Литературный конкурс-семинар Креатив
Креатив 22: «Ветер перемен, или Не Уроборосом единым»

Варух Телегин - Осколок

Варух Телегин - Осколок

 
"Ист-Евро-Гроссер-плаза", КПП-Запад, 20.28. 
 
— Вот выродок. В мусоросжигатель его, и дело с концом.
Под конец очередного унылого дня визит малолетнего хулигана к дверям "Гранд-плазы" — просто вишенка на торте из дерьма. Хотя, чуть разнообразящая вкус, мда.
«Хорошо всегда ходить с охраной» — думает мистер Мораитис, щёлкая гвардам отбой. Очки-плюс помогают вычислить угрозу раньше, чем она станет фатальна. Мальчишка не был опасен, но больно мерзко жужжал о какой-то там "истине". Истина — это то, что мы видим, ха!
— Не слишком хардово, босс? — флегматично замечает на суржике низов один из штампованных бодигардов.
— Знаем мы эти одиночные митинги, — цедит сквозь зубы начальник охраны, — прикрытие для экстремизма. Умным людям слушать всхлипы каждого фанатика, которому поперёк горла прогресс? Увольте.
— Этим придуркам по-чесноку не помешал бы свежий экшен! Согласись, босс? Собираются и мелют, мелют… По кругу который год, а всё равно такие ж ослы!
— Возможно, Третий. Сам не переношу интеллигенцию. Но Хагенкройц платит голдкойнами. Это стоит напряга, пожалуй.
— Не стреляйте. Я просто хочу правды.
— Да что ж за смена…
Мистер Мораитис устало поворачивается. Обладатель голоса — не тот дерзкий мальчишка. Взрослый крепкий боец в маскировочном костюме и гогглах. Держит нож у горла Пятого. Начальник охраны тянется к поясу.
— Эй, босс! Не зацепите меня!
Выстрел.
— А-а-а!
"Бульк, блуп, хлюп". Всё-таки успел прирезать. Неужто из Нью-Токио прислали ниндзюка? Да нет, говор вроде европейский…
— Ещё одна попытка!
Бах! Успел пропороть висок Второму и отпрыгнуть. Охота на диверсанта превращается в бойню.
Бах! Бах! Четвертый и Третий… убили друг друга, паля по "ниндзюку". Сволочь он позорная!
— Я хочу правды.
Теперь диверсант совсем близко.
— Так вот что это было! Информационный шпионаж, да? Ах ты, шавка токийская! А хрен тебе не дать… Знаешь же, сейчас прога заблочит память…
— Я хочу правды. Пожалуйста…
— Коптера вам бескрылого, а не пассворды! Тебя найдут, шваль!
Бах! Мистер Мораитис, уроженец Элладской федерации и командир охраны GlassMediaCon, уходит из жизни непобежденным.
 
***
 
От кого: госпиталь святого евангелиста Луки, Восточноевропейская конгрегация.
Кому: всем, кто прочитает.
Вы когда-нибудь задумывались о природе человеческого сознания, дорогой читатель? В последние десятилетия бурных перемен мы так много мыслим о малом, что иногда не можем остановиться, прервать калейдоскопическую смену впечатлений. Возможно, мой слог будет слишком тяжеловесен, я всё-таки человек уходящей эпохи. По уму, здесь следовало бы делать немалые отступления с выдержками из сакральных текстов ушедших эпох, фольклорных источников и философских трактатов. Но видя масштабы распространения инцидента в "Плазе", я вынужден задействовать всю свою лаконичность, к тому же, быстро меняющиеся обстоятельства требуют торопиться. Признаюсь, я сам не сразу собрал из разрозненных сведений цельную картину, но мне, человеку далёкому от мира, это простительнее, нежели вашим спецам по информационной безопасности. Дабы адаптировать послание для широких масс, мы вынуждены будем вернуться к событиям тех времён, когда самые молодые из вас только-только вставали на ноги. 
 
***
 
"Ист-Евро-Гроссер-плаза", бар, 22.07. 
 
На третий день Конгресса ужасно хочется выпить или нюхнуть. Второе, как известно, не получится, поэтому Алекс-Сиэнь Джей идёт в гостиничный бар через прозрачную кишку меж корпусами Ист-Евро-Гроссер-плаза. Карфагенцам удалось продавить открытость муниципальных зон. Пока что — за койны, но это соответствует идеям социал-докинзизма. Моралофилы посрамлены.
Сиэнь Джей не отказался бы от горячего стриптиза синемордых космических герлс, но Гроссер-плаза во время GlassMediaCon — одно из немногих мест, где используются лишь служебные очки допреальности. Это сделано для чистоты дебатов и примирительной атмосферы между Фракциями. Добиться победы можно острым языком и умом. С ними у Алекса оу-кей, как и у всей их группировки. Это не пафосный, но тупой в сущности Рим, не хиппаны-соплежуи из Гоморры, не снотворные лекторы Вавилона.
Четыре группировки решают на GlassMediaCon, каково будет содержание дополненной реальности в ближайшие годы. А ставит точку естественный отбор. Он заправляет жизнью во всех её проявлениях, — так гласит доктрина Карфагена.
Алекс заказывает двойной виски с лёгкой добавкой стимулятора. За столом позади шумят Гоморрцы всех гендеров и цветов волос. Неплохие ребята в своей свободе от догм, но слишком озабочены борьбой за равенство, которого не бывает, что Алекс-Сиэнь доказывает ценой коктейля на два нуля больше, чем у их пойла.
— Как отдыхается?
За пятой порцией карфагенец не заметил появление соседа.
— Чего?! Какого… Ты!
— Не ждала, мамкина дочурка?
Волевое лицо с квадратным подбородком улыбается так же снисходительно, как десять и двадцать лет назад. Снова оценивает субтильные черты сына, что не пошел в солдаты.
— Зачем из дыры своей выбрался? Тут ты мне не командир! Теперь я — сила, я решаю, как сам живу и как другие будут жить!
Гоморрцы за столиком шушукаются. Им не нравится бравада и рукоприкладство, если, конечно, речь не идёт об акциях по спасению каких-нибудь "угнетённых самок тропической бабочки".
— Решай-решай. Пока мы с Римлянами не опустим вас, как мокрощелок.
— Ты… Тоже в игре? Ха! А, что ещё ждать от солдафона! Можете полизать кирзачи генерала и подставить ему сра…
— Постарайся не обмочить штаны до того, как мы выбьем из тебя дурь ночью. В армаде такое проходит каждый первый. Но там служат мужики, а не целки вроде тебя.
Нетрезвый и яростный взгляд Сиэня Джея ложится на компашку Гоморрцев, которые удулись электронным каннабисом. Бойцы дерьмовые, но при том ненавидят Римлян. Для Алекса те и те — любители уравниловки. Столкнуть милитаристов и хиппи, как с век назад? Будет смешно! Пора наведаться в номера быдланов-фашистов и показать им, кто выживет в эволюционной гонке.
 
***
 
Когда-то в интернете была популярна такая шутка. Человек водит глазами по лабиринту. Или ищет отличия меж двумя пасторальными фото. Вдруг на весь экран — кричащая морда из ужастика. Теперь представьте, что морда — ваша добрая тётя. Или начальник. Может, любимая девушка в первую брачную ночь. 
Этот вирус назвали trollsmirror. Помните тут сказку о заколдованном брате и спасающей его сестре? В наш век шутка вышла с двойным дном. Тролли, ну вы поняли, да? Игра слов. Вредоносный файл поражает VR-чип человека, превращая жизнь в карикатуру на себя. Ваших собеседников, предметы быта, фон. Не просто создаёт помехи в ваших очках или шумы в слуховой капсуле. а как бы переносит искажения в мозг. На первых порах это было как та самая шутка-страшилка. Нет нужды подробно расписывать все скандалы и казусы: все помнят тот саммит G-16 и свадьбу Диллинджера в Майами-касл. 
Но Человек — существо пластичное. Когда ваш плеер стабильно ломается каждый месяц, вы непременно попробуете оценить тишину. Вам станет удобнее жить. «Осколок» (я буду звать его так, напоминая о сказке, это пригодится) — таргетированный вирус. Вы не представляете, сколь ловко Сеть следит за вами. Статус "не женат" Вконнекте вопиет: "лети сюда, баннер с горячими разведенками"! Скачанный трек "Долой президента" передает по проводам: "этому парню срочно необходим инвайт на Revoltblog"! Подобное не секрет уже лет двадцать. Как вы думаете, почему автономный процесс назвали daemon? Конечно, это совпадение. Правда состоит в том, что люди перестали выкидывать очки. Они поверили, что Осколок говорит правду. 
 
***
 
"Ист-Евро-Гроссер-плаза", апартаменты 3/07, 22.51. 
 
Пальцы Марты работают, как всегда, потрясно. И не выдыхаются, в отличие от мужских отростков. Алисанда млеет в объятиях подруги. После унылой конференции лучший отдых — горячий гоморрский секс.
— Ах, ох, давай ты наверх.
— Может, игрушек?
— Ты моя игрушка…
За этим следует пикирующий вниз поцелуй пухлых губ Марты аль-Рухди. В ее внешности, как и имени, причудливо смешались черты Запада и Востока. Жаль, что здешний протокол запрещает ксеноформы. Но чертовка и без них хороша.
— Погоди, май свит! — Марта вскидывает голову и глядит в сторону окна.
— Кто там? Космомолец подглядывает, хи-хи?
Подкалывать Вавилонян — любимое развлечение Алисанды Ан-Линь, широкобедрой экофеминистки из клана V.E.N.U.S. Эти ботаноиды зовут себя вестниками свободы и прогресса, носят потешные скафандры, роются в голограммах космоса, но не понимают, что истинная Свобода — получать кайф, дарованный человеку Природой.
— Нет, смотри! — Марта едва не падает с кровати. Золотые кудряшки подпрыгивают на ее бронзовых грудях.
Пока они доставляли друг другу наслаждение, на столик с подносом и пустыми бутылками уселся невысокий парень в джинсовой куртке. Не из Вавилона. Какой-то блеклый пепельноволосый цис. Но почему в глазах Марты животный ужас?
— Герман? Что ты тут делаешь?! Уходи! Охрана! Охрана!
— Алисанда, — парень совершает галантный полупоклон, игнорируя ее партнёршу, — к сожалению, ты живёшь в мире иллюзий.
— Нет, Герман! Шатапнись! Прекрати!
— Ты бросил меня, Марк. Убежал на другой край Шкалы. И чего добился?
Теперь очередь Алисы впасть в шок.
— Марта… Марк… Объясни, что здесь происходит!
— Он врёт, врёт! Это же… Это случайный знакомый, май свит! Я ему отказала в баре, вот и клевещет!
— Тогда вызовем полицию, — Алиса встаёт. Ее подруга (?), что сверлила взглядом незваного гостя, бросается наперерез.
— Нет! Не смей!
— Чего ты боишься?!
— Привет от Вавилонян, похотливые мешки гормонов, — парень снова делает реверанс, — до встречи на голосовании.
 
***
 
Сначала все видели топорные карикатуры, шаблоны полувековой давности. Почитайте сборник анекдотов тех лет или форумы Web 2.0, если не стошнит. Скупой еврей, продажный коп, безмозглая блондинка, хиляк-очкарик. В них было легко разочароваться. Но Сеть следит. Вирус зажил своей жизнью. Так появились Фракции. Сообщества тех, кому более противны одни и чуть менее — другие. 
Главных фракций четыре. Вавилоняне обожают утопии. Фетиши Римлян — сила, иерархия, война. Содомцы мыслят, простите, тем, что ниже пояса, а ещё любят равняться на животных. Карфагеняне — стремятся к успеху за счёт слабых, живут по доктрине "человек человеку волк". Волки из них такие себе, но это уже детали, простите. 
Я не буду называть имена, сайты и партии, дабы цензорбот не забанил письмо, но вы всегда можете набрать в поисковике "мифы и легенды древних иудеев", дабы понять отсылки в их названиях. Религиозные тексты содержат немало интересного, даже по нашим меркам. Можно сказать, что это нарратив в жанре "темное фэнтези". Темная фантазия — не придумка злодея в мрачной башне. Это то, что на душе у нас всех. 
Хватит хотя бы того факта, что Фракции согласились называть себя прежде проклятыми именами. 
 
***
 
"Ист-Евро-Гроссер-плаза", пентхаус класса 2.1, 23.30. 
 
Для наместника Нового Рима Кассия Молотова аль Бергольдта дебаты — не только способ пиара Фракции, но и кладезь вдохновения. В отличие от рядовых Римлян, смуглолицый здоровяк с залысинами и седеющими усами, устроился в пентхаусе. Центурион-комиссар битый час не отвечал по планшету — возможно, пошел смотреть техногладиаторов, но Кассий Молотов не обижается. На его 4D-экране возникает сценарий нового фильма "Геббельс Ильич против индейцев с Сириуса". Индейцев, пожалуй, стоит списать с пирсингованных малолеток, что выступали сегодня за права моллюсков. Прав не все людишки-то достойны, а они тут…
Окованный порошковой платиной палец помещает на могучий торс десантника руническую эмблему, затем дополняет ее древним символом военной мощи — Молотом Иосифа Ильича, гениального кесаря минус первого века.
— Все прохлаждаетесь, сержант?
"Какой реалистичный госспец!"
Такова первая мысль Кассия Молотова. Госспецы в этом сценарии тоже пригодятся: кому ещё расстреливать бегущих с поля боя трусов?
Второй реакцией становится движение правой руки: отдать честь товарищу убермайору. От движения экран с набросками рассеивается.
— Можете не вставать. Не в отделении. Майор Рокотов, ГосСпецСлужба.
Появление офицера столь высокого ранга — неожиданность. Просто потому, что Госспецы десяток лет назад превратились в контору, не более значимую, чем какой-нибудь сервис FindMe. И уж точно Кассий не мог предположить, что его бывший шеф из ментуры под Питером, так продвинется за это время. Не наместник Римлян, конечно, но тоже… гм, хорошо.
— Думал, Контора исчезла, Молотков?
Реальная фамилия слегка режет слух аль Бергольдта. Тогда, двадцать лет назад, он был лейтенантом, а Рокотов — капитаном. Времена меняются.
— Нет, служу родной полиции! — уж теперь-то римский режиссер вытягивается по струнке.
— Давно пора репрессировать этих агентов Евроштатов, Молотков. Пока ты тут лясы точишь, твоих ребят по номерам бьют и режут. Втихую, как шпионы, которые нам подъезды обоссывали! Не веришь? Включи камеры.
Кассий выводит на экран главное меню Гроссер-плаза и мотает вниз, к камерам этажей, где разместили Римлян. Видит несколько движений и понимает, что внизу происходит драка. Карфаген и Гоморра нападают кучей, как крысы, ведь средний Римлянин сильнее трёх-четырех из них. В ход идут шокеры, спреи и старые добрые табуретки. А потом изображение начинает искрить.
— Плохо дело, — хмыкает убермайор Рокотов, — похоже, кто-то готовит диверсию против систем наблюдения. Наверное, очколуп из космомольцев. Хорошо, что пост охраны пустой. Бери парней из остальных блоков и разгоните контрменшей!
— Служу Союзу Рейхсфедерации!
 
***
 
Тот, кто рисовал наше время эпохой полного аморализма, ошибался. Человек остаётся собой и в шкурах, и в экзоскелете. Его отличает понятие о святом. Мы не можем запретить людям шутить о больных детях, жертвах терактов, церковных святынях. Компромиссом между развитием и нравственностью стали так называемые "чистые зоны". К ним относились монументы павшим воинам, кладбища, храмы и так далее. Это локации, где допреальность не работает. Создатели trollsmirror в известном смысле победили: мы подстроились под их шутку. Интернат святого Луки, относясь к Восточноевропейской конгрегации, конечно, был защищен. Вы избавите меня от нужды расписывать подробности, снова обратившись к поисковым сетям. 
Как помочь детям, что лишились природного зрения или слуха? Посадить под замок? Снова сделать инвалидами, выдрав импланты и обнулив базу данных? Рядовые граждане могут очистить кэш VR-чипа. Или смириться, как сделали Фракции. У слепых детей-сирот нет такой возможности. Госпиталь стал для них спасением. А я — учителем. 
Дис пришел к нам почти взрослым. По нашим, старомодным меркам. Нынче-то и тридцать — "миддл-хай-тин". Обычно слепые дети не успевают заразиться, а если в семье с таким чадом появляется trollsmirror, ребёнка везут на перепрошивку. Взрослым он будет помнить мимолётный дурной сон. Сирота Дис не таков. Он терял зрение с трёх лет, в шесть подхватил Осколок. Тот, кто должен был учить арифметику и стишки, прятался на кладбищах от кошмаров. Это не способствует гармоничному развитию личности. Потом кладбища подсветили: бесы пришли и туда. Мальчик бегал от полиции, воровал, дрался. Наворотил дел, кто спорит. Им пользовались банды: такой парень менее всего склонен к жалости. Я взял несчастного и озлобленного юнца в обитель. Дал новое имя — Дисмас. Так звался один раскаявшийся бандит из древних сказок. Погодите обвинять меня в пестовании маньяка. Вы ведь помните, что темные фантазии мы создаём вместе? 
 
***
 
"Ист-Евро-Гроссер-плаза", апартаменты 1/21, 23.47.
 
Профессор Юпитер Энгельшмидт протирает очки и ложится на кровать. Кое-какие позиции для Вавилона им со Звездославом и Новэрой удалось отстоять. Глупые реакционеры — похотливые Гоморрцы, жадные Карфагеняне, раболепные Римляне. Они не понимают истинного стремления Человека — ввысь, к звёздам. На следующем заседании нужно продолжить курс лекций великих прогрессоров Ак-Мурзяна и Кугельмана-Симеонова.
Профессор Юпитер включает умиротворяющий скринсейвер "Стройка века". Под музыку древних горнов падающие кирпичики разных форм собираются в башни, дома съездов, вышки баллистического просвещения. Когда сборка статуи Карла-Эрнестуса Первого доходит до области шеи, Энгельшмидт уже в полусне.
— Просыпайтесь, Профессор. Вы нужны будущему.
Лектор Вавилона с хрустом поднимается на локтях. Старомодный голо-факс включился сам. Как такое может быть? Противоречие логике!
— Все корпуса поражены хаосом, профессор. Вот до чего людей довели животные чувства и устаревшие теории.
Энгельшмидт не может поверить глазам: в сфере над розоватым голо-факсом совершенно реалистично двигает губами просвещенный лик самого Кугельмана-Симеонова. Прогрессора, без вести пропавшего в боях Тихоокеанских Синдикатов при попытке отвоевать у капиталистов авианосные платформы.
— О, мастер! Вы же… Ещё семнадцать лет…
— Вы разуверились в Прогрессе, товарищ Энгельшмидт? Нет границ для сознания. Я говорю с вами из криокапсулы, что установлена на Независимой Орбитали.
— Она всё-таки есть… Хвала Атому! Ильичам слава!
— Теперь слушайте меня, профессор. Враги превосходят вас числом. Они хотят аннигилировать Проект Вавилон.
— Что нам делать?
— Техника на вашей стороне. Особенно пока одержимые инстинктами фракции дерутся, совокупляются и поглощают стимуляторы. Вы должны вывести из строя систему оповещения и безопасности. Собирайте спецов, товарищ.
 
***
 
Лиззи подошла ко мне и снова плачет без слез. Её нос срастётся, а сердце? Дис был малышке как старший брат. Он сорванец и даже гад, но не садист. Ребята сидели у пруда, когда его щелкнуло. "Бес, в тебе бес, тварь мелкая!" Как думаете, легко заснуть, слыша такое из кельи? Понимаю, подсветка прихрамовых общественных зон — только начало. Дальше вы аннулируете запрет полностью, перемены всегда идут по нарастающей. Мы с братьями спрятали детей внутри Периметра, как за волшебной стеной в том старом сериале. Вопрос времени, когда первый из них воткнет себе вилку в чер еп на трапезе. Впрочем, я оптимист. Жертвенность понятна нам — не дошколятам. Кто ответит за придушенных в колыбели личинок, простите, младенцев? Уверены, бросая в экран бескомпромиссное "ты!"? 
Он сбежал пять дней назад. Перед этим мы ругались. Каюсь, тяжко было подставить вторую щеку, когда бьёт приемный оболтус. "Ты не помог! Твои цацки не пашут! Помри уже, олух суеверный! Я сам найду его!" Какую образину Дис видел вместо меня? Посмотрите в AtomistBlog, там целая галерея гнусных попов и монахов. Плохая новость: парень знает больше галерей, чем я. Что делать запертому в монастырской лечебнице хулигану, когда завершились уроки, работа и всенощная? Нет, вы не найдете его страниц на форумах. Дисмас не любил спорить, зато много смотрел. Он изучал страницы активистов Фракций, их логи, дебаты, википроекты. 
Как я понял, мой приёмыш хотел выступить на HoloMediaCon с разоблачением. Показать, чего стоит "интеллектуальная элита" общества. Откуда берутся их "великие" планы и проекты. Но какова была его конечная цель? Парень не скрывал места сёрфинга в Сети, он всё же не юный порнограф. Как я понял, Дис ищет того, кто проклял мир. Понимаете? Я же не мог сказать… Точнее, поиски касаются не только личности врага, но и средства, которым парень сможет исцелить мир. Я долго ломал голову, собирая детали картинки, но всё решил факт, произошедший около трёх часов назад. После я сел за это письмо. 
 
***
 
"Ист-Евро-Гроссер-плаза", кабинет Старшего имаджиниста, 01.12. 
 
— Откройте! Это не шутки! Оупен! Собрать службу безопасности!
Комнату, мощеную искусственным мрамором и уставленную экзотическим разноцветьем в горшках, начинает заполнять дым. Старший председатель HoloMediaCon, Алехандро фон Хагенкройц, судорожно трясет ручку двери. Когда тебе пятьдесят пять, даже регулярный фитнес и выверенная генная диета, не помогают мгновенно собраться в катастрофической ситуации. Глаза Алехандро не слезятся благодаря очкам, по которым старший имаджинист весь вечер смотрел логи Конгресса. Надолго ли хватит такой защиты?
— Здравствуйте, председатель. Не бойтесь, я не буду убивать вас. Просто не смогу.
— Вы все это устроили. Террорист! Луддит! Где ваши сообщники?!
Незнакомец не медлит ни секунды, будто робот с цифровым откликом.
— Они везде!
— Я не понимаю вас, объяснитесь, погромщик!
— Это они устроили. Рим, Карфаген, Вавилон и Гоморра. Что вы думали, называя людей проклятыми именами? Их ненависть закономерна. Клянусь, я не говорил с ними. Только те, кого они знают лучше меня.
Фигура проступает из дыма. Это молодой мужчина в черном. Капюшон закрывает голову, под ним — маска. Левая половина — белое лицо с чёрным усом, бородкой и противной лыбой. Такую маску лет тридцать назад любили малолетние фрондёры. Правая часть — половина человеческого черепа. Она тоже смеётся, как положено всем черепам. Подобную символику в прошлом использовали самые дремучие ретрограды. Гость будто сошел из кошмаров фон Хагенкройца: бунтарь и реакционер одновременно.
— Что вам нужно, экстремист?!
— Правда. Мне нужна правда. Зачем люди обманывают друг друга? Я просто показал, что бывает, когда мы видим не то, что надо.
— Кто ты? Клерикал-фанатик? Эколог? Наци?
— Я тот, кого вы видите. Только и всего. Вы ведь создали меня. И я вернулся, как блудный сын.
— Ты бредишь. Кхэ-кхэ, от дыма мозги плавятся… У меня нет детей! Идиот!
— Помоги мне очистить мир. У тебя есть ключ…
— Ключ? Ты о кредитах? Да сколько влезет! Хочешь машину, самолёт, курорт?!
— Я хочу правды.
— Политический шантаж… Ладно… Мы закроем программу! Отменим Конгресс! Прошу, вытащи! Помоги, вытащи меня!
— Возможно, ваши потомки отменят. Простите.
Верховный председатель Алехандро, старший имаджинист HoloMediaCon, тянет ладонь, чтобы схватить черного гостя за руку. Плоть свободно проходит сквозь кожаную перчатку.
— Я — Осколок. Если не хотите видеть меня, просто снимите очки.
 
***
 
Вот уж не думал, что проводными телефонами кто-то пользуется. Видимо, в "Гранд-плаза" аппарат стоял, как своеобразная дань ретрофутуризму. И чей же голос я услышал? Старого друга. Это было приятно. Одногруппник по техникуму, Сашка. В мире его знают как Алехандро фон Хагенкройца, старшего имаджиниста дополненной реальности. Он был взволнован, кричал, что его хотят убить. 
Вы уже нарисовали в голове образ маньяка? Неужели ваша способность к восприятию текста столь низка даже сейчас, в век гиперинформации? Вчерашний тинейджер с таким уровнем подготовки не годен на роль готического мстителя даже в бульварном чтиве. Боюсь, что все хуже. 
Мы сделали trollsmirror вместе с Сашей. Я увидел ростки катастрофы раньше. Скрылся в монастыре, как проигравшийся мелкий аристократ скрывался от долгов в Средние века. Но бегство не очистило совесть. Я стал защищать тех, по кому вирус ударил сильнее всего: людей с искусственным зрением, став опекуном в обители святого Луки. Саша выбрал другой путь: сделку с переменами. Он разработал проект четырех Фракций и ежегодных Конгрессов. Рим, Карфаген, Вавилон и Гоморра, отбивали друг у друга право на презрение. В конечном итоге, все они презирали просто человека. Например, мальчика, который пришёл "качать права" на HoloMediaCon. 
Дисмас погиб в первой же стычке. Его зрение не давало никаких плюсов против шести бодигардов. Равно как и заточенный рашпиль из мастерской отца Никифора. Мы же не в мультике, господа. 
Мой старый однокашник подстраивался под вирус. Под его шефством Фракции создавали сайты, чаты, энциклопедии, подпитывая машину всемирного презрения. У Саши не было исходников, только графические модули. У меня — был исходный код. 
Вообще-то, я не планировал ничего боевого. Это был проект для души. Снимать копии с памяти запрещено после того инцидента с семейной парой в Лэнгли… Но мне хотелось сохранить разум мальчика для будущих воспитанников. Изучить психику того, кто с детства видел вокруг демонов, и научиться побеждать детские страхи. Возможно, мне удалось бы стать монахом-психологом, вызвав очередной приступ негодования в AtomistBlog’е. Не вышло. 
Охрана убила Дисмаса на входе. И винт в очках оцифровал его. Парень слишком сжился с миром демонов, чтобы просто уйти. Теперь мой мальчик — Осколок. Через очки охраны он заразил всю сеть "Гранд плазы". Гости оказались в проклятом доме с призраками, как герои древнего хоррора. Они были слишком уверены, что иллюзия не может врать. Дис стравил вас, используя то, что узнал, будучи живым. Коварство осколков — в объектно-ориентированном подходе, вы же помните? 
Он хотел, чтобы фон Хагенкройц отдал ему ключ. Но ключ у меня. Саша погибнет зазря. Судя по тому, что тьюбы передают о пожаре — сгорит или задохнется. А я? Меня скоро здесь не будет. Мы с детьми уезжаем. Эти наработки слишком опасны. А ваш мир полон демонов. Мы уедем туда, где нас не достанут. 
Я не знаю, что делать тем, кто прочитает это. Вы можете прятаться в церквях, пока их не просветили. Но пустят ли вас? Можете бежать с петицией о запрете допреальности. Только к кому? Или массово свозить очки и капсулы на помойку. Сомневаюсь, что даже сейчас вы готовы. Или захотите обесточить город? Нам это будет уже неважно. Не ищите нас. Дети имеют свойство расти. Я воспитаю своих так, что они не отдадут вам душу. 
Да и зачем вам меня допрашивать? Старый монах не знает, как работают новомодные вирусы. Он, правда, в курсе о другом: как работают мозги молодого парня, которого убивают при попытке сказать правду. А это гораздо, гораздо страшнее. Самое оптимистичное, что я могу сказать: помоги вам Господь. 
 
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 22
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования