Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

PaulQ - Дальний разведчик

PaulQ - Дальний разведчик

 
Серый бетонный пол ангара по площади был в два раза больше плаца летного училища – порядка тридцати гектар. Небольшой белый звездолет стоял строго по центру желтой разметки посадочной площадки. Прячущиеся вдоль стен техника космодрома и остальные летающие машины видны были плохо, поскольку освещение ангара было естественным. Прозрачная крыша открылась на сорокаметровой высоте, пропустила садящийся борт и встала на место. Воздух Селины пока не соответствовала требованиям длительного безопасного дыхания без средств защиты. Атмосферные заводы старались во всю, но до завершения их деятельности, людям приходилось изолировать свои помещения от окружающей среды.
Пятеро стажеров выпускного курса летного училища в новеньких синих комбинезонах потерянно стояли у трапа прибывшего корабля. Хорошо еще личных вещей было немного – по маленькому чемоданчику. От кормы раздавался механический шум. Там шла автоматическая разгрузка трюма звездолета. Из-за солнечного ветра межзвездный переход с Терры на Селину был закрыт два дня. И открылся совершенно неожиданно. Почтовый корабль с пассажирами пропихнули в первую очередь. Без предварительного согласования. На то и курьерская почта, чтобы использовать любую возможность для быстрой доставки.
Встречать курсантов успел прибыть только местный техник. Пожилой мужик с улыбчивым лицом в рабочем комбинезоне. Его имя, произнесённое тихо, как-то не задержалось в памяти прибывших. А вот отчество задержалось. Семеныч! По всему выходило, что он на отчество и привык отзываться. Настоящий Семеныч. Даже кепку имел. Кепка изначально была, скорее всего, белая. Но в виду постоянного ношения приобрела цвет серо-бур-малиновый в искрящуюся стружкой крапинку. А еще у него были черные глаза. То есть не все черные. Просто радужка имела настолько темный оттенок, что зрачок с ней сливался. В ожидании прибытия более высокого начальства, Семеныч завел разговор о будущем пятерки.
- Ну чего, караси. Буду учить вас копаться в реакторах.
- Нас, вообще-то на летную стажировку направили. – сказал высокий курсант по имени Игорь.
- Не, Игорек. – у Семеныча оказалась отличная память на имена. – У нас тут обслуги мало. Все, что налетаешь, сам же чинить и будешь!
- Да что мы тут начиним?
- Опыт начините. Для многолетней экспедиции. Вы же хотите заглянуть за горизонт?
- Какой многолетней? – спросил курсант, ростом пониже остальных. - Это раньше от звезды к звезде люди на субсветовой годами летали. Сейчас автомат довез маяк и прыгай.
- Правильно говоришь, Робин! – согласился техник. - Вот только есть одна заковыка.
- Заковыка?
- Вон, видишь – звезда. – Семеныч ткнул указательным пальцем в прозрачный щит с белесыми разводами. – Ладно, не видишь. Так вот там есть звезда по имени Аксион. От Славы до нее всего полтора световых года будет.
- И что?
- Лет двадцать назад запустили туда беспилотник с маяком. Он пять лет до нее добирался. А возвратный модуль – ку-ку. Исчез в прыжке.
- А как тогда узнали, что он вообще долетел?
- Так аккурат через шесть с половиной лет сигнал от маяка долетел. Дескать, все в порядке. Установлен и функционирую штатно. Проверили – все верно. Маяк есть, а возврата – нет.
- Так, значит, туда еще аппараты посылали? –спросил еще один курсант.
- А как же, Стас. Раз пять прыжковые роботы отправлялись.
- И что?
- А каждый раз через полтора года после запуска от маяка отчет приходил. Робот прибыл – все в порядке, робот убыл и тю-тю.
- Погодите! – остановил техника невысокий Робин. - Туда же космонавт летал!
- Во-во. – сказал Семеныч. - Нашелся один псих по имени Кор. Решился прыгнуть. Хорошо еще сообразил взять корабль с субсветовым движком. Он там год просидел, выясняя, в чем дело. Все вроде в порядке. А как подлетает к прыжковой зоне, так его от страха выворачивать начинает.
- От страха? – удивился Стас.
Семеныч кивнул и продолжил.
- А еще говорил, когда хорошо сидели, отмечая его восстановление, что, когда он подлетал, у знака перехода на его навигационном планшете появлялась надпись: "Вход открыт". И все. Никаких там: "Переход на Славу" или "Переход на ТуЛанг".
- Не! – сказал Робин. - В планшете нет таких оповещений. Вообще!
- Потому Бовинов никому на комиссии и не трепался. Ни о страхе, ни о глюках. Только о технических неисправностях. А то в психушку по-настоящему засунут. Короче, развернул Кор звездолет домой, перешел на субсветовую, лег в анабиоз и за пять лет долетел до родимой базы. Потом еще два года восстанавливал документы. Его же признали погибшим. Даже памятник отгрохали.
- И что с ним потом сделали? – спросил Стас.
- Списали в учебный корпус.
- Памятник?
- Не. Памятник оставили. Все равно Кор когда-нибудь. – Тол сделал круг указательным пальцем правой руки и ткнул им вверх. - Да вы должны были каждый день видеть. Памятник дальним разведчикам. Он на вашем плацу небо подпирает.
- Так на нем же другое имя! – удивился очередной курсант.
- Петя! На маяк этот еще один прыгнул. – техник вздохнул. – В общем на памятнике теперь его фамилия выбита.
Болтунов накрыла тень крупного человека в форме.
- Таак! – у подошедшего были генеральские погоны и знакомое лицо, как у памятника. - Что, Семеныч. Опять молодёжь пугаешь?
- Как можно, товарищ Бовинов?! – возмутился техник. – Описываю ситуацию с курсом развития ремонтных навыков.
- Это хорошо.
- Товарищ генерал. – обратился Робин. – А это правда, что с Аксиона нельзя прыжком вернуться?
- Как это нельзя?
- Так ведь Стронг же погиб…
- Ты что по истории исследований космоса получил? – спросил в свою очередь генерал. И, не дожидаясь ответа от покрасневшего курсанта, продолжил. – У Армова вышел из строя датчик кислорода. Течь прозевал и задохнулся. Так что учите матчасть!
Курсанты выпрямились.
- Есть. Товарищ генерал!
- Вольно! Завтра проверю, какие из вас летуны.
 
Полеты оказались невероятно интересным занятием. За каждым курсантом был закреплен индивидуальный "Стриж" - новейший малый корабль межзвездного класса. После одного на троих учебного ВР-12 это казалось сказкой. Пятеро курсантов порадовались, что сумели получить в последнюю сессию высокие баллы по основным предметам.
Звездолетики имели все для посадки на атмосферные планеты. Но и в безвоздушном пространстве вели себя уверенно. Пилотировать их было одно удовольствие. Реактор с двигательной установкой позволяли достигать субсветовой скорости. А уж тридцать тысяч километров в секунду курсантам разрешено было набрать уже после пяти тренировочных полетов. Правда под контролем, сидящего в соседнем кресле, генерала или его заместителя.
Кроме того, на внешней подвеске - "под килем", как выразился Семеныч, - можно было таскать транспортные контейнеры, во много раз превышающие объем самого звездолета. Но это в теории. На практике стажеры пока отрабатывали только простейшие маневры.
Впрочем, это не помешало сфоткаться на фоне новенького сверкающего аппарата, и отправить снимок родным. Младшая сестра Стаса сразу же выложила в сети новость об успехах брата. Новость прочитал генерал, рассмотрел на "Стриже" грязное пятно и приказал курсанту вымыть вручную не только крылатую машину, но даже пол под ней. Семеныч на правах старшего настрогал в ведро целый кусок хозяйственного мыла.
Перед отбоем молодые пилоты делились восторгами от полетов и высказывали предположения о своей дальнейшей карьере. Ведь недаром же они проходили практику на одном из пограничных космодромов. Дальше Селии летали только роботы. И недалеко.
На пятый день они, наконец, совершили межзвездный переход с Селии на научную станцию у ближайшей звезды - Альфы Гребешка. Под усиленным контролем автоматики, но самостоятельно. Вечером Кор Бовинов собрал в своем кабинете курсантов для важного сообщения. Генерал занял кресло во главе стола и торжественно начал.
- Вас, конечно, интересует. Почему вы проходите практику на новейших кораблях. Да, конечно, "Стриж" - это замечательный курьерский звездолет. И все перевозчики крайне заинтересованы, чтобы на них летали лучшие пилоты. Вы ведь будете лучшими?
Генерал строго посмотрел на курсантов.
- Так точно! - Прозвучало в ответ.
Бовинов улыбнулся и продолжил.
- Курьерские услуги вещь нужная и полезная для всех. Но на вас есть более интересные планы.
Генерал нажал кнопку на пульте перед собой. Над столом загорелась голограмма знакомого сектора галактики. В центре ярко горела синяя точка с надписью Терра.
- Человечество Терры давно вышло из своей колыбели. Мы побывали на десятке звезд. Слава и ЛуТанг уже стали обжитыми планетами. Селия и Закинтос на пути к этому. Пришло время идти дальше. Провести дальнюю разведку. Есть такая звезда – Анкиум. До этой звезды от Селии чуть больше трех световых лет. Главное же то, что наши ученые установили наличие у нее планет с атмосферой.
Робин поднял руку.
- Давай, говори. – разрешил Кор.
- Так это еще лет пятьдесят назад установили, что планеты класса Терра у Анкиума есть. – сказал Робин.
- Даже раньше. Потому и назвали Анкиум. Как локоть – близко, а не укусишь. Но теперь все изменится. На Селине построен большой космодром. А десять лет назад к Анкиуму запустили автоматическую станцию с маяком. Скоро она пришлет возвращаемый модуль по системе нуль-перехода. К расчетному времени прибытия должен быть готов исследовательский корабль. – среди звезд на голограмме появился большой вытянутый звездолет. Генерал принял официальный строгий вид и продолжил. - После сдачи выпускных экзаменов, вам будет предоставлена высокая честь, участвовать в конкурсе на членство в экипаже "Неустрашимого".
 
Восторг курсантов был ожидаемый. Все-таки возможность заглянуть за горизонт – штука куда круче курьерской службы. Но Стасу не давала покоя байка Семеныча об Аксионе. На следующий день, во время планового обслуживания своего "Стрижа", он спросил хитрого техника.
- Семеныч! А чего вы нас пугали, что с Аксиона никто прыжком не возвращался?
- А ты как прыжок переносишь, стажер. Нормально? Тошнить не начинает?
- Да нормально. Волна прошла и все. Это Игорь с Робином жаловались. Но и они, вроде, прилетались.
- Ну, и ладушки. – голова Семеныча исчезла внутри "Стрижа"
Стас подождал немного и опять начал приставать.
- С Аксиона по-другому было?
Семеныч вылез наружу. Посмотрел внимательно на "Любопытную Варвару".
- Видишь ли стажер. – техник пожевал нижнюю губу. - Мы все пришли с Терры. Так?
- Так.
- От Терры до Славы двадцать пять световых. Так?
- Так.
- А сколько от Терры до Селины?
Стас задумался, вспоминая учебник.
- Было семь автоматов. Каждый на парсек. Получается семь парсек с небольшим.
- То есть двадцать четыре световых.
- И что?
- А то, что есть слушок нехороший. Дескать, болото, в котором мы квакаем и прыгаем – это двадцать пять световых от родины человечества. А дальше – ку-ку.
- Что значит ку-ку.
- Ты знаешь, почему Стронг Армов задохнулся?
- Утечка была…
- Утечка! – Семеныч криво усмехнулся. – Его от Аксиона переход не к Славе вывел. А еще на год дальше. Вот и не хватило кислорода. Сечешь?
- Дда… - Стасу как-то сразу стало интересно предложение работать курьером.
- Ладно. Не дрефь! На "Неустрашимом" и запасов на сто лет будет. И реакторы, помощнее, чем на "Стриже". Хотя и на "Стриже" сто лет проработает. Особенно, если ты молоток в руках держать научишься. – Семеныч усмехнулся. Черные глаза стрельнули через полуприкрытые веки. - Что, пилот! Будешь дальним разведчиком?
- Я подумаю.
- Ну, думай!
Техник в очередной раз вздохнул и посмотрел на законсервированный резервный космоплан древней постройки. Толстенное веретено с двумя трубами двигателей по бокам. С кучей датчиков и сложенными модулями солнечных батарей на внешней подвеске. Явно не атмосферник. Стажер всегда считал его экспонатом для будущего музея.
- Нужна помощь? – спросил Стас.
- А давай! – вдруг согласился Семеныч. – Распоряжение поступило. Обновить ему часть оборудования. А то этот резервный скоро летать не сможет по новым протоколам.
Они подошли к старичку и начали разборку навигационного блока. У Стаса создалось ощущение, что лет десять до машины руки ни у кого не доходили. Настолько туго поддавались внешние панели. Поэтому, добираясь до пеленгатора, он приложил лишнее усилие. В результате на маркировочной панельке появилась свежая царапина. Стас быстро мазанул по ней испачканным в смазке пальцем. Хорошо, что Семеныч не заметил. Дальше стажер работал значительно аккуратнее.
Наконец старые приборы заняли место на тележке техника, а новые в чреве звездолета.
- Во! Теперь на нем можно шарашить, пока кислорода хватит! – Семеныч хлопнул рукой по корпусу и скомандовал помощнику. – Давай, дуй на ужин!
Стажер ушел на вечерний прием пищи. К технику подошел будущий капитан "Неустрашимого".
- Все пугаешь? – спросил Кор.
- Если они здесь в штаны наложат, то клизьму получат и всех делов. А если там? – Семеныч по привычке ткнул пальцем в купол ангара. – Пусть заранее отбоятся.
 
В качестве практики курсантов попросили совершить по паре курьерских перелетов от Селины до Терры и обратно. Задача оказалась не простой. Требовалось заполнять кучи документов и тщательно контролировать перевозимый груз. Ведь масса у контейнеров много выше, чем у "Стрижей". То еще веселье, работать погрузчиком. Перетянул чуть ускорение, и убыток на два месячных содержания. Игорь, так сразу отказался. Чуть не час генерала уламывал. Остальные колебались. А Стас решил рискнуть. За успешное выполнение полагалась приличное вознаграждение. Да и опыт, какой-никакой.
Напрасно рискнул. После успешной доставки груза на Терру, в него клещами вцепились транспортные компании, предлагая всю оставшуюся стажировку на "Стриже" заниматься перевозками. Оплату они сулили фантастическую для только что испеченного специалиста. Да и на последующее трудоустройство намекали. Но как же мечта о звездах? О новых мирах.
Стас обещал подумать, а вместо этого добрался, наконец, до родного дома. Чем несказанно порадовал родителей и младшую сестру. Начальство было не против, наградив суточным отпуском за успешный перелет со стотонным контейнером. После праздничного ужина будущий пилот валялся на диване и смотрел на планшете любимые странички.
Вдруг вверху экрана замигал баннер экстренных новостей космофлота. Стас ткнул на него пальцем и присвистнул. Вот это новость! То, что они ждали с замиранием сердца, случилось! От Анкиума прибыл возвратный прыжковый модуль. Стас быстро развернул на весь экран окно видео. Диктор бодро рапортовал.
- Генерал Кор Бовинов лично вылетел на новейшем космоплане "Стриж" и доставил прибывший модуль на космодром Селии. Осмотр подтвердил, что аппарат прибыл неповрежденным.
Весь экран заполнила серая металлическая поверхность с люком посередине. Затем люк открыли и корреспонденту продемонстрировали внутренности аппарата. Стас замер.
Диктор продолжал заливаться соловьем. Но стажер его уже не слышал. Перед глазами стояла случайно попавшая в кадр панелька с царапиной. Той самой, которую он поставил две недели назад, помогая Семенычу.
Потом началось интервью с генералом Бовиновым. Стас выключил планшет.
Все ясно! "Неустрашимый" обязательно полетит на Анкиум. Но вернется не через год или два. А, как и сказал Семеныч. Через сто лет!
Их предупреждали об опасностях. О возможных трудностях. Даже о геройской гибели. Но одно дело вероятности этих событий. И совсем другое: точное знание, что прямой дороги домой нет. Что. Когда вернешься ни родных, ни друзей в живых не останется.
Предложение поработать курьером в качестве стажерской практики Стас принял не задумываясь. Если зарекомендовать себя, то можно будет спокойно отказаться от вакансии дальнего разведчика с билетом в один конец.
 
Начались будни дальнобойщика. Как оказалось, мелкие посылки обычно доставлялись почтовыми роботами. А вот стажера припрягали исключительно на контейнерные перевозки. "Стриж" все больше напоминал пилоту маму-кенгуру. Постоянные прыжки с набитым карманом.
Стасу, порой, хотелось поверить, что царапина ему померещилась. Но как забыть тоскливый взгляд техника на старинный космоплан, из которого изъяли раритетный пеленгатор?
Были у контейнеров и плюсы. В смысле пустые места. В них можно было рассовать дополнительный груз. И получить за него чаевые. Второй месяц практики подходил к концу. Молодой пилот пообтерся. Обзавелся небольшой постоянной клиентурой. И, как это полагается, расслабился. За что и получил аврал.
 
- Стас! Спасай! У меня горит доставка на Славу. – Пангель, представитель конторы, занимающейся поставками всего, что связано с сельским хозяйством прибежал к в ангар нему с выпученными глазами.
- Так вроде переход закрыт на несколько дней. – заметил грузовоз. - У меня все заказы отложены.
- Не закрыт! Будет закрыт через два часа. С твоим движком как раз успеешь перебросить контейнер.
- И что у тебя в контейнере?
- Теплица.
- Чего? – Стас засмеялся.
- Это система пустынного биоценоза! Кактусы, освещение, вода и прочая лабуда. В десять рядов. Вот, посмотри.
Пангель протянул планшет. На экран была выведена картинка со следящей камеры. Множество приплюснутых шаровидных созданий занимало всю видимую площадь. Самое смешное, что колючек у них не было. Как и резких ребер. Зато на макушках большинства зеленых голов торчали бутоны с нежно розовыми лепестками.
- А где колючки? – поинтересовался Стас.
- Да это особый сорт вывели. Чтобы не колоться. Плачу двойную ставку.
И Стас взял заказ. Но пока контейнер оформили и прицепили, два часа почти вышли.
Точка прыжковой зоны на навигационном планшете начала уменьшать яркость.
- Успею! – Стас врубил движок на полную мощность.
Циферки расстояния до цели слились в белесые облачка. Волна!
"Стриж" вынырнул у внешнего маяка Славы, так и не выключив маршевые двигатели. В результате вместо плавного перемещения из зоны прибытия за счет гашения финишной сферы, понесся прочь пробкой из встряхнутой бутылки шампанского. Чем, естественно, привлек внимание таможенной службы. Ответить на вызов Стас сумел, только погасив скорость.
- Космолет "Стриж". Стас Ровкин. Прием!
- Прием-прием, торопыга. Капитан Груздев. – представился появившийся на экране человек в форме. – Куда спешим?
Стас начал объяснение про бурю на Терре, про закрытие перехода. Капитан покивал. А потом запросил доступ к камерам теплицы. После чего резко повеселел.
- Такс. Твой груз тянет на пять лет в рудниках Закинтоса.
- Это всего лишь кактусы! – пилот "Стрижа" выскочил из кресла.
- Ага! Не вешай мне лапшу. Это Лофофо?ра новус. Кратко - Пейот. Это не растения, а наркотики. Ты, влип по клотик грота. – Груздев повернулся к невидимому собеседнику. - Целый контейнер дури!
- Вы меня ждали?
- Лети к нам – потолкуем. – офицер опять смотрел в камеру.
Стас задергался. В голове вспыхнули строки учебника права. Он его пытался штудировать на прошедшей сессии. Как оказалось, кое-что осталось. Пилот-стажер выдохнул в микрофон.
- Согласно навигационному кодексу, вы не имеете права меня задерживать вне секторов планет и прыжковых зон.
- Верно, сечешь! – рассмеялся Груздев. - Только куда ты денешься? Прыгнешь на ТуЛанг? Так там за наркоту тебя повесят. А больше некуда. Столица еще три дня будет без доступа.
- Я подумаю!
-Ну, удачного мышления! Не забудь явиться с повинной, когда кислород кончаться будет.
Несостоявшийся коммерсант плюхнулся в кресло за пультом управления. Все. Отлетался. А если не дергаться? Пересидеть бурю. Вернуться на Терру и разобраться с Пангелем. Он посмотрел на уровень кислорода. На три дня не хватит. Даже, если перестать волноваться и дышать тихо-тихо. Где бы разжиться?
- Ха!
Стас посмотрел еще раз на картинку из теплицы. Кактусы – это растения! А растения делают кислород.
Работа закипела. Нужно было аккуратно соединить системы вентиляции "Стрижа" и теплицы. Вот где пригодились уроки Семеныча. Плюс навыки использования внешнего манипулятора – руки. За час получилась надежная конструкция. Не разорвешь.
Стас заглянул в рубку проверить показатели герметичности. И по вбитой в головы курсантов привычке быстро осмотрел приборную панель.
На экране контроля задней полусферы горела зеленая точка. Текст рядом с ней означал, что к "Стрижу" направляется таможенный буксир. Стас немедленно вызвал его по радиосвязи. Капитан Груздев подтвердил, что буксир летит за контрабандой.
- Извини, малец, но тебе не повезло. Нам приказали притащить твой борт за ноздрю. Готовь швартовые.
- На каком основании?
- Твой борт – из учебки. А никаких заданий, требующих его присутствия у Славы, мы не обнаружили. Значит, ты его используешь незаконно.
- Вы вскрыли мой бортовой компьютер?
- Хватило навигатора! Так что не рыпайся!
Блин!!! Перспективочка. Либо он сдается Груздеву и получает свои пять лет колонии и судьбу разнорабочего. Либо что?
Стас посмотрел на навигационный планшет. Тот не показывал ничего. Вскрыли и заблокировали. Хотя… Стажер вспомнил, как Семеныч объяснял подключение планшета к главному процессору с отключенным приемником внешнего управления. Техник потратил на это секунд сорок. Стас уложился в три минуты. Путаясь в разъемах и проводах, он еле успел до подлета буксира. Но успел.
Значок маяка Славы ярко загорелся на экране. Точки трех прыжковых зон вокруг него, то разгорались, то гасли, в зависимости от степени готовности перехода. У каждой подпись: "Переход на ТуЛанг". Где не любят наркокурьеров.
А если все же рискнуть и рвануть на ТуЛанг? Но не выходить из сектора прибытия, быстро просчитать направление и отправиться на Селину или куда там еще получится? Груздев, казалось, читал его мысли. Потому что из динамика донеслось.
- Да! Не вздумай прыгнуть на ТуЛанг. Они обещали провести боевые стрельбы.
Стас вздохнул. Потом рассмеялся. Ну да! В мирное время будут стрелять из пушки по стрижам! Он плавно двинул рычаг ускорения.
Волна.
 
Как только "Стриж" выскочил в пространстве ТуЛанга, взвыл зуммер оповещения об атаке. Кто-то брал звездолет в прицел. Стас глянул на текстовое описание противника и мгновенно взмок. Местный сторожевик! Похоже, Груздев не врал насчет боевых стрельб. Пилот быстро осмотрел все приборы и датчики в поисках идеи спасения. У маяка ТуЛанг в настоящий момент оказалось всего две прыжковые зоны. В одну прибыл "Стриж". Согласно пояснительному тексту на планшете, она не будет готова для нового перехода еще минут десять. Вторую закрывает сторожевик. Это конец. Через тридцать секунд корабль с контейнером выпихнет из сектора, по которому стрелять не рекомендуется, и карьера курьера закончится, не успев начаться. Нужен выход! Выход! Стас стукнул кулаком по подлокотнику.
В ответ на навигационном экране загорелась еще одна точка. Стажер протер глаза. Точка продолжала разгораться. Автоматика определила новую прыжковую зону. В стороне от основных, но и в стороне от боевого корабля. Если правильно сманеврировать, то можно подлететь к ней, прикрываясь запретным для стрельбы пространством. И куда новый путь ведет? Стас нажал кнопку принудительного обновления экрана. Около точки зажглась надпись: "Вход открыт". По спине пробежал холодок.
- Терра инкогнита! – прошептал Стас.
Но руки пилота не дрожали. И особо страшно не было. Сторожевик пугал куда больше. Стас оттянул ворот водолазки. Перевел дыхание. Сердце продолжало колотиться. Он еще раз обновил экран. Надпись мигнула, но осталась на месте.
Мечта психов и ужас пилотов. Если воспользоваться этим ходом, то, скорее всего, его имя выбьют на мемориале разведчиков. При этом прототип памятника будет жить долго и счастливо, а он, Стас, навсегда останется строкой на граните. Но если есть этот ход, значит должны быть и другие. На кактусах и синтезаторе можно протянуть довольно долго. Не просто выжить, а увидеть миры, недоступные другим. Пусть никто еще не возвращался. Он будет первым. Это его шанс. Стас запустил маршевые двигатели.
 
Маневр курьерского кораблика с громадным контейнером под килем вызвал недоумение у встречающей стороны. Обычно контрабандисты спешили избавиться от запрещенного груза и бежать. Этот же драпал вместе с грузом. И совсем не туда, куда требовалось.
- Кажется, наш коллега Груздев совсем застращал стажера. – заметил старпом, стоящему рядом капитану.
Они находились в боевой рубке сторожевого корабля. Помимо них на постах сидело еще два офицера. Кресло за пультом управления огнем пустовало. Капитан никому не собирался уступать право казнить и миловать.
- Начнем преследование? – старпом потянулся к рычагам управления.
- Нет. –сказал капитан. - Он будет пытаться прорваться. Зачем ему давать повод для демонстрации фигур высшего пилотажа. Мы займем позицию, перекрывающую выход к обеим прыжковым зонам. Маневр "Прикрытие два". Выполнять! И передайте, наконец, этому герою требование сдаться.
Сторожевик переместился в нужную точку пространства и замер, закрывая все явные пути к бегству. Однако скорость "Стрижа" продолжала расти. И разворачиваться для возврата к маяку он не собирался.
Стас скосил глаза на монитор задней полусферы. Сторожевик не стрелял и не гнался за ним. Это означало, что требование о сдаче было правдой. Его не собирались сбивать. Только пугать.
Но отчаянный пилот "Стрижа" уже принял решение. Его более не интересовало многолетнее путешествие на Анкиум и уж тем более знакомство с рудниками Закинтоса. На навигационном экране мелькали последние секунды до входа в официально несуществующую прыжковую зону.
- Каждый пилот имеет право пойти и взглянуть, что лежит за горизонтом!
Стас глубоко вздохнул и нажал клавишу, отправляя свой звездолет в никуда.
Волна.
 
Капитан сторожевика сумрачно глядел на опустевший экран радара. Команда старалась не шуметь.
- Кажется на мемориале разведчиков появиться очередная надпись. – наконец подал голос старпом.
- Или первая, если вернется. – ответил капитан.
 
Прыжок в неизвестность доставил "Стриж" к звезде, вокруг которой носился лишь пылевой диск и десяток комет. Зато на планшете появилось три горящих точки с открытым входом. Три! У первой Стаса скрутило так, что он понял, почему Кор Бовинов предпочел пять лет мерзнуть в анабиозной капсуле. Трясущимися лапками беглец остановил движение своей чудной конструкции и минут десять утирал пот со лба. Вторую он решил не проверять. Уж больно близко она была к первой.
Третья точка ему понравилась. Она привела к красному карлику с дюжиной малых планет. Наученный теплыми встречами таможенников, Стас решил не спешить и осмотреться, прицепившись к ближайшему астероиду.
Почти сразу его антенны поймали сигналы явно искусственного происхождения. Через час споров с дешифратором, который упорно пытался использовать лишь известные ему коды, на мониторе появилась картинка. Фотография изогнутой конструкции в левом верхнем углу и куча непонятных значков на остальной части. Наверняка текст. Искатель приключений попробовал найти еще один блок с похожим набором единиц и нулей. На обновленном экране все осталось на месте, за исключением нескольких крупных значков справа от картинки. Что-то эти палочки-закорючки напоминали. Точно. Изменение цен. Это же аукцион! Теперь вопрос о знании языка упирался только во время.
 
Тусклое освещение бара не позволяло хорошо рассмотреть посетителей. Но этого и не требовалось. Все они были люди. Одетые разнообразно, но люди. Никаких осьминогов и птицеголовых. Каменные стены хранили следы промышленных лазеров, вырубивших в теле малой планеты небольшой городок. Столы и стулья матово блестели металлом. Очень крепкие, ведь новые нужно покупать. А это не входило в планы хозяев заведения. Напитки выдавал неразговорчивый бармен, стоящий за бронестеклом. На стекле было пара мест, как будто стекло пытались расплавить, но не сумели. Оплавленные места встречались и на мебели. Похоже, лазеры здесь применялись и после окончания буровых работ. За открытым проходом в бар находился коридор с такими же стенами из дикого камня и редкими лампами. По нему можно было попасть в несколько герметичных ангаров для звездолетов и на склады. Наверняка были и еще помещения, но доступ к ним блокировался массивными дверьми. В целом место не производило впечатления гостеприимного.
Новичка спасало то, что все это предназначалось для торговли. Безтаможенной. Слово контрабанда здесь не приветствовалось. Никто не интересовался происхождением продавцов, покупателей и товаров. Поэтому появление очередного немого персонажа с дрянным ситнезатором речи стало рядовым событием. Бывший пилот Терры решил не светить своим происхождением и настоящим именем. Для местных завсегдатаев он назвался Пейотом. Торговцем растениями. За неделю полностью вжился в образ. Три сотни кактусов удалось сбыть довольно быстро. В итоге на "Стриже" теперь был синтезатор пищи, а на поясе бывшего курсанта – парализатор. Более мощного оружия пока раздобыть не удалось.
Надолго задерживаться на перевалочной базе Пейот не собирался. Тем более, что атмофсерный блок на легальном складе стоил на порядок дешевле. А без этого блока все кактусы продавать было нельзя. Но лететь порожняком торговец тоже не хотел. Поэтому сидел в баре в ожидании халтуры и совершенствовал самодельный "Толмач". Заодно подводил промежуточный итог собранной по крупицам информации.
Неприметная планета болталась на границе двух базовых цивилизаций. Как и у него дома, этим цивилизациям силами природы или еще чьими-то было отведено по двадцать пять световых лет для нуль-переходов от родной планеты. Дальше требовался корабль соседей. Да. Для официальной торговли соорудили перевалочный порт в десяти парсеках. Но кто же все товары везет напрямую? При этом среди посетителей бара муссировался слух, что службы безопасности обеих базовых планет контрабандистов найти не могли. Уж больно хитро здешний маяк работал. Пейот задумался. Насколько действительно этот маяк ищут. Тем временем разговор за соседним столиком становился все громче. Пейот прислушался.
- А я говорю – это был моркригар! Настя-ик-щий… Он подкрался и каак… Жахнет!
Пейот обернулся. Говорящий в подтверждение своих слов жахнул целый стакан местного пойла из разведенного спирта с ароматизотором. Его рыжие бакенбарды, казалось, вот-вот вылезут вслед за глазами. Худосочный собеседник в сереньком костюмчике замахал руками.
- Да верю я вам, верю. Таки как не поверить такому суровому капитану. Но, может быть, мы вернемся к разговору о моих проблемах?
- Ааа. Всегда так. Все спешат. По душам поговорить не хотят!
Капитан с бакенбардами начал наливать себе из фляжки новую порцию. Тонкий, с грустью, отвернулся от пьяницы.
- У вас проблемы? – спросил тонкого через свой "Толмач" Пейот.
- Ах. А у вас, как будто нет?
- Минус на минус даст гешефт. – заметил растениевоз.
- У вас пустой трюм и куча свободного времени? – тонкий перешел к конкретике.
- Там уже есть парочка кактусов, но им не к спеху.
- Вы мне нравитесь, молодой человек. Пожалуй, Левциль рискнет вам довериться.
Неизвестно кто кому доверился больше, но контракт на доставку скоропортящихся корсирианских фруктов на семейный склад без таможенного досмотра был скреплен крепким рукопожатием.
По дороге к прыжковой зоне Пейот поинтересовался у Левциля насчет моркригаров. Уж больно звучно произнесли слово. Левциль привычно взмахнул рукой.
- Ой. Да каво он там увидел? Я вас умаляю. Моркригар, по все описаниям – это нечто черное и бесформенное Таким образом за него можно принять собственную тень и начать пить всякую гадость.
- А кто он такой. Этот моркригар.
- Моркригары были тысячи лет назад, молодой человек. Тысячи! Что с тех пор помним? Толи мокригары кого-то убили, толи их перебили. Больше ничего конкретного. Одни непроверенные слухи.
- И что говорят слухи об их опасности для нашего рейса? – Пейоту нравилась веселая речь торговца, и он поддерживал разговор просто из интереса.
- О! Эти слухи говорят, что моркригары охраняют галактику! Какое им дело до скромного торговца, спешащего порадовать фруктами маленьких детей.
- Действительно!
Пейот посмотрел на навигационный планшет. По обе стороны прыжковой зоны высветилось два ряда значков. "Толмач" помог с транскрипцией.
– Так куда прыгать. На Лисандру или на Каису?
- На Каису, естественно. Корсириан в зоне цивилизации Лисандры.
Повинуясь внутреннему голосу, Пейот прикоснулся пальцем к правому ряду значков, означавших "переход Каиса". Они загорелись ярче. Тогда он нажал клавишу прыжка. Волна.
 
Добраться до фруктового склада оказалось довольно просто. У маяка Каисы была страшная толчея и на малые звездолеты внимания не обращали. Тем более, что на смартфоне Левциля был проверенный опознавательный сигнал, который удалось загрузить в компьютер "Стрижа". Затем они занимались разгрузочными работами. Попутно Левциль обмолвился, что лучшие регенераторы воздуха – делают на Лисандре. Пейот понимал – это попытка проверить его слова о выборе направления прыжка. Прямой путь без перевалки сулил всем немалые барыши. Такие, что из Пейота могли сделать подопытное животное. Но регенератор был нужен до зарезу. Не на кактусах же летать! Пришлось рискнуть еще раз.
Чтобы уж совсем не искушать нового приятеля, Пейот добрался до Лисандры несколькими прыжками через маяк контрабандистов. К чести Левциля, тот не строил великих планов быстрого обогащения.
- Лучше есть омлет каждый день, чем один раз жарить куру, которой придется делиться со всеми.
Регенератор был заказан. В ожидании его поставки Левциль предложил отвезти его друзьям дюжину больших ящиков. Часть кактусов пришлось продать, освобождая место. Впрочем, Пейот надеялся по возвращение полностью избавиться от ботанического содержимого трюма.
На навигационном планшете нужного маяка не появилось. Тогда тощий торговец предложил добраться сперва до тайной базы. У маяка контрабандистов требующийся переход был в наличии. Пейот, не задумываясь, нажал клавишу прыжка.
Волна.
 
Место прибытия не сильно отличалось от места убытия. Далекая звезда и десяток планет мал мала меньше. Вот только на экранах передней и задней полусфер высветилось два десятка целей с подписями: "Искусственный объект".
- Куда дальше? - поинтересовался пилот.
- Сейчас узнаем. Настрой вот эту частоту. – Левциль продемонстрировал экран смартфона.
Пейот выполнил просьбу.
- Хрип, ты здесь? – слова тощего прозвучали развязно.
- Скелет! Ты, что ли? – голос ответившего соответствовал прозвищу.
- Не признал? А я с подарком.
- Подарком?
- Мой новый компаньон имеет корабль, способный напрямую прыгать с Каисы на Лисандру.
- Круто! Товар привез?
- Все, как договаривались. Пять инженеров, четыре врача. Один из них стоматолог, между прочим. И три симпатичных девочки.
Пейот вздрогнул.
- Что ты мне засунул? Людей?
- У тебя и так полный трюм наркоты! – масляно улыбнулся Скелет.
- Ты работорговец?
- Рабы всегда в цене!
- Рабы?
- Стань взрослее! У тебя есть шанс войти в свободное братство!
- Я отказываюсь быть рабовладельцем!
- Вот придурок! – хриплый голос прервал спор. – Придется вживить тебе рабоблок. Эй! Загонщики! Приступайте. Только шкурку не поцарапайте. Он нам нужен целый.
Пейот выхватил парализатор и направил на работорговца. Тот мирно поднял руки и опять улыбнулся.
- Подумай хорошенько, Пейот! Выбор невелик. Ты все равно вне закона. Либо станешь одним из нас, либо отправишься в контейнер и будешь продан на плантацию.
Пейот посмотрел на экран навигационного планшета. Знак маяка и точка перехода исчезли.
- Не дергайся. – усмехнулся Скелет. – Это место только для пиратов.
- Помогите. – Пейот ударил по подлокотнику. Планшет оставался безучастным к его просьбе. – Да, помоги же!
Тщетно. Новых точек не появлялось. Никаких. Корабли пиратов медленно приближались. Спешить им было некуда. Пилот начал вспоминать, как можно запустить в реакторе неконтролируемый разогрев и защелкал по кнопкам пульта. Быть работорговцем – никогда! Лучше смерть. На пульте загорелся индикатор резкого повышения температуры реактора.
- Ты что творишь? – Скелет немного испуганно посмотрел на пилота.
- Постараюсь унести с собой кого-нибудь из братства.
- Псих! Прекрати!
Скелет попытался остановить взбунтовавшегося пилота. Но ремни безопасности не позволили оторваться от кресла. Он начал их отстегивать. Получалось плохо. Внезапно недалеко от "Стрижа" полыхнуло сияние и в ближнем космосе стало на один малый звездолет больше. Пираты немедленно переключились на новое развлечение.
- Смотри-ка! Еще один клоун! – раздалось из динамика "Стрижа".
Прибывший персонаж буквально сверкал огнями. Непонятно с чего. Секунда промедления и он понесся по сложной кривой.
- Хватайте его, олухи! – прохрипел главный пират.
Один за другим разнокалиберные звездолеты начали срываться в погоню, паля из носовых лазеров.
Маленький кораблик оказался неожиданно вертким. Он ловко уходил от попаданий. Все двадцать пиратских кораблей включились в погоню. Хрип надрывно командовал. Наконец ему удалось навести порядок и выстроить загонщиков в сферу. Звездолет, окруженный со всех сторон, был обречен. Один из лучей попал в смельчака. Из разорванной обшивки вырвались клубы дыма. Дыма? В космосе? Пилот "Стрижа" остолбенел. Дым вдруг повалил во все стороны. Но вместо криков радости из динамика раздался полный ужаса хриплый шепот.
- Мокригар!
Мгновенно из яркого кораблика в пиратские звездолеты вылетели черные щупальца. За ними понесся темный вал. Что-то мазануло по блистеру "Стрижа". Приборы ослепли. Огни на пульте погасли. Стас почувствовал накатывающий ужас. Это было во сто крат страшнее, чем у опасного перехода. Даже закрыть глаза не получилось. Хотя и так ничего уже не было видно. Что-то на уровне инстинктов свело мышцы судорогой. Откуда-то сбоку долетел вопль.
А затем все стихло. Тьма исчезла. Маленький кораблик, в котором прятался моркригар, тоже пропал. На месте флота рабовладельцев крутились мелкие обломки. Стас судорожно перевел дух и попытался разжать челюсти. Получалось с трудом. Он посмотрел на Скелета. Тот лежал в кресле, навсегда вытаращив глаза. На лице застыла маска панического страха.
Тихо щелкнули реле, зашумел вентилятор. На пульте вновь загорелись индикаторы. Реактор заработал в обычном режиме. Корабль на глазах оживал. Неужели все?
Не все! Блистер начал покрываться морозным рисунком. Ломаные линии мерзлой воды стали складываться в слова.
"Что, пилот! Будешь дальним разведчиком?"
Сомнений у Стаса больше не было.
- Буду!
И на навигационном планшете зажглась новая точка. С надписью: "Оазис. Вход открыт".
Волна.
 
На высоком, зеленом от травы, холме стоял молодой человек в синем пилотском комбинезоне. Легкий ветерок перебирал его темные волосы. На синем небе ярко горела желтая звезда. Внизу под холмом текла река и кипела работа. Пара экскаваторов рыла дополнительные протоки. К человеку поднялась девушка в зеленой клетчатой юбке и темной куртке. Пилот ей радостно улыбнулся.
- Здравствуй, Свента!
- Привет. Мескалио! – девушка тряхнула рыжей копной волос.
- Мескалио?
- Ну, это лучше, чем Пейот. Тем более, что так в твоем справочнике называют вытяжку из Лофофоры.
- Согласен. Мескалио – лучше.
- Слышал? Твои подопечные решили у нас остаться. Хотят помочь строить столицу Оазиса.
- Если такими темпами пойдет, лет через пятнадцать здесь возникнет жуткое болото.
- Зато, какая тут будет рыбалка! – Свента засмеялась. - Эх. Прилетел бы ты с этими кактусами, когда моя прабабка Калла только начинала культивацию планеты.
- А когда она начинала?
- Ну, ты, даешь! Полвека назад.
- Я тогда еще не родился. Так что там с кактусами. Нашли им пустыню?
- Пристроим мы твои кактусы. Только вот с оплатой. – Свента замялась. - Может тебе корабль починить?
- Лучше помочь переделать. А то больно смешно выглядит с таким трюмом.
- Значит, договоримся, дальний разведчик.
 

Авторский комментарий: Преодоление границ позволяет осуществлять мечту. Но порой случается, когда очередной рубеж оказывается самым важным в жизни.
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования