Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Галущенко Влад - Ну, ты даешь...

Галущенко Влад - Ну, ты даешь...

 
Ну, ты даешь…
Объявление я увидел с другой стороны забора. Повезло мне, так как одна рука у меня была свободна. Ей бумажечку и сорвал. Моему дружбану Борьке никогда бы такое счастье не привалило. У него, ну, вы понимаете, когда он за заборчик по делу заходит, всегда обе руки заняты.
А писульку заборную я дома вместо вечерних новостей перед сном прочитал.
И сна напрочь лишился. Такое в бумажке завлекательное предложение делалось. Как специально для меня.
"Юношам, хорошим собою, предлагается половина фирменного капитала и доча в придачу за победу в конкурсе на звание самого сильного управляющего.
Администрация фирмы Бяикб (подробности прохода к месту соревнования на одноименном сайте)".
Я перед зеркалом пощупал бицепсы и полюбовался профилем. И хорош, и силен. Надо идти на этот, как его… кастинг. Полфирмы и дача на дороге не валяются. Писал бумажку не большой грамотей, вон сколько описок. Значит, шанс у меня стопроцентный. Сколько можно книжный магазин сторожить? Тем более, что на него, кроме меня, никто и не покушается. А я копиями картин уже всю дворницкую Борькину оклеил. Бумага прочная и блестит. Намного теплее стало.
В интернет-кафе нашли мне ребятки этот сайт и распечатали маршрутик на бумажку. Я и пошел по писаному.
Сначала названия знакомые были – "Гастроном №13", кафе "Пивное", завод ЖАБАИ, остановка "Конечная".
Потом маршрут в шагах пошел. "Тысячу шагов в сторону обгорелой сосны" - это я еще понял. А вот это что – "Шаг вперед и два назад – повторить пятьсот раз"? Прямо летка-енка какая-то. Так я до самого вечера протанцую.
Зеленое болото я нашел. От него надо было приставным шагом влево дойти до Клюквенной поляны. Оттуда раздался ухающий смех.
"Филин!", - подумал я. "Придурок–бокоход", - подумал леший. И оба были неправы.
Тропинка от Опятого пня привела меня на поляну Отдуванчиков. "Опять ошибка", - решил я. И опять был неправ. Перед огромной трехэтажной дачкой стояли измученные и вымазанные болотной зеленью претенденты на управляющего и шумно отдувались.
Перед ними на балкончике прохаживалась разряженная мадам. В смысле – без оружия.
-Толик – опаздываешь! – осуждающе гавкнула на меня красивая карга.
-Откуда знаешь меня?
-А у тебя ж, придурок, на беджике имя написано, - хитрая мадам и зрение у нее хорошее.
Ничего, за должность и такую дачку - я потерплю.
Дальше началось самое интересное.
-Господа претенденты. Первым лотом нашего соревновательного аукциона выставляется скипетр Главного Управляющего, - стервозная дама нервно вынула из кармана своего пышного платья метровый дубовый кол, украшенный высушенными майскими жуками.
Интересно, что еще она под юбкой прячет, кроме кривых ног? Меня так захватила эта сексапильная мысль, что я пропустил половину условий соревнования.
-Повторите, пожалуйста, я записываю, - ага, не один я такой озабоченный.
-Для особо тупых, повторяю! Чтобы стать обладателем скипетра, надо поймать в лесу и принести мне зайца с двумя хвостами. Срок – отсюда и до ужина. На старт, господа. Марш! – дама, заскрежетав юбками, скрылась внутри нехилой дачки.
Я облизнулся и не спеша пошел к краю поляны. Между стройными фигуристыми березками мелькнул пышным задом один из претендентов. Вы понимаете мои мысли после общения со столь аппетитной дамой.
Я еще раз пощупал бицепсы. Нет, по силе мышц равных я не увидел. А более шустрых, я здесь, на краю полянки подожду. Кто первый двуххвостого ушастика принесет, у того и отберу. А будет куражиться – еще и рыло начищу!
А теперь – пора отдохнуть и подкрепиться. Я разложил на носовом платке Борькин ужин. Ничего больше в холодильнике перед путешествием я не нашел.
Ждать пришлось долго. Я даже часок всхрапнул для ясности ума. Но ни одного отдувана среди березок не бегало. Это ж надо – зайца с двумя хвостами ей подавай! Вот бестия продувная!
Я тогда еще не знал, как был прав насчет владелицы дачи!
Борькины продукты уже переварились без остатка, а претендентов на управленческий престол все не было. Хотя нет, вон за пеньком кто-то шебуршится.
-Боже мой, как не стыдно, молодой чемодан! Да вы зверь, садист и мазохист в одной морде! – подкравшись, я увидел, как хлипкий четырехглазый студентик режет тупым ножом у изумленного до крайности зайца с вытаращенными от эротического угара глазами, пушистый хвостик надвое!
Ткнул его большим пальцем под кадык. Пусть поспит до утра и подумает, как нехорошо измываться над божьими тварями!
Хотя придумал он хитро! Я нежно взял за уши измученное риторическими вопросами животное и понес его к даче.
-Что, принес уже? – весело спросила искривленным от первача голосам дама, культурно икнув в ладошку.
-Не извольте беспокоиться – товар первый сорт! Как велено – с двумя хвостами и одной головой.
-Вижу, вижу, что хитер ты, да востер. А где же остальные, эти, как их…
-Халявщики? По лесам, матушка, разбежались, чужое имущество чтоб к рукам прибрать.
-А-то ты не такой? Все вы одного хотите. Все на мою дочу глаз положили.
-Я – нет. В борьбе, не жалея ничьей крови, борюсь и соревнуюсь. В честных рамках правилов.
-Видела я твои правила, - вот, опять обшиблась она. Теперь ударение не туда кинула.
Да, зрение у нее, однако!
-Мадам, позвольте култышку давешнюю мне передать, как честно завоеванную, потом и кровушкой политую.
-Ничего, пусть пока у меня полежит. Ей тут неплохо, - мадам похлопала по пышному подолу.
Это я понимаю. Даже немного завидую тому колу дубовому. Я бы тоже не прочь полежать на его месте, чем по лесам и болотам за студентами гоняться. Вон, палец до сих пор зудит!
-Задание на хитрость ты, будем считать, сполнил. А теперь силушку свою богатырскую к делу примени, - она отстегнула от платья брошку в виде топорика и кинула с балкона. – Это тебе в помощь будет. А задание простое. Мне с балкону ни хрена ширь морская не видна. Чтоб видна была волна – в лесу просека нужна. Чтобы была до утра в ентих зарослях дыра.
Мадам, уходя, так крутанула задом, что я застонал вместе с юбками.
-Матушка, но ведь до моря-то верст десять, - кричал я уже в пустую пасть двери.
Лежал до вечера, переваривая тощего, обжаренного на костре, теперь уже бесхвостого зайца. Шкурку я по-честному оставил студенту. Долго он что-то дрыхнет, бездельник. Ага, вроде шевелится.
-На, поешь, живодер!
-Не хочется, что-то. И горло болит. Простыл я.
-Ага, простыл. Воды холодной из козлиного копытца хлебнул. Я вот пиво пью, потому и здоров.
-А что сейчас – утро или вечер?
-Для тебя – утро, для меня – вечер. Ты от темы не уходи, студент. Ты мозги напрягай. Нам с тобой еще до утра вот этим топориком дорогу к свободе, к свету, прорубить надо. Иначе – обоим хана. Тебе – первому.
-А где свобода?
-На берегу моря.
-А так, без дороги – не пройдем?
-По этим-то кущерям? Не смеши мои пятки, студент. Твоя, кстати, очередь. Видишь, - я показал назад, на поляну, - сколь я уже вырубил.
-До утра этим – не успеть. Может, по-другому?
-Предлагай. На то тебе и голова, чтоб предлагать.
-А тебе?
-Не груби старшим. Что делать-то, будешь, сердешный, чтоб выжить?
-Спалю этот лес к чертовой матери, как раз и ветер в сторону моря, - головастый паренек начал чиркать спичками на краю поляны.
Сначала мне жарковато было, но ближе к утру, когда лес вокруг нас практически догорел, даже аппетит появился. И как всегда – невовремя. В туеске студента было пусто. Осталось надеяться на угощение мадам после славной победы.
Студента я к морю послал, за рыбкой. Это его проблемы, как он ее без крючка ловить будет. Смог лес сжечь, сможет и рыбку извлечь.
Мадам стояла на балконе в позе Ильи Муромца. Что она там выглядывает, корабль с прынцем под голубыми парусами?
-Так, я, извините за наглость, насчет палочки дубовой. С таракашками. Очень, знаете ли, не терпится мне к работе приступить. По управлению дачным имуществом и всем в нем содержащимся, - это я так тонко намекал на погреба с продуктовыми запасами.
У меня всегда настроение портится, если я не поем вовремя, пять раз в день. Прямо больной делаюсь. Недавно вот возле пельменной вижу – бабулька что-то розовенькое в рот сует. Вырвал, хрусть, а это ее протез оказался. Она не ела. Она только готовилась.
Мадам еще раз удивленно оглядела дымящиеся вокруг нас бывшие дремучие заросли. Понятно, что вдыхать еловый аромат приятней. Но сама велела. Море – вот оно, на горизонте. Плещется и жрать не просит. В отличии от меня.
-Ну, что ж, этот, как там тебя? Ах, да! Толик!
-Весь внимаю.
-Это ты, конечно, хорошую просеку устроил. Даже слишком. Море-то я вижу, но не буду же я каждый день по горелым пням ножки свои нежные по десять верст бить. Так и быть, признаю тебя победителем, ежели завтра утром мы с дачкой и дочкой проснемся на берегу изумрудного моря.
Я побрел к студенту в кручине. Неужели это я ошибся насчет дочки? Я-то на дачку рассчитывал в придачу к денежной должности. А мне грозят женитьбой с тещей-стервой вместо приданного!
Нет, так мы, студент, не договаривались.
-Толик, что ты так невесел, чего соплюшку повесил?
-Хватит издеваться, студент! Дело сурьезное.
-Что случилось?
-Раздумал я бороться за первое место. Так и быть – уступаю ветлу первенства тебе. Я линяю домой. А ты завтра, поутру, явишься к этой ведь… красе исписанной за наградой.
Студент радостно захихикал. Не знал он еще, что у меня и мозги – как мышцы!
Ежели я хорошенько напрягусь – и не такое из меня вылезает. Да! Помню, сдавал экзамен по физматам, ну, по физкультурным матам. А вы что подумали?
Про слова нехорошие? Значит, и у вас есть мышцы.
На следующий день я наблюдал за финалом соревнования. Рано утром студент, как заржавленный штык, стоял под балконом. Мне из-за пенька было видно, как он волновался.
-А Толик где? – мадам так наклонилась с балкона, что я без бинокля видел ее пупок.
-Сдался он на мою милость победителя.
-Какой же ты победитель, когда последнее задание Толик выполнил?
-Нет, мадам, лес сжечь – это моя идея и я ее, как видите, претворил в жизнь.
-Сжег, говоришь, мою дубравушку да еще со товарищами моими? – из парадной
двери с жестяным лязгом вышел худенький мужчина преклонного возраста. Судя по красным, воспаленным глазам – давно страдающий от давления. Надо ему при случае таблеточки присоветовать. – Да я тебя…
-Мадам, скажите этому старикашке, чтобы не вмешивался. Договор с вами подписывался.
-Врешь, смертный, на печати четко название нашей совместной фирмы написано – Бяикб.
-Коша, дорогой успокойся. Мужчинка не понимает. Накажем его за это. Лишим первой части приза, - женщина, треща юбками скрылась внутри дачи.
Через секунду она вывела из покоев свое драгоценное чадо под белой вуалью.
Но даже черный бархат не скрыл бы крючкастый длиннющий нос невесты и ее огромный горб.
Боже, как вовремя я проиграл турнир! От страха я задом, как рак, начал удаляться от стадиона несбывшихся надежд.
Вечером рассказал Борьке о проигранном матче. Он долго рассматривал брошку-топорик.
-Толик, а ведь это чистое золото!
Уже год варим суп из топора. Не верите? Заходите.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования