Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

НИИ СОИ - Зеленый сыр

НИИ СОИ - Зеленый сыр

 
Я выхожу на улицу, сажусь на скамейку, достаю пачку сигарет "Союз-Аполлон" и закуриваю. Вообще-то врачи запрещают, но сегодня особенный день. Можно позволить себе некоторые излишества. Я себе уже позволил грамм триста "Камю", извлеченного из сейфа вместе с пятеркой папок-регистраторов, красной коробочкой с орденами, любительским фото писателя Кастанеды, очками для чтения и наградным "ПМ". Эти немаловажные предметы теперь оттягивают мой потертый рыжий портфель. Остальное содержимое сейфа отправилось в превосходный японский шредер. Тот, кто займет мой кабинет, обнаружит в нем стерильную пустоту. Я считаю, что так правильно: пусть новая метла метет по-новому, а мертвецы пусть сами хоронят своих мертвецов. С сегодняшнего дня я – история…
Я курю и смотрю на здание НИИ Стратегических Оборонных Инициатив. Оно расположено в "спальном" районе Москвы, с виду - ничего примечательного. Три бежевых трехэтажных корпуса в окружении тополей, втиснутые между жилыми девятиэтажками и тихой улочкой – можно принять за поликлинику или школу, за вычетом обычной для подобных мест концентрации стариков или детей. Но это только фасад, видимость.
У нас с этим зданием много общего. Посмотрите на этого седого старичка в шапке-пирожке, в невзрачном темном пальто, в калошах, с потертым рыжим портфелем на коленках. Самое интересное в нем – то, что скрывается внутри. У него там двести два госсекрета и еще три разгаданных общемировых загадки.
Все самое интересное в НИИ СОИ расположено ниже уровня земли – пять подземных этажей, не считая одной из действующих станций Метро-2. Я проработал тут не один десяток лет. Было интересно. На такой работе никогда не покидает чувство новизны. Такое не приедается.
Но теперь пора поставить точку. Закрыть гештальт. Подвести итоги… И в моем портфеле припрятано верное средство.
 
***
 
Только ты можешь слышать мою душу, верно? Предательская чеширская ухмылка на ночном небосклоне.
Ох, Луна-Луна… Все началось с тебя. Главный символ тех романтических лет, главный приз в космической гонке. Мы вели по очкам: запустили первый спутник, первые вывели человека в космос. Да… Но в 1966-м мы потеряли Королёва, в 1968-м - Гагарина, в 1969-м американцы высадились на Луне. Космическую гонку на этом можно было считать законченной. Мы отстали. Могли бы отыграться на Марсе, но без Сергея Павловича и Юрия Алексеевича некому было дожать проект.
Сколько песен ты уже слышала, Луна? Воспевающих тебя, навеянных тобой… В конце 60-х, с отличием окончив истфак МГУ, я пришел в Контору, был полон энтузиазма, хотелось приключений. Думал, буду бродить по чужим неоновым проспектам, спрятав глаза за темными очками, лазать по чердакам с рацией, скакать по крышам движущихся поездов с пистолетом в руке. Но вышло иначе: я с детства был прирожденный классификатор - собирал марки, гербарий, фантики от конфет. Чем-то подобным пришлось заниматься и по работе: классификации, систематизации, бесконечные отчеты, бумажная волокита… Это было невероятно!
Сколько еще за века предстоит – там, в будущем, сломать копий из-за тебя, Луна, дурацкий кусок зеленого сыра? Тот приснопамятный исследовательский проект НАСА так и назывался: "Мун Чиз". Работали по образцам, которые привез "Аполлон" - одиннадцатый, первый из девяти. Да, всего их было девять, а не семь. Но это другая история… Под тем же названием - "Мун Чиз" - проект довольно скоро перешел в юрисдикцию Лэнгли. Первая информация о нем просочилась к нам в 74-м. Контора сразу навострила ушки: подключили наше, Девятнадцатое управление. Только у нас были ребята, способные раскусить самую ловкую "дезу", расколоть самую крепко сбитую "липу". Секрет был в том, что через "девятнашку" заокеанская липа с дезой шли тоннами. Но и в этом пенном потоке можно было выловить крупицы золота.
Эх, Луна-Луна…
Пересечет ли небо, чтобы достигнуть тебя, Луна-мечта, набитый туристами первый прогулочный звездолет? Когда? Когда вновь обратим к тебе свои взгляды? Устроим ли мы на твоей неровной поверхности перевалочную базу для дальнейшей космической экспансии? Или так и погрязнем в море бесполезных лайков, спама и срачей, уткнувшись носами в айфоны и ноуты, безуспешно глуша тревожность и мнительность, пока призрак третьей мировой снова гуляет по твоей, Луна-лгунья, извечной подружке-Земле… В те годы хватало тревожности и мнительности, но мы верили, что делаем нечто выдающееся. Вносим свой вклад в построение светлейшего и счастливейшего из миров. Главным был у нас капитан Алтухин, улыбчивый краснощекий богатырь. Еще был стройный и загадочный Истомин, крупный спец по психологии. И "Дядя Степа" Тучевой – биолог и химик, двухметровый дамский угодник, КМС по баскетболу. И загадочная Драбанова, психоделическая богиня, медиум и экстрасенс. Обаятельный молчун, альпинист, физик Горянин. Полиглот и криптограф Молниевич, большой оригинал и космополит. Спец по уфологии, медитативным практикам и ориентальной культуре Шегай. И я, Павел Борисович Квасников, систематизатор, сшиватель нарратива, летописец и библиограф наших похождений. Мы были как команда ренессансных супергероев. Подростки-ниндзя-мутанты с красными корочками в карманах строгих пиджаков. Мы были Дрим Тим.
Гавань для поэтов, которые не записывают своих стихов. Пристань для художников, сжегших свои холсты. Конечная цель для целеустремленно шагающей по карнизу сомнамбулы в колпаке и пеньюаре. Ты, Луна… Все началось с ничем не примечательного сотрудника НАСА Берстайна, который отправился в отпуск в леса штата Мэн. Парню вздумалось поупражняться с дровами и бензопилой, поиграть в лесоруба. В итоге, неожиданного для самого себя, превратил сосновое полено в мини-копию головы Авраама Линкольна с барельефа на горе Рашмор. Представляете? Открыл в себе ранее неведомый Дар… Сперва на это никто не обратил внимания.
Мы часто теряем голову, сталкиваясь с необъяснимым. Отрицаем, гневаемся, торгуемся, грустим… Сперва американцы просто не верили, что тут есть система. Даже когда глава проекта "Мун Чиз" Стэнтон решил приделать в собственном подвале полочку для инструментов, вбил сперва один гвоздь, потом второй, потом третий… И забивал гвозди до тех пор, пока у него не получился гиперреалистичный портрет актрисы Люсиль Болл. Во всю стену. В технике пуантилизма. Из шляпок гвоздей.
Ты слышишь вздохи тех, кто жаждет, Луна? Настоящей Правды, единственной Истины… В 1974-м, когда Берстайн и Стэнтон, счастливые первопроходцы, уже уволились из рядов, когда один выпиливал бензопилой президентов в своей хижине в штате Мэн, а второй фигачил из гвоздей портреты звезд ситкомов, до нас дошли первые слухи про "Мун Чиз". Было решено организовать Изъятие. К делу подключили нашего "крота", проходившего под кличкой "Кристина". С начала 60-х он заседал в самом сердце Буржуинства, просеивая решетом всю топ-сикрет документацию. Его так никто и не раскрыл, даже когда все окончательно развалилось. Парень был супер-профи. Возможно, он и сейчас где-то там. Продолжает работать, только теперь уже на самого себя, потому что страны, которой он присягал, больше не существует… Но это неважно. Важно то, что благодаря "Кристине" мы получили первичный Образец.
О тебе мечтает каждая душа, Луна. О том, что ты можешь подарить. И не единая живая душа не должна знать об этом. Так решили Теневые Демиурги. Мрачные кукловоды, которые двигают вперед историю. Утечка, которую устроила "Кристина", была первой ласточкой. Ее никто не заметил. По-настоящему в Лэнгли напряглись, когда выяснилось, что "Мун Чиз" синтезировал Картель Руффо, на тот момент - ведущий из мексиканских. Причем никого не удивило, откуда в самом сердце джунглей оказались необходимые лаборатории и оборудование. Разбесило, что решили кинуть партнеров. Началось такое рубилово, счет в котором пошел уже не на десятки, а на сотни… Но со времен Кеннеди и Лютера Кинга эти ребята поднаторели в заметании следов и застирывании кровищи.
Луна, которая смотрит сейчас и слушает... Твой главный подарок нам - продукт "Мецтли". Снтетический нейрокатализатор континуозного действия. Так же известный как "зеленый сыр", "лунный сыр", "отмычка", "ребут", "свет зари", "муза", "вскрывашка", "рулетка", "куэзо верде", "альба люкс", "йейчу найлао" и т.д. и т.п… Но чаще всего просто: "зелёное". Самая убойная наркота на свете. Штырит только один раз, зато не отпускает потом до самого конца. Абсолютное эйфория. Цены на "зелёное" были просто баснословные. Но тот, кому это было действительно необходимо, готов был раскошелиться. Князья мира сего обеспокоились – сами, конечно, и не думали пробовать – кому захочется узнать, что на самом деле власть не для тебя, что твоя главная фишка – скрапбукинг или составление икебан. Началась война – незримая, беспощадная, тайная… Рецептура мецтли упокоилась в глубинах бункеров Зоны-51, на выжженных прогалинах посреди джунглей – всё, что осталось от тайных владений картеля Руффо. Ничего не осталось, да?
Только ты можешь слышать мою душу. Верно, Луна? В 1985-м нашу группу в полном составе из "Девятнашки" перевели под крыло НИИ СОИ, в Архивный Сектор – нам сливали всякую странную хрень и необъяснимую пежотину с целью установить перспективы ее использования для достижения паритета в гонке вооружений. Над "Зеленым сыром" мы бились долго. Сперва вообще не понимали, в чем там с ним закавыка? Почему Условный Противник так взбеленился? Ничего подобного не происходило с хмурым, кокосом и кислотой, что же их так таращит с этого мецтли?
Ты - Храм времени, Луна, узкий путь истины, свет моего сердца… Луна-гадина. Злобная рептилия. Ты перехитрила нас всех. Князья мира сего обеспокоились, конечно, но слишком поздно. Сперва они просто не успели ничего понять, слишком быстро развивались события. Замдиректора Вильямс разнес себе череп из охотничьего ружья. Профессор Хитклифф вскрылся в ванной. Сандстром шагнул с табурета с прыгалками на шее. Миллер на кабриолете "Порш" на трехстах километрах в час встретился с опорой железнодорожного моста… Кому нужна пандемия немотивированных самоубийств? Пожалуй, нет. А нашествие людей, занятых действительно любимым делом – бесполезных бумагомарак, художников-пачкунов, рукоделкиных и вязальщиц, способных посвятить любимому делу ВСЮ свою жизнь без остатка? Да ты что, Луна, издеваешься, а работать кто будет?!
Любовь скрывает боль огнём, пылающим в душе... На своем веку я повидал многое. В многочисленных командировках я побывал в джунглях и во льдах, в тайге и в пустыне. Я гладил снежного человека, я коммуницировал с разумной грибницей, я камлал с якутскими шаманами, я участвовал во вскрытии пришельца, я даже помогал его откачивать, когда он внезапно пробудился из комы. Я видел гомельского голема, елоховскую ехидну, дивногорское диво и тверского тресковника. Из всех деловых поездок по Союзу особенно понравилась Земля Санникова – красивое место, жаль только нестабильное в хронопотоке. С 1971-го у нас там база. Возможно, она там до сих пор… Но это другая история. Я хочу сказать, я действительно повидал многое, но мецтли - это была совершенно особенная хренотень…
Ты, Луна, всегда показываешься только наполовину, точь-в-точь как мы. Удачный синтез нам впервые удалось провести в 1989-м, когда всё уже шаталось и трещало по швам. А дальше понеслось… Одышливый толстощекий генерал Алтухин выстрелил себе в висок из наградного "макарова". Такого же, к слову сказать, как мой собственный, и врученного за то же самое. Истомин, костлявый и дерганый, похожий на вампирского графа, выпрыгнул из окна министерского кабинета. Пожилой верзила-бабник Тучевой отошел от дел и занялся мыловарением, его главный хит – карамельно-яблочное мыло, такое красивое, что хочется откусить. Ведьма Драбанова плетет фигурки козлят и коньков из соломы – пользуются бешеным спросом на "ибэй". Горянин, окончательно перестав разговаривать, не вернулся из своей сотой вылазки на Эльбрус. Съехавший антисоветчик Молниевич в своем космополитизме дошел до того, что свалил в Мексику, и там, по слухам, занялся узорным плетением Уичоли. Шегай завязал с уфологией и лепит из глины кривобокие, но очень актуальные горшки. Мы потеряли связь с Землей Санникова и с "Кристиной". Мы законсервировали Знаменск-четырнадцать, и, для страховки, Знаменск-тринадцать и Знаменск-двенадцать. Наконец, мы заморозили проект "Зеленое". Действовали строго по инструкции, без дураков. Уничтожили все образцы. Абсолютно все. Все до единого, так точно. Ведь да же, товарищ Квасников, большой босс и живая легенда 19-го Управления и НИИ СОИ, въедливый злобный старикашка, архивная мумия?
Мы - ангелы из глины, которые не могут летать. Мы всего лишь люди.
У нас души из бумаги, которые сгорают в миг. Мы ищем свое призвание. Мы не находим своего призвания. Сходим с ума. Гибнем.
У нас вместо сердец опавшие листья. Но если мы находим то, что по-настоящему наше, то, ради чего мы рождены, это не отпускает до самого конца.
Наши мечты – воздушные замки. Иногда их просто разносит в пыль. И попробуй, докажи, что в деле было замешано "зелёное"?
Мы дети Земли, мы твои дети. Просто, понимаешь, мы очень любопытные.
Свет зари, богиня моя, молчаливая богиня! Только ты можешь разгадать меня. И теперь я тоже готов открыться тебе, Луна-мудрец, Луна-всезнайка.
 
***
 
Я сижу один в своей холостяцкой квартирке, за рабочим столом. На нем только рюмка, фляжка "Камю", очки для чтения, стопка папок из моего рабочего сейфа и наградной "ПМ". Еще на нем черно-белая фотография Кастанеды: смазанная, нечеткая и обрезанная. На плече у Карлоса по-приятельски лежит чья-то рука. Это моя рука. Кабинет забит книгами и сувенирной чепухой, но это фото – первое и единственное. Никаких фотографий в рамочках, никаких памятных альбомов, ничего действительно моего. Ничто не указывает на личность владельца, некоего П.Б. Квасникова. Если это, конечно, мои настоящие инициалы и фамилия…
У меня когда-то была семья, где-то сейчас подрастают внуки. На совершеннолетие их ждет небольшой презент с некоторым количеством нулей от дедушки, которого они никогда не видели. Но я никогда не был склонен к ностальгии. Работа всегда была на первом месте.
Теперь, когда я на пенсии, могу позволить себе одну-единственную маленькую слабость. Во всем виновато любопытство. Я просто не смог удержаться, простите, товарищи. Дело не в предательстве корпоративной этики и не в измене присяге. Все дело в любопытстве. Тем более, будем честны: мецтли не вполне отчетливо вписывается в категории нравственных догматов и служебного долга.
Я достаю из портфеля и верчу в пальцах запаянную ампулу с мелкими бледно-зелеными гранулами. Кладу ее на стол рядом с пистолетом.
Интересно, что из этого выйдет? Если нам дано как-то предугадать в себе скрытый талант, забытое истинное предназначение, погребенное под слоями наносного, лишнего, внешнего… Я бы, пожалуй, ставил на фантастику. Всегда мечтал стать писателем, писать какой-нибудь отвязный сайфай-трэш, палп-фикшен, "макулатуру", но не хватало фантазии и усидчивости. Теперь, если все пройдет, как полагается, фантазия мне и не понадобится – романного материала мне хватит на годы. Он весь тут, в этих папках. Полтергейст в Ясной Поляне? Елоховская ехидна? Нашествие зомби на село Жнецово? Дивногорское диво? "Кукурузное" дело и круги на полях в Курской области? Тверской тресковник? Крушение НЛО возле Дреминска? Туруханский снежный человек? Голем из Гомеля? Пожалуй, с этого мы могли бы начать…
А может, вовсе и не фантастика мне уготована – может из меня выйдет кондитер-декоратор или мастер мокрого валяния? Может, мое истинное призвание в том, чтобы рисовать котят кофейной пенкой? В ажурной резьбе по арбузам? В литье оловянных солдатиков? В кинетических инсталляциях из ржавого железа? В микро-росписи по крыльям бабочек? В коллажах из магнитной ленты старых аудиокассет? Ну, скоро узнаем.
А если нет… Если ничего там, внутри, нет, и никогда не было – то вот он, "макаров", даже не придется вставать с кресла…
Ладно, пора… Теперь я точно готов. Последняя сигарета и пора в путь. Все будет проще простого: я выпью на посошок рюмку "Камю", выдохну и закушу коньяк зеленым сыром.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования