Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

В ожидании лета - Курортный обман

В ожидании лета - Курортный обман

 
Лучи заходящего солнца искрились в прибрежных волнах. Набережная потихоньку наполнялась людьми. Уставшие от полуденной жары, они вышли на вечерний променад. Кто-то любовался закатом, кто-то неспешно гулял, кто-то сидел в многочисленных кафе и ресторанчиках, расположившихся по всему побережью. Не был исключением и невысокий полный мужчина. Он без спешки переходил с места на место и фотографировал то море, то проходящих туристов. Временами он останавливался и вытирал пот с загоревшей лысины.
Николай Васильевич уже больше двух недель провел на курорте и получал от отдыха особое удовольствие.  Как всегда во время отпуска, он старался придумывать себе новое развлечение каждые три дня. Но иногда что-нибудь его так затягивало, доставляло такое удовольствие, что он мог посвятить этому занятию целую неделю,  то и две. Эксперименты с фотографированием были ярким тому примером. Он взял в аренду не очень дорогую, но большую цифровую камеру  с удобным ремнем для шеи.  Теперь Николай Васильевич снимал все, что попадалось на пути. Он ездил из одного курортного городка в другой и фотографировал их красоты. Но самым любимым местом для съемок были набережные, где с одно стороны было всегда разное море, с другой такие непохожие друг на друга и одновременно одинаковые туристы.
Сегодня море было спокойным. Прячущееся за горизонт солнце должно было получиться особенно хорошо. В попытках сделать интересные кадры за несколько минут заката на набережной собралось много людей. Новоиспеченный фотограф Николай Васильевич не мог остаться в стороне.
Пока он выбирал ракурс и пытался настроить фотоаппарат, кто-то аккуратно коснулся его плеча. Николай Васильевич оглянулся. Перед ним стояла молоденькая светловолосая девушка в цветастом шелковом платье. Она смущено протянула свой телефон и сказала:
- Извините, можете снять меня на фоне заката?
Сначала Николаю Васильевичу захотелось сказать, что зовут его не «извините», а к тому же «пожалуйста» тоже не помешает. Но он только небрежно кивнул на телефон и спросил:
- На это?
- Да, у него здесь хорошая камера. Я так хочу отправить фотку друзьям.
Еще одна любительница похвастаться. Николай Васильевич пожал плечами и взял телефон.
- Так, отойдите на пару метров. Станьте возле ограды. Хорошо, только... У вас волосы немного выбились из прически.
- Ой, подождите секунду, - вскрикнула девушка и начала что-то искать в своей сумочке. – Так и знала! Я еще накраситься, забыла.
Все начинало превращаться в какой-то фарс. Николай Васильевич вздохнул и подошел отдать телефон. Девушка замахала руками, чуть не уронив свою сумочку.
- Нет, нет. Извините, еще раз. Я буквально пару секунд. Подождите, пожалуйста. Я очень хочу, чтобы снимок сделал именно профессиональный фотограф, такой как вы!
На последних словах девушка слегка положила руку на плечо Николая Васильевича. Тот довольно улыбнулся и достал платок, чтобы вытереть пот.
-Меня Лена зовут, а вас?
- Николай.
- Ой, а у меня брата так зовут. Николай, подождете еще немножко?
- Ладно, только давайте быстрее, солнце скоро совсем сядет.
-Да, сейчас. Только немного губы подкрашу, - засуетилась Лена. Она достала помаду и все же умудрилась уронить маленькую открытую сумочку.
Не успела Лена что-нибудь сказать, а Николай уже наклонился и быстро собрал рассыпавшееся содержимое сумочки. Он, было, протянул её Лене, но та, бросив виноватый взгляд, сказала:
- Ой, спасибо большое! Не могли бы немного подержать клатч, чтобы я быстрее все закончила.
- Ничего, я подержу. Только, пожалуйста, не отвлекайтесь. Я очень хочу сделать пару снимков заката.
- Буквально чуть-чуть. Вот, - посмотрела в зеркало девушка, - и готово.  Спасибо!
 
Лена забрала сумочку и замерла должно быть в грациозной, по её мнению, позе. Николай вздохнул, поводил телефоном в попытках поймать удачный ракурс. Потом снова вздохнул и сделал несколько снимков.
Лена сразу подбежала к нему, выхватила телефон и начала рассматривать снимки.
- Спасибо большущее, такие классные получились. Сейчас обязательно отправлю друзьям.
- Лена, а вы здесь одна отдыхаете?
- Да нет. Мы с подружками сюда две недели назад приехали. Сегодня последний день. Они пошли в бар, а я решила напоследок поймать закат. Ой, что-то совсем разболталась. Мне уже к ним пора, а завтра рано вставать.
- Приятного вечера, Лена! – улыбнулся Николай.
- Спасибо Вам еще раз! – ответила ему улыбкой девушка и быстро пошла к одному из многочисленных баров.
Николай был доволен и не скрывал этого даже перед собой. Но солнце уже начало опускаться в воду, а фотоаппарат так и не был настроен. Только Николай снял его с шеи, как чуть не подпрыгнул от резкого голоса с каким-то сельским акцентом.
- Гражданин!
Над Николаем нависал широкоплечий лейтенант полиции. Выражение лица не предвещало ничего хорошего: брови сдвинуты, глаза прищурены, и даже фрикативное «г», как бы намекает, что сейчас вряд ли состоится диспут двух интеллектуалов.   
- Что же вы, гражданин, делаете -то?
-Простите, а что случилось? – спросил Николай,  вытерев лицо платком.
- Нарушаем, вот что! Пройдемте, - не церемонясь, взял его под локоть полицейский.
- Но в чем собственно дело?  - попытался освободить руку Николай.
- Статья 228 Уголовного кодекса Российской, понимаешь, Федерации. Незаконное приобретение наркотических средств, – отчеканил страж порядка и уже спокойней добавил. – До восьми лет.
Николай чуть было не выронил камеру.
-Приобретение? Наркотики?! У кого? Что это за бред?
Полицейский с каменным лицом дождался, пока Николай  выплеснет первую волну возмущения и невозмутимо ответил:
- Только что. Купили себе какой-то дряни, а теперь оправдаться решили?
Николай уставился на полицейского. Ситуация была до того нелепая, что он не сразу нашелся, что сказать:
- Вы переходите черту! Я фотографировал здесь и все! Понимаете? Фотографировал! А не покупал.
 - Вы может и без понятия, гражданин, а мы все знаем. Не зря службу несем. Вы у Ленки-фарцовщицы купили. Здесь все её знают. Очень тонко работает, не подкопаешься. Второй месяц пытаемся взять,  – с неожиданной улыбкой произнес лейтенант, но тут же посерьезнел и добавил:
- Но ничего и на неё управу найдем. А вас с поличным взяли.
- Да не брал я ничего, сколько объяснять. Не знаю я никаких Ле…, - чуть не прокричал на всю набережную Николай. Тут же на секунду замолчал и дрожащим голосом еле выдавил, - …нок.
Полицейский усмехнулся и покрепче сжал его руку.
- Как же, все вы такие. Не брал, подбросили. Я все знаю! Она сумочку уронила, а вы оттуда пакетик с порошком взяли, а деньги положили. У нас тут не отвертеться!
-Какой еще пакетик? Нет у меня ничего, - потеряно произнес Николай и попытался протереть шею, но ни как не мог достать платок дрожащей рукой.
- А раз нет, то и бояться нечего. Сейчас поедем в участок, там вас обыщут, допросят, все запишут. И, если не виновны, то отпустят.
Николай посмотрел по сторонам. Людей было еще не так много, чтобы набралась значительная толпа зевак. Но на них периодически оглядывались, правда, пока никто не задерживался.
- Зачем же в участок-то. Давайте в сторонку отойдем, я все покажу. У меня и места спрятать нет. Сумка на поясе, да карманы.
- Так не положено, - начал полицейский, но тут же призадумался,-  с другой стороны, пока до участка доедешь, времени потратишь. А вдруг, и впрямь нет ничего.
- Давайте туда, в тенечек, - махнул Николай  в сторону одноэтажного, пока еще пустого кафе.
Лейтенант кивнул и не торопясь они зашли за угол здания, где их почти не было видно с набережной, а от дороги отделяли густо посаженные кипарисы.
- Снимайте сумку и выворачивайте карманы!
-Да, да. Сейчас – засуетился Николай. Он расстелил на траве платок. На него он положил ключи и мелочь из карманов. Потом отстегнул сумку и отдал офицеру.
Полицейский бросил взгляд на платок и расстегнул единственный карман сумки. Там оказался еще один платок, крышка от объектива и маленький кошелек. Лейтенант повертел сумку, пытаясь найти еще отделения.
- Странно это все. А телефон где?
- Так в номере оставил, да и не нужен он мне. Фотоаппарат вот, хороший.  А звонить кому-то мне не надо. Отдыхаю я, понимаете?
Полицейский нахмурился и открыл кошелек. С фотографии в прозрачном окошке на него смотрела женщина средних лет и два подростка. В отделение для денег лежали пятьсот рублей и пара пластиковых карт. Лейтенант собирался положить кошелек на место, как вдруг почувствовал странное утолщение на одной из его стенок. Он повертел кошелек и заметил, что рядом со швом подкладка была аккуратно надрезана.
Лейтенант дернул подкладку и из потайного кармана выпал пакет с белым порошком.
- Это не мое! Мне подбросили! – вскрикнул Николай и отступил на шаг.
Полицейский нахмурился и поднял пакетик. Посмотрел на него, потом на Николая и криво усмехнулся.
- Вот теперь, ты точно попался! Только смотри, не пытайся убежать. Догоню!
Николаю подумал, что последняя фраза была явно лишней. С его комплекцией убегать от хорошо сложенного лейтенанта было бы сродни клоунской постановке на арене цирка.
- Я все объясню.
- На нарах будешь объяснять ближайшие десять лет!
- Нет, нет, вы все не так поняли. Давайте уладим эту неловкую ситуацию.
- Я тебе сейчас все улажу, в лучшем виде с питанием и видом на стену.
- Вас как зовут?
- Чего? Ну, вообще, Сергей, - уже спокойней сказал полицейский, должно быть не ожидавший такого вопроса.
- А меня Николай. Предлагаю все забыть. Пакетик выкинем и дело с концом. А вам большая благодарность.
Сергей смерил взглядом неудачливого туриста и тихо произнес:
- Ну, оно дело такое. Может и впрямь кто подбросил что-то. Здесь ведь главное, чтобы раскаяние было существенным.
- Два билета в Хабаровск вас устроят?
- Чего? Какой еще Хабаровск? Еще и два билета.
Николай скривил губы и жестам показал, что речь идет о деньгах.
- А-а-а. Много нас. С двумя билетами не уедем. Десять будет в самый раз.
Николай поперхнулся от наглости Сергея. Его кривая усмешка и плотоядный взгляд напоминали хищника, уверенного в том, что добыча уже никуда не уйдет.
- Хм, так понимаю, что торговаться не получится. – Николай вытащил платок из сумочки и протер вспотевший лоб. - Мне тогда нужен банкомат.
- Без проблем. Пойдем, здесь минут пять до него.
Они обошли кипарисы и отправились к заметному издалека двухэтажному зданию банка. Дверь в комнатку с круглосуточно работающим банкоматом была открыта.  Николай достал карточку и попытался снять пятьдесят тысяч.
На экране появилась надпись: «Извините, банкомат не может прочесть карту. Ваша карта заблокирована».
Сергей, который стоял рядом в комнатке, ударил кулаком по стене.
- И что теперь? Пробуй другую карту!
- Нет у меня другой. Странное что-то, вчера только расплачивался, и все хорошо было. У меня ведь из налички только пятьсот рублей и осталось. А еще неделю отдыхать. Да ладно отдыхать, я обратного билета-то не покупал! Люблю свободно выбирать дату отъезда.
Сергей снова ударил по стенке и выругался.
- Давай фотоаппарат.
- Арендованный он. – Николай смерил взглядом лейтенанта. – Фотографировать на него явно не будете. А продать попробуете - быстро вычислят.
Сергей начал ходить по комнатке, то смотря в пол, то осматривая Николая с головы до ног.
- Давай часы.
Николай одернул руку и спрятал её за спиной.
- Поверьте, не могу.
- То есть в тюрьму можешь, а часы отдать не можешь?
- В тюрьму я не хочу, но и часы слишком дорогие. Я лучше с друзьями свяжусь, мне завтра перечислят деньги.
- А где ты будешь до завтра? В обезьяннике, что ли просиживать? Нет уж. Или сейчас или уже хватит с меня, пойдешь по всем статьям, плюс сопротивление аресту.
Николай дрожащей рукой вытер лысину и посмотрел на механические золотые часы. Вензель, инкрустированный камнями, блестел на циферблате.
- Вы просто не представляете, сколько они стоят. Это раз. А во вторых, это подарок от очень состоятельного и близкого мне человека. Так что нет, это же где-то десять тысяч долларов. Не та сумма, за это мелкое дело.
Сергей рассмеялся во весь голос.
- Вот это…Ха-ха… десять тысяч?! Да я за такие деньги на рынке двадцать ящиков с такими куплю.
Николай сжал зубы и засопел. И сунул руку с часами прямо под нос Сергею.
- А вот это видели?! Инкрустация бриллиантами. Десять штук. Первой группы! Абсолютно чистый, без единого вкрапления! Стрелки из платины с золотым рисунком. Корпус золотой, а механизм вообще отдельная история. А вы… Ничего не понимаете, так не совали бы нос…
Николай вдруг заметил, что Сергей перестал смеяться и хищно уставился на часы. Он вытянулся, расправил плечи и произнес четко поставленным голосом, особым тоном, которому кажется, учат всех стражей порядка.
- Гражданин, вы задержаны. Прошу проследовать со мной в участок. Не вздумайте сопротивляться. На вас теперь еще обвинение в краже редкого музейного экспоната заведем.
- Да, вы чего, Сергей? Какая кража?! Мои это часы. Не отдам! – выкрикнул Николай. В небольшой комнатке стало совсем душно. По раскрасневшейся лысине Николая мелкими струйками стекал пот.
– Да ты не понял. Я их или сейчас получу, или в участке. Решай сам.  
Николай уже не пытался вытирать пот. Он резко выдохнул и пошел в контратаку.
- В участке от меня, тебе пользы не будет. Часы мои, так что дело не повесишь, легко по фотографиям докажу. По порошку еще посмотрим, как пойдет. Так что подумай-ка. Тем более в участке ты не один. Придется делиться. А у меня больше-то ничего нет..
Сергей прикусил губу и не сводил глаз с Николая. Можно ли бы услышать в тишине небольшой комнаты, как работает его мозг? Пожалуй.
- Полегче, Николай, - впервые обратился к нему по имени полицейский. – Есть у меня мыслишка, чтобы дело не затягивать. Ты мне часы, а я тебе компенсацию… на отдых и билет.
- Послушайте… - снова перешел на Вы Николай, но наткнулся на прямой немигающий взгляд Сергея.
- Ладно, похоже, вариантов нет. Но мне нужна половина их стоимости. Так хоть по-честному будет.
Угрюмый секунду назад Сергей снова прыснул со смеха.
- Половину… Ах-ха-ха… Скажешь же, - вытер полицейский слезу. – Куда я их дену за такие деньги… Это тебе авторская работа, а я мне драгметалл да и только. Да и откуда я деньги достану, юморист.
Николай, насупившись, повторил:
- Половину.
Сергей снова расправил плечи и нагнулся ближе к задержанному:
- Пятнадцать процентов и не копейкой больше. Ты еще поторгуйся здесь, пойдешь в участок, часы, как вещьдок запишем. Никто про их цену-то не знает. А как дело закроют, то один из вещьдоков и потеряться может. С другой стороны, кто их описывать детально будет. Часы и часы. Получишь обратно… но не эти.
- Зараза!
- Но, но. При исполнении все-таки.
Николай махнул рукой и начал расстегивать часы.
- Давай уже быстрее закончим с этим балаганом.
Сергей усмехнулся и подмигнул.
- Вот правильное решение. Деловой подход. Айн момент, - достал он из кармана карточку и вставил в банкомат. – Так, отвернитесь, пожалуйста.
Николай закатил глаза и скорчил гримасу, но отвернулся.
- Так… Так… Получить. Не печатать, - бодро комментировал свои действия Сергей уже без акцента.
Банкомат методично зашуршал деньгами.
- Можете поворачиваться.
Он ловко подцепил пальцем часы из руки Николая и вручил ему пачку денег. Тот начал их пересчитывать.
- Бросьте, Николай. Все, как в аптеке. Здесь ровно шестьдесят тысяч.
- Шестьдесят?! Должно быть минимум девяносто!
- Извините, больше не было. А куда я за наличкой побегу? - развел руками Сергей.
- Скотина! – процедил Николай и вполголоса добавил, - Доберусь я до тебя.
- Что, что? Плохо, знаете ли, слышно. Мне кажется, вам пора уже в свой номер и отдыхать, восполнить, скажем так, утрату, - приоткрыл дверь полицейский и жестом руки указал на улицу. – Пожалуйте.
Вены на шеи Николая уже походили на цепь холмов, шея и лысина стали совсем мокрыми. Он вышел на улицу и вытер себя платком.
- Что же, хорошего вам отдыха и больше не нарушайте, - козырнул лейтенант.
Николай похлопал себя по карманам.
- Ах ты ж. Будь оно не ладно.
- Проблемы?
- Можешь хоть позвонить дать, а то телефон ведь в номере, карту заблокировали.
Почти незаметным жестом Сергей похлопал по карману с новым трофеем и широко улыбнувшись, достал из брюк телефон.
- Наша задача обеспечивать порядок и помогать в беде.
- Ага, так и понял. О! Телефон-то какой! Тоже с кем-то договорился?
- Обижаете, все нажил непосильным трудом.
Николай только покачал головой и набрал номер.
- Какой здесь адрес?
- Абрикосовая пятнадцать. А что?
- Понятно… Не Шишечной же здесь быть. Такси, пожалуй, вызову. Александр Степанович?! –изменившимся голосом обратился к невидимому собеседнику Николай. – Да, да. Николай. Как вы сейчас, может разговаривать? Замечательно. Да, все в порядке. На Абрикосовой пятнадцать сейчас. Что?! Плохо слышно. Ах, да, да по вашей просьбе, собственно звоню. Все верно, нашелся. И вам спасибо, всегда рад помочь нашей полиции.
При последних словах, смотревший до этого по сторонам Сергей, резко обернулся к Николаю.
- Чего?!
- Да, все. Труба! Через две минуты наряд уже будет здесь. Попался ты… коммерсант – радостно сообщил Николай.
- Ах, ты! – Сергей попытался вырвать у недавнего задержанного телефон, но тот ловко отдернул руку. Тогда Сергей оттолкнул Николая и бросился бежать к ближайшему закоулку.
- Не убежишь! Наряд уже близко! -выкрикнул Николай, после того, как поднялся с асфальта. И бросил вдогонку, поворачивающему за угол Сергею - Все равно я тебя видел!
Николай снова набрал телефонный номер.
- Да, убежал, по переулку. Скоро будет. Дальше уже вы сами. Приятного дня.
Затем широко улыбнулся и чуть хромая пошел в отель. Хороший выдался отпуск.
 
 
 
***
Повсюду слышался жизнерадостный смех. Молодежь и несколько влюбленных пар заняли почти все столики небольшого курортного кафе. За барной стойкой сидели люди постарше. 
- Как всегда, Коля? – спросил пожилой бармен лысоватого завсегдатая, сидевшего напротив.
- Да, Костя, будь добр.
Стаканы и фужеры в широких мозолистых ладонях бармена казались небольшими и хрупкими. Но он так ловко разливал по ним напитки, не проливая ни капли, что часто притягивал взгляды посетителей.
Бармен подмигнул тому, кого назвал Колей, и начал наливать что-то под стойкой. На столе оказался граненый стакан с белой жидкостью.
- Твое молоко, Коля. Как любишь, прохладное, два процента жирности. Для тебя держим.
-Спасибо, Костя. Так уж и держите? Лет пять  в этих краях не был. Забыли уже давно.
Бармен пригладил усы и рассмеялся.
- Да, тебя забудешь! Таких делов тогда натворил.  А молоко, правда, с того момента постоянно есть. Сначала, потому что думал, ты вернешься. А потом уже сам пристрастился. Теперь не магазинное держу. С фермы привозят.
Коля усмехнулся и посмотрел по сторонам. Пара мужчин слева допивали виски и мило общались, плавно переходя к фазе взаимного уважения. Справа на стуле лежала его сумка, а чуть поодаль пил пиво, заедая жареной картошкой, какой-то паренек.
- Что-нибудь еще?
- Да, нет Костя, спасибо!
Коля пригубил молоко и довольно кивнул.
- Н-Н-Николай Васильевич, - послышался справа дрожащий голос.
Коля не оглянулся, взял рукой сумку со стула и сказал:
- Садись!
Только после того, как на дне стакана ничего не осталось, Николай Васильевич повернулся и посмотрел на собеседника.
- От Александра Степановича значит? Из цифровой мастерской?
Сергей потупил взгляд и кивнул.
 - М-м-может хоть телефон вернете?
- Может, и верну, чудо в перьях. Чего толкаться-то было?
Сергей заерзал на стуле и даже всхлипнул, чего уж совсем нельзя было ожидать от широкоплечей громадины.
- Вот-вот. Сила есть, а ума… Эх. Ладно, с тебя должок за часы, с меня телефон.
- Тридцать тысяч, - строго и безапелляционно парировал он попытку Сергея возразить.
Сергей протянул пачку денег. Николай Васильевич быстро их пересчитал и отдал телефон.
- И смотри, научись сперва, потом уже пытайся что-то делать.
- Так я… А когда, вы поняли?
- Что понял? Что ты такой же полицейский, как я Мэрилин Монро? Или то, что барышне те фотографии нужны, как зайцу стоп-сигнал?
- Она это. Спасибо передавала. Фотографии хорошие получились… Только дорогие.
Николай Васильевич проследил за его взглядом и сочувственно спросил:
- Сильно от нее досталось?
- Да, так. Полдня не унималась.
- Сама хороша. Схема у вас старая, да и актриса из неё.. Ладно, запомнит впредь.
- Значит из-за неё все?
Николай Васильевич всплеснул руками.
 - Из-за нее?! Скажешь ведь. Сам-то хорош! Толком не представился, сразу пугать начал. Эх, Станиславского на вас нет!
- Кого?
- Эх… А у банкомата… Тебя же камера все время записывала, а ты даже мозгами не пошевелил. А вообще жадность до ума не доводит. Когда пакетик увидел, то сразу на радостях решил обогатиться. Так бы разбежались, но не судьба. Тут уж извини. Наука тебе будет.
- А что там было-то?
- Сода, Сережа. Отличная наживка. На жадных. Вот не нашел ничего ценного у меня, да и отпустил бы. И еще. Не пожадничал бы у банкомата, остался бы с телефоном.
Сергей вдруг завертелся, пытаясь найти что-то в карманах.
- Вот, держите, - протянул он Николаю Васильевичу часы.
- Молодец, учишься уже не быть скупердяем. Но так уж и быть, оставь на память.
Сергей недоверчиво посмотрел на Николая Васильевича.
- Оставь, подарок от меня. У меня в номере еще остались, не все раздарил. Им красная цена чуть больше тысячи рублей. Почаще смотри на них и вспоминай, анализируй, соображай. То, что к Александру Степановичу понесешь их,  у меня сомнений не было. Другой мастерской, где можно быстро и легко продать часы, поблизости нет. А он, так понимаю, все рассказал обо мне.
- Д-д-да. Я не знал, что вы это вы. Я представлял себе несколько иначе.
- Если бы я был столь предсказуем, то не был бы собой.
- Я только не понимаю, Николай Васильевич, как вы вообще изначально попались.
- Молодой человек, думаете зря я фотоаппарат в аренду брал, и несколько дней с ним, как дурак ходил? Моя комплекция, рассеянность и такая маленькая деталька – идеальный вариант привлечь к себе внимание. Срабатывает в эту поездку на ура.  
- То есть, вы заранее знали?! Зачем вообще тогда все это устроили? Ведь не ради девяноста тысяч?!
Николай Васильевич похлопал Сергея по плечу и улыбнулся.
-  Всегда полезно заглянуть за грань и почувствовать себя в шкуре обывателя. Но дело даже не в этом. Просто у меня отпуск, мой дорогой. Кто-то едет отдыхать на дачу, кто-то на охоту, кто-то валяется на солнышке. А я люблю рыбалку. На живца. Что может быть прекрасней на отдыхе для плута, чем провести своего собрата?

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования