Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

darlin21 - Беглец

darlin21 - Беглец

 
Этот портал не единственный, которой я знаю, но остальные находятся ещё дальше от моего дома. Некоторые аж на другом континенте. Ну не поеду же я ради них, скажем, на Алтай или Камчатку, или куда хуже — в Африку. Да и к чему дергаться, когда тут рядом есть. Прошел не спеша через огород, затем сорокаметровую полосу отчуждения, перебежал дорогу, которую мы называем дамбой из-за того, что она приподнята насыпью на пару метров, и — в лесополосу. Сама по себе она небольшая: в ширину метров восемь, зато в длину… как говорится, конца-края нет. А за ней колхозные поля — плоские, чёрные, перепаханные после уборки кукурузы.
Прямо посередине полосы, между двумя молоденькими ёлочками — портал в другие миры. Вернее, место, где он появляется. Я специально метки сделал, чтобы не блуждать, не терять время: две жёлтенькие ленточки подвязал — по одной на каждую ёлочку. Здесь редко кто бывает, если только что за грибами… Да если и увидят, вряд ли будут трогать. Зачем? Пройдут мимо и забудут. На всякий случай подложил под елки ещё и камни, хотя со временем их будет не видно — замусорятся.
Дорога — не федералка, обычная, однако достаточно оживленная. Машины так и шастают туда-сюда, и даже, нет-нет, но и фуры проскакивают. Пыхтят натужено дизелем на подъёме — пологим и длинным. А чего не ездить, коли асфальт ровный и широкий, без ям и колдобин. Года три всего как положили, даже косметический ремонт ещё не делали. Хорошо положили, прямо на удивление хорошо, что удивительно по нашим временам. Да и к столице ближе на сотню километров.
Я стараюсь пересекать дорогу в паузе, когда машин нет либо они ещё далеко. Мало ли... У меня хватает ума никому не говорить о портале, зная, что ни к чему хорошему это не приведёт. Хочется спокойно пожить, максимально отгородясь от всяких неприятностей, типа дурдома, людей из спецслужб — своих и чужих, "шишек" из правительства, проходимцев всех мастей, политиков… ну и так далее, не говоря уже и о своих близких. Никто не знает и не должен знать! Я очень тщательно слежу за собой и за правдивостью легенды на предмет отсутствия, если кто вдруг поинтересуется. Пока всё срастается.
Но порой задаю себе вопрос и не нахожу ответа, вернее, боюсь узнать правду — когда меня вычислят? Когда поймут, что кто-то, обладая определенными способностями, умеет проходить через пространственно-временные щели? И не просто проходить, но и возвращаться…
Не знаю, не знаю... Ведь всё когда-нибудь кончается. Узнать бы, когда это будет. Да только через себя не перепрыгнешь, не посмотришь что там… дальше.
Где-то в других местах, в других странах, наверняка, есть такие же люди как я. И также, надо полагать, живут двойной жизнью. Ну не может быть такого, чтобы лишь один я, в единственном числе, умел это делать. По крайней мере, в новостях, за которыми регулярно слежу, ничего подобного не встречал. Ни разу. Хотя… вряд ли такое опубликуют в СМИ. Засекретят, да так, что муха не пролетит.
Сейчас, в свои неполные двадцать лет, я успел побывать в четырёх мирах. Иногда, когда наваливается депрессия, невольно ударяюсь в воспоминания о, казалось бы, уже давно забытом детстве, которое никак не хочет отцепиться и уйти в тень прошлого. Может быть оттого, что оно прочно переплетено с настоящим? Возможно…
В те далёкие времена мне часто снился кошмарный сон, практически один и тот же — комната, утопающая в зловещих сумерках и луч света, бьющий откуда-то сверху, очерчивая на полу полуовалом белое пятно, внутри которого скорчилось существо в грязных лохмотьях. Черты лица настолько знакомы, что трудно не узнать самого себя. Из полумрака веет злобой, голодом и еле сдерживаем нетерпением. Те, кто там прячется, боятся света, они ждут, когда он погаснет, исчезнет. Я тоже этого боюсь и, спрятав голову в коленях, шепотом молюсь, чтобы свет горел. Всегда…
А когда свет внезапно исчезает, разум мой в ту же секунду впадает в панику, страх тёмной волной накрывает тело и душу, сознание не выдерживает давления эмоций и отключается, словно перегоревшая лампочка. Я — в прострации. Полной. Но зато прекрасно слышу вой, прорывающийся сквозь мою защиту, пробивающий в ней брешь и готовившийся отведать деликатес — мой серое вещество. Вой несёт в себе запах крови. И в тот миг, когда обреченность, казалось, вот-вот вступит в свои права и уже готово блюдечко с синей каёмочкой, что-то незримое возникает возле меня, загораживая от тварей тьмы. Я не вижу, но ощущаю некую массу. Мозг самопроизвольно фиксирует всего лишь два слова: "Не бойся…"
В этом месте я обычно просыпался. И сразу тянулся за полотенцем, которое всегда висит на спинке кровати. Холодный пот на лице, на руках, на ногах и даже на простыне, уже пропитавшейся и неприятно действующий на нервы. Я знал, что в следующий раз, когда всё повторится по новой и меняться будут только мелочи, приход этого кошмара снова застанет меня врасплох. Ему невозможно сопротивляться, он вторгается как ураган, как цунами.
Сон этот не просто так, и далеко не случайный — это приглашение. Приглашение в другой мир. Вернее, миры. Потому что, проходя через портал, каждый раз попадаешь в новое место, где можешь встретить кого угодно и что угодно. А можно и не встретить ничего — пустой мир. Ну, возможно там и есть что-то на клеточном уровне, но разумной жизни точно нет. Портал открывался на следующий день после кошмарного сна и только при наличии стоящего рядом ведомого объекта. Ненадолго.
Всё это я узнал, спустя годы, когда впервые перешагнул черту, разделяющую миры. И узнал это от существа необычного, можно сказать мифического, ставшего по сути дела моим телохранителем и проводником.
Впервые, приглашение "пришло", когда мне исполнилось двенадцать лет. Тогда я ещё не знал, что это такое и жутко кричал во сне, от страха махал руками, словно отбивался от кого-то. И плакал. Напуганная мать всю оставшуюся ночь просидела возле моей кровати. Держа в ладонях мою руку, она постоянно говорила что-то ласково-успокоительное. Возможно, именно это и помогло мне пережить этот нехороший сон. Конечно, утром я не пошел туда, куда меня "приглашали", а отправился в школу, мучаясь странной головной болью, точно кто-то сжимал мне виски ладонями. Несильно, но методично. Уже тогда я заметил интересную особенность: стоило мне повернуться лицом к дамбе, как боль тут же стихала, но не до конца — зудила, словно надоедливый комар. К вечеру боль утихала, и через два-три дня всё забывалось.
Спустя несколько месяцев сон повторился. И я снова испугался, хотя теперь не плакал и не звал мать, молча крепился изо всех сил. А утром снова знакомая боль. Прилепившись точно репейник, она не покидала ни на уроках, ни в спортзале, ни в столовой…
Три года мучений, ожиданий и привыканий.
Периодичность появления кошмара заставила задуматься. Для начала я решил попробовать ассоциативные связи. Хотя непонятно с чем и как. Но с чего надо же начинать? Расспрашивать кого-то, просить о помощи и речи быть не могло, так и до психушки докатиться недолго. Я это хорошо понимал.
Со связями что-то плохо получалось, пришлось бросить этот метод. Не помогло. Перечитав кучу научной и околонаучной литературы, в том числе и фантастической, и всё время, размышляя над данным феноменом, пришел к выводу довольно неожиданному и дикому на первый взгляд: кто-то приглашал меня в… другой мир. И мир этот не здесь, не на Земле, а где-то там… в другой реальности. В такое верилось с трудом. И всё же…
 
…Найти портал оказалось несложно — просто нужно было следовать за головной болью как за компасом. И как я сразу не догадался?
Когда рандеву всё-таки состоялось, меня оно не испугало, нет, но и твердой уверенности в себе не ощущал. Всё ещё думал, что это мираж. Пока не подошел вплотную и не потрогал рукой. А вот этого делать было нельзя, но ведь искушение так велико. Да и не знал я тогда, что любопытство наказуемо.
Тут, либо ты входишь в портал, либо нет. Третьего не дано.
Стоило лишь прикоснуться пальцами к поверхности белого клубящегося прямоугольника, высотой чуть выше меня, как я тут же получил удар по лбу, да такой, что кубарем откатился к соседней ёлке. И если б не ветки, смягчившие мое сближение со стволом, спине пришлось бы несладко. Обошлось, зато иголки набились за шиворот и кололись, да и рукам от них тоже досталось, словно кто-то вилкой прошелся в ритме отбойного молотка. В месте удара саднило и ныло тупой болью. Во мне враз закипела злость. Ах, ты так! Столько времени и нервов ухлопал на поиски, а ты тут норов показываешь? Ну, ладно… Ничего не соображая, ринулся к порталу, как разъяренный бык на красную тряпку. Мне бы, дураку, остановиться, подумать… Так нет же, разум на задний план, эмоции вперед!
То, что я проскочил через портал и бежал уже в другом мире, дошло не сразу. Когда дыхнуло чужим воздухом, затхлым и каким-то застоявшимся, а под ногами захрустела, отдаваясь упругой твёрдостью, галька, сработали невидимые тормоза. В голове зазвенели колокола тревоги. Меня пронесло по инерции несколько метров, прежде чем я остановился. Ярость, застилавшая глаза, ушла, выполнив свою миссию, и тотчас же дали о себе знать хвойные иголки, словно отряд муравьёв вцепившихся в кожу спины. Передёрнув плечами, я огляделся и от увиденного стало как-то нехорошо и тоскливо. Захотелось домой.
Странный пейзаж, никогда ранее не виданный, предстал пред моими глазами: недалеко, метрах в ста, развалины непонятного сооружения с полуразрушенной колонной. Далее — река, оранжево-серебристая в вечернем закате и сразу за ней чёрная сплошная стена камня, отвесно уходящая ввысь. И там, наверху, она переходила в скалы, что протянулись слева направо, словно граница некой декорации. Было ещё одно неприятное ощущение, которое я так и не смог перебороть и принять как должное — каждый раз попадая в это место, чувствовать себя безликой, чужой частицей, неясно каким ветром занесённой.
Ощущение статичности картины — незыбленной, неизменной...
Иголки не давали покоя, пришлось стащить с себя футболку и стряхнуть её, а заодно пошлепать по спине, сметая остатки хвои. Пока проделывал эти несложные манипуляции, что-то в здешнем мире сдвинулось, поменялось. Я не видел что, но почувствовал. На первый взгляд — всё вроде бы на месте, хотя… нечто странное появилось на верхушке колонны. На вид очень похоже на птицу — кособокую, взъерошенную. Из-за отдалённости и то, что существо сидело ко мне задом, невозможно было точно определить, птица это или нет. Естественно, возникшее любопытство на какой-то миг притупило чувство опасности, которое всё время толкало меня развернуться и броситься обратно к порталу — скорее домой, к привычному миру!
Осторожно приближаясь к колонне, готовый в любой момент дать дёру, я ещё не знал тогда, какими прочными незримыми нитями буду связан с этой необычной "птичкой".
То, что фигура не живая, а каменная, застывшая, определить не составило труда. Свет от солнечных лучей скользил по массивному боку, высвечивая грубо прочерченные линии крыльев. Характерный отблеск и полная неподвижность лишь подтвердили мои догадки. Обойдя колонну и оказавшись лицом к лицу с непонятным существом — пришлось задрать голову, чтобы разглядеть — я был потрясен до самых печёнок.
На вершине полуразрушенной колонны сидела… горгулья! Без всякого сомнения, это была она. Приходилось сталкиваться, когда шерстил Инет в поисках ответа о портале. Такое же поросячье рыло с выступающими по бокам клыками, злобные глазки, торчащие острые уши, мощные лапы с кривыми когтями. Всё один в один.
Сам факт её появления для меня ничего не значил — не с чем было связать. Пока не вспомнилась фраза из прочитанной на одном сайте энциклопедии магических существ: "…горгульи охраняют двери в другие миры…". Это меняло дело. И я с нескрываемым интересом уставился на каменное лицо, раздумывая, а как же горгулья собирается пропустить меня в другой мир? Ведь я уже в нём…
В какой-то момент глаза её ожили, мелькнуло осмысленное выражение, но тотчас всё пропало, словно на секунду дунул легкий ветерок, оставив после себя чувство недоумения и вопроса — а было ли?
Звук журчания воды, как будто неподалёку тёк ручей, отвлёк. Я повернул голову в одну сторону, затем в другую, но, сколько не пытался определить источник звука, так и не смог. Впечатление такое, что он шёл отовсюду.
И тут возникли… слова, вернее, они проявились в моём мозгу. Хотя это нельзя было назвать правильным, если точнее — картинки-слова, вот то, что более соответствовало действительности. Смысл, ясный и понятный даже ребёнку, сводился к следующему: это не мир, это — предмирье. Своего рода предбанник. Здесь всё статично и постоянно. Всегда. Перенос в другой мир происходил только тогда, когда горгулья видела готовность клиента участвовать в "игре".
Я не был готов.
Да, я испугался. Внутри всё сжалось в один большой комок, трепещущий от боязни вляпаться в неприятность. Подсознание никак не хотело смириться с перспективой оказаться прямо сейчас черт знает где. Оно взбунтовалось, наполняя синапсы нейронов импульсами страха и отчаяния. Вмиг вспотели подмышки, заломило левое предплечье — признаки начинающего волнения. Некстати вспомнился дом, родные, школа. И потому, когда сбоку, в двух шагах от нас, возник белый прямоугольник портала, облегчённо вздохнул и ждать дополнительного приглашения не стал.
 
Химера позвала снова, когда я собирался уже распрощаться со школой. Лето ещё не наступило, но жара стояла приличная, даже по ночам было душно. Готовясь к очередному — последнему — экзамену, я почувствовал внезапное желание всё бросить и отправиться к порталу. Как-то вот так сразу, без всяких мотиваций. Словно кто-то, нисколько не считаясь с моими желаниями, схватил за руку и потащил в одно только известное ему место, предлагая увидеть нечто интересное. В общем-то, я уже догадался, кто и куда предлагает мне прогуляться — два коротких слова "Время пришло" и картинка портала, возникшие в мозгу, в пояснениях не нуждались. Не без трепета душевного я забросил учебник под подушку и отправился выполнять "историческую миссию".
С того первого раза, названым мною впоследствии "ознакомительным", прошло достаточно времени, чтобы хладнокровно осмыслить то событие и перестать бояться. И тогда же закончились головные боли и сны-кошмары, так изводившие меня. Зато на смену им пришли другие. Поначалу я не понимал что это — белые кружочки на голографическом изображении глобуса, вид которого больше походил на 3D графику. Это напоминало учебный фильм, где тебе раз за разом сначала показывали предыдущую картинку, а затем новую, как бы давая возможность запомнить, отсортировать и уложить в ячейки памяти. Я и сам не знаю, как до меня дошло, что белые кружочки это и есть порталы, просто в один прекрасный момент, словно пелена упала с глаз — всё стало ясным и понятным. Естественно, я сразу полез в Инет, хотелось увидеть, что же скрывается за этими координатами. И первые же фото, где чаще присутствовали горы и уединённые места, невольно наводили на мысль о наличии там портала.
Такие сны приходили нечасто, обычно раз в неделю. Иногда глобус вращался, показывая уже раннее уложенные пятнышки-кружочки. Предмирье встретило уже знакомым багряным закатом, серебристой рекой и колонной с горгульей. Только на этот раз она сидела ко мне передом и взгляд её темных глаз, с вертикальными красными зрачками, был почти человеческим и даже по-матерински тёплым.
Слова-картинки возникали в мозгу сплошной чередой, без перерыва. Химера говорила со мной. "Сейчас я вижу спокойствие, понимание и сдержанность. Это хорошо. Мир, который тебя ждёт, мне неизвестен, да это и не входит в мои обязанности, узнавать, что и как. Моя задача: доставить тебя живым и невредимым оттуда. Связь между нами будет поддерживаться на ментальном уровне… но только в экстренных случаях. Теперь подойди поближе, закрой глаза и расслабься. Ничего не бойся!"
Ну, я и не боялся, наоборот, стремился как можно скорее с головой окунуться в новую, неизведанную реальность, легкомысленно надеясь на весёлые приключения. И, разумеется, они были…
…Шум прибоя, внезапно ворвавшийся в сознание, заставил вздрогнуть и открыть глаза. На лицо с размаху упали холодные влажные капли, одна из них попала на губу. Чисто рефлекторно провёл языком — капля солёная! Но это сразу забылось, стоило только увидеть перед собой простирающееся до самого горизонта водную гладь. Зрелище бесподобное: изумрудно-синие волны, неся на себе ряды белых барашков, с яростью бьются об каменный выступ, на котором я стою, и непонятно то ли они злятся, то ли приветствуют; воздух напоен густым ароматом соли, йода, водорослей и рыбы, блекло-голубое небо, пронзённое стрелами многоэтажных облаков, неохотно пропускает лучи солнца яркими светлыми полосами. Крикливые чайки, белыми полосками барражирующие над водой — точно последний недостающий штрих в общей картине…
Всё это не передать словами, всё это завораживало, притягивало, хотелось часами стоять и смотреть, ни о чём не думая. Словно перед тобой неведомый, могучий зверь ворочается, шумит, что-то бормочет, пряча своё истинное лицо под многочисленными масками, и ему нет до тебя никакого дела, у него своя жизнь, свои планы, свои мечты.
Почему-то вдруг сильно захотелось поверить, что это океан, а не море и я был бы сильно разочарован, окажись последнее верным. Океан мне куда более по душе.
Справа, где тянулась узкая песчаная коса, раздался крик совсем не похожий на птичий — громкий, требовательно-вопрошающий. С неохотой посмотрел в ту сторону. Что там ещё? Ну вот, приехали… Две человеческие фигуры, приземистые, кряжистые, в каких-то обносках, разглядеть детально невозможно — далековато, да и солнце бликует от камней. Странно, вроде не должно быть такого. Неприятно засосало под ложечкой. Какого чёрта? Такая быстрая встреча с аборигенами как-то не входила в мои планы. Хотелось побыть одному, расслабиться…
Они направляются ко мне. Что делать? Да ничего… спускаюсь с выступа — довольно высокий, пришлось маленько попрыгать — и иду навстречу. Подошли, остановились. Изучаем друг друга. Они на голову выше меня, смуглые, черты лица грубоваты, нос картошкой, глаза карие, близко посаженные, волосы длинные и совершенно чёрные, на затылке собранные в "конский хвост". Выглядят как близнецы. Не сказать что красавцы, но и восторга не вызывают. Телосложением плотные, сбитые можно сказать, а вот мускулатурой не блещут. Нет, не атлеты, да им, наверное, это и не нужно, достаточно того что есть. Подумалось, если такой товарищ случайно запрыгнет на меня, то одной только своей массой вышибет дух из моего тела. Запросто.
То, что я издалека принял за обноски, оказалось на самом деле чем-то похожим на шорты и майку, примитивно скроенных и также примитивно пошитых.
И хотя по комплекции близнецы выглядели вроде как бы одинаково, но один из них явно был… женщиной. Скорее, девушкой. Догадаться, в принципе, было несложно: кольца в ушах, причёска более аккуратная, губы чуть припухлые, да и изгибом заметно отличались, какие-то бусы на шее, то ли из мелких ракушек, то ли из камешек, ну и взгляд, сразу видно — чисто женский. И грудь, которую ни с чем не спутаешь.
Девушка что-то сказала, с явным упрёком в мой адрес. От звука её голоса мне вдруг стало плохо, и я потерял сознание.
— Грилл, вставай! Сколько можно лежать? — словно из тумана донёсся голос, но такой еле слышимый, будто мне в уши напихали вату. — Идём, тебя шаман ждёт.
Я невольно приподнял руку намереваясь вытащить из ушей эту гадость. В груди внезапно сильно кольнуло, от боли перехватило дыхание, в глазах помутилось. В висках застучали барабанные палочки…
— Дыши… сильно дыши.
Чьи-то пальцы надавили на диафрагму и сразу же отпустили. Затем ещё раз. Воздух волной вышибло из лёгких, точно внутри прорвало плотину. Стало легче, барабанная дробь прекратилась, слух вернулся в норму.
— Ты снова потерял лицо, — она склонилась надо мной так низко, что я видел как от звуков, вылетающими из её рта, колеблется воздух, алые влажные губы притягивали своей необычностью, а в глазах туманом стелилась печаль. — Наверное, и память пропала тоже... моё имя хоть помнишь?
Да откуда! Не успел появиться, а уже допрос устроили. Может, перепутали с кем-то… Исподволь, черт знает из какого закоулка сознания, быстрой тенью выскользнула и пропала забавная мысль: а почему это я их речь понимаю? И следом, словно кто-то заранее приготовил ответ, пришло осознание — во время падения в обморок запустился механизм билингвизма.
Сам или по чьей-то указке? Никогда раньше не замечал за собой способностей в изучении других языков. Хотя если подумать, то мы и сотой доли не используем того, что заложено в наш мозг. Упаковали в "архив", так сказать, и забыли. За ненадобностью. Где-то я читал про это…
Не дождавшись ответа, девушка легко, словно куклу, подняла мою тушку и поставила на ноги. Хватка у неё… стараюсь не дёргаться, н не напрягаться.
— Ты уже в третий раз теряешь лицо, Крилл. — она проводит пальцем по моей щеке, словно хочет узнать, настоящая ли эта кожа, ведь она такая белая по сравнению с её кожей, смуглой и гладкой. — В каком мире ты был на этот раз? Расскажешь, да?
Сзади дышит в затылок парень, нетерпеливо роняет:
— Ли, хватит болтать! Поспешим, иначе шаман будет сердиться.
А вот это разумное высказывание, мне и самому захотелось поближе познакомиться с тем, кто запросто отправляет соплеменников осваивать чужие миры. Интересно, знает ли он о существовании горгульи или здесь что-то типа филиала с удаленным доступом на случай форс-мажора?
Лёгкий толчок в спину заставляет сделать первый шаг. Делаю ещё один — кажется всё на месте, ничего не болит, руки-ноги на месте. Можно двигаться. Моя одежда — джинсы, футболка и кроссовки — ни разу их не напрягает, будто они столько раз видели нечто подобное, что такое явление стало обыденным… как, например, море или песок, или каменные утёсы, мимо которых мы проходим.
Ли ушла вперёд, идёт легко, словно танцует. Мы еле поспеваем за ней. Неожиданно песок заканчивается и дальше идут камни, мелкие и средние, попадаются и валуны. Девушку это не останавливает, а мне приходится тяжеловато выдерживать такой темп. Ноги с непривычки устают, ломит в коленках, но я стараюсь не отставать — неудобно перед ней, хотя она и здоровее, выносливее и места ей, видимо, хорошо знакомы. Парень сзади меня то шипит, то фыркает недовольно, ясно, что я его сильно задерживаю. А что делать? Летать пока не научился…
Ли резко забрала вправо — здесь тянулись горбатой цепочкой невысокие холмы, поросшие рыжей травой и кустарником. А ещё там была натоптанная тропинка. От радости я даже ускорился. И это тут же вышло мне боком — бедные коленки не выдержали такой резкой нагрузки и подкосились. Шум падения моей тушки докатился до девушки. Она остановилась. Обернулась.
— Ун, осторожнее… — сказала девушка, с жалостью наблюдая, как парень грузит меня родного к себе на плечо. — Ему надо ещё вернуть свое лицо, а для этого нужно время.
"Какое-такое лицо, здешнее что ли? — подумал я, машинально разглядывая убегающую землю со спины парня. — Не, они меня точно с кем-то спутали!" Двигались мы теперь куда быстрее, чем раньше. Кустарники сменились низенькими, с кудрявой листвой, деревцами, на некоторых виднелись жёлтые плоды формой напоминающих груши. Они были небольшие, словно игрушечные, однако это не помешало моему желудку тотчас отреагировать голодным урчанием. Мысли мгновенно поменяли направление: вспомнился базар в райцентре, продавцы-южане, торгующие персиками, гранатами, инжиром, затем вспомнился школьный сад с яблонями и черноплодной рябиной. Во рту в бурном темпе начала скапливаться слюна, желудок сделал секундную передышку и вновь возобновил голодные игры.
Это закончилось в тот момент, когда раздался еле слышимый писк и наш отряд встал как вкопанный. Меня бесцеремонно сняли с плеча и поставили на ноги. Опять. Сначала Ли, теперь этот…
То, что девушка сидела на корточках, а не стояла, меня слегка удивило. Она ещё и следопыт? Когда же Ли встала, я удивился ещё больше — маленькое животное, смахивающее на барсука, переступая на задних лапках, показывало в ту сторону, куда мы направлялись. И пищало.
Я взглянул на Уна, тот вдруг напрягся, помрачнел и сжал кулаки. Повернулась Ли, лицо у неё было ещё хуже — злое: губы плотно сжаты, зрачки сужены, налиты яростью и болью, кончики ноздрей нервно подрагивают от шума выдыхаемого воздуха. Всё интересней и интересней — мои друзья понимают язык животных? Хотя, это не мой мир, тут всякое возможно. Но… явно что-то случилось, и видимо очень плохое.
— Я пойду, а ты отведи его к шаману, — произнёс парень, срываясь с места.
Ли даже рта не успела открыть как того и след простыл.
— На посёлок напали, — опередила она мой вопрос. — Перевёртыши. Я бы тоже хотела поучаствовать в схватке, но ведь не пустят — маленькой считают, только недавно двенадцать лет исполнилось. Ты и то старше на три лета, тебе можно. Но не сегодня, шаман ждёт. Да и не сможешь пока лицо не вернёшь.
— А кто эти Перевёртыши?
На лице Ли отразилось неподдельное удивление, сразу сменившееся пониманием:
— А, ну да, память… Перевёртыши, это существа умеющие превращаться в зверей. Обычно на нас нападают четырехпалые твари: крупные, быстрые, с длинными когтями и острыми клыками. Их трудно убить, но можно. В глаза им лучше долго не смотреть. Опасно, теряешь волю. Два заката назад наши охотники заметили небольшую группу в Синих горах. На вид такие же, как и мы, только волосы белые, белые. Но запах… Стало ясно, что это передовой отряд Перевёртышей, а значит где-то рядом и остальные. Охотники тут же вернулись в посёлок предупредить…
Она всё говорила и говорила, а я думал: "Перевёртыши… уж не оборотни ли это? Больно хорошо подходят под данное определение, и если я правильно понял, их здесь несколько видов. Какой любопытный мир. И очень опасный!"
Заметив, что я не слушаю, Ли оборвала фразу на полуслове и легонько толкнула меня в бок:
— Ладно, пошли. Надо успеть до темноты.
Не скажу, чтобы мы шли долго, отнюдь, по моим приблизительным подсчётам прошло минут десять, ну может чуть больше, после чего тропинка свернула на небольшую поляну, где находилось довольно странное сооружение. Хижина, — по-другому и не назовёшь, раз уж исходить из мерок нашего мира — покрытая широкими длинными листьями до самой земли, находилась в самом конце, почти вплотную примыкая к карликовым деревьям. Но не это заставило нас резко остановиться и замереть, затаив дыхание.
Там шёл бой. Беззвучный, неравный, жестокий…
Вокруг седобородого мужчины, в вытянутых руках которого метались змейки ярко-фиолетовых молний, кружили танец смерти два похожих на волка создания. Внушительных размеров, белые, с ассиметричными серыми полосами по бокам, злобно скалясь и не отрывая красных, без зрачков, глаз от противника, они потихоньку сокращали расстояние, готовясь к решающему прыжку. Неподалёку валялся третий, без всяких признаков жизни — мордой к нам. Досталось ему нехило: глазницы чернели бездушной пустотой, одно ухо свисало окровавленным куском, от носа до лба тянулась чёрная выжженная дорожка с красными запекшими полосками по краям, да и сама голова выглядела как-то неестественно, точно её пытались открутить. Вместо ноздрей тёмный провал с выступающей белой носовой костью, как будто кто-то аккуратно срезал мякоть в этой месте.
Желудок мой и без того голодный нервно сжался от нахлынувших эмоций. Рядом пронзительно закричала Ли. Её услышали. Не могли не услышать этот крик-вызов, крик-боевой клич…
Седобородый, не меняя позы, мельком взглянул в нашу сторону, было видно, что он измотан и держится из последних сил. В руках девушки, непонятно каким образом, появился узкий стальной стержень длиной в локоть, она ловко крутанула его между пальцами и с силой метнула в ближайшего волка. Тот, словно почувствовав угрозу, развернулся, это спасло его от смерти, но не от раны. Стержень чиркнул по боку, оставив красную полоску, которая стала быстро набухать. Зверь коротко взвыл и бросился на нас.
— Беги, — закричала Ли, пригнулась, отведя правую ногу назад и выставив перед собой руки. Ногти на них стали стремительно вытягиваться, на глазах превращаясь в острейшие когти.
Она готовилась к поединку, а меня точно столбняк схватил: ни руки, ни ноги не слушались, даже глаза не хотели закрываться. Волк был уже совсем близко, когда в моей голове раздался знакомый голос: "Приготовься…" Воздух над нами внезапно сгустился, невыносимо запахло угрозой, что-то чужое и очень смертоносное вторглось в мир. Все замерли…
Последнее что я увидел, прежде чем отправиться в "полёт" — убегающего волка с трусливо поджатым хвостом. Не знаю как там со вторым, но смею предположить, что участь его ещё печальнее — убежать от Ли и шамана шансов у него нет никаких.
 
"Предбанник" встретил моё появление минутной тишиной, затем появились звуки: журчание бегущей воды, свист какой-то пичуги, легкое движение воздуха, дуновение ветерка, слова-картинки…
"Закончилось твоё первое путешествие. Постепенно ты сам научишься выходить из таких ситуаций без создания угрозы своей жизни. Сейчас тебе нужно вернуться в свой мир. Прощай. Я позову, когда придет время!"
Белый прямоугольник портала возник неожиданно, чем спутал мои мысли и планы. Хотелось поговорить, рассказать о своих чувствах, переживаниях, спросить совета, но посмотрев на горгулью, которая приняла свой обычный вид каменного изваяния, понял что бесполезно. А мне и поделиться-то не с кем! Как, однако, она сурова со мной! Воспитатель из неё, я смотрю, выйдет жёсткий, прямой… Может, это и к лучшему, быстрее встану "на ноги". С некоторой долей опаски делаю шаг и ныряю в ярко-белое марево…
Что ждёт меня там, за чертой?
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования