
МакЛин встал на колени и начал молиться. Он думал: "Какое позёрство… Молитву тиражировать по интервидению… Впрочем… это молюсь не я. Это молится Шотландия. Так что это правильно". И верно, многие шотландцы, что хоть немного верили, в эту минуту молились с ним. А ещё он думал: "Если я проиграю, для кого это будет больший позор – для Шотландии или для клана МакЛин?.. Нет, что же это я! Я не должен думать, как проиграю! Я должен просто пойти и сделать дело!"
А с другой стороны вышла леди Элен. Пока без шлема, её золотые волосы струились по доспехам.
Английские аналитики долго думали, что может быть по эмоциональности сравнимо с противником, молящимся голограмме Девы Марии. Предлагали и голограмму Королевы Виктории, с мечом, как бы описывающим владения. Но решили, что мир христианской культуры посчитает это за наглость англичан: противопоставить Марии – фигуре космической – Викторию – фигуру пусть и охватывающую весь мир, но земную! И они поступили хитрее: выбрали своим представителем женщину-фехтовальщицу, лучшую в Западном полушарии (из женщин мечом владела совершеннее только японка Ёсико). И леди Элен должна была воплощать в себе образ английской воительницы. Она была и Боудикка, и Елизавета, и Виктория, и Маргарет Тетчер. Девственница, защитница, завоевательница. Она не только начала усиленнее тренироваться: аналитики формировали её имидж. Чтобы и голос, и походка, и взгляд отражали величие Британии. И как только интервидение показало её глаза, подобные сверкнувшему мечу, у неё резко прибавилось голосов – десятки миллионов. Она встала в торжественную позу и принесла присягу Королеве и Британии. Затем надела шлем, и её волосы стали вместо султана.
И противники вышли навстречу, и почтительно приветствовали друг друга. Оба твёрдо знали, что один из них умрёт. Должен умереть один, чтобы не умерли тысячи. Уже давно конфликты решались таким образом: были поединок между испанцем и каталонцем, русским и японцем, и ещё некоторые. Поединки пришли на смену лицемерным интригам и кровопролитным войнам. Простым людям уже не приходилось страдать и умирать за интересы сидящих в кожаных креслах. Теперь как в старые времена: каждая сторона выставляла фехтовальщика. Правда, ещё продолжали воевать бедные южные страны, но смена способа решения конфликтов оставалась вопросом времени.
Конечно, перед дуэлью проходили сложные политические обсуждения и разборки, после которых решалось, нужен ли поединок. И вот сейчас решили, что нужен: наконец решить, быть ли Шотландии независимой. Два меча окончательно решат судьбу, и после этого по международным правилам ещё долго нельзя будет подвергать сомнению итог, не считая ряда чётко прописанных оговорок. Казалось бы – возврат варварства? Но разве это большее варварство, чем войны, чем политические игры, в которых де-факто больше решают хитрость и личные интересы верхушек, нежели демократия?
Мечи давно были в руках воителей. С ними они проводили торжественную часть, с ними же и должна состояться основная. Мечи фирмы Экскалибур, которая обрела огромное значение с началом новых старых традиций. Одной модели, одних ключевых свойств. Тем не менее, за каждым мечом стояла комиссия его страны, которая следила за идеальностью его состояния, за отлаженностью всех функций. Команда инженеров по мечам. Ведь каждый микрон был значим. По сути сражались не только воины, но и десятки техников, десятки врачей, следивших за состоянием бойцов. А если проследить цепочку, от чего зависели навыки и работоспособность врачей, инженеров, чиновников… Нет, не два человека решали судьбу двух стран. Как и во времена войн, ответственность лежала на всей стране, но теперь было меньше жертв.
Элен и МакЛин встали друг против друга. Их взгляды были преисполнены достоинства, но не стремились унизить противника. Нет, уважение рыцаря к рыцарю было делом чести. И ни на толику не сбавив рыцарственности этих взглядов, противники подъяли мечи… Этот поединок был не таким, как в средневековье. Те были короткими, лишь из пары ударов. Но современная публика не поняла бы этого, не приняла бы такой результат, как решение судьбы страны. Поединок должен быть как в кино, как в фильмах про рыцарей, мушкетёров и джедаев. Эффектным и затяжным. И в этом помогали новые технологии. Мечи и доспехи от компании Экскалибур. Силовые поля вокруг лезвий отводили или наоборот притягивали лезвие другого меча, делая выпады и парирования более замысловатыми, подобными шахматной партии. А когда оружие всё же пробивало доспехи, наноботы заделывали их, и появлялось нечто вроде металлического шрама. И так же – медицинские наноботы зашивали раны, если меч проходил сквозь доспехи. Поединок шёл либо до истощения энергии этих маленьких помощников, либо до особо умелого удара, который убьёт противника прежде, чем они успеют начать лечить. А суставы кибер-доспехов делали дуэлянтов сильнее и ловчее.
Время шло, казалось, между каждой сменой секундной цифры на таймере проходил целый век, а ведь поединок длился уже дольше десяти минут. Доспехи сплошь покрылись металлическими рубцами и запёкшейся кровью, и ей же покрывалась трава – вот уже большой участок из зелёного стал красным. Казалось – откуда у людей столько крови? Вспоминались некоторые из сказаний о рыцарях Короля Артура, где кровь лилась рекой.
С каждым ударом в мире затаивал дыхание то один, то другой миллион людей. Миллионы спешно меняли свои голоса по два, по три, по десять раз. На интервидении играли разные варианты музыки для каждого региона, по вкусам обитателей. Для Англии и Шотландии – особая, специально написанная музыка, которая изменялась в зависимости от хода поединка – то торжественная, то отчаянная, то с затаённой надеждой, и с разными другими оттенками. При желании зрители в любой точке мира могли включить английскую или шотландскую музыку, или иную, по вкусу. Могли сменить вид. Можно было включить крупным планом лицо МакЛина или леди Элен – внутренние сканеры шлемов давали весьма точное изображение. Или даже на виде извне сделать шлемы будто бы прозрачными. Однако, очередной удар леди Элен – и на шлеме её противника появляется особо крупная язва, и изображение лица МакЛина становится более рябым… Но всё равно видно его яростное упорство.
Все ждут исхода поединка. И собравшиеся в клубе "Келлс", и другие компании и одиночки за интервидением, и старики, антиквары и жители небогатых стран, у которых ещё стоит телевизор, а кто занят делом – слушает комментаторов по радио… Но конечно, главные, кто смотрит этот поединок – англичане и шотландцы. Едва ли не все, в каждом доме, в каждой квартире, каждой машине и на улице. Решалась их судьба. Но как бы она ни решилась, исход будет честным – без всяческих интриг, и малоболезненным – умрёт лишь один человек, готовый умереть.
Доспехи уже начали распадаться… Раздался крик леди Элен. Лицо её оставалось торжественно-мученическим. Её натренировали даже умереть достойно – не с искажённым лицом, но с таким, какое останется в памяти у многих.
Сколько людей в мире, особенно в Англии и Шотландии, сейчас затаили дыхание. С такими разными чувствами. Болеющие за Англию – с отчаянием, шоком, ненавистью или надеждой, что ещё не всё потеряно. За Шотландию – с предвкушением победы, или с уже пробивающимся ликованием, с великим облегчением, или даже со стыдом, что ценой их победы погибает такой достойный противник и такая прекрасная дева. Иные – тоже с тем или иным чувством грядущего завершения великого действа, или со стыдливым трепетом, что на их глазах кто-то лишается жизни, и для них это лишь развлечение…
Элен упала. И МакЛин едва держался на ногах. Он потерял много крови. Подбежали медики. И прежде чем свалиться без сознания на носилки, он успел из последних сил воздеть меч и прокричать: "Шотландия свободна!"

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования