Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

штыщьтшфс - взгляд извне

штыщьтшфс - взгляд извне

     Клочья красной шубы и пятна крови на снегу перемешались в зловещей мозаике. Солдат медленно подошел к растерзанному телу, держа наготове оружие. За разбитыми в щепки санями переглядывались черными провалами глазниц обглоданные рогатые черепа. Волчий вой за спиной заставил человека обернуться. Лес оказался совсем рядом. Солдат топтался на месте, вглядываясь в бесконечное снежное поле, окружившее деревья со всех сторон.
         Вскоре из колючих кустов выкатился, оставляя на снегу ровную борозду, небольшой круглый робот-пылесос.
        – Я от бабушки ушел! –  Похвастался он, вращаясь вокруг собственной оси. – Я от дедушки ушел, я с док– станции ушел! И от тебя, человек…
       Хрясь! –  С треском опустился тяжелый армейский ботинок. Куски черного пластика полетели в разные стороны.  Динамик обиженно прохрипел что-то неразборчивое и умолк. 
          – А от меня не уйдешь, –  подытожил солдат, опускаясь на колени, –  надеюсь, в тебе хороший аккумулятор.
           Разломав руками остатки корпуса, он вытащил плоскую серую батарею, вырвал несколько проводов. Повозился, приспосабливая трофеи, чтобы запитать свой коммуникатор. Оживший экран выдал безрадостное «Нет сети. Низкий заряд батареи.»
          Телефонных вышек, столбов ЛЭП, антенн, или какого-нибудь другого ориентира, намекающего на наличие благ цивилизации, видно не было. Зато меж кустов показалась широкая тропинка, уводящая в лес.
 
      Деревья придавали спокойствия. Знакомая природа вокруг возвращала чувство реальности. Из-под снега пробивалась, наливаясь зеленью, трава. Зашумели на ветру обросшие листьями кроны. Где-то впереди послышался детский плач. Лес редел, обнажая светлую полянку. На мосту, перекинутом через небольшую речку, рыдала, свесившись с перил, маленькая девочка в белом платье.
           – Эй, погоди, не плачь, –  солдат подошел к ребенку и осторожно тронул за плечо, –  как тебя зовут, что случилось?
           – Та-а- ня, –  Сморкаясь в развязавшийся красный бант, свисающий с головы, проревела она между всхлипами, –  уронила в речку датчик.
            – А ну-ка отставить слезы. Все мы что-то теряем. – Взрослый попытался успокоить ребенка, но стало только хуже. От звонкого плача начала болеть голова.
             – Да погоди ты, –   солдат уже без церемоний встряхнул ребенка за плечо, как он выглядел-то, датчик твой?
             – Сюда вот крепится, – девочка показала узкую полоску бледной кожи на запястье, –  черный такой, как часы.   
            – Ладно, жди, – крупная фигура перемахнула через ограждение, взорвав брызгами водную гладь. Понадобилось меньше десяти минут, чтобы найти застрявший в камнях у берега ремешок. 
 
                – Спасибо, дяденька! Девочка запрыгала на месте, забирая устройство. – Работает, работает, ура!
                – Не за что, – улыбнулся парень, привычными движениями застегивая снятую заранее броню.
                – А как тебя зовут? – закрепив датчик на запястье, спросила Таня.
                – Я не знаю, – солдат пожал плечами, – ничего не помню.
             – Какой смешной, – девочка захихикала, – вот же у тебя написано, Таня ткнула пальцем в нашивку на груди и прочитала по слогам, – Джонсон. Буду звать тебя Джо, ладно?
                – Ох ты, –  солдат опустил голову, разглядывая свою форму, –  точно. Ну пусть будет Джо. 
                – Проводишь меня домой? – Таня стащила с головы бант и намотала его на ограду.  – Здесь недалеко, – цепкая ручка вцепилась солдату в штанину и потянула в сторону берега.
 
           Кирпичный домик и правда оказался рядом. Джо с недоверием рассматривал двери, прикидывая, что едва ли пролезет в них даже боком.
                – Домой не пущу, родители строгие, заругают. – Таня прижала палец к губам. Постой здесь – показала взглядом и юркнула внутрь. Через минуту она вернулась, сжимая в кулачке желтый комок.
                – Вот тебе, подарочек, чтобы не потерялся, – сказала Таня, протягивая руку. – Когда станет темно и страшно, он поможет найти добрых людей.
 
         Оставив дом позади, Джо двинулся дальше по тропе. Бледное лицо солдата уже не выглядело таким напряжённым, глаза перестали бегать, на лице появилась ухмылка. Через некоторое время его внимание привлекли мелькающие за стволами яркие пятна. Свернув с тропы, Джонсон вышел на огромную поляну, усеянную цветами. Лишь где-то далеко, на горизонте, казалось блестела вода. Прочистив пересохшее горло, Джо сделал несколько неуверенных шагов вперед.
                – Лайк, – тихонько пискнул примятый ботинком василек.
                – Хештег №гуляю в поле, – шепнула из-под левой ноги ромашка. 
                Увлеченный, Джо стал бегать по полю, уничтожая цветы.
                – Плюс один! – твердили торчащие вверх перья хвоща.
                –  Ах, в трендинг! – ахали алые маки.
       С каждым замятым цветком поляна немного сжималась в размерах, каждый сбитый ботинком бутон приближал манящее озеро. Заметив это, Джо перешел к массовому геноциду флоры. Он бросался в цветы с разбегу ласточкой, катался по полю, кромсая руками все вокруг. Обласканный восхищенными цветами, он заигрался и не заметил, как стало темнеть. Опомнившись, вскочил, озираясь. Озеро исчезло, как и лес. С неба медленно, словно нехотя, повалили серые хлопья. Стремительно холодало. Цветы пожелтели, увяли, рассыпались в прах. Джонсон зажег свет, но лучше не стало. Ночь сгущалась на глазах. Ни луны, ни звезд, лишь дрожащая тенями тьма. Тактический светлячок над головой не справлялся с вязкой чернотой, подступающей все ближе. Аморфные силуэты плясали вокруг, то вырастая до небес, то вновь отступая в ночь.
             Джо достал из кармана моток желтой синтетической веревки и бросил его под ноги.
              – Веди! – попросил он, как учила Таня.
            Клубок укатился в темноту, оставляя за собой светящуюся нить. Он прыгал и перекатывался, как живой, выбирая путь меж толстых корней и веток, уводя от гиблых мест.
 
       Петляющий след начал забирать вверх, обозначив скрывающийся в ночи крутой подъем, и внезапно погас, проглоченный тьмой. Джо карабкался вверх по склону, поскальзываясь на обледенелых камнях. На вершине холма забрезжил свет. Вскоре он распался на огни фонарей и светящиеся окна ветхой избушки. Под ногами наметились вкопанные поперек стесанные бревна – ступени. Джо аккуратно поднимался по лестнице, держась за кобуру на поясе, когда перед ним выросла длинная тень.
            – Стоять! – приказала отбрасывающая тень фигура. – Кто таков, чего приперся? А ну отвечай! – Два широченных дула нацелились солдату в лоб.
           – Меня клубок привел, – признался Джо, поднимая вверх руки, – девочка в лесу дала.
           – Хе, свой значит, извини, не признал, видок у тебя странный, – двустволка опустилась. – Иван Царевич, – картавя, представился толстый старичок. – Не серчай за прием, тут по ночам всякое бродит.  Заходи в наш теремок, отдохнешь, согреешься. Чаю выпьем.
               Джо с опаской разглядывал покосившуюся хату.
               – Заходи, заходи, внутри просторнее, –  поторопил Иван.
 
            Истинные размеры недр теремка становились понятны не сразу. За порогом начиналась широкая деревянная лестница, уходящая куда-то вниз, где слышались голоса и звон посуды.  Спустившись, Джо вышел в просторный зал, в разгар грандиозной трапезы. Почти за каждым столом кто-то ел, пил, спал или рубился в карты. Над головами закладывали виражи феи, гоняясь за разноцветными квадрокоптерами, а внизу, лавируя между ногами, копытами, колесами и костылями, носились, в поисках виртуальных покемонов, гномы.
              – Присаживайся, –  догнавший его хозяин кивнул на пустующий стол. – А я за чаем схожу.
               Джо не успел толком оглядеться, как Иван вернулся с огромным подносом еды в одной руке и кувшином с двумя кружками в другой.
               – Лихо, –  удивился хватательным способностям гость, –  особенно для царевича.
          – Что? Да не, Царевич – это фамилия, – хохотнул Иван, расставляя еду. – У меня тут семейный подряд, так сказать. Помогаем местным, чем можем. Пытаемся обустроить надежное убежище, – старичок замялся, почесал бороду, –  найти правила сосуществования.
               Присев, он набил трубку и закурил, выпуская кольца в потолок.
               В ту же минуту рядом возник робот, яростно мигая красной лампой и сообщая: «Возгорание! Вызываю пожарную бригаду! Немедленно эвакуируйтесь! Без паники!»
                Бока робота были усеяны вмятинами, а часть интерфейса разбита.
                – Не обращай внимания, это Гена-огнетушитель, –  Царевич встал из-за стола, потыкал в панель на роботе, и тот затих. – Пожарный дроид, что-то у него заклинило. Сходит с ума от каждой зажженной сигареты. Носится, истерит, вызывает пожарных. Первые раз десять они даже приезжали, потом перестали. Привыкли, наверно, а может ночью сгинули.
 
         Джо методично пережевывал курицу, не чувствуя вкуса. Царевич же, опрокинув вторую кружку, изрядно захмелел.
               – Ты ведь из внешних, да? – тихо спросил он, подавшись вперед.
               – Не знаю, может быть, –  Джо пожал плечами.
               – Точно тебе говорю. Я сразу понял, –  заговорщически прошептал дед, –  видал я таких, на тебя похожих. Ружья блестящие. Только они, если и в своем уме были, двух слов связать не могли. Мычали только. Так и сгинули в ночи, поди. Ты бы, сынок, пока с головой дружишь, выбирался б отсель. Помочь постараюсь.
               – Батарея нужна. И связь. – Джо потряс коммуникатором. Смогу его оживить – пойму что происходит. Надеюсь.
              – Ну, батарейка не проблема, вон из Гены можно вытащить. А связь с внешкой – такого и за золотой биткоин не купишь, – покачал головой царевич. Тут бы тебе Машенька – волшебный вай-фай помогла, но не стало ее. Засиделась на одном месте, раздала все, растаяла, – Царевич всхлипнул.
               – Инструменты-то есть у тебя? – Джо уже не слушал, о чем бормочет старик, ощупывая помятый корпус дроида, – чтоб его потом обратно собрать.
                – Есть, есть, щас принесу, – Иван, покачиваясь, встал из-за стола, – только собирать его назад незачем.
 
              Когда Джо, наконец, справился с подключением, Царевич уже храпел, завалившись на стол. Коммуникатор ожил, показывая полный заряд. Связи все еще не было. Зато на экране появился список файлов. Джо торопливо пролистал все, затем вернулся к самому первому и развернул текст.
               
                Мемо №1.
                Потеря памяти и диссоциация с окружающим миром – частые симптомы глубокого погружения. Тебе ничего не угрожает. Происходящее вокруг – цифровая симуляция. Предположительно внеземного происхождения. Исследуй, запись информации происходит автоматически. При критических уровнях эмоционального стресса можешь прибегнуть к экстренной выгрузке, сломав указательный палец на правой руке. Помни! Система агрессивно уничтожает цифровой мусор, стирая пассивные сущности. Двигайся, кричи, стреляй, действуй. Не спи. Чем дольше ты находишься в симуляции, тем больше ценной информации будет получено.

 
                Джо оторвался от текста и по-новому посмотрел на беснующуюся толпу вокруг. Достал из кармана аккумулятор, конфискованный у пылесоса. Перевел на него часть заряда, вернул Гене его батарею и включил дроида. 
                – Двигайся, кричи, действуй! –  напутствовал Джонсон, провожая взглядом огнетушитель.
                Затем пролистал несколько файлов и ткнул наугад в середину списка.
 
                Видео№5
                Худой человек в форме сидит на фоне гигантской антенны радиотелескопа. Глядя в камеру, он говорит поставленным голосом.
        – Представьте, что вы обнаружили сигналы инопланетной цивилизации. Вначале это одиночные радиоимпульсы, монотонные позывные первых спутников, лишенные смысла. Но очень скоро количество транслируемой информации нарастает по экспоненте, занимая все больше диапазонов. Радио, телевидение, интернет. Биржевые индексы и спортивные трансляции, телепроповедники и магазины на диване, научно-популярные фильмы и эпичное кино по комиксам. В шквале информационных потоков внешнему наблюдателю сложно разобраться, что относится к реальности, а что нет. Где четкие законы, управляющие цивилизацией, а где вымысел, отражающий ее собственную рефлексию?
               Мы с вами постоянно транслируем в космос сигналы, и не только через антенны и спутники, но и, –  офицер стучит пальцем по виску, –  отсюда. Причем сильнее всех это делают дети. Сегодня новый мультфильм может объединить миллионы юных умов в мощном психоэмоциональном потоке. Придуманные образы доминируют. Они живут дольше, полнятся смыслами, материализуются. Чтобы понять, что представляет из себя неизвестный техносоциум, вы можете создать симуляцию, где будут взаимодействовать наиболее яркие персонажи, воссоздаваться самые упоминаемые события. Они смотрят. Изучают, оценивают. Примеряют нашу мораль. Готовятся к контакту. Очень надеюсь, –  лицо офицера показано крупным планом, –  они не ужаснутся от наших историй.

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования