Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Kulyok - Одна-единственная душа

Kulyok - Одна-единственная душа

Демон был повержен.
Минг На неторопливо присела на камень. Достала из кармана трубку – в сколах и трещинах, с редкими пятнами чистой слоновой кости, оставшимся в тех местах, где изящную когда-то вещь сжимали кончики пальцев.
Вокруг царило разорение. Черный дым поднимался к выжженной земли всюду, куда хватало глаз. Сверху сыпал редкий снег.
Внезапно яркий луч упал на обломок скалы, где сидела Минг На. Белый, пронизывающий пространство свет разлился по седым волосам и потертой куртке женщины.
Не торопясь, Минг На раскурила трубку и только потом посмотрела вверх.
В небе парил ангел.
Прозрачные крылья, раскинутые на ширину большого дома, плавно покачивались в воздухе. Светлый капюшон, навеки скрывавший лицо, переливался солнечным блеском. В руке ангел держал длинный меч.
Не выпуская изо рта трубку, Минг На медленно поднялась с камня. Пару мгновений постояла, раздумывая, опуститься ли на колени, но в итоге лишь поправила стянутые в конский хвост волосы.
Уперев меч в невидимую глазу точку, ангел спускался. В стороне дотлевало тело поверженного демона.
Минг На поправила кинжал на своем боку. Вытертый от крови, но лишенный блеска, он выглядел, словно его часто пускали в ход. Но куда больше наблюдателя бы заинтересовал хрупкого вида жезл, заткнутый за пояс женщины – понятный каждому символ статуса колдуньи.
– Тридцать лет никого из вашей братии не видела, – хрипловато произнесла Минг На, убирая трубку. – Почему сейчас?
Сияющие ботфорты ангела бесшумно коснулись земли. Гулкий голос ударил колоколом:
– МЕНЯ ЗОВУТ ТАРИЭЛЬ.
– Что ж, добро пожаловать, Тариэль. Так почему никого из вас не было так долго?
– МЫ НЕ ВМЕШИВАЕМСЯ В ДЕЛА ЛЮДЕЙ.
– Ну конечно, – вздохнула Минг На. – И за что же мне такая честь?
Капюшон ангела качнулся, указывая на обугленные останки демона. Даже сейчас они выглядели устрашающе.
– ТЫ ЛУЧШАЯ ИЗ ГЕРОЕВ ЭТОГО МИРА.
– Ой, да не льсти ты мне, – отмахнулась женщина. – Столько лет прошло. Давно уже новые выросли.
– ТЕМ НЕ МЕНЕЕ, ТЫ ДОСТОЙНА.
– Достойной чего?
Даже молчание ангела было торжественным.
– СОПРОВОЖДАТЬ АРХАНГЕЛА ПРАВОСУДИЯ.
Минг На со вздохом опустилась обратно на камень.
– Послушай, – начала она. – Дни моих подвигов давно окончены, и новых мне не надо. За честь, оказанную мне, благодарю, но летел бы ты, право, своей дорогой. Нет во мне ни воли, ни желания идти с твоим архангелом куда бы то ни было.
– СО МНОЙ.
– С кем?
– Я – НОВЫЙ АРХАНГЕЛ ПРАВОСУДИЯ. ПОЧЕМУ ЛЮДИ НИКОГДА НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЮТ С ПЕРВОГО РАЗА? ПОЧЕМУ МНЕ НЕ ПОМОЖЕТ ТА, КОГО Я СЧИТАЛ ЛУЧШЕ И БЛАГОРОДНЕЙ ВСЕХ?
Минг На отвела глаза.
– Своя у меня теперь жизнь, – тихо, но твердо произнесла она. – Своя.
– ПУСТЬ БУДЕТ ТАК.
Не тратя времени на дальнейшие разговоры, ангел оттолкнулся от земли и взлетел. Правое крыло задело Минг На, и женщина в изумлении пошатнулась, раскрыв глаза, словно ее с ног до головы облили чистой ключевой водой.
Повеяло холодом. Снег сыпал все чаще, и ледяной ветер, казалось, дул отовсюду. Минг На поежилась, плотнее запахивая куртку. Вдали темнели башни давно покинутого замка, мерцал в сумерках огонек постоялого двора. Минг На вздохнула и коснулась жезлом подошв прохудившихся башмаков. Те на мгновение зажглись бордовым огнем, и женщина бодрой походкой зашагала вперед.
Приближающиеся ступенчатые крыши постоялого двора вызвали слабую улыбку на лице одинокой путешественницы. Но улыбка потухла, едва Минг На заслышала крики, доносящиеся из-за забора.
– Пошли вон, или отведаете плетей! Убирайтесь!
– Проваливайте, грязные ублюдки!
Свист плети последовал за криками, и к воплям присоединились стоны. Минг На тихонько опустила полы куртки, чтобы скрыть кинжал и жезл, и подошла к воротам.
Семеро полуодетых людей выползли в ночь. Минг видела их раньше: попрошайки, что вечно ошивались у дверей, надеясь на подачку от сердобольных путешественников. Ночевали они на сеновале, но этой ночью кто-то замерзнет под мягко падающим снегом.
Такова жизнь, думала Минг На. Стоит ей вступиться за этих несчастных, а потом уйти, им будет еще хуже. А так хозяин может и остыть через пару часов.
Хромая, мимо пробрел мальчишка, прошел пару шагов и упал на снег. Минг На обреченно вздохнула и двинулась к дверям.
Кряжистый и крепкий, хозяин стоял у входа.
– Чего тебе, старуха?
– Я голодна, – смиренно произнесла Минг На. – Позвольте скромной путешественнице поесть тут.
– А заплатить найдется чем?
Звон серебра и меди в ее кармане, казалось, успокоил его.
– Заходи, – проворчал он. – Что за день сегодня…
– Могу ли я спросить, что у вас случилось, уважаемый?
Мужчина только отмахнулся.
– Проходи, да не беспокой никого расспросами. Наелись уже этого дерьма вдоволь.
Внутри царили следы торопливо убранного беспорядка. Минг На оценила взглядом обгорелые борозды на стене, разрубленный пополам стол и слишком большие следы на полу, и сложила два и два. Результат ей не понравился.
– Здесь побывал демон, – твердо сказала она. – Верно?
– Дура старая, – сплюнул хозяин. – Ангел тут был, понятно тебе? Защитник, мать его!
Отметины от крыльев… Минг снова взглянула на дверь. Конечно.
– И он…
– Потребовал, чтобы мы пустили всех в общий зал и накормили! А когда мы с Лу отказались, разрубил мой лучший стол!
– Вы перечили ангелу? – испуганно переспросила Минг На.
– Ха! Стоило ему сделать шаг со двора, попрошайки вылетели за ворота быстрее, чем ты произнесешь имена всех двадцати четырех лун.
Минг На закусила губу, представляя, что еще может натворить в городе ангел, едва-едва спустившийся с Небес и не знающий ничего о людях.
Дородная женщина, видимо, та самая Лу, поставила перед Минг тарелку похлебки, в которой плавали редкие рисинки. Мясом в ней и не пахло.
– Три серебряных.
– Одна, – спокойно возразила Минг На, на миг сбрасывая с себя личину смирной старушки. – И это еще переплата.
– Тогда ешь и убирайся, – отрезала Лу, подхватив со стола монету. – Больно умная.
Быстро доев, Минг На так и сделала.
За воротами никого не было: полузасыпанные следы на снегу вели в лес. Минг На задумалась, стоит ли искать бродяг, пока слетевший с привязи ангел, оставшийся один на один с городом, сжигает дом ростовщика, суд и арестный дом.
Нет.
На ведущей к городу дороге она увидела знакомые следы. Здесь ангел шел пешком. Возможно, размышлял, как у людей хватает жестокости так относиться к своим братьям, откуда берется подлость и предательство у тех, у кого в предках тоже были ангелы?
А ведь в юности любая несправедливость выводила ее из себя еще сильнее, чем Тариэля. Вот что делают возраст и разочарование.
На площади следы обрывались, зато дымящееся здание курилен рассказало Минг На, куда идти, лучше всяких указателей.
– … ВВЯЗЫВАТЬСЯ В СВАЛЬНЫЙ ГРЕХ, НАКУРИВШИСЬ ОТБРОСОВ? НЕ БЫВАТЬ ТОМУ!
– Ох, Мэй-заступница, – пробормотала Минг На. – Спаси нас всех.
Двери в курильню были настежь открыты, и тени от язычков пламени танцевали на стенах. Обломки глиняных кальянов горкой валялись на улице: похоже, в этот раз ангел обратил свой гнев на бессловесные предметы. Из распахнутых дверей выбежали трое, и как были, босиком побежали к расположенной через площадь едальне.
Ангел выбрался из догорающего здания последним. В боковых переулках уже выстроились цепочки тушителей с ведрами, но он не обращал на них никакого внимания.
– Тариэль! – закричала Минг На, с трудом удерживаясь, чтобы не добавить сочное словцо о несуществующей матери ангела. – Остановись!
Ангел даже не повернул капюшона.
– НИКОГДА.
Минг На вздохнула, распахивая куртку. Жезл сам скользнул в руку. Редкие зеваки с визгом разбежались с площади, когда Минг На сделала шаг.
И другой.
Ангел едва успел развернуться, как в него полетел шар холода, собранный из вращающихся осколков льда. От второго шара увернуться ему не удалось.
– Вот так, – прокомментировала Минг На, подходя к замершему ангелу, обсыпанному изморозью. – Так оно все и бывает.
За ее спиной кашлянули. Минг На обернулась и узнала хозяина бывшей кальянной, невысокого старичка в серой тоге, подпоясанной золотом.
– Доблестная госпожа, разбить бы его, пока он во льдах, – предложил старичок. Робости в его тоне не наблюдалось. – На всякий случай.
– Здесь я – всякий случай, – отрезала Минг. – Ангел остается жить.
Старичок с неохотой отошел, бормоча что-то про то, что он хотя бы предупредил.
Минг На уселась прямо на заснеженную землю у ног ангела, и принялась раскуривать трубку. Сосредоточенности в ее взгляде хватило бы на сотню героев.
После третьей затяжки крылья над ее головой зашевелились.
– Я… ВСЕ ЕЩЕ ЖИВ?
– Это ненадолго, – мрачно ответствовала Минг На. – Если будешь продолжать в том же духе, тебя упокоят лучшие, чем я. Или свои же братья-ангелы.
– ТО, ЧТО ПРОИСХОДИТ ЗДЕСЬ – ПОЗОР.
– Может быть. Но это совершенно не твое дело.
– ПОЧЕМУ?
Минг На посмотрела в упор на ангела. Для этого ей пришлось задрать голову.
– Потому что никакой ты не архангел правосудия, – спокойно сказала она. – А сбежавший с Небес мальчишка, не знающий о нас ничего.
– МАЛЬЧИШКА? Я ПРОЖИЛ НА СВЕТЕ БОЛЬШЕ ПОЛУТОРА ВЕКОВ!
– А ума не набрался.
Ангел опустил голову. Минг На могла бы поклясться, что он был смущен.
– ЭТО НЕ ПОЛНОСТЬЮ СООТВЕТСТВУЕТ…
– Это совершенно точно так, – обрезала его Минг На.
Ангел неловко пожал плечами.
– ЧТО ЖЕ МНЕ ДЕЛАТЬ ТЕПЕРЬ?
Женщина, которая когда-то была героиней, усмехнулась.
– Да, хороша встреча – разочаровавшаяся в жизни чародейка и наивный ангел. Что ж, я помогу тебе.
– В ЧЕМ?
– Вернуться домой, конечно, – удивленно ответила Минг На. – На Небеса.
– Я… НЕ МОГУ.
– Тебя изгнали?
– НЕТ. Я САМ.
Женщина только вздохнула.
– Пойдешь со мной. Небось ты еще ни одного демона вблизи не видел?
– АНГЕЛАМ ЗАПРЕЩЕНО БИТЬСЯ С ДЕМОНАМИ. ВОЛЯ НЕБЕС…
– Да, да, знаю, демонам можно творить среди людей что угодно, а ангелы следуют своему проклятому пакту невмешательства между ангелами и демонами. Тогда просто посмотришь на меня в деле, тоже лишним не окажется.
– НО КАК ЖЕ ЛЮДИ ЗДЕСЬ? НЕУЖЕЛИ МЫ ДАДИМ ИМ ПРЕБЫВАТЬ В ПОРОКЕ?
– О, еще как дадим, – пробормотала Минг На.
– ЧТО?
– Пошли, – женщина вздохнула. – Надо кое-кого спасти.
Ангел послушно последовал за ней.
Снежинки давно перестали падать, и луны мирно светили в небе, когда они дошли до постоялого двора. Свежий снег уже припорошил следы, но Минг На зажгла свой жезл, и неяркий огонек тут же показал им направление.
Первых примерзших к дереву бродяг они нашли через четверть часа. Еще через полчаса им удалось разыскать остальных, а спустя час все они сидели вокруг огромного костра в развалинах замка, уплетая рис из запасов Минг На, сваренный тут же в котелке.
Ангел, свернув крылья, медленно обходил разношерстную компанию. От его светящихся ладоней разливалось тепло, и люди с облегчением выдыхали, пока следы обморожения медленно исчезали с их лиц.
Минг отошла в сторону от костра, сделав вид, что удаляется по нужде. Две луны светили над ней, как пара заботливых глаз.
– Знаю, Вэнь, – тихо сказала она. – Ты ждешь меня. Потерпи еще немного.
– С КЕМ ТЫ РАЗГОВАРИВАЕШЬ?
– О, ангелы и боги! – взорвалась Минг На. – Ты знаешь, что иногда людям хочется побыть в одиночестве?
– ЗАЧЕМ?
– Затем, что у них могут быть свои дела, которые глупых ангелов не касаются!
– ПРОСТИ. Я НЕ ЗНАЛ.
– Да неважно, – махнула рукой Минг, остывая так же быстро, как вспылила. – Тебе-то, наверное, и поговорить теперь не с кем.
– А ТЕБЕ?
– Хороший вопрос. Но у меня же теперь есть ты, верно?
Неопытный ангел, мрачно подумала Минг. Всего лишь один ангел, хотя тридцать с лишним лет назад ее окружали архангелы, принцессы, военачальники и чародейки высших ступеней, а ее шагов боялось даже Первичное Зло.
Но не теперь. Такой, какой она стала теперь, ее никто не испугается.
И зря.
– Пойдем отдыхать, – сказала она. – Демоны никуда от нас не денутся.
Следующее утро застало их на заснеженной дороге через пустошь. Останки демона догорели за ночь, и землю толстым слоем покрывал пепел.
– КУДА МЫ НАПРАВЛЯЕМСЯ?
– В Мескиду, – Минг На закинула распушенные и вымытые снегом волосы за спину. – Говорят, с темнотой демоны подходят к тамошним городским воротам и раздирают на части неосторожных жителей. Я хочу увидеть это собственными глазами.
– А Я?
– Будешь стоять рядом с огненным мечом. Можешь даже взмахнуть пару раз для зрелищности.
Ангел приостановился, разглядывая поле битвы. Крылья еле слышно похрустывали на свежем ветру.
– С МОМЕНТА, КОГДА Я БЫЛ РОЖДЕН, Я МЕЧТАЛ ЗАЩИЩАТЬ НЕВИННЫХ И БЫТЬ КАРАЮЩИМ МЕЧОМ ПРОВОСУДИЯ. МНЕ ТЯЖЕЛО… СВЫКНУТЬСЯ С МЫСЛЬЮ, ЧТО ПОКА ЭТО НЕ ТАК.
– Ну да, так хочется взять карающий меч в руки и расправиться с кем попало, – понимающе кивнула Минг На. – Сама такой была.
– ЧАРОДЕЙКА… – Ангел казался сконфуженным. – ВЧЕРА НОЧЬЮ ТЫ ПРОИЗНЕСЛА ИМЯ "ВЭНЬ". ЭТО ИМЯ ВЕЛИКОГО ВОИНА ВЭНЯ СЯО?
Женщина горько улыбнулась.
– Что тебе до него, ангел? Он давно в аду.
– ВЭНЬ СЯО? В АДУ? КАК ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ?
– А ты видел его на Небесах? – поинтересовалась Минг На. – Скажи мне.
– Я НЕ ВИДЕЛ, НО…
Минг На красноречивым жестом обвела поле пепла, раскинутое перед ними.
– Все герои отправляются в ад, – сухо сказала она. – Демоны или случайные бандиты, насильники или порождения ада – мы убиваем их всех, а значит, на наших руках больше крови, чем у худших отбросов рода человеческого. После смерти у нас один путь, ангел. Только один.
Ангел надолго замолчал. Лишь крылья его едва заметно подрагивали, словно чертя в воздухе дорожки от слез.
– Я готова к такой судьбе, – спокойно сказала Минг На. – Я не все делала правильно, но не жалею ни о чем. А вечность на Небесах не для меня.
– Я… СОЖАЛЕЮ.
– Но Вэнь был хорошим человеком, – почти шепотом закончила Минг На. – Жаль, что для него ничего нельзя сделать.
Так, в молчании, время от времени обмениваясь парой фраз, ангел и пожилая женщина выбрались на дорогу до Мескиды. Дневной свет уже начал угасать, когда впереди показались стены из блеклого кирпича, наполовину осыпавшиеся от небрежения и времени.
А пару минут спустя они натолкнулись на первого зомби. Тот методично пережевывал мертвую кошку и не обращал на новоприбывших никакого внимания.
– Нежить, – одними губами проговорила Минг На, доставая кинжал. – Низшие демоны, вселившиеся в тела мертвых. Их легко одолеть, если не навалятся толпой.
– Я МОГУ ПОМОЧЬ…
– Ты стоишь и смотришь, – прервала Минг На. – И все.
Кинжал ожил в ее руках. Зомби оторвался от еды, привстал и споткнулся, неловко уклоняясь от удара. Второй удар рассек ему запястье. Зомби утробно заурчал.
– Во имя Небес! – выкрикнула Минг На, и яркий свет окутал ее кинжал. – Ступай назад в ад, тварь!
Она бросилась вперед. Зомби тут же воспользовался этим, вонзив когти чародейке в щеку, но в следующий момент клинок глубоко вошел ему в горло, рассекая позвоночный столб. Кожа зомби лопнула, разбрызгивая вокруг себя внутренности, и безголовое тело рухнуло на землю.
– Д-дрянь, – выругалась Минг На, безуспешно очищая ладонями куртку. – Никогда не успеваю увернуться…
– МИР ЛЮДЕЙ ОЧЕНЬ ГРЯЗЕН.
– И не говори.
Минг На развязала походный мешок и достала оттуда потертую тряпку. Потом посмотрела на нее, покачала головой и засунула обратно в рюкзак.
– У городских ворот демонов будет еще больше. Нет смысла чиститься сейчас. – Она усмехнулась. – На Небесах все совсем по-другому, да, ангел?
– ТАМ ВСЕ… ОДНООБРАЗНО.
Минг На фыркнула.
– Ну, тут тебе скучать не придется.
Издалека доносились крики. Факелы метались за переплетением ветвей, и казалось, у городских ворот вовсю полыхает пожар.
– Когда-то, – с иронией проговорила Минг На, – мы влетали в толпу демонов на покрытых броней скакунах, в доспехах, зачарованных лучшими оружейниками. Как все изменилось.
– ПОЧЕМУ?
– Потому что я больше не героиня, – просто ответила чародейка. – Первичное Зло побеждено, угроза миру исчезла, и мы больше никому не нужны. Пошли, демоны нас ждут.
Ангел молча направился вслед за ней.
У ворот царила неразбериха. Вооруженных людей было в достатке, но зомби брали числом: неутомимые, хоть и медлительные, они все продвигались к городским стенам, перешагивая через трупы, проползая под стволами упавших деревьев, и совершенно не шарахаясь от горящих факелов: они дымились, вспыхивали, но неустанно шли вперед.
Минг На присвистнула. Секунду, и в ее руку прыгнул жезл.
– ЭТИМ ЛЮДЯМ НУЖНА МОЯ ПОМОЩЬ. ИСЦЕЛЕНИЕ…
– После битвы, – отрезала Минг На. – А сейчас – не вмешивайся.
– Я НЕ…
– Ангелам вообще запрещено лезть в дела демонов, забыл? Стой тут.
Жезл замерцал в ее руке, наливаясь светом. Короткая фраза на непонятном языке, и на острие засверкали молнии. Зомби медленно начали разворачиваться в сторону чародейки, но поздно: пучок ярких разрядов ножом вонзился в толпу.
А в следующее мгновение Минг На полностью исчезла под напором их тел. Ангел сделал движение, словно собираясь последовать за ней, но в последнюю секунду остался на месте.
Зомби колыхались, как осока на болоте. Полдюжины повисло на створках ворот, еще двое, лишенные ног, червями ползли по окровавленной земле. Немногие оставшиеся защитники города побросали факелы и теперь из последних сил боролись за свои жизни зазубренными мечами, которые Минг На побрезговала бы даже взять в руки.
Ангел стоял неподвижно. Даже кончики его крыльев замерли в страшном напряжении, казалось, заморозившем воздух вокруг них.
Оглушительный взрыв с треском разорвал ночную темноту, разом осветив поле битвы тысячей сияющих дуг. В воздухе мелькнули разорванные части тел, пахнуло паленым, и измученные стражники попятились, прикрывая ладонями глаза. Никого из них не задело.
Пару секунд спустя дым развеялся, и ангел шагнул вперед. Минг На лежала на земле, прикрывая разорванную на груди куртку рукой. Из-под ее пальцев сочилась кровь.
– Стара я стала, – чуть задыхаясь, выговорила она. – Раньше бы меня эта толпа даже не замедлила.
– ПОЗВОЛЬ, Я ПОМОГУ ТЕБЕ.
Минг На фыркнула.
– Ха. Ты сможешь сделать меня снова молодой?
– А ТЕБЕ ХОТЕЛОСЬ БЫ ЭТОГО?
– Да уж всяко лучше, чем ждать своей очереди уйти в ад, под землю. – Минг На, шатаясь, поднялась на ноги. – Иногда, – тише добавила она, – мне хотелось бы, чтобы я никогда не становилась героиней. Держала бы харчевню для бродяг и охотников вроде меня, нашла бы учеников. Может, и замуж бы вышла.
Ангел вытянул вперед руки, и грудь женщины окутал мягкий белый свет. Минг На закашлялась и почти сразу выпрямилась.
– Спасибо тебе.
– ТЫ ОЧЕНЬ КРАСИВА. ТЫ И СЕЙЧАС МОЖЕШЬ ВЫЙТИ ЗАМУЖ.
Минг На усмехнулась.
– Однако мастер ты делать комплименты.
Ангел повернул к ней капюшон, словно собираясь еще что-то сказать, но со стороны ворот раздались стоны, и он бесшумно двинулся к раненым.
Вечная война, подумала Минг На. Вечно невидимый фронт, вечно демоны и безмозглые зомби, и вечно гибнут самые лучшие. И вечное невмешательство ангелов. Тех самых ангелов, которые умоляли ее о помощи тридцать лет назад, когда Первичное Зло угрожало Небесам. Нет, ангелы все еще являлись людям, кого-то исцеляли, кого-то брали к себе на небо… Но ни один ангел не помог бы обреченной деревне справиться с нашествием зомби или вступился бы за охотника за демонами, обреченного на вечный ад. Принцип невмешательства во всей красе.
Тариэль вернулся и теперь стоял рядом с ней, упираясь огненным мечом в землю.
– Зачем ты все-таки сбежал с Небес? – спросила Минг На. – Представился архангелом правосудия, наломал дров с курильней… Чего ты хотел достичь, ангел?
Ангел помолчал.
– ЗНАЕШЬ, ЭТО КУДА ТЯЖЕЛЕЕ, ЧЕМ Я ДУМАЛ: СМОТРЕТЬ ВБЛИЗИ, КАК КТО-ТО ИДЕТ НА СМЕРТЬ, И НЕ ДЕЛАТЬ НИЧЕГО. Я ДЕСЯТИЛЕТИЯМИ НАБЛЮДАЛ С НЕБЕС ЗА ГЕРОЯМИ ВРОДЕ ТЕБЯ. ВЫ ШЛИ НАВСТРЕЧУ ОПАСНОСТИ, ГИБЛИ, А Я ВСЕ ПРЕБЫВАЛ В ВЕЧНОЙ ГАРМОНИИ. И ОДНАЖДЫ НАСТАЛ ДЕНЬ, КОГДА Я УЖЕ НЕ МОГ ЭТОГО ВЫНОСИТЬ.
Минг На невесело улыбнулась.
– Хорошо бы было больше таких, как ты. Может, тогда мы перебили бы демонов.
– В ЭТОТ РАЗ ТЫ И САМА НЕПЛОХО СПРАВИЛАСЬ.
Чародейка покачала головой.
– Я сломала пару ребер. Проткни одно из них легкое, и мне было бы не выжить.
– ТЯЖЕЛО БЫТЬ СМЕРТНЫМ.
– Ну, тебе-то это точно не грозит, – усмехнулась Минг На. – Идем.
Когда ангел и женщина добрели до харчевни, стемнело окончательно. Легкие снежинки падали на крылья Тариэля, не тая. На капюшоне ангела образовался небольшой сугроб. Минг На нахохлилась, подняв воротник куртки, и снова и снова грела магией жезла подошвы башмаков.
С городским головой они столкнулись в дверях харчевни. Минг На встречалась с ним дважды, один раз в прошлом году и один – давным-давно. Тридцать лет назад этот парнишка был сыном оружейника, будущим рыцарем, мечтавшим о походах и подвигах. Теперь он отрастил брюшко, приобрел солидных размеров лысину, и, если не считать понятного беспокойства о демонах у ворот, был вполне доволен жизнью.
Снова заныло сердце, напоминая, что Вэнь, отдавший жизнь, чтобы защитить этого паренька, горит в аду, и вся ее любовь не может его спасти. Неужели из всех ангелов и архангелов Небес один Тариэль считает это несправедливым?
– Вы выяснили, где у них гнездо? – вместо приветствий начала Минг На.
– На старом кладбище, где же еще. Как они за эту неделю в город не ворвались – чудо из чудес. Наши парни держатся из последних сил. – Городской голова вздохнул. – Уже идет разговор, чтобы и жен призвать к воротам, и пацанят постарше…
– Охраняйте ворота, – прервала Минг На. – Теперь, после взрыва, они еще день-два к вам не сунутся, но мало ли что. Мы с Тариэлем займемся кладбищем.
Голова с уважением оглядел ангела.
– Да-а, – проговорил он, – с таким мечом вам никакой демон не помеха. А там бес матерый, ох, матерый… И зомби у него, и по разумению нашего волшебника, суккубы.
Минг На нахмурилась.
– А сам ваш волшебник где? Нам бы поговорить надо.
– Погиб он. В первый же день. Полез на демона в одиночку, и… – Городской голова не договорил и махнул рукой. – И не он один.
– ЭТОТ ДЕМОН УМРЕТ.
Городской голова и чародейка одновременно повернули головы к Тариэлю. Минг На смотрела скептически, голова – с любопытством.
– Помню, был я еще мальчишкой, как в нашу глушь явился архангел, – проговорил голова. – Со свитой, как положено, с герольдом и знаменосцем. Глас, как у трех трубачей. И эдаким манером он возглашает, что отныне и впредь ангелы – союзники людей, пока не истреблен будет последний демон. Получается, врал он?
– Получается, так, – согласилась Минг На. – Только нам врать не с чего. Или демон отправится в ад, или я.
Они распрощались, но ангел не спешил заходить в харчевню, глядя уходящему голове вслед.
– ОНИ ЖДУТ, – наконец произнес он. – ЖДУТ, КОГДА ПРИДУТ ГЕРОИ И СПАСУТ ИХ, ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ СТАНОВИТЬСЯ ГЕРОЯМИ САМИМ. ОНИ ЖДУТ, КОГДА КТО-ТО ОТПРАВИТСЯ В АД ВМЕСТО НИХ.
– Да, – спокойно отозвалась Минг На. – Мало отличаются от ангелов, верно?
– ТЫ ДРУГАЯ.
Минг На качнула головой.
– Ты чересчур уж мной восхищаешься. Я прошла бы мимо тех бродяг, которых ты усадил за стол. Мое дело – демоны, и только демоны.
– ВСЕ РАВНО. ТЫ НЕОБЫКНОВЕННАЯ.
Мягкая улыбка на миг преобразила лицо женщины.
– Жаль, что во всем мире так считает лишь один ангел. Но мне приятно, правда.
Ночью чародейку разбудил свет. Она приподнялась, охнула, застонав – ребра еще болели, – и высунулась в едва прикрытое ставнями окно.
Снег все падал, и сияющие сапоги ангела утонули в сугробе почти по колено. Тариэль сидел на невысокой лавочке под стеной дома, тоже почти скрывшейся под настом, и чертил на снегу символы кончиком меча.
Минг На оделась и вышла на улицу. Заснеженные деревья тянулись к ней, тринадцать лун светили сквозь ветви. Стоя посреди этой уютной картины, было трудно представить, что всего в часе пути демоны алчут смерти и разрушения, собирая свои силы на кладбище.
Когда она появилась в его поле зрения, ангел не шевельнул капюшоном, но широкий взмах левого крыла смел снег со скамейки.
– Полуночничаешь?
– АНГЕЛЫ НЕ СПЯТ.
– И не едят. Одна экономия от вас. – Минг На вгляделась в стройные строчки, возникающие на пушистом снегу на ее глазах. – Ты пишешь стихи?
– Я ПЫТАЮСЬ. МЫСЛИ МЕЛЬКАЮТ СЛИШКОМ БЫСТРО. КАК ВЫ СМЕРТНЫЕ УМУДРЯЕТЕСЬ ИХ УДЕРЖАТЬ?
– Что, на небесах думаешь медленнее?
– НА НЕБЕСАХ НЕТ ВРЕМЕНИ. ТОЛЬКО ВЕЧНАЯ ГАРМОНИЯ.
– Я бы сошла с ума от скуки.
В рокочущем голосе ангела что-то смягчилось.
– ТЫ БЫ ИЗМЕНИЛА САМИ НЕБЕСА.
Минг На с задумчивым видом скосила голову.
– Иногда, – сказала она, – мне кажется, что я тебе нравлюсь.
– ЧТО?
Женщина отмахнулась.
– Знаю, знаю, у ангелов нет подобных чувств. Это здорово. Помню, во времена Первичного Зла одной колдунье случилось влюбиться в ангела. Хорошо это не кончилось.
– ЧТО ПРОИЗОШЛО?
– Ее убили, ангел улетел. Конец истории.
– У АНГЕЛОВ НЕТ ЗОВА ПОЛА, СТРАХА, НЕНАВИСТИ, НАМ МНОГОЕ НЕДОСТУПНО ИЗ ТОГО, ЧТО ЕСТЬ У ВАС, СМЕРТНЫХ.
– Зато вы способны убивать тысячами, а в ад не отправляетесь, – Минг На вздохнула. – Знаешь, быть потомком ангелов и демонов тяжело. Демоническое начало постоянно шепчет тебе, подсказывая легкие пути. Убить, когда можно проявить милосердие, изменить себе, если этого никто не видит. Мы не безупречны, ангел. Нам тоже больно, мы тоже совершаем ошибки и тоже ломаемся. А хуже всего то, что в аду нас ждет вечность искушения – отступи на миг от своих принципов, подчинись лживой стороне своей натуры, и ты демон. Навсегда. – Она снова судорожно вздохнула, машинально хватаясь за ребра. – Знал бы ты, как я этого боюсь…
Четкий ровный голос ангела произнес в тишине:
– Я НАВЕКИ ДАЮ ОБЕЩАНИЕ
ПУСТЬ МОЙ ПУТЬ ЧЕРНЕЙ КРЫЛЬЕВ ВОРОНА,
НО Я СДЕЛАЮ ТО, ЧТО ПРАВИЛЬНО
И ЛУЧ СВЕТА НАЙДУ В МРАКЕ ОГНЕННОМ.
Женщина, сидящая рядом с ангелом, улыбалась.
– Когда-то Вэнь и я дали друг другу такую клятву, – негромко сказала она. – Что мы будем вместе, и что поступим правильно. Была весенняя ночь, цвели вишни. Если бы только мы знали, что его убьют на следующий день…
Она помолчала.
– А может быть, и знали. Может быть, та клятва помогает ему удерживаться на краю уже тридцать лет. Может быть, он ждет меня, и…
Невесомое крыло коснулось ее плеча.
– КОГДА-НИБУДЬ ВСЕ В ЭТОМ МИРЕ БУДЕТ ПРАВИЛЬНО. ГЕРОИ ПЕРЕСТАНУТ ПОПАДАТЬ В АД, АНГЕЛЫ ПРЕГРАДЯТ ПУТЬ ДЕМОНАМ. КОГДА-НИБУДЬ. ЕСЛИ БЫ Я ТОЛЬКО ЗНАЛ, С ЧЕГО НАЧАТЬ…
Слабая улыбка была ему ответом.
– Может быть, как раз с этого? Со старых клятв и плохих стихов на снегу?
– ПЛОХИХ?
Но Минг На притворилась, что не расслышала.
Едва рассветное солнце посеребрило верхушки деревьев, чуткий слух чародейки уловил далекие крики. Зомби шли на следующий приступ.
– Но как… – пробормотала Минг На, спешно одеваясь. – Ведь они не должны были…
Ангел ждал ее внизу.
– ЧТО ПРОИЗОЙДЕТ, ЕСЛИ Я ВМЕШАЮСЬ В БОЙ?
– Разорвешь пакт между Небесами и адом, – дернула плечом Минг. – Демоны получат право напасть на Небеса, и тебе очень не поздоровится от собратьев. А заодно пострадают и люди. Я ж говорю, постой в сторонке.
– Я ЧУВСТВУЮ СЕБЯ ТРУСОМ.
– Тогда возвращайся домой, где тепло и сыто. Или оставайся и лечи тех, кому, кроме тебя, не поможет никто. Только решай быстрее, нам пора к воротам.
В этот раз у ворот не было свалки. Лишь утоптанный пятачок снега, над которым развевались две призрачные тени цвета воронова крыла.
Демон. Огромные смоляные крылья, меч в жестких мускулистых руках, и лицо, гротескное, почти человеческое, смутно знакомое…
– Это ты устроил гнездо на старом кладбище? – Требовательный голос чародейки, казалось, узким лезвием врезался в полукруг демонов и зомби, выстроившихся за своим повелителем. – Ты наслал на Мескиду своих выкормышей?
Демон расхохотался.
Это был бархатистый, мелодичный, раскатистый смех, полный сознания своей грешности и своего превосходства. Таким гулким хохотом мог бы смеяться ангел, окажись он на другой стороне баррикад.
– КОГДА Я УЗНАЛ, ЧТО ТЫ ЗДЕСЬ, МИНГ НА, Я НЕ ПОВЕРИЛ СВОИМ УШАМ. КАКОЕ ВЕЗЕНИЕ, КАКОЙ ПОДАРОК, КАКАЯ УДАЧА! ТЫ СОВСЕМ НЕ ИЗМЕНИЛАСЬ, ОХОТНИЦА НА ДЕМОНОВ. ТОЛЬКО РАСТОЛСТЕЛА.
Минг На машинально провела руками по талии. Демон расхохотался вновь.
– ГЛУПАЯ ЖЕНЩИНА. У ТЕБЯ ТЕПЕРЬ АНГЕЛ НА ПОБЕГУШКАХ. ДУМАЕШЬ, ОН ПОМОЖЕТ ТЕБЕ? НА МОЕЙ СТОРОНЕ АРМИЯ!
– А на моей, – спокойно сказала Минг На, – целый город. И здравый смысл.
– ГОРОД? ЧЕРЕЗ СЧИТАННЫЕ МИНУТЫ ОН БУДЕТ МОИМ, А ТЫ БУДЕШЬ МЕРТВА. НО СНАЧАЛА ТЫ ВСПОМНИШЬ МЕНЯ, КОЛДУНЬЯ.
– Слишком многих демонов я ввергнула в ад, – тихо, но твердо сказала чародейка, – чтобы помнить еще и тебя. Знай одно: если ты вернулся оттуда, я отправлю тебя обратно.
В этот раз смех демона был настолько полон боли и горечи, что казался почти человеческим.
– АХ, МИНГ НА, МИНГ НА… ТВОЯ ЛЮБОВЬ, ВИЖУ, БЫЛА ЛОЖЬЮ, РАЗ ПОСЛЕ СТОЛЬКИХ ЛЕТ ТЫ МЕНЯ ТАК И НЕ УЗНАЛА.
Секунду, одну ужасную секунду царила полная тишина. Даже набившиеся в проем ворот горожане молчали, переводя взгляд с женщины на демона. Кто из них охотник, и кто станет жертвой?
Потом лицо Минг дрогнуло и оплыло, разом став на двадцать лет старше.
– Вэнь, – прошептала она. – Нет…
– ДА. О, ДА, МОЯ ДОРОГАЯ. А ТЕПЕРЬ ТЫ УМРЕШЬ. – Голос демона налился силой, и даже сам он, казалось, стал выше ростом. – ЖИТЕЛИ МЕСКИДЫ! Я ОБЕЩАЮ, ЧТО МОЯ АРМИЯ ОСТАВИТ ЭТИ МЕСТА НАВЕЧНО, ЕСЛИ ВЫ УБЬЕТЕ ЭТУ ЖЕНЩИНУ! ПРИНЕСИТЕ ЕЕ ГОЛОВУ НА КЛАДБИЩЕ, И ВАШЕМУ ГОРОДУ НИЧТО БОЛЕЕ НЕ БУДЕТ УГРОЖАТЬ. ЭТО ГОВОРЮ ВАМ Я, ВЭНЬ СЯО, ПЕРВЫЙ ВОИН АРМИИ ДРАКОНОВ И БУДУЩИЙ ПОВЕЛИТЕЛЬ АДА!
– Никогда этого не будет, – одними губами сказала Минг На. – Никогда люди не…
Первое копье попало ей в бедро.
Женщина вскрикнула, падая на колено. Следующий булыжник пробил бы ей голову, если бы она не уклонилась, больно рухнув на раненую ногу. За ним последовал вихрь камней, палок и огрызков. Все – с той стороны ворот, где столпились люди.
Демон веселился вовсю.
– СЧАСТЛИВОЙ АГОНИИ, ЛЮБИМАЯ, Я БУДУ ЖДАТЬ ТЕБЯ В АДУ! – Демон, бывший Вэнем Сяо, развернулся, через плечо дав своим зомби знак следовать за ним. – А МОЖЕТ БЫТЬ, И НЕ БУДУ…
Лежащая на спине израненная женщина схватилась за колдовской жезл. Ее окутала радужная полусфера, от которой отскакивали снаряды и плевки, но изумление и ужас так и не стерлись с лица чародейки, и, возможно, поэтому магия ее щита плыла, прогибалась под каждым броском камня, готовясь в любой миг исчезнуть…
И стена из истинного золота выросла перед ней, заграждая женщину от мучителей.
– АНГЕЛАМ ДАН ЗАПРЕТ НА СРАЖЕНИЯ С ДЕМОНАМИ, – прогремел холодный голос, – НО ЛЮДСКУЮ КРОВЬ НАМ ПРОЛИВАТЬ НЕ ЗАПРЕЩЕНО.
Огненный меч в его руке согласно сверкнул в полете, продолжая с невообразимой скоростью выписывать круги, рисуя нерушимую стену вокруг беспомощной чародейки. Крылья ангела развевались на ветру, как паруса боевого корабля.
– Отойди от нее! – послышалось из толпы. – Демоны обещали, что уберутся, если ее убить!
– Бей ее!
– Убирайся, откуда пришел! Ты-то нам не поможешь!
Крылья ангела вспыхнули необыкновенным белым светом, слепящим людей так, что первые ряды отшатнулись.
– ВЫ НЕ НЕВИННЫЕ, КОТОРЫХ НУЖНО СПАСАТЬ. ВЫ ПРЕДАТЕЛИ РОДА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО.
Сказав это, он легко подхватил женщину на руки.
– ГДЕ ТО КЛАДБИЩЕ?
Стоящая поодаль женщина молча ткнула пальцем в проселочную дорогу, идущую прочь от главного тракта в густой черный подлесок.
Не отталкиваясь от земли, ангел взлетел. Вслед ему полетела пара булыжников, и золотая броня ангела без труда отразила их. Но крики и проклятия он слышал, и их слышала женщина у него на руках.
Прошло четверть часа, прежде чем Тариэль спустился на небольшой вырубке посреди леса и бережно опустил чародейку на припорошенную снегом траву. Покрытые броней пальцы развязали веревку, стягивающую горловину походного мешка, и ангел достал кожаную флягу с зельем, остро пахнущим травами.
– ПЕЙ. ТЕБЕ НУЖНО ВОССТАНОВИТЬ СИЛЫ.
Минг На отставила фляжку, когда выпила не меньше половины.
– Спасибо. Ты, кажется, меня спас.
– ТЫ БЫ СПРАВИЛАСЬ И САМА.
Она покачала головой.
– Я… я была не в себе. Вэнь – демон, я до сих пор не могу поверить…
– НЕ ВСЕ СПОСОБНЫ ВЫДЕРЖАТЬ ИСКУШЕНИЕ АДА.
– Тридцать лет, – прошептала Минг. – Я должна была догадаться… тридцать лет в аду не выдержал бы никто. Но так больно…
– ТЫ ДОЛЖНА ЕГО УБИТЬ.
– Почему я? Потому что больше некому?
Ангел повернул к ней голову, но не сказал ничего. Минг На несколько секунд вглядывалась в сгусток тьмы под капюшоном, словно пытаясь разглядеть там лицо.
– Идем, – наконец сказала она. – Выбора нет.
Темный еловый лес простирался, куда хватало глаз. Дорога петляла, спускаясь и поднимаясь по невысоким холмам, и десятки когтистых следов царапали глаз на каждом шагу. Демоны, зомби и демоны ходили здесь, шли к городу убивать, и среди них был тот, кого она любила…
Минг На закусила губу. Не время думать об этом. Она сделает то, что должно.
Они шли уже почти час, когда из-за деревьев раздалось пение.
Минг На потерла лоб. Голову заполнял туман, она помнила, что они идут на кладбище, только вот зачем, зачем…
Ангел (она не помнила, как его звали), бредущий рядом с ней, споткнулся.
Пение сделалось громче.
А потом из-за раскидистой ели вышел Вэнь. Ее Вэнь. Гладкие темные волосы с проседью, чуть раскосые глаза полукровки, покореженные, только что из боя, доспехи, и пальцы без следа когтей (почему, откуда она думает про когти?).
– Минг На, – негромко произнес он. – Хорошая моя.
– Вэнь… – прошептала она. – Мне так тебя не хватало.
Ангел рядом с ней издал раскатистый вдох; она вздрогнула и обернулась.
С другой стороны дороги, стройная, черноволосая, в алой мантии чародейки стояла она. Минг На, юная решительная красавица, какой она была тридцать лет назад. Ангел смотрел на нее не отрываясь, и его крылья нерешительно подрагивали, но пока он не сделал и шага, словно боялся, что видение исчезнет.
Пожилая чародейка заморгала. Две Минг На? Как так может быть? Но это было неважно, все это было неважно, туман нежным маревом плыл в голове, рядом с ней был ее Вэнь, и больше ничего не имело значения.
Вэнь протянул ей руку.
– Идем со мной, – ласково сказал он. – Ты устала, мы оба устали, твоя дорога была трудна, но теперь тебя ждет покой. Ты и я, вместе навечно.
– Да, – прошептала она. – Вместе навечно.
И сделала шаг вперед. Потом еще один. В голове сквозь туман плыла какая-то мысль, но она никак не могла поймать ее за хвост. Что-то про убийство, которое она не могла и не хотела совершить…
– Ты колеблешься, любимая. Что-то не так?
– Я…
Вот что ей мешало. Ревность. Ангел, который, она помнила, был ее защитником, ее другом, теперь защищал не ее. Как это получилось? Почему?
– МИНГ НА, – гулкий голос ангела звучал до странности мягко. – ВЕЛИЧАЙШАЯ ИЗ ГЕРОИНЬ… Я ВСЮ ЖИЗНЬ МЕЧТАЛ ВСТРЕТИТЬ ТЕБЯ.
Ее! Но он смотрел не на нее, и это было неправильно, это было…
– Я не понимаю, – упавшим голосом сказала она. – Не понимаю…
Вэнь шагнул к ней.
– Все хорошо, – успокаивающе сказал он. – Все будет, как раньше, ты и я. Никто не помешает нам, ни ангелы, ни демоны. Только мы. Только наша любовь.
Словно во сне, она двинулась навстречу, раскрывая объятья, потому что она мечтала об этом так долго, так невозможно долго, он снился ей почти каждую ночь, живой, постаревший, но именно такой, как сейчас…
– Тариэль, – донесся до нее звонкий голос Минг На. – Ты спустился с Небес не зря. Вместе мы совершим великие дела. Мы избавим мир от демонов и несправедливости, и сами архангелы будут гордиться тобой.
Сердце Минг На замерло. Сейчас ангел подхватит ту, другую чародейку на руки и унесет ее на подвиги и приключения, а она, истребившая достаточно демонов за свой век, наконец получит семью. Все было так, как должно, так, как она желала, почему же так ноет в груди, чего, чего ей жаль?
– НЕТ, – медленно произнес ангел. – МИНГ НА НИКОГДА НЕ СКАЗАЛА БЫ ЭТОГО. ОНА ЗНАЕТ О ПАКТЕ МЕЖДУ НЕБЕСАМИ И АДОМ, ОНА НЕ ПОЗВОЛИЛА БЫ МНЕ АТАКОВАТЬ ДЕМОНОВ, И ОНА ЗНАЕТ, ЧТО ЛЮДСКАЯ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ БЕСКОНЕЧНА. ОНА – НЕ ТЫ.
Одним махом, одним мигом эти слова привели ее в себя.
– Суккуб!
Кинжал и жезл оказались в ее руках раньше, чем она об этом подумала. Лед и пламя вырвались из них, и лицо Вэня, такое родное, исказилось. Доспехи на нем лопнули, и обнаженное тело женщины-демона предстало перед ней.
– Что ж, – зашипела демонесса. – Не алчешь моей страсти – получишь свою смерть!
Краем глаза она увидела, как Тариэль вытащил свой меч. Они стояли спиной к спине, но она могла сражаться с суккубами, а ангел – нет. Запрет, проклятый пакт, нарушить который значило – предать Небеса, что для ангела хуже смерти…
Ничего. Она справится и сама.
А дальше был бой.
Минг На издала дикий крик, когда когти демона впились в ее плечо. Пучок молний вырвался из ее жезла, и теперь взревел уже демон. Вторая суккубица подкралась сзади, но Минг На развернулась, пнула ее ногой в живот, и опешившая демоница повалилась на землю. Секунду спустя метко брошенный кинжал вонзился ей в горло.
– Минг На…
Чародейка резко обернулась к суккубу, но на нее снова смотрел Вэнь.
– Еще не поздно, – прохрипел он. – Я могу быть с тобой много лет, волшебница, встану с тобой плечом к плечу против демонов и людей, покажу тебе негу и ласку, которых ты достойна. Не убивай меня. Не прогоняй свою любовь.
Лицо Минг На исказилось судорогой. Такие родные глаза смотрели на нее, и в них была любовь, ничего, кроме любви, и туман снова заполнял ее сердце…
Удар бронированной ладони по пояснице привел ее в себя.
Минг На моргнула, резко выпрямилась и твердой рукой направила жезл в лицо, которое снилось ей долгими одинокими ночами.
– Убирайся.
Глаза демона, бывшего Вэнем, широко раскрылись.
– Ты отпускаешь… меня? Даруешь мне жизнь?
– Убирайся прочь, – повторила Минг На. – В третий раз ты этих слов не услышишь.
Демон бесшумно повернулся и исчез в лесу.
Несколько мгновений Минг На смотрела ему вслед. Потом рухнула на землю и разрыдалась.
Теплые руки, закованные в металл, обхватили ее за плечи.
– ТЫ ПОСТУПИЛА ВЕРНО. ЛУЧШЕ ОТПУСТИТЬ, ЧЕМ ПОДДАТЬСЯ ИСКУШЕНИЮ.
Ответом ему были лишь всхлипы.
Ангел сжал плечи женщины крепче.
– ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО ТЕБЕ ПРЕДСТОИТ. НАЙДИ В СЕБЕ СИЛЫ.
– Я, – прошептала Минг На, – я не могу…
– ПРЕДСТАВЬ, ЧТО СЛУЧИТСЯ ИНАЧЕ.
Демоны. Демоны, захватывающие Мескиду, марширующие дальше, к местам ее юности, губящие все и всех, за кого она рисковала жизнью каждый день, жирующие на крови и Вэнь, Вэнь, открывающий порталы и вызывающий новых демонов из глубин ада…
Не бывать тому.
Женщина поднялась с земли. Ее губы все еще подрагивали, но на ногах она стояла твердо. Глаза нашли лицо ангела, навечно скрытое под сияющим капюшоном.
– Спасибо тебе, – сказала она. – Если бы ты не отрезвил меня тогда…
– ТЫ БЫ НЕ УШЛА С НИМ. ТЫ СИЛЬНЕЕ ЭТОГО.
Минг На усмехнулась.
– Все-таки продолжаешь мной восхищаться, а? Ты неисправим.
– ТЫ ВИДЕЛА, КЕМ СТАЛ МОЙ СУККУБ.
– Мной, – задумчиво кивнула женщина. – Той, кем я была в юности.
– И КТО ТЫ СЕЙЧАС. ТЫ ВСЕГДА ОСТАНЕШЬСЯ ЮНОЙ ДЛЯ МЕНЯ.
Минг На отвернулась, чтобы скрыть смущение.
– Все-таки ангелы умеют заботиться о других, – тихо-тихо сказала она. – А это значит, что они умеют любить.
– И ПИСАТЬ ПЛОХИЕ СТИХИ.
Легкая, почти беззаботная улыбка была ему ответом.
И так, бок о бок, черпая силы друг в друге, ангел и чародейка пошли дальше по дороге, ведущей к старому кладбищу.
Минг На вскоре заметила, что ангел ступает медленнее и тише, и было отчего. Ее бедро ныло, плечо болело, и хотя целительное зелье сняло хромоту и слабость, ноющая боль не утихала. Старость, проклятая старость, ей давно уже не девятнадцать, и кошачья ловкость уступила место опыту и инстинктам, которых порой не хватает.
А демон-Вэнь будто назло ей теперь вечно молод и полон жизни, спасибо адскому огню, который преобразил его.
Справится ли она в одиночку?
– Мне страшно, – сказала она вслух.
– Я НИКОГДА НЕ УБИВАЛ. ДОЛЖНО БЫТЬ, СТРАШНЕЕ ЭТОГО НЕТ НИЧЕГО НА СВЕТЕ.
– Есть вещи страшнее, – машинально ответила она.
Например, поглядеть в глаза своему любимому и убить его, отправляя его дух на нижние слои ада, где обитает поверженное Первичное Зло и откуда не выбраться многие сотни лет. Нет, Вэнь, как и любой демон, пытающий и убивающий людей, заслуживал этого, но…
Но она колебалась, и дело было не только в телесной слабости.
Слишком много лет она его любила.
– НА НЕБЕСАХ, – произнес ангел, – ХОДИТ ЛЕГЕНДА ОБ АНГЕЛЕ И ДЕМОНЕССЕ, КОТОРЫЕ ПОЛЮБИЛИ ДРУГ ДРУГА ТАК, ЧТО ОСНОВАЛИ СВОЙ МИР ВДАЛИ ОТ АДА И НЕБЕС. ДРУГИЕ ПОСЛЕДОВАЛИ ИХ ПРИМЕРУ, И У НИХ РОДИЛИСЬ ДЕТИ, МНОГО ПОКОЛЕНИЙ СПУСТЯ СТАВШИЕ ЛЮДЬМИ.
– Я знаю эту легенду, – отозвалась Минг На. – Что ты хочешь сказать, ангел?
– ДЕМОНЫ СПОСОБНЫ ЛЮБИТЬ. КАК ЛЮДИ, ОНИ МОГУТ ОТРЕКАТЬСЯ ОТ ПРЕЖНЕГО ЗЛА, И ИСКУШЕНИЯ АДА СТАНОВЯТСЯ НЕВАЖНЫ, ЕСЛИ ДУША СИЛЬНА. НО ВЭНЬ СЯО НЕ ТАКОВ. ОН ВЫБРАЛ ЗЛО, И ТВЕРД НА СВОЕМ ПУТИ. ТЕБЕ НЕ ПЕРЕУБЕДИТЬ ЕГО. ТОЛЬКО ОСТАНОВИТЬ.
– Знаю.
– ТОГДА РЕШАЙСЯ. МЫ ПОЧТИ ДОШЛИ.
Хвойные ветви, бьющие в лицо, и впрямь стали попадаться реже, и впереди, где дорога поднималась на холм, виднелся просвет.
Минг На достала с пояса жезл. Ее лицо было спокойно.
– Я НЕ СМОГУ ТЕБЕ ПОМОЧЬ. ПРОСТИ.
– Если меня убьют, – сказала Минг На, не глядя на него, – возвращайся на Небеса. Тебе не место здесь.
– МНЕ БУДЕТ ТРУДНО ВЕРНУТЬСЯ. ЖИТЬ В ГАРМОНИИ И ПОКОЕ, ЗНАЯ, ЧТО ПРОИСХОДИТ ТУТ, ГДЕ ХОЗЯЙНИЧАЮТ ДЕМОНЫ… Я НЕ СМОГУ.
– Вмешаться ты тоже не можешь. А значит, выход лишь один.
– ИНОГДА, – медленно проговорил Тариэль, – Я ХОТЕЛ БЫ НЕ БЫТЬ АНГЕЛОМ.
Перед ними показалось кладбище.
Издалека оно выглядело мирным: невысокая заросшая вьюнками ограда, могильные плиты, покрытые мхом. Склеп с гранитными колоннами, возвышавшийся у задней границы кладбища, казался пуст и необитаем. Ни зомби на границе, ни пения суккубов. Ничего.
– Мне это не нравится, – промолвила Минг На. – Мне вообще тут ничего не нравится.
Ангел повернул голову налево, потом направо.
– ОНИ ТАМ. ВНУТРИ. Я ЧУЮ ИХ МЕРЗОСТЬ.
Они миновали ограду. Чародейка опустила жезл к самой земле, и по пожухлой траве побежала корочка льда. Даже загнутые когти, подумала она, помешают Вэню удержаться. А значит, у нее будет преимущество.
– Вэнь Сяо, – прокричала она. – Выходи, если не хочешь, чтобы я вытащила тебя за шкирку! Сегодня ты умрешь!
Она выкрикивала подобные слова с тех пор, как ей сравнялось четырнадцать, но в этот раз она чувствовала, как жалко они прозвучали. В ее речи звучало сомнение, и демон – а он был умен, – это уловил.
Зомби вышли из склепа первыми. Двое, трое, семеро… когда счет перешел за две дюжины, брови чародейки поползли вверх. Столько демонов просто не могли уместиться в небольшом склепе. Не иначе, Вэнь продолжил его под землей.
Ангел бесстрастно взирал на демонов из-под своего капюшона, сложив руки на рукояти меча.
Следующими из каменных створок выпорхнули две суккубицы с жесткими лицами. Минг На похолодела.
Но ей предстояло испытание потруднее.
Вэнь Сяо вышел последним. Когти со скрипом царапали лед, призрачные крылья темным занавесом обнимали его адское воинство. Черные глаза сразу впились в лицо чародейки, и она почувствовала, что не может оторвать взгляд.
– ИТАК, – произнес он. – ТЫ ВЫЖИЛА, И ПРИШЛА ЗА ПОСЛЕДНИМ ПОЦЕЛУЕМ?
Минг На молчала. Демон сделал несколько шагов вдоль первого ряда зомби, хищно посверкивая клыками.
– Я МОГ БЫ ПРЕДЛОЖИТЬ ТЕБЕ СТАТЬ МОЕЙ ЛЮБОВНИЦЕЙ В ЭТОМ ТЕЛЕ, СТАРУХА, – насмешливо сказал Вэнь. – ВО МНЕ ЕЩЕ БРОДЯТ ОСТАТКИ ЧУВСТВ К ТЕБЕ, КАК ЭТО НИ СТРАННО. НО МНЕ БОЛЬШЕ ПО ДУШЕ МЫСЛЬ ОТПРАВИТЬ ТЕБЯ В АД, ГДЕ ТЫ БУДЕШЬ СТРАДАТЬ, ГДЕ ТЫ СЛОМАЕШЬСЯ… ЖДУ НЕ ДОЖДУСЬ.
Минг На все еще молчала. Ей приходили в голову только слова "Не дождешься!" и "Ты дождешься только своей смерти!", но это было не то, все не то, она уже не была девчонкой, находящей наслаждение в героических банальностях и боевых криках.
Она просто пришла сделать то, что должно.
– ТЫ МОЖЕШЬ УЙТИ, – впервые заговорил ангел. Но он обращался не к ней. – УХОДИ В АД И НЕ ВОЗВРАЩАЙСЯ. МЫ НЕ БУДЕМ ПРЕСЛЕДОВАТЬ ТЕБЯ, И ЛЮДИ МЕСКИДЫ БУДУТ СВОБОДНЫ.
– УЙТИ, КОГДА У МЕНЯ НА РУКАХ ВСЕ КОЗЫРИ? ДА ТЫ РЕХНУЛСЯ, – в голосе демона сквозило дикое веселье. – СЕГОДНЯ Я УНИЧТОЖУ В СЕБЕ ОСТАТКИ ПРЕЖНЕЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ, А ТЫ БУДЕШЬ СМОТРЕТЬ, КАК Я УБЬЮ ТУ, КЕМ ТЫ ВОСХИЩАЕШЬСЯ ВСЕМ СЕРДЦЕМ. ДА, МОЙ СУККУБ РАССКАЗАЛ ВСЕ. КАКОВО ЭТО, ЗНАТЬ, ЧТО МИНГ НА ДОСТОЙНА ТОЛЬКО АДА? СЕГОДНЯ ТЫ ЭТО ПРОЧУВСТВУЕШЬ.
Минг На вскинула жезл.
В бою, учили ее, первым делом нужно сократить число противников, и сегодня она приняла это правило с облегчением. Вэнь оставался в ее поле зрения, но чародейка сконцентрировалась на зомби, и огонь пополам с брызгами кислоты, срывающимися с ее жезла на стылый воздух, безупречно поражал свои цели. Забыв о больной ноге, Минг На вертелась и финтила, удерживаясь на льду лишь силой своей магии, пока демоны не могли приблизиться к ней, не растянувшись на скользкой зеркальной глади.
Кроме одного.
Вэнь приближался неторопливо, даже лениво, доставая из ножен отполированный черный клинок словно бы с неохотой. Ангел, будто не соображая, что делает, шагнул ему навстречу, но тут же остановился.
Демон отсалютовал ему клинком.
– НАСТОЯЩИЙ РЫЦАРЬ ВСЕГДА ПРЯЧЕТСЯ ЗА ДАМУ, НЕ ТАК ЛИ? ЧТО Ж, ГЛЯДИ, КАК ПРИБЛИЖАЕТСЯ СМЕРТЬ.
– ТЫ УМРЕШЬ.
– НО НЕ ОТ ТВОЕЙ РУКИ. ПРАВДА, ПЕЧАЛЬНО?
Чародейка заступила ему дорогу с кинжалом в вытянутой кисти.
– Во имя нашей прошлой любви, – твердо сказала она, – я даю тебе последний шанс. Раскайся, и я дам тебе возможность жить человеческой жизнью здесь и не возвращаться в ад. Обещаю. В тебе еще есть остатки тепла. Дай им разгореться, и у тебя появится будущее.
– ЗАВЕСТИ РИСОВОЕ ПОЛЕ НА ОТШИБЕ И ЗАЩИЩАТЬ ПЕЙЗАН ОТ СТРАНСТВУЮЩИХ БАНДИТОВ? НЕЧЕГО СКАЗАТЬ, ВЕРХ БЛАЖЕНСТВА, ЛЮБИМАЯ.
Взмах черного клинка был так быстр, что Минг На не успела ни уклониться, ни парировать. Только смотреть, как кинжал в ее руке разлетается вдребезги.
– ТАКОЙ КОРОТКИЙ БОЙ, – насмешливо произнес демон. – ЕЩЕ ПАРА ВЗМАХОВ МЕЧА, И ТЫ В АДУ. Я НАСТОЯЩИЙ ГЕРОЙ, ПРАВДА?
Ледяная сфера, сотканная из вращающихся искр, влетела ему в бок, но Вэнь с нечеловеческой скоростью успел подставить крыло. Вторую сферу, нацеленную в голову, встретила такая же судьба.
– ГОТОВА СДАТЬСЯ?
Минг На не отвечала. Вокруг чародейки сгущалось напряжение, словно сама магия стеной стояла в воздухе. Волшебство, которое маг может призвать лишь раз или два в жизни, в смертельной опасности или защищая невинных, рискуя жизнью или полным истощением сил.
Демон, почувствовавший неладное, немедленно взмахнул клинком, но не смог пробиться через сгущающуюся завесу. Он оскалился и рубанул мечом еще раз, целясь в ноги, пронзил икру до кости, но ее с губ сорвался не крик, а последние слоги заклятья.
Секунда, и Минг упала на лед. Но никто, кроме ангела, не уловил этого звука за страшным воем Вэня, крылья которого охватил ледяной синий огонь.
Демоны, наблюдавшие от дверей склепа, заволновались, но никто не бросился на помощь своему предводителю. Вэнь выл и катался по земле; ангел, словно оцепенев, наблюдал за ним, прежде чем рухнуть на колени рядом с Минг На и простереть над ней руки, окутанные светом.
Женщина открыла глаза, и одновременно свет над ней померк.
– Я НЕ МОГУ, – произнес ангел, и в раскатах его голоса сквозило отчаяние. – СВЕТ НЕБЕС МНЕ СВИДЕТЕЛЬ, ТЫ СЛИШКОМ СЛАБА, Я НЕ МОГУ ТЕБЯ ИЗЛЕЧИТЬ!
Минг На попыталась приподняться на локте, но тут же рухнула обратно на лед. Она была бледнее своих волос.
Демон-Вэнь издал последний отчаянный вопль, потрясая остатками крыльев, и встал, опираясь на меч. Выглядел он, как живой кошмар: кожа на лице лопнула, открывая обожженную плоть, плечи и бока были обварены, на льду от его шагов оставались алые ошметки. Но сами шаги его были быстры, и еще стремительнее был взмах меча, вышибший из руки полумертвой чародейки жезл.
Ангел преградил ему путь.
– И ЧТО? – издевательски спросил демон. – ПРОЧТЕШЬ МНЕ МОРАЛЬ?
Ангел бросил быстрый, почти незаметный взгляд на чародейку. Та еще дышала.
– НЕТ, – спокойно сказал он. – НЕТ.
То, что произошло дальше, случилось быстрее взмаха меча, быстрее луча света, быстрее крика и слова и магии. Для стороннего наблюдателя ангел, казалось, не сдвинулся с места. Но руки его быстрее всего возможного человеческого действия подхватили Минг На, удерживая ее, женщину и воина, и вложили ей в руку огненный меч, лучшее из творений Небес.
И меч ударил.
– ТЫ, – прохрипел Вэнь, – ТЫ НАРУШИЛ…
Демон рухнул на землю дымящейся грудой плоти. Ее очертания были бесформенны, и лишь одна лапа, вытянутая в сторону чародейки, беспомощно скребла когтями.
– ТВОЯ СМЕРТЬ, – произнес ангел, – ПРИШЛА НЕ ОТ МЕНЯ.
– ПОЗВОЛЬ НЕ СОГЛАСИТЬСЯ.
Облака над кладбищем разошлись, и круг, нет, океан света полился с небес. Лед зашипел, испаряясь. От склепа, где прятались зомби и суккубы, раздался дикий вой, и демоны спешно попятились, закрывая за собой створки.
Тариэль опустился на одно колено.
– Архангел Уриэль.
Ангел, что спускался с небес, казался выше и внушительнее Тариэля. Над головой его сиял нимб, а в руке архангел держал сверкающее копье. Его ноги, облаченные в броню из красного металла, коснулись остатков льда, и те растрескались под его подошвами.
– ТЫ ВМЕШАЛСЯ В БОЙ МЕЖДУ ЧЕЛОВЕКОМ И ДЕМОНОМ. ТЫ ДОЛЖЕН ПОНЕСТИ НАКАЗАНИЕ.
Тариэль не отворачивался от раскинувшейся на земле чародейки.
– ОНА УМИРАЕТ, – наконец сказал он, – Я ПОНЕСУ ЛЮБОЕ НАКАЗАНИЕ, ЕСЛИ ЕЕ ДУША НЕ ОТПРАВИТСЯ В АД. ЕСЛИ НУЖНО, Я ПОЙДУ В АД ВМЕСТО НЕЕ.
– АНГЕЛАМ НЕТ МЕСТА В АДУ.
– ТАМ НЕТ МЕСТА И ЕЙ. ВСЮ ЖИЗНЬ ОНА СРАЖАЛАСЬ БЛАГОРОДНО, КАК И СОТНИ ГЕРОЕВ ДО НЕЕ. НЕУЖЕЛИ АД – ИХ РАСПЛАТА?
Крылья архангела Уриэля дрогнули.
– ТЫ НЕ ЗНАЕШЬ, О ЧЕМ ПРОСИШЬ.
– Я НЕ ПРОШУ ТЕБЯ ИЗМЕНИТЬ МИР – ПОКА. ПРОСТО СПАСИ ОДНУ ДУШУ. ВЗАМЕН Я ОТДАЮ ТЕБЕ СВОЮ.
Одна-единственная душа смертной героини и одна душа ангела, навеки давшего обещание, что он не станет добычей тьмы…
… КОГДА-НИБУДЬ ВСЕ В ЭТОМ МИРЕ БУДЕТ ПРАВИЛЬНО. ЕСЛИ БЫ Я ТОЛЬКО ЗНАЛ, С ЧЕГО НАЧАТЬ…
Может быть, как раз с этого?
– АНГЕЛАМ НЕТ МЕСТА В АДУ, – громом раздался голос Уриэля, – НО ВОТ ТВОЕ НАКАЗАНИЕ: С ЭТОЙ МИНУТЫ ТЫ СТАНЕШЬ СМЕРТНЫМ, А ДУША ЭТОЙ ЖЕНЩИНЫ БУДЕТ СВОБОДНА ОТ АДСКОГО ОГНЯ.
Тариэль опустился на второе колено, протягивая архангелу огненный меч.
– Я СОГЛАСЕН.
– ДА БУДЕТ ТАК.
Рябь прошла по совершенной броне ангела, лишившегося крыльев.
И Тираэль откинул капюшон.
На земле Минг На судорожно вздохнула. Тираэль наклонился над ней и поцеловал в лоб.
– Прощай, – произнес он и заморгал, словно сам не веря в звук своего голоса.
Но женщина вздохнула еще раз, а потом пошевелилась.
– Я жива? – удивленно спросила она. – Что произошло? И кто вы? Ты… Тираэль?
Тираэль с облегчением рассмеялся, и она, все еще изумленная, подняла руку и провела пальцами по его щеке, впервые в жизни вглядываясь в лицо ангела.
– Ты жива, и будешь жить. И… – он хотел, хотел сказать ей самые важные слова, но сейчас было не время, нужно было унести ее отсюда в тепло, в жизнь, а у него больше не было крыльев, но осталось главное – стремление любить и защищать. – Это здорово.
И она улыбнулась в ответ.

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования