Литературный конкурс-семинар Креатив
Креатив 22: «Ветер перемен, или Не Уроборосом единым»

ZeroTolerance - Это будет новая эпоха

ZeroTolerance - Это будет новая эпоха

2025 год
Аманда сидела за столом, закатив глаза. Когда она стала продюсером, то даже не подозревала, насколько это изматывающая работа. Переговоры с актёрами и спонсорами, организация тех.персонала — всё это истощало силы и нервы. Кроме того, компания была небольшой и Аманде то и дело приходилось подменять кого-то, заниматься совершенно незнакомыми вещами.
Однако, она не сдавалась. И до сих пор все испытания ей удавалось успешно пережить. Даже её вынужденный дебют в режиссёрском кресле стал довольно популярным эпизодом, пусть и отменённого уже сериала.
Но постоянное напряжение требовало отдыха. И отдушиной от продюсерской рутины для неё стали беседы со сценаристами. Аманда старалась выбирать среди претендентов фантастику или фэнтези. Такие, где можно найти и невероятные чудеса и иной взгляд на реальную жизнь. О законах вымышленного мироздания и мотивах, движущих персонажами она могла беседовать бесконечно.
Увы, но в этот раз сценарий выбирала не она. Автора рекомендовала какая-то правозащитная организация, сотрудничество с которой могло улучшить имидж компании. Точнее отказ в сотрудничестве мог его ухудшить. И допустить этого было нельзя. Однако Аманда и подумать не могла во что это выльется.
— Но поймите же вы наконец! — чуть ли не кричал щуплый юнец с горящими глазами. — Этот фильм будет заявлением социальной справедливости с большой буквы!
— Заявлением? А кто по-вашему будет это "заявление" смотреть?
— Сейчас не такая ужасная ситуация, как десять лет назад. Да, прошлый ремейк "Охотников за приведениями" не окупился. Но на этот раз всё иначе.
— Конечно. — фыркнула Аманда. — Если в той версии охотников просто заменили на охотниц, то здесь вы не только сменили им и расу и ориентацию, но поставили их романтические отношения в центр сюжета. Думаете многим будет интересно пол-фильма следить за любовными перепалками трио чёрных геев?
— Вы опять упускаете главное. Дело не в отношениях между геями, а в отношениях натуралов к геям! Обратите внимание, что четвёртым охотником становится белый натурал. Причём именно он оказывается простым парнем с улицы, которого главные герои берут под свою опеку. И в конце фильма он выражает свою благодарность, удовлетворяя… то есть присоединяясь к ним.
— Да уж. Среднестатистический белый мужик от такой концовки будет в восторге…
— А фильм и не должен удовлетворять желания гомофобов и расистов. Он будет учить из правильному отношению к меньшинствам. У вашей компании, между прочим самые высокие показатели в эффективности маркетинга.
— Да ну? И откуда же вам это известно?
Аманда умело скрыла удивление. Обычно борцы за права меньшинств не интересуются подобными вещами. Будучи идеалистами они считают, что люди просто должны соглашаться с их собственным мнением. Зачем ещё какой-то маркетинг? Ведь если ты уже понимаешь, что общественное мнение формируется рекламой и другой информационной средой, ты должен понимать, что твои идеалы тоже не абсолютны. Разве нет?
Следовало держать ухо в остро. Кто знает, что творится в голове этого паренька.
— Не важно. Главное, что настало время рекламщикам стать частью нашего движения. Вы годами заставляете людей покупать всякую дребедень, и я не поверю, что вы не сможете заставить ходить их на фильмы с правильным социальным посылом.
— Значит так. — прервала социальную тираду Аманда. — То, что наш отдел рекламы может или не может мы обсуждать не будем. И что касается ориентации героев — это как раз ничего особенного. В конце концов в последнем ремейке "Белоснежки" была настоящая оргия. И никто особо не жаловался.
Конечно, Аманда тут покривила душой. Фильм "Белая кожа" не имел никакого отношения к диснеевской классике, если не считать нескольких пасхалок. Белоснежка там была злодейкой, пытавшейся захватить трон с помощью армии расистов и семи троллей. А королеву, наоборот, сделали героиней, призывавшей к равенству и толерантности. Разумеется, королева была чернокожей и влюблена в свою первую фрейлину.
И на самом деле, просто услышав о таком сюжете, никто кроме активистов не подходил к кинотеатрам на милю. Но в итоге эти самые активисты потом и заполнили Интернет кадрами из фильма с подписями, вроде "Такой должна была быть "Белоснежка"" или "Белая кожа и гетеросексуальность — зло". А сам фильм их стараниями получил 99% на Метакритике.
— Тогда в чём проблема?
— Проблема в том, что происходит сразу после этой вашей сцены, где натурал отдаётся... в смысле отдаёт дань уважения. Главный злодей, католический священник, видя это, пускает себе пуль в лоб и своим самоубийством начинает Апокалипсис.
— И что здесь не так? Этот Апокалипсис, между прочим не только самая зрелищная сцена, но и декларация равенства, поскольку в конце всех спасает секретарша Охотников. Ну, понимаете, она на самом деле умнее всех героев-мужчин вместе взятых и у неё несколько докторских степеней, но её нанимают секретаршей потому что женщинам в нашем обществе никогда не позволяют получить власть.
— Да-да, я в курсе. — перебила юношу Аманда.
Паренёк как-то сразу замялся и женщина была рада этой передышке. Ну хорошо хоть благодаря феминизму теперь всегда есть способ поставить мужчину на место.
— Ты подумал, как католики отреагируют на подобную сцену? — продолжила она. — Мало того, что мы выставляем их злодеями, так ещё и самоубийство с точки зрения христианства — это поступок крайне неоднозначный.
— Ну и что? У нас здесь не Россия. Это у них церковь может диктовать свои законы. А у нас…
— У нас церковь подчиняется законам. Да. Как и все остальные. — перебила его Аманда. — И засудить нашу компанию за оскорбление чувств верующих очень даже могут. Не важно, идёт ли речь о вере в Христа или в Социальную Справедливость.
Юный адепт Социальной Справедливости молчал, пытаясь собраться с мыслями.
— В общем так. — подытожила продюсер. — Я ещё посмотрю, что можно сделать. Проконсультируюсь с нашими юристами… и отделом маркетинга. Но повторяю ещё раз — с таким подходом ваша затея обречена на провал. А то и похуже. Зрителя мало заманить к экрану, ему ещё и надо показать что-то, что бы ему понравилось. К сожалению при любой рекламной кампании мнение посмотревших всегда будет иметь вес.
— Но… — начал было активист.
— Разговор окончен.
***
Аманде не спалось. Весь вечер она совещалась с юристами и маркетологами, которых в компании было едва ли не столько же, сколько остального персонала вместе. И они так ничего и не придумали. С одной стороны это её даже успокаивало — за вычетом "заявления" против белой патриархии в фильме по сути не было ничего стоящего его вывода на экран. И после всех консультаций продюсер с чистой совестью могла заявить правозащитникам, что их проект не пройдёт.
С другой стороны, что если компанию всё равно обвинят в отказе помогать "прогрессивному человечеству"? Может всё-таки запустить проект? Только убрать бы это самоубийство. Или как-то сместить акценты. Эх, вот если бы ещё критиков можно было как-то заткнуть. Жаль, что нельзя просто так взять и сказать, что раз этот фильм — заявление на тему прав меньшинств, то и претензий к нему быть не может.
Хотя… Ведь летсплеерам же могут запретить выкладывать видео игр? То есть был же прецедент, когда разработчик запретил какому-то парню "стримить" свою игру, потому что он позволял себе какие-то расистские шутки. При чём даже не связанные с самой игрой. Что если отталкиваться от такого положения — если ты критикуешь наше социально-справедливое послание — ты расист, сексист и так далее. А значит твои заявления, то есть твоя критика — это и есть призыв к дискриминации.
Надо выспаться и проконсультироваться с юристами завтра. Эта идея вполне может сработать. И если сработает, то больше не нужно будет беспокоиться о критиках и рейтингах. Это будет новая эпоха.
 
2050 год
Макс возвращался домой из школы. Учебный день закончился и это было особенно приятно, поскольку последним уроком была История Дискриминации. Конечно, с одной стороны этот предмет был проще некуда — правильный ответ на любой вопрос учителя был "виноваты белые". Но с другой, когда ты белый парень, да ещё и закоренелый натурал — сидеть и слушать про то, как на протяжении веков твои предки угнетали весь свободный мир, далеко не сахар.
Хорошо хотя бы, что друзья Сэм и Дин относились к Максу с пониманием. По крайней мере Саманта, которая вообще Максу очень нравилась. Дин же, хоть и был другом, но с незавидной регулярностью любил затеять какой-нибудь спор на тему "белых угнетателей". Правда он был инструктором по диверсификации в классе, так что ему по должности было положено беседовать на подобные темы. Но порой Максу казалось, что Дин слишком уж наслаждается своим положением.
После уроков дин Дин задержался обсудить что-то с учительницей. И это тоже радовало Макса. А то не исключено, что по дороге домой их с Сэм ждало бы продолжение урока.
— Ты идёшь на Лигу Социальной Справедливости? — вырвала Макса из размышлений Саманта.
— Даже не знаю. — Макс вздохнул. Похоже Саманту урок тоже заразил нездоровым интересом к теме угнетения женщин, цветных и ЛГБТ. — По-моему DC совсем сдулись после того, как стали работать на правозащитников.
— Ох, опять ты за своё! Да нет никакого контракта у DC ни с какими правозащитниками. Ни одна уважающая себя газета эту чушь не писала. А все частные блоги, которые распространяли подобные слухи были заблокированы. И правильно — нечего публиковать откровенную ложь, подрывающую дело борьбы за права меньшинств.
— Вот это-то я и считаю подозрительным. Слишком уж они рьяно взялись за всех, кто не поддерживал их точку зрения.
— Кто они-то? Ты ведь в своих теориях заговора даже определиться не можешь, кто именно у тебя за всем стоит. — Саманта засмеялась.
Для неё беседы с Максом о том, что СМИ подтасовывают факты были своего рода игрой. Макс же относился к своим подозрениям гораздо серьёзнее, но старался этого не показывать — мало ли.
— А я и не думаю, что за этим кто-то стоит. Просто всем хочется выглядеть прогрессивными и заботящимися чьих-то о правах. Вот только большинство идёт по пути наименьшего сопротивления. Зачем изучать корни разногласий и искать компромисс, если можно взять и сказать, что во всём виноваты белые мужики натуралы?
— Но признай, что здравое зерно в этом есть. Ведь власть всегда у белых, а не у цветных. У мужчин, а не у женщин. — продолжила спорить Сэм. — Так было на протяжении веков, во всех странах.
— Во всех? Даже в Африке? Даже в Азии? По-твоему там власть была у европейской расы?
— Я имела ввиду власть мужчин.
— И это тоже далеко не повсеместно. Есть много народов, где матриархат. Туареги в Африке, например. Ещё кажется в Китае… Чёрт, забыл! Я это видел на одном сайте, где были выложены статьи из научных журналов по антропологии. Только потом сайт накрылся.
— Конечно же по указанию от "них". — съехиднчала Саманта. — Но даже если предположить, что это правда. Если матриархат — только у нескольких малоизвестных народов, то на это должна быть причина. — парировала Саманта. — Разве это само по себе не говорит о том, что мужчины всегда стараются получит контроль над женщинами? Что ты на это скажешь?
— Скажу, что причина конечно есть. Но почему это обязательно дискриминация?
— А что ещё? Ведь изначально-то общество патриархально.
— Почему это? Я читал, что скорее всего в первобытном обществе правили в основном женщины.
— Как я понимаю, на том же сайте? Почему ты вообще веришь тому, что там написано, а не, скажем в работах известных правозащитниц?
— Потому что на том сайте были обоснования. Фотографии с раскопок, много разной справочной информации, сканы из старых бумажных изданий. Ты вот видела хотя бы какие-то подтверждения, что древний строй был сплошь патриархальным?
— Ну, — замялась Сэм. — Доказательства могли намеренно уничтожать и фабриковать ложные.
— Хм. И ты говоришь, что это я любитель теорий заговора.
— Ну ладно-ладно, сдаюсь. Тебя не переубедить.
— Что? Вы о чём? — неожиданно раздался сзади голос Дина.
Макс посмурнел и Саманта это заметила.
— Да так, не важно. — отмахнулась она. — Кстати, а ты идёшь на Лигу?
— Конечно! Ты трейлер видела? Как Мистер Террифик отымел злодеев своими Ти-сферами! Можно сказать, сразу же наказал. — Дин догнал пару и вклинился между Максимом и Самантой. — Оригинально кстати. А ты Макс, говоришь сейчас только и умеют, что заимствовать. Признаёшь свою неправоту?
— Ничего подобного. Та сцена в трейлере в чистую содрана из Фантазма. Был такой фильм ужасов. Только там из этих шаров летающих вылезали лезвия и лазеры, а не вибраторы. И вообще, по-моему это уже перебор — ведь такая атака это по сути изнасилование.
— Так и рейтинг у фильма не детский. Между прочим ты же сам выступал за то, чтобы цензуру на эротику и секс ослабили.
— И где там эротика? Ничего же толком не показано. Да и кстати, а почему там насилуют именно мужика? Почему эти сферы с вибраторами за злодейками не гоняются?
Саманта вздохнула.
— Вам что, нечего больше обсуждать, кроме кого там нужно насиловать? Ничего другого в фильме нет?!
— Ну… — замялся Дин.
— Так я же и говорю, — Макс решил перехватить инициативу, раз спор на столь ненавистную тему оказался неизбежен. — В фильмах по комиксам DC сейчас только сплошной мордобой. А сюжет вообще один и тот же — появляется очередной сторонник белого превосходства, призывающий вернуть "старые добрые времена" и в конце его убивают каким-нибудь унизительным способом.
— Так всё правильно. — нашёлся Дин. — В Америке сейчас травля меньшинств сильна как никогда. Например, закон об увеличении тюремного срока за оскорбления на почве гомофобии в очередной раз отклонили. И такие сюжеты помогают непривилегированным справиться с подобным положением. А тебе Макс давно пора бы уже пройти "Тренинг". Там глядишь тебе и вкус привьют, а может и от гомофобии отучат.
— Что?! — Макс сжал кулаки.
— Хватит! — от крика Саманты оба парня замерли. — Что, тестостерон взыграл?
Дальше шли молча.
***
— Почему ты вообще его защищаешь? — прервал молчание Дин.
Он стоял у окна и лишь сейчас повернулся к Саманте, сидевшей на диване.
— Защищаю? Это ты постоянно нападаешь без предупреждения. Вот с чего ты в этот раз брякнул про "Тренинг"? Знаешь же, как Макс на это реагирует.
— А тебя это так волнует? Что он бедненький переживает за свою консервативную психику.
— Меня волнует то, что ты всегда прёшь напролом. Наша задача прививать идеи прогрессивизма, приводить к ним добровольно, а не вколачивать их насильно. Это в школах РПЦ за несогласие назначают суточное покаяние. И, кстати, наши "тренинги" ничем не лучше. Ведь по-сути это гипнотерапия, а значит тоже в каком-то смысле насилие над разумом. Мы должны быть выше этого.
— Ага, кончено. Ограничимся тем, что будем вкладывать нужный социальный посыл в киношки про супергероев и надеяться, что посмотрев их все сразу осознают свои привилегии и побегут исправляться. Что-то не очень получается последнее время.
— Значит надо понять, что не так. Может Макс в чём-то прав. Сценаристы трейлеров совсем отбились от рук. Если бы они показывали то, что привлекало бы привилегированных, а не то, что на самом деле в фильмах…
— И было бы как пять лет назад. Все просто перестали смотреть трейлеры. Сэм, твоё незнание истории меня поражает. Ты же учишься в прогрессивной школе, которая поставляет кадры для СМИ и индустрии развлечений — столпов, на которых держится наше движение. Твоя мать в совете директоров компании Universal Justice, в конце концов! Но ты наивна, как ребёнок.
— Ты что, собрался и мне лекции читать? Я и без тебя хорошо знаю, как работает наше движение.
— Вот только работает оно не очень. В Белом Доме снова сидит какой-то белый нео-наци, на улице то и дело требуют свободы слова. Мы словно вернулись в 2019, когда ещё нельзя было запрещать критику на основе разжигания розни.
— Но это не повод забывать про наши идеалы.
— А то, что в России уже создали работающий прототип Зомбоящика — не повод?
— Какого ещё… А! Ты про "подавитель критического мышления"? Так это всего лишь слухи и газетная утка — не более. Я даже читала где-то статью, что подобная технология просто невозможна. Человеческий мозг всегда адаптируется и приобретает иммунитет к любому психологическому воздействию. В конечном итоге.
— А вот и нет. Я сам видел испытания. И итоговую статистику. При активной схеме работы вероятность поверить в получаемую информацию увеличивается на 400%! Представляешь?
— Не может такого быть! — Саманта аж подскочила. — Это тоже какая-то фальсификация. Как ты вообще мог видеть испытания сам? Ты ведь даже не выезжал никуда из страны.
— А ты думаешь, мы просто сидим сложа руки? Меня между прочим не просто так взяли в проект. Я готовлю видеоматериал, который будет использовать воздействие максимально эффективно.
— Подожди. Так получается, что у нас…
— Да! Именно. Мы не собираемся ждать, пока РПЦ, ИГИЛ или китайцы усилят свои проповеди технологией контроля сознания. Ещё до конца этого года подавители будут устанавливать в телевизоры на одном из заводов.
— Каком? — машинально спросила Саманта.
— Ещё не решили. Да и какая разница. Лет через пять все производители добавят схему в свои модели. Тогда правильные идеи и мысли будут в головах каждого. Это будет новая эпоха.
 
2200 год
Просветлённый Найт прогуливался по набережной. Вокруг не было ни души, как и полагалось в столь ранний час. Именно поэтому он и пришёл сюда. Возможность обдумать всё в спокойной обстановке, не отвлекаясь на ежеминутные доклады и запросы не стоило упускать. А ведь на его плечах, как и на плечах других просветлённых лежали проблемы целых стран и любая ошибка могла дорого обойтись их подопечным.
Одно неверное слово в фильме, пропагандирующем здоровый образ жизни и толпа зомби могла растерзать продавцов шаурмы вместо работников МакДональдса. Или сжечь поле ГМ-травы, не подумав где и как будет питаться скот, пока не вырастет новая.
Но осторожнее всего надо было быть с темой патриотизма. Потому что при неверном истолковании под раздачу могла попасть целая этническая группа. Все просветлённые помнили об ужасном случае, когда вроде бы безобидная космоопера, сделанная с целью поднять интерес к экологии, стала причиной чуть ли не поголовного убийства всех норвежцев, потому что злодеи были сделаны под викингов.
Хорошо хоть, что просветлённым больше нет необходимости бороться между собой. Ведь когда системы контроля разума только появились, между самыми крупными странами шла настоящая идеологическая война. И каждый транслировал свои принципы, призывая сражаться именно за его движение.
Именно движения, как религиозные, так и социальные, управляли миром и определяли ход истории. Правительства к этому времени уже почти ничего не решали, став лишь их придатками, исполняющими законодательные функции. А законы были лишь вторичны по отношению к императивам, внушаемым зомби при помощи телевизионных схем.
И в конечном итоге люди, управлявшие "фабриками идеологии" разных стран поняли, что усилия, направленные против оппонентов, заслуживают лучшего применения. После чего был заключён всеобщий договор о сотрудничестве, а через некоторое время создали и новую систему управления, впоследствии и превратившуюся в Общество Просветлённых.
Найт Ш. Манодж был одним из старших проектировщиков схем внушения. Именно ему поручили проверить их в связи с недавними инцидентами, когда некоторые зомби воспринимали посылы в СМИ и развлекательных программах не так, как ожидалось.
Само по себе изменение реакции не было чем-то из ряда вон выходящим. Ещё в семидесятых годах прошлого века Саманта Тэппинг проводила исследования на выработку иммунитета к технологиям контроля разума. И даже сегодня разработка новых схем использовала выведенные ей законы.
Возможно проблема была именно в этом. Технологии сильно изменились, как и методики внушения. Со своей стороны Найт обследовал схемы последнего поколения всеми способами. Никаких отклонений от нормативов не было и он отписал, что рекомендует проверить сами программы, которые внушаются аудитории. Однако ему ответили, что и там не нашли никаких аномалий.
И тем не менее то и дело случались инциденты, когда результат внушения был совершенно непредсказуемым. То у зомби развивалась паранойя и он начинал подозревать всех в попытках контролировать его разум. То возникала неожиданная ненависть к ведущим телепередач и актёрам в фильмах. Некоторые вообще уезжали из города или просто отключались он информационных сетей.
На лицо было явное отторжение программ внушения. Но непонятно было, почему симптомы такие разные. И это было крайне опасно. Одно дело, если зомби "срывался с поводка" и отказывался смотреть то, что ему предписывали. Тогда достаточно было найти новый канал информации — книги, например, или соседей (когда Найт узнал о проекте "обработай соседа", который побуждал зомби передавать нужную информацию своим друзьям и близким, он невольно проникся уважением к отделу нейро-лингвистического программирования).
Но представьте, что вы применяете подобный метод к параноику — увидев подтвеждение своих страхов он может и за оружие схватиться. А что если зомби выйдет на самих просветлённых? Это будет катастрофа! Толпа запрограммированных ненавидеть всё, что не согласуется с официальной моралью и наукой просто сотрёт с лица Земли все накопленные знания. Ведь только у просветлённых есть, к примеру, неотредактированные трактаты по истории, философские работы запрещённых Церковью Истины для Каждого авторов, и конечно же все научные данные по системам внушения и подавления критического мышления.
Правда подобные опасения разделяли согласны далеко не все. Большинство просветлённых считало зомби слишком глупыми, а главное узколобыми и зацикленными на вложенных в них догмах, чтобы увидеть как и кто ими манипулирует. В конце-концов, иначе они не были бы зомби.
Но Найт и многие его друзья были иного мнения. В основном это были психологи среднего звена. Те, которые собирают данные и статистику. В отличие от высших чинов, которые оперируют исключительно цифрами и теориями, работающие с простым населением просветлённые слишком часто своими глазами видели аномальные отклонения в поведении.
Они понимали серьёзность проблемы. Простая иерархия, в которой свободный и образованный разум всегда доминировал над замкнутым и ограниченным, явно не отражала складывавшейся картины. И рано или поздно существующий порядок просто должен был дать сбой. Но увы, новой теории пока никто так и не сумел вывести. И все пользовались методами вековой давности.
Найт облокотился на перила набережной и вызвал на проекционные очки список последних инцидентов. Должна же быть закономерность! Но никакой системы в случаях не видно. Места проживания разбросаны абсолютно хаотично, никакой корреляции с возрастом и другими физическими параметрами. Да и откуда ей взяться, если в каждом случае реакция совершенно непохожа на другие! Стоп.
Почему не похожа? Такого не может быть просто из соображений статистики! Найт вызвал статистику за более долгий период. Так и есть — вот два зомби с похожим физическим и психологическим профилем. Но в одном случае реакцией была агрессия в отношении русских, в другом просто депрессия. Объяснение могло быть только одно — воздействие на психику должно было различаться.
— Что за?! — воскликнул Найт, когда вызванные данные по схемам контроля высветили коды заменённых модулей.
Это не были правильные коды. И может кто-то другой бы не заметил ошибки, но Найту за последние две недели пришлось перекопать гигабайты справочной информации. И это подтвердило его опасения — кто-то намеренно изменял программу схем внушения. И делал это очень аккуратно.
Найт не зря занимал столь высокую должность — он был не только способным инженером, но хорошо разбирался и в других областях. Теперь зная корень проблемы, он быстро сопоставил данные статистики. Сомнений не было — целью был вовсе не саботаж, а эксперимент. Каждая аномальная реакция зомби была в строго определённой области психологического расстройства.
Теперь оставалось лишь найти этого экспериментатора. К счастью он даже не слишком-то тщательно заметал следы. Найт даже удивился, что сразу не разглядел как зомби сходят с ума чуть ли не по расписанию. Хм, расписанию…
Найт вызвал на очки расписание высокопоставленного персонала. Оставалось лишь отсеять тех, кто не имел нужного доступа и навыков. В итоге подозреваемых должно было оказаться немного.
***
— Найт! Быстрее! — крикнул Артур, водя пистолетом из-стороны в сторону.
Собрав все силы Найт заковылял по коридору. Наверное он потерял слишком много крови. Это было ужасно. Кто мог подумать, что всё так кончится?
Когда Найт вернулся с "прогулки" он уже точно знал, кто стоит за несанкционированными экспериментами. Мерфи Ло. Он возглавлял отдел идеологии. И похоже, что он слишком сильно поверил в своё собственное творчество.
Когда его взяли под стражу он принялся объяснять, что Общество Просветлённых должно исчезнуть. Потому что идеология нового общества не может быть создана теми, кто не верит в неё сам. "Власть должна быть очищена от сомнений и сомневающихся" — кричал он на допросе.
Если бы только они сразу поняли, почему он ведёт себя так нагло! Могли они это понять? Найт сомневался. Ослеплённые уверенностью в собственной непогрешимости просветлённые так и не догадались, что Мерфи был не один, пока не оказалось слишком поздно.
Найт не знал, кто был сообщником Мерфи. Теперь это уже не важно. Потому что Ло сделал немыслимое — как-то вызвал отряд зомби прямо сюда, в Центр Просветления.
Подумать только! Все опасались того, что зомби станут слишком умны и выйдут из-под контроля, но всё случилось наоборот — глупцы оказались среди просветлённых. И теперь из-за их идиотизма всему человечеству грозит крах.
Даже если они с Артуром спасуться, у зомби в руках уже есть коды и адреса Центров по всему миру. Мерфи сам рассказал им, как работает оборудование и теперь командир зомби мог сам воспользоваться им чтобы не только передать информацию, но и превратить других зомби в любой точке планеты в своих союзников.
И в благодарность за свою помощь Мерфи получил от зомби то, чего никак не ожидал. Это Найт видел собственными глазами, поскольку его угораздило оказаться в комнате совещаний как раз в тот момент, когда туда ворвался Ло во главе своих зомби-союзников.
***
— Теперь я позабочусь о том, чтобы власть перешла к достойным. К тем, чей разум чист и устремлён в верном направлении. — продекламировал Мерфи, стоя перед своими бывшими сослуживцами, которых зомби выстроили в шеренгу, угрожая автоматами.
— Первый! — обратился Мерфи к главному зомби. — Уведите пленников.
Отряд зомби состоял из дюжины бойцов. Достаточно было взглянуть на них, чтобы понять — их подготовка не оставила бы шансов даже охранникам Центра, не то что специалистам по технике вроде Найта или учёным.
— У вас тут нестыковочка, гражданин Ло. — произнёс зомби насмшливым тоном.
Мерфи застыл с открытым ртом. Похоже он этого не ожидал.
— Второй! Четвёртый! Проследите за пленными. — гаркнул командир, затем снова повернулся к Ло. — А вас, уважаемый я попрошу больше не мешаться.
— Что-о… — у Мерфи отвисла челюсть. — Я же открыл вам глаза. Я помог… Благодаря мне мы сбросим лживую тиранию просветлённых!
— Вот именно. И поскольку вы у нас — просветлённый. Вас так же надлежит… ну что не понимаете?
Один из зомби прыснул со смеху. Командир недовольно покосился, но затем продолжил как ни в чём не бывало.
— Вот так-то. О нас хотели позаботится, а о себе не подумали. Смешно, право слово.
— Так он же гражданский. Юмора не понимает. — рядовой зомби вскинул автомат выстрелил Мерфи в голову. — Ха-ха-ха.
— Тринадцатый! — гаркнул командир отряда. — Отставить шуточки. И вообще, теперь нам придётся взять другого в качестве подопытного.
— Не-е-ет. — двое зомби выволокли из шеренги полного мужчину.
Кажется его звали Рик. Он был одним из тех, кто занимался прогнозированием реакции зомби на пропаганду и излучение. Его поставили на колени и заставили наклониться. Зомби взял излучатель внушения, направил прямо на Рика и включил.
Найт вспомнил ту жуткую сцену из Лиги Социальной Справедливости 2040 года, когда шары с вибраторами насиловали Лекса Лутора. Зомби наклонил голову Рика ещё ниже. И запел.
— Сла-а-авься держа-а-ава!
— Нет. — беззвучно шевелились губы Рика.
Это было во много раз хуже той сцены. Потому что, в ней изнасилование было лишь физическим, а сейчас насиловали сам разум. Найт видел, как лицо Рика скривилось. Пожиравшие мозг зомби продолжали петь гимн.
Он не позволит сделать такое с собой. Плевать на риск! Найт двинулся к двери, надеясь, что зомби слишком поглощены процедурой.
— Больше никакой лжи! Никаких искажённых историй о нашей святой вере! Все будут знать лишь одну, Единую истину! Это будет новая эпоха.

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 22
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования