Литературный конкурс-семинар Креатив
Креатив 22: «Ветер перемен, или Не Уроборосом единым»

Сергей Пращур - Атом и змей

Сергей Пращур - Атом и змей

 
Уютный спорт-бар на цокольном этаже гостиницы встретил привычной приятной прохладой. Тусклое освещение выхватывало из сумрака массивные силуэты угловатой деревянной мебели, так и просившей составить им компанию в этот послеобеденный час.
Расслабленной походкой высокий молодой мужчина, не более тридцати, со светлыми волосами и лёгкой щетиной, прошествовал к привычному месту. Быстро заказав пива и арахис, он остался наедине со своими мыслями и телефоном. Смартфон показывал 14 часов 27 минут, 13 сентября 7225 года. Раздражённо цокнув языком, мужчина убрал аппарат в карман.
Придя всего за три минуты до назначенного времени Адам оказался в одиночестве. Мысленно наградив своих товарищей рядом неодобрительных эпитетов, он откинулся на жёстком деревянном стуле.
Сегодня был особенный день. Мужчина долго думал над деталями своего мероприятия и наконец готов был поделиться ими со своими, как он надеялся, будущими компаньонами. Компаньонами, которые не очень-то и торопились на встречу.
Настенные часы отстукивали минуты, но никто так и не появлялся, не считая забредшего на обед постояльца гостиницы.
Наконец в на пороге бара показалось четверо человек.
- Я думал вы уже и не придёте,- недовольно фыркнул Адам.
- Прости,- среднего роста блондин с бородой и брюшком примирительно поднял руки.- Просто Мира...
Стефан поперхнулся не договорив, и опасливо покосился на свою возлюбленную.
Невысокая, если не сказать миниатюрная девушка с рыжими волосами, угрожающе поправила очки, а её веснушки казалось распалились как угли.
- ...пробки на дорогах в общем,- натянуто улыбнулся блондин.
- Понятно,- сухо отозвался Адам.
Он уже ничему не удивлялся. Стефан и Мира были для него загадочной парой. В начале своих отношений они беспрерывно ссорились, пока в какой-то момент чуть не разошлись, но девушка всё-таки решила остаться со Стефаном и с тех пор он абсолютно всё спускал ей на тормозах. Хотя расстаться хотел именно он. "Ох уж эти превратности любви"- думал тогда Адам, затем добавлял про себя,- "Если от любви там что-то осталось, кроме привычки и страха что-то менять".
Задрав нос, и с недовольным видом Мира села за стол, а рядом с ней и Стефан.
По другую сторону с сонным видом присел Джино. Высокий парень с тёмными патлами был бы похож на рок исполнителя, если бы не его вечно отсутствующий и скучающий взгляд.
- Прости за опоздание, чувак,- он коротко пожал руку Адама.
- Да ничего.
После недолгого обмена любезностями Адам перешёл к делу.
- Помните наш разговор, когда в новостях передали про парня из района сорок два, которого посадили за то, что он якобы оскорбил чувства поклонников Юпитера?
Действительно, около двух месяцев назад, когда они сидели вечером в гостях у Стефана (который жил отдельно от Миры), в новостях крутили эту тему. Если верить СМИ, то какой-то рабочий завода возвращаясь домой с работы встретился с распространителями религиозных книг культа Юпитера на улице. Во время общения произошла ссора, в ходе которой тот мужчина и заявил им, что никаких богов не существует. За последнее его собственно и привлекли к ответственности.
- Да, что-то такое было,- подтвердила Мира.- Но при чём тут это?
- А помните,- Адам с хитрой улыбкой ткнул указательным пальцем в стол.- Как вы сказали, что если бы тот парень поклонялся другому богу, а не был атеистом, то его наверняка не посадили бы, даже если бы он заявил, что Юпитера не существует?
- Вроде-е-е,- неуверенно протянул Стефан.
- Тогда-то я и задумался над тем, как хорошо живут на свете религиозные организации,- начал парень.- Не облагаются налогами, имеют множество иных льгот, и как ни странно вполне себе неплохой доход.
- Так вот,- Адам вновь откинулся на стуле.- Я тут почитал немного кое-какие законы, посмотрел в интернете некоторые прецеденты, и понял, что организовать религиозную организацию весьма и весьма просто.
На минуту в баре повисла тишина.
- Ты серьёзно затеял ЭТО?- вкрадчиво поинтересовался блондин.
- Угу,- кивнул Адам.
- Это невероятно тупая идея,- грубо бросила Мира.- Даже для тебя.
- В сам деле, а в чём тут профит?- как всегда равнодушно поинтересовался Джино.- Не просто так же заниматься подобным?
- Разумеется не прост так,- с улыбкой кивнул Адам.- Слушайте в чём тут вся соль...
В течении следующих двадцати минут, он рассказывал про прецедент случившийся в районе семьдесят шесть, где какой-то парень шутки ради организовал религию, и также шутки ради многие её приняли, как она разрослась на соседние районы и как парень обогатился на продаже атрибутики и пожертвованиях.
- А я предлагаю, вариант даже лучше,- глаза Адама сверкали.- Мы не будем придумывать божеств. Нашим божеством будет сама материя!
Сидящие переглянулись.
- Я понимаю, что в твоих рассуждениях есть своя логика, и пожалуй всё звучит убедительно, но...- Стефан помялся.- Даже не знаю. Заниматься подобным немного... даже не могу слово подобрать. Скользко? Опасно? Или скорее всё вместе?
- Но в одном он прав,- заметил Джино.- Потенциально можно сделать нормально денег на этом.
- Звучит интересно,- Мира несколько оживилась, впрочем как и всегда, когда речь заходила о деньгах. - Можно даже попробовать. Это сильно сложно?
- Как ни странно - всё ооооочень просто,- уверил её Адам.- Я сам удивился, когда прочитал все условия. Другое дело, что для одного работы несколько многовато, потому-то мне и нужны вы.
- Название хоть придумал?- кисло поинтересовался Стефан.- Или будет просто "Церковь Атеизма"?
- Нет-нет,- развёл руками Адам.- Поскольку нашим божеством будет материя, то называться мы будем "Церковь Атома".
- Как, красочно,- вздохнул блондин.
Воодушевлённый Адам не стал обращать внимание на его упаднический настрой. Если в дело втянется Мира, то и с вероятностью примерно семьдесят пять процентов , тут же в дело затянет и Стефана.
- А теперь к деталям...
 
В течении последующего месяца все формальности были устранены и "Церковь Атома" была зарегистрирована в реестре религиозных организаций. Огромную помощь в создании оказали знакомые Адама и Миры среди профессорского состава одного из университетов района шестьдесят пять, которые помогли в составлении "Священного писания". В целом вся религиозная литература представляла собой скорее учебники, в которых с точки зрения разных наук описывалось происхождение вселенной и человека, концепции времени и всевозможнейшие факты, окружающие человека в повседневной жизни. Также компании весьма повезло снять удобное помещение недалеко от центра, по весьма умеренной цене.
Спустя ещё месяц кропотливой подготовки всё было готово к открытию.
Адам, нервно ходил по кабинету, сцепив руки за спиной. Небольшая рекламная компания дала неожиданно хороший результат и пространство за дверью было набито людьми, среди которых были как представители СМИ, так и официальной власти. Такого фурора парень никак не мог предсказать, ни при каких условиях. И через несколько минут он должен будет выйти прямо ко всем этим собравшимся людям и произнести речь. От волнения его трясло. Адам умел красиво говорить, но при этом был очень склонен к волнению и панике, так что успех мероприятия зависел от того сумеет ли он сейчас успокоиться.
- Всё готово к твоему выходу,- в кабинет вошла Мира.
Сегодня она была наряжена в скромное, но элегантное синее платье, которое подчёркивало её миниатюрную, если не сказать плоскую фигуру, и одновременно очень красивые ноги.
- Да-да,- Адам принялся растирать дышать на совершенно замёрзшие от волнения руки.
- Эй,- девушка подошла к нему и ласково взяла за руки.- Всё хорошо, ты написал хорошую речь, твой костюм сидит прекрасно, и публика настроена благосклонно. Не забывай, что и мы будем рядом.
Парень криво улыбнулся. Слова девушки успокаивали, но не то чтобы очень.
Мира приложила руку к его груди.
- Бедный,- её брови изогнулись домиком.- Как быстро бьётся сердце.
Щёки Адама залились пунцом, а в груди стало теплее.
- Я справлюсь,- заявил он, пытаясь убедить скорее себя чем девушку.- Сейчас сделаю глубокий вдох, выйду и покорю их всех.
- Да-да-да,- мягко, будто с ребёнком, согласилась Мира.- Всё так и будет.
Руки девушки медленно разошлись в стороны и плотно касаясь тела обвили Адама.
Он застыл от изумления, не зная как и реагировать. Подобного поведения от неё он явно не ожидал. Они чаще ругались, чем общались нормально. Она была самой грубой, непоследовательной и эгоистичной девушкой, из всех кого он только знал. Да ещё и встречалась с его давним товарищем! Что он должен был сделать? Хоть внешне всё выглядело невинно, но это был явно не дружеский жест - он это чувствовал, и это ставило его в очень щекотливую ситуацию. Объятие продлилось с минуту, в течении которой Адам не знал куда себя и деть.
- Иди,- влажно шепнула она ему в ухо.- Тебя все ждут.
На негнущихся ногах, и с загоревшимся в груди огнём Адам вышел из кабинета.
 
Сказать, что открытие прошло успешно - значит ничего не сказать. Народ с распростёртыми объятиями принял церковь Атома. В новостях крутили интервью с Адамом, Мирой, Стефаном и Джино, а также с профессорами и докторами наук, что помогали им в организации церкви. На улицах стали узнавать люди. А самое главное - помещение церкви никогда не пустовало. Джино со Стефаном организовали продажу религиозной атрибутики, а Адам с Мирой - культурную программу. В церкви проводились лекции по физики, химии, астрономии и другим наукам. Со временем, когда доход предприятие начало окупаться, на лекции стали приглашаться даже именитые учёные, и изобретатели, продвигающие науку вперёд. Время от времени лекции проводила даже Мира, у которой была педагогическая образование. Хотя она никогда и не работала и не собиралась работать по специальности, но здесь ей это приносило реальное удовольствие.
Через несколько месяцев пришлось переехать в помещение побольше. Посещаемость была так велика, а места так мало, что работать было слишком тяжело. В новом помещении нашлось даже место под стенды и стеллажи с книгами. Теперь зайдя в церковь Атома можно было бы подумать, что вы в музее или роскошной библиотеке.
Джино бросил работать поваром, сбрил свои патлы, начал ходить в тренажёрный зал и стал весьма представительным мужчиной. Однако как только он открывал рот, вся аура представительности испарялась. Все его слова и мысли вертелись вокруг тренажёрного зала и неверных девушек. Не так давно Джино пережил тяжёлый развод, и это больно ударило по его психике. Непонятно как, но тренажёрный зал разбередил эти раны и поднял на поверхность весь сокрытый в разуме негатив.
Стефан также забросил свою юридическую деятельность и посвятил всего себя церкви. На взгляд Адама за последние время он стал раздражающе расхлябанным. Блондин стал много играть в онлайн-игры, но делал это только ради того, чтобы поругаться в онлайне со школьниками, посмеяться над кем-то или ради того, чтобы опускать сортирные шуточки в голосовой чат, а потом рассказывать про это истории всем своим знакомым. Весь налёт скромности и интеллигентности растворился без следа, а тридцатилетнего парня как будто заменили пятнадцатилетним ребёнком.
Что же до Миры, то она ещё на заре организации церкви покинула работу, так что давно занималась только ей. Какое-то время девушка очень откровенно и явно флиртовала с Адамом, дело почти дошло до интима, но затем всё резко оборвалось. Она стала холодна и груба с ним, даже холоднее чем ранее. Настоящей причины этого Адаму так и не удалось выяснить. Он тяжело переживал этот разрыв. За короткий период флирта, он умудрился по уши влюбиться в неё, и подобная грубость теперь его ощутимо ранила. Все попытки восстановить отношения носили нестабильный и переменный характер. И если в один день они весьма дружелюбно общались и смеялись, то на следующий она могла скалиться, хамить и откровенно срывать на нём своё плохое настроение.
Это не могло не повлиять на отношение Адама к Стефану. Каждый раз проходя мимо него он спрашивал себя,- "Чем этот "каблук" лучше меня?". А когда тот выдавал весьма глупые и сомнительные шуточки, которыми веселил Миру, Адам едва сдерживал рвотные рефлексы. Подливало и масло в огонь то, что один из нанятых работников церкви - Александр, стал весьма близко общался с девушкой. Конечно последнее было уже притянуто за уши, но ревность чувство иррациональное.
В такой обстановке тягостных душевных терзаний Адам встретил февраль 7226 года.
Дверь кабинета со стуком распахнулась, как будто её вышибали ногой.
- Что такое?!- Адам испуганно дёрнулся за своим рабочим столом.
В комнату ворвался Джино.
- Быстро за мной!- тон его не допускал никаких пререканий.
На улице уже собралась толпа, они смотрели вдаль и куда-то тыкали пальцами. Проследив за их взглядом Адам понял в чём дело.
Огромный серый диск висел над той частью города, где находилась администрация района шестьдесят пять. Было очень далеко и зрение Адама не позволяло разглядеть все детали летающего объекта, но одно было очевидно. Он огромен. Должно быть сотни метров, если не больше. Он просто висел и не двигался, безо всякого движение и логических обоснований. Никаких выхлопов от двигателей, огней или подобного. Просто серый диск безо всяких отметок.
- Удивительно,- пробормотал он.
- Действительно, мужик,- согласился Джино.- Действительно.
Волнение охватило весь район. На каждом шагу можно было услышать, что-то вроде "Инопланетяне здесь!", "Наверно скоро будет вторжение...". Не смотря на неопределённость, паники не было. Только волнительное ожидание грядущих событий. Людские массы затаили дыхание в ожидание новостей. Контакт с инопланетной расой должен был стать важнейшим событием в истории человечества! Но не стал.
Диск пропал, новости упорно молчали о произошедшем, а правительство делало вид, что ничего не было. Какие-то активисты пытались собрать митинг около администрации, но всё было очень оперативно и жёстко задавлено силовыми структурами. Что-то произошло, но простым людям похоже не положено было про это знать.
Одновременно с этим, в народе поговаривали о том, что в тот злополучный день первого февраля инопланетные корабли были практически во всех уголках планеты. Многие считали, что в тот день Земля неожиданно ввязалась и также быстро проиграла свою первую звёздную войну.
Не смотря на это жизнь ничуть не изменилась. Даже если Земля и была захвачена инопланетянами, Адам этого нигде не замечал. Но замечал другое. Напряжение. Выходя на улицу, смотря телевизор, и просто глядя в окно он явственно ощущал это колющее волнение, ожидание и давление. Что-то должно было случиться и очень скоро.
Сложно сказать было ли данное событие связано с недавним пришествием гостей с других планет, но пятнадцатого февраля было по всем СМИ было объявлено о новом законе. С первого марта по всей Земле власть переходила в руки религиозным организациям. Государство стало теократическим. Верховной властью объявлялся "Священный синод", состоящий из верховных духовных лиц всех культов "Официального Пантеона Земли".
Для Адама и его компаньонов самой важной новостью стало даже не смена власти на планете, а заключительная часть закона, где атеизм приравнивался к "опасному для обществу психологическому отклонению", а соответственно - подлежащему искоренению. Как именно будут искореняться атеисты в документе не расписывалось.
- Похоже наша лавочка прикрыта,- мрачно подытожил Стефан.
- И видимо скоро за лавочкой последуем и мы,- добавил Джино.
Мира ничего не сказала, лишь закатила глаза и отошла к окну.
Адам давно пребывал в подавленном состоянии и эта новость выбила последние остатки почвы из под ног. Он развалился на диване у телевизора и с пустым взглядом уставился в потолок.
- А всё так хорошо шло...- протянул парень.
- Всё хорошее когда-нибудь кончается,- наигранно равнодушно пожал плечами Стефан.
Адам бросил на того полный раздражения взгляд. В голове всплыли подавляемые воспоминания о проведённых минутах с Мирой. Подавляемая агрессия к Стефану начала всплывать на поверхность...
- Я категорически не согласен!- он подскочил на ноги.
Злость неожиданно придала ему сил и уверенности в себе.
- Всё сложилось конечно очень плохо, но это ещё не значит, что мы проиграли!
Подойдя к картине на стене, Адам откинул её, обнажая скрывавшийся за ним сейф. Под удивлённые взгляды своих товарищей он открыл его и извлёк на свет небольшую пластиковую карточку.
- Что это?- поинтересовался Джино указывая пальцем на карточку.
- Это "план Б",- усмехнулся Адам.- Я предполагал, что нечто в подобном духе может случиться, так что...
Парень демонстративно покрутил карточку в руках.
-... так что через одного случайного знакомого прикупил небольшую лицензию.
- Лицензию на...?- уточнил Стефан.
- На некоторую религиозную деятельность в районе шестьдесят восемь.
Бородатый блондин с каменным лицом уставился на Адама, а Мира с Джина залились звонким смехом.
- Ты просто нечто!- Мира просто задыхалась от смеха.- Основатель церкви Атома, с лицензией на другую религиозную деятельность!
- Ну ты даёшь, мужик!
- Обалдеть,- только и выдавил Стефан.- Что там хоть конкретно?
- Ну-у-у,- Адам прошёл в центр комнаты и сделал карикатурный реверанс.- Прошу любить и жаловать скромного проповедника культа Меркурия.
- Тогда понятно,- вздохнул блондин.
Культ Меркурия был не слишком велик, но не смотря на это достаточно уважаем. Меркурию поклонялись в основном торговцы всех мастей, а также, его почитали и личности, что относили себя к творцам, вроде художников, над которыми предприимчивый бог также брал опеку. Парень же выбрал этого бога как покровителя "таинственных учений". Последнее казалось Адаму весьма иронично в свете его собственной принадлежности к церкви почитающей науку. Справедливости ради, следовало бы добавить, что помимо прочего данный культ был выбран ещё потому, что последователи бога торговли легче других шли на сделки, в том числе и не слишком "официальные".
- Идея немного "мутная",- заметил Джино.
Лысый парень прошёлся вдоль комнаты взад-вперёд, как будто что-то прикидывая в голове.
- А-а-а, плевать,- он резко махнул рукой.- К чёрту всё. Когда выдвигаемся?
В который раз Адам задумался над тем, что твориться у Джино в голове. Но сейчас было не до этого.
- Деньги у нас пока ещё есть, так что заказываем на завтра грузовики, а я пока через интернет сниму склад, а если повезёт и сразу помещение в районе шестьдесят восемь.
- Так быстро?- удивилась Мира.
- Уверен, что нам не дадут спокойно досидеть до первого числа,- покачал головой Стефан.- Так что это верное решение.
Найти сразу помещение разумеется не удалось, зато без проблем был арендован достаточно большой склад, чтобы туда свезти всё имущество церкви. Одновременно были поданы документы на закрытие их организации.
Тем же вечером была проведена последня служба. Людей почти не было - теперь все боялись показываться в этих стенах. Адам объявил о закрытии церкви, и как мог попытался воодушевить прихожан. Но усилия были тщетны. Он видел страх в их глазах, и ожидание надвигающейся беды. Чему удивляться? Он и сам боялся. Не смотря на свой план, как он мог быть уверен, что его просто не упекут в тюрьму за сам факт создания церкви Атома? Или что-нибудь не сделают в назидание остальным?
Переезд прошёл утомительно, нервно и быстро. Времени на сборы почти не было, так что часть вещей пострадало при переезде, да и кое-что из личных вещей основателей были безнадёжно сломаны, но с этим пришлось смириться. Первое время пришлось жить в гостинице, но за неделю каждый их них снял себе квартиру, да и более-менее приемлемое здание для новой церкви.
Место было подальше от центра, чем в шестьдесят пятом районе, но зато ближе к культурному сектору - недалеко от парков, музеев и прочих культурных заведений. Именно по этой же причине небольшое здание и пустовало - из-за подобного соседства было слишком много ограничений в разрешённом использовании.
В шестьдесят восьмом районе культ Меркурия не был слишком распространён - лишь парочку маленьких святилищ в разных концах района и по несколько старых проповедников. Потому-то Адаму и удалось так легко достать документы на это место. В ходе визита он познакомился со всеми своими новыми "коллегами". Проповедники приняли его вежливо, хотя не без усмешки. Они-то прекрасно понимали почему основатель атеистической церкви подался в культ.
К первому числу наспех обставленный "Храм Меркурия" открыл свои двери. Внутри он был практически как и Церковь Атома - не то библиотека, не то музей. Из нового было только несколько картин и статуй с изображением Меркурия, которые весьма органично вписались в интерьер.
Как ни странно, но люди ходили к ним. Неясно что тут больше сыграло: удачное расположение, молва о том, что храм держит основатель церкви Атома или же вышедший закон, но внутри постоянно кто-то находился. Адам день и ночь разучивал необходимую в работе информацию, а предыдущий опыт оратора весьма помогли в деле. Сейчас он чувствовал себя как рыба в воде на новом месте.
Чтобы храм не зависел только от него одного было решено отправить Миру в район девять - в главных храм Меркурия на обучение. Доставать по нелегальным каналам документы, сейчас бы Адам уже не рискнул, да и немного отдохнуть от девушки также казалось хорошей идеей. Со всей этими рабочими хлопотами он не находил времени на свои душевные терзания, так что чувствовал себя в последнее время на порядок лучше, чем в шестьдесят пятом районе. Хотя компаньоны всё ещё раздражали.
Через месяц вышла обновлённая версия "Закона о Вере". Теперь каждый человек должен был не менее чем раз в две недели посещать одно из лицензированных религиозных заведений и получать отметку об этом от уполномоченного лица. Раз квартал эти отметки надлежало сдавать в сформированный орган Инквизиции. В случае систематического нарушения данного закона, нарушителя ждало наказание варьирующееся от денежного штрафа, до принудительного перевоспитания.
К моменту официального издания закона у Адама уже были на руках необходимые печати и бланки, так что он готовился к усиленному притоку посетителей. И не ошибся. Каждый вечер, после конца рабочего дня небольшой храм набивался хмурой толпой, жаждущей получить заветные отметки. Проводить служения стало несколько интересней, когда у тебя появилось такое количество слушателей. Пускай они и были лишены всякого энтузиазма и настроя слушать. Но никто не шумел и не мешал. Люди были напуганы и у них были на то причины. После выхода "Закона о Вере" храмы спонсировались государством, всюду ставились камеры, а нарушителей спокойствия ночью забирали из дома разодетые в алое инквизиторы
Стефана арестовала полиция. Играя в очередную онлайн игру он слишком много позволил себе в выражениях и обиженный им молодой человек подал на него заявление. К счастью, Стефан отделался лишь средним штрафом и потрёпанными нервами.
Джино завёл себе девушку, но длилось это недолго. Он приревновал её к бывшему парню, и не став разбираться бросил. Не прошло и пары недель, как он гулял с новой, более молодой девушкой. Адам никогда не понимал, как такой женоненавистник как Джино, может так притягивать девушек. Впрочем грустно полагал про себя парень "Чем меньше девушку мы любим - тем больше нравимся мы ей".
Мира всё ещё проходила обучение в девятом районе. Как точно шли дела у неё мог знать лишь Стефан, Адаму же она писала короткие и сухие сообщения о том, что всё нормально.
Шло время. Колесо религиозных репрессий набирало обороты. Строились исправительные учреждения для атеистов, где за закрытыми дверьми им промывали мозги, заставляя склониться к официальной вере. В учебниках меняли целые главы, которые не соотносились с официально принятой точкой зрения Священного синода, а по телевизору втрое увеличилось количество религиозных передач, в то время как естественно-научные почти исчезли. По улицам вгоняя страх в прохожих, важно шествовали алые наряды инквизиции, в сопровождении собак, больше похожих на чудовищ из фильмов ужасов.
Теперь Адам по-настоящему чувствовал, что инопланетяне захватили Землю.
 
В дверь аккуратно кабинета аккуратно постучали.
- Да-да? Входите,- отозвался Адам, не поднимая головы.
В комнату почему-то очень медленно вошёл Джино.
- Эм,- помялся он.- Тут к тебе пришли.
Адам удивлённо поднял голову. На пороге, прямо за спиной его товарища стояло трое людей в алых плащах и таких же алых шляпах. Сердце парня на секунду остановилось, а в груди похолодело. Впрочем он быстро пришёл в себя. Он же проповедник! Наверное они пришли по официальному делу.
- Спасибо, Джино,- несколько сипло ответил Адам, вставая.- Проходите, господа. Я сейчас посмотрю ещё пару стульев.
- Спасибо, конечно...- вышедший вперёд инквизитор с козлиной бородкой отрицательно покачал рукой.- ...но в этом нет необходимости.
- Прошу пройти с нами, - мужчина жестом пригласил его выйти в коридор.
- К-к-конечно,- Адам попытался выдавить улыбку, но вышло весьма криво.
Парень был у ужасе. Инквизиторы не приглашают пройтись с ними просто так! Но деваться было некуда. Под пристальные взгляды пришедших он вышел в коридор, где они окружили его с трёх сторон, при чём сзади его сопровождал инквизитор с собакой. Побег представлялся просто неосуществимым.
Напоследок он взглянул на Джино. Глаза лысого парня были наполнены растерянностью и сожалением. Почему-то Адаму казалось, что он больше никогда не увидит эти глаза вновь.
На улице его посадили в алый грузовик, где внутри сидело ещё четверо задержанных, и повезли в неизвестном направлении. Они катались около двух часов, в течении которых в грузовике прибавилось ещё пятеро, пока их наконец не выгрузили.
Они оказались в приятном зелёном саду, в стороне от которого располагалось серое здание под мрамор, с высокими ступеньками. Табличка возле лестницы гласила "Инквизиционный суд района №68". Снаружи показалось ещё несколько инквизиторов, вооружённых автоматами. Они приняли привезённых людей и повели внутрь.
Адама пребывающего от страха в полуистеричном состоянии сразу отделили от остальных и повели прямо. Через миг он оказался в центре тёмного и круглого помещения. Вокруг него полукругом располагались очень высокие трибуны, за которыми стояло пять человека в остроклювых масках. За спиной Адама, над дверью откуда его вывели располагалась что-то вроде небольшого амфитеатра, в котором сидело несколько десятков человек. Тут и там виднелись операторы, также одетые в красное, и даже над трибунами висела массивная камера.
Инквизиторы выставили его в центре зала, куда сразу же засветил ослепительно-яркий луч света откуда-то сверху.
И тут началось.
Пятеро в масках наперебой зачитывали обвинения в самых нелепых вещах: начиная от подрыва авторитета государства, заканчивая организации террористической деятельности и преступлениями против веры и человечества. Со всех сторон щёлкали затворы фотоаппаратов, сквозь ослепляющий свет зала, Адам видел красные огоньки телекамер, и всё происходящее слишком сильно давило на него, чтобы он смог хоть как-то внятно ответить на эти обвинения. Но это не было важно. Ему просто не давали слова. Они зачитывали одно за другим вымышленные обвинения, ещё более нелепые доказательства, на экране сбоку всплывали его фотографии в церкви Атома, какие-то документы с его подписью. Так продолжалось минут пятнадцать, пока наконец не воцарилась тишина.
Решив, что теперь настало время для его слова, трясущийся Адам кашлянул в кулак прочищая горло...
Все пятеро в масках одновременно встали со своих мест и подняли кулаки.
- Совет рассмотрел дело...- начал один.
- Изучил доказательства...- продолжил другой.
- Проверил факты...
- Взвесил аргументы...
- И вынес истину!
Кулаки пятерых дёрнулись и указали большими пальцем вниз.
- Виновен!- вырвалось из пяти глоток.- Направить этого архиеретика в исправительное заведение высшей категории!
Всё проделанное и сказанное было так синхронно и отточено, как будто Адам находился в театре. Впрочем так и было. Он находился в театре и был одним из действующих лиц. Увы - в этой постановке ему досталась роль жертвы. Все камеры, фотоаппараты и люди вокруг были здесь лишь для этого - запечатлеть этот небольшой спектакль и передать его остальным. Сегодня вечером в новостях будет интересный и красочный выпуск.
Оцепеневшего парня за плечи вытащили из зала двое инквизиторов. Без лишних церемоний Адам был закинут в другой грузовик, где кроме него было лишь двое мужчин преклонного возраста.
Немного отойдя от тяжёлого шока парень присел на грубую седушку позади себя.
- Похоже моя дорога приключений подошла к концу,- тихо сказал он себе, глядя в пол. На глаза наворачивались слёзы жалости к себе, которые он еле сдерживал.
Исправительное заведение высшей категории не то место откуда можно вернуться тем человеком, которым ты туда попадаешь. Хоть они и было организованны совсем недавно, но уже успели обрасти ужасной репутацией. Шоковая терапия, детекторы лжи, наркотики для подавления воли, лоботомия - чего только не приписывали этим заведениям. Но как бы не проходило всё на самом деле - люди оттуда возвращались безумными религиозными фанатиками, со сломанными личностями. И очень скоро их ряды пополнит Адам.
От страха, отчаяния и тоски было тяжело дышать. А окружающа темнота лишь усугубляло ситуацию. Он закрыл лицо руками. Ничего уже не изменить. А значит бессмысленно переживать. Но перестать переживать просто лишь на словах.
Грузовик тронулся с места.
 
Свой период жизни в исправительном заведении Адам помнил плохо. Это было высокое белое здание, вокруг которого произрастал аккуратный зелёный газон, заканчивающийся высокими каменными стенами с колючей проволокой. Внутри учреждения было неожиданно светло, чисто и местами даже приятно. Люди все как один, отличались вежливостью, но почему-то их лиц он совсем не помнил. По утрам заключённых выводили на молитву. Поскольку пантеон был велик всех разбивали на группы по божествам, которым они поклонялись. Те же кто не мог выбрать сам, принуждали выбирать жребием. Кажется такое случалось на памяти Адама раз десять. Но он не был уверен, что это ему не приснилось.
После молитвы их водили на завтрак, потом возвращали в камеры. Хоть для Адама это и была камера, но выглядело всё прилично: светлые стены, аккуратная одноместная кровать, стол и стул, были даже какие-то книги, название которых он также не помнил. Был даже отдельный туалет и раковина! Впечатление портили лишь решётки на окнах и металлическая дверь. Жили все заключённые отдельно, в дополнении к этому работники заведения старались всячески пресекать контакты еретиков друг с другом.
После завтрака начинались "процедуры". У всех они были персональные. Парень помнил, что-то связанное с принудительным просмотром какого-то видеоряда, в ходе которого ему что-то вкалывали. Кажется было что-то связанное с электричеством. Его заставляли наизусть рассказывать главы из религиозных текстов, а если он ошибался или забывал - били током. Ещё он помнил как его отправили на три дня в какое-то помещение без света, где монотонный голос диктора рассказывал про сотворение мира. Наверняка было много чего ещё, но память Адама стала весьма ненадёжной после всех этих процедур.
Зато парень очень ярко запомнил один из дней, когда их не повели на процедуры, а вместо этого загнали в столовую, где включили телевизор. Проходил планетарный парад во славу Юпитера, и их заставили его смотреть, а в соответствующие моменты даже кричать "Слава Юпитеру!". Парад был феноменален. Съёмки с разных точек земли показывали огромные массы народа, самых разных внешностей, идущих в стройных колоннах и славящих бога. Наряды были самые различные, но все очень красочные и броские. Играла приятная, воодушевляющая музыка, все улыбались.
Адам подумал тогда, что хотел бы поприсутствовать там, он хотел бы идти вместе с ними строем, кричать вместе с ними, смеяться с ними. Он хотел бы быть где угодно, но только не здесь, где со временем забывает и теряет самого себя. По гладко выбритой щеке прокатилась одинокая слезинка.
Сколько минуло с того дня, Адам не знал. Время было таким относительным, когда ты забываешь самого себя и свои дни. Процедуры продолжались своим чередом. Током его бил гораздо реже - он уже наизусть помнил все необходимые тексты. Он знал и понимал, что и как нужно сделать, чтобы надсмотрщики посчитали его справляющимся. Но ещё не обрёл веру - лишь притворялся, и детектор лжи выдавал его с головой. Так что скорого освобождения ждать не приходилось.
 
В один из дней, глядя в окно Адам увидел серый диск. Как в тот самый день первого февраля. Сердце парня забилось быстрее. Но не от волнующего ожидания. Ядовитая стрела тоски пробила его сердце. Что ещё плохого случится после "Их" появления?
В этот раз диск не висел ровно и величественно - он стремительно снижался. Через насколько секунд Адам понял, что объект не снижается, а буквально падает на землю! А ещё через несколько секунд диск разбился где-то очень далеко в горах. Несмотря на большое расстояние по земле раскатился ощутимый гул с лёгкими, но заметными толчками.
Парень с открытым ртом смотрел туда, где упал корабль. Он не мог поверить в происходящее. И более того - он не мог представить, что теперь будет.
Остаток дня Адам стоял у окна. В этот день процедур не было. Как и в следующие.
Их перестали выводить. Еду разносили прямо к камерам. Поскольку процедур больше не было он мог сказать точно, что это продолжалось неделю. И это время сводило его с ума не хуже шоковой терапии. Быть запертым неделю в маленькой комнате, не видя и не слыша других людей, не зная когда это кончится и что вообще происходит.
На третий или четвёртый день парень начал говорить с собой. Хотя говорить это слишком сильно сказано. Скорее подбадривать себя. "Всё будет хорошо",- говорил он, иногда разбавляя чем-то вроде "Всё наладится, всё изменится к лучшему". Как мантры он повторял это себе раз за разом, стараясь хоть на каплю поверить в свои слова. Впервые в жизни он пожалел, что атеист, и не может найти утешение в молитве.
 
Наконец дверь открылась.
Адам сидел спиной к двери, но от звука щелчка подлетел как на иголках.
- Привет, политзаключённый,- натянуто усмехнулась Мира.
В проёме стояла его возлюбленная. Бледная, в простых джинсах и коричневой кожаной куртке. Сегодня она была не в линизах, а своих очках в красной оправе, но даже так было видно, какие красные её глаза и какие глубокие мешки под глазами. Она выглядела очень уставшей, как будто давно не спала, но на взгляд Адама она всё равно была самой прекрасной девушкой на свете.
Тут признаться парень подумал, что он не в своём уме. Или что спит. Как она могла здесь оказаться?!
- Ты-ы... как ты-ы?
- Это неважно,- она кинула ему сумку, в которой оказались его личные вещи.- Одевайся и на выход.
Адам был слишком изумлён чтобы спорить.
Безо всяких проблем их выпустили наружу, где была припарковано такси.
Едва они переступили порог исправительного заведения Мира развернулась и безо всяких слов крепка обняла его. После стольких дней в одиночестве, после стольного времени ожидания этих объятий... Адам крепко обнял её в ответ. Когда они расцепились у девушки были глаза на мокром месте.
- Нас машина ждёт,- шмыгнула она носом.- Пошли.
Минут сорок они ехали в до города. Адам хотел много сказать, спросить, но Мира сделала жест, чтобы он молчал. Он и не против был помолчать. Глаза радовались новым видам. Наконец он видел поля, луга, какие-то фермы, трассы, машины. Любой вид кроме вида его камеры делал его счастливым сейчас. В груди разливалось терпкое чувство свободы.
Город был таким же как и до его отъезда. Да и что должно было измениться? Прошло ведь так мало времени. Наверно. Хотя что-то неуловимо изменилось. Но Адам никак не мог понять, что именно.
Ещё минут двадцать они добирались до квартиры Миры по пробкам.
 
- Добро пожаловать,- девушка открыла дверь, пропуская вперёд Адама.
- Спасибо-спасибо,- он попробовал улыбнуться, но для лица это почему-то казалось очень непривычным.
Квартиры была съёмная и необжитая: дешёвая мебель и полное отсутствие личных вещей.
- Мило у тебя тут,- замети парень.
- Лжец,- улыбнулась Мира.
- Ну может я просто немного преувеличил,- оно вновь попробовал улыбнуться.- Как ты меня вытащила?
Девушка наиграно засмеялась.
- Деньги конечно! Деньги правят миром! За деньги можно всё, что угодно!- она хитро прищурилась.- Можно даже сказать, что я тебя купила...
Адам с трудом мог представить, сколько могло стоить его освобождение. Он не хотел конечно льстить себе, но его заклеймили архиеретиком и вряд подобное дело можно было провернуть так просто.
- ... а раз я тебя купила,- продолжала девушка.
- То?
Вместо ответа Мира ударила его в живот.
От неожиданного удара в Адам согнулся пополам и его лицо оказалось на уровне лица миниатюрной девушки.
- То ты весь мой,- она расплылась в широкой улыбке своими тонкими губами, после чего медленно и нежно поцеловала его.
Никогда ещё Адам не был так счастлив.
Этот вечер и ночь они провели именно так как он давно и мечтал.
За совместным завтраком Мира болтала о том разном, что произошло с ней в храме Меркурия и после, старательно избегая разговоров про Джино и Стефана. Впрочем Адам и не хотел сейчас о них слышать. Сейчас он был полностью поглощён девушкой, которую давно любил, так зачем ему кто-то ещё? Мира вновь вела себя как в период основания церкви Атома, когда между ними царила любовь и гармония. Когда они понимали друг друга с полуслова.
Всё было так прекрасно, и так.. нереалистично. То и дело Адам пробовал ущипнуть себя, чтобы убедиться в реальности происходящего. Границы реальности стали слишком зыбкими для него, чтобы слепо верить всему, что видишь. Но по всем проверкам выходило, что он действительно там, где и думал.
За окном раздался шум. Квартира была на девятом этаже, но даже так были отлично слышны идущие издалека вопли, похожие на рёв. Едва заслышав звуки девушка с чувством досады прикусила губу. Адам поднялся и подошёл к окну.
Нестройными рядами, по улице шли сотни если не тысячи людей, с транспарантами, табличками, неустанно выкрикивающую какую-то фразу. Какофония воплей была такой нестройной, что разобрать фразу не представлялось возможным, пока толпа была не пошла совсем рядом с домом.
- Слава Кецалькоатлю! Слава!
Тут Адам всё и понял. Разбившийся корабль в горах. То что Мира смогла его вытащить. И даже то, что он не сразу заметил - в городе исчезли статуи богов!
- Один пантеон сменился на другой.
Толпа всё шла вперёд, а в небе над ней можно было увидеть несколько сигарообразных кораблей новых хозяев Земли.
- Слава Кецалькоатлю!
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 22
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования