Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Милана - Nigro

Милана - Nigro

 
 
Диплодокс поднимался по широким ступеням переулка Роз, медленно переставляя массивные ноги. Люлька с уважаемым господином покачивалась из стороны в сторону, ветер играл красным шелком балдахина, словно флагом Империи на шпиле капитолия. Слышалось вежливое "Приветствую вас, Юлий!", "Доброго дня, госпожа Люциус", "Пусть Солнце освещает путь слуги Императора". Это с балкона приветствовала правителя города жена Первого Советника.
 
Маркусу было не до них. Щеки заливались красным румянцем, шею припекало солнце. Он опаздывал. Катастрофически опаздывал на экзамен к Мастеру меча господину Грако. Теперь вот еще приходилось ждать, пока неуклюжий ящер преодолеет узкий проход. Другой дороги к Школе Мастеров не было, а разгуливать под ногами у ездового динозавра не стоит, если вы, конечно, не желаете быть раздавленным в лепешку. Маркус не желал.
На самом деле его голова была занята совсем другими мыслями. Завтра начинались Императорские игры, а у его Адель никак не получалось преодолевать препятствия выше человеческого роста. Так вышло, что на этот раз Маркус не будет смотреть бои из-за высокого забора, тайком, как частенько проделывал в детстве. И не будет он попивать дорогое вино из серебряного кубка, лежа на мягких диванах семейной ложи в компании прекрасных дам, как полюбил делать после совершеннолетия. В этот раз он будет участвовать! От этой мысли холодок пробегал по спине молодого господина Артильо.
 
Это было год назад.
Маркус нашел яйцо случайно. Это произошло, как и все значимые события в нашем мире, по причине стечения каких-то удачливых обстоятельств, ведомых к одной решающей точке рукой богини Фортуни.
Серьезно разругавшись с отцом, Маркус стрелой вылетел из дома, вскочил в седло и поскакал на лошади, куда глаза глядят. Предметом ссоры был отказ молодого человека вступать в ряды третьего легиона доблестной имперской армии, руководимой генералом Артильо. Рядовой пехотинец Маркус Артильо?! Ну, уж нет. Маркусу была чужда военная муштра. Карьера служивого, пусть даже молниеносная, благодаря отцу, его никогда не интересовала. По правде сказать, он до сих пор не определился с дорогой, которую должен избрать любой уважаемый господин Империи. Но какие его годы? Всего лишь двадцать. Есть время подумать, не так ли? Что он, собственно говоря, и собирался делать весь будущий год после окончания Академии. Первым делом он хотел подтянуться в искусстве рукопашного боя и обращении с мечом. Хотел изучить великокитайский и общееремейский языки. С интересом присматривался к новой профессии дипломата, которая появилась в Империи не так давно, в связи с заключением мирных договоров величайшим императором Нумерием Вторым Солнцеликим. Кое-какие задумки уже появились в голове юноши и тут, как гром среди ясного неба, Алексис Артильо со своими солдатиками! Причем уперся, как баран, - или ты следуешь за мной - или ты мне не сын! Старый дурак, да простят Боги за такие слова. Хвала Афинии, мать вовремя заступилась за сына и уговорила строптивого генерала дать юноше год отсрочки.
В тот день за Маркусом, конечно же, увязался Роберто. Слуга не оставлял хозяина никогда. Следовал тенью в любой поход и всегда готов был помочь. Маркус это ценил.
Таскиец не подвел и на этот раз. Прихватил с собой два мушкета и ягдташ, охотничью сумку для дичи.
"Значит, поохотимся! Сброшу пар и отдохну денек… а там видно будет", - подумал тогда Маркус.
 
Первым метким выстрелом он убил куропатку. Когда Роберто нагнулся, чтобы поднять трофей хозяина, то охнул от удивления. Назад он вернулся без птицы. Бережно нес в шапке белое в мелкую сиреневую крапинку яйцо. Оно было огромным! Чуть меньше головы человека. Не было никаких сомнений в том, что это яйцо динозавра. Вот только какого? Маркус не увлекался дионологией во время учебы в Академии. Часто на лекциях читал страницы из джокиуса или рисовал на песочном полу прутиком узоры. Так что, "поздно ловить осенний ветер", как любил говорить Роберто. Что может вылупиться из яйца с таким окрасом, молодой господин не знал. Но по какой-то необъяснимой причине он не захотел оставить находку в лесу, и не повелел Роберто приготовить на завтрак гигантский омлет с томатами и тертым пармезаном. Нет! Молодому господину Артильо стало интересно, кто же вылупиться из яйца?
Ждать пришлось недолго. Греясь на солнце, яйцо пролежало на чердаке сарая примерно полмесяца. И вот, в один прекрасный день, разгрызая острыми зубками скорлупу, на свет появился динозаврик с чешуей золотисто-лилового окраса. Сквозь маленькие чешуйки на приплюснутой мордочке зверя прорастали острые конусообразные наросты. Передние лапки уступали в длине достаточно крупным задним лапам. Зато хвост динозавра в будущем обещал стать опасным оружием, на манер булавы русинских кочевников. Его конец украшал красный шипастый шар. Через некоторое время новорожденный съел яйцо целиком и, вылизав длинным языком растекшуюся лужицу слизи, уверенно повел узкими прорезями носа в поисках еды. Наблюдающий за процессом рождения Маркус, бросил на стол кусочек мяса. Животному пришлось по вкусу.
- Ой-хой, - вздохнул Роберто, - Значит не веганец… Ой-хой! Туго нам с ним придется, хозяин. Может, пока не поздно, я его… того… в ведре? - Слуга красочно изобразил накаченными смуглыми руками, как он будет умерщвлять динозавра. - А потом вам кошель новый справлю. У меня и Мастер есть знакомый…
Ледяного взгляда молодого господина Артильо хватило, чтобы слуга понял - ни за что Маркус не расстанется с новой игрушкой. Роберто оставалось только вздыхать, да воровать с кухни мясо.
 
Спустя полгода Маркус был счастлив. Он с улыбкой наблюдал за тем, как по заснеженному полю, оставляя глубокие следы, ходит теходонтозаврус, смешно поджимая попеременно то одну, то другую лапу. Породу он определил по книгам и научным адверсариям без труда. Назвали динозавра Радель.
Молодой господин все свободное время проводил или в сарае, или на северо-западе поместья вместе с любимцем. Роберто изо дня в день хмурился. Причитал вслух, как старая нянька. Слал проклятья Богам каждый раз, когда Маркус мазал бурой мазью гиацинды новую царапину. Активные игры с Раделем – опасное развлечение.
"Дурные дети!" - обзывал их "с любовью" Роберто. Он и сам был покорен зверем.
Впрочем, оба мужчины понимали, что пора было подумать и о будущем…
Роберто всегда мечтал участвовать в Императорских играх. Да что там скрывать, Маркус и сам с юношеских лет грезил однажды пройти под золотой аркой победителя верхом на динозавре. И чтобы девушки осыпали дорогу лепестками красных роз, и вино лилось у ног и трубы гремели марш Солнца.
Говорили, что породу теходонтозаврус, отряда Сауроподоморфа, невозможно приручить — слишком опасно. Эти динозавры редко забредали на обжитые человеком земли, предпочитая свободу лесов крепкой уздечке и хорошему куску мяса. У Маркуса вышло - Радель был весьма послушен. Казалось, его сердце принадлежит молодому господину безраздельно. Как известно, двум хозяевам служить нельзя - поэтому к Роберто зверь относился просто с уважением, но не позволял собой командовать. Как он определил такую иерархию? "Роберто кормит и убирает, но он ровня Раделю. Он тоже служит хозяину в черной треуголке".
Вскоре, однако, прояснилась одна немаловажная деталь. В библиотеке Академии Маркус отыскал книгу, в которой более детально описывались половые различия теходотнозаврусов. Радель оказался самкой. А слуга в тот день позволил себе фривольную шуточку на счет новой фаворитки молодого господина, за что тут же получил плеткой по шее и когтистой лапой под зад.
 
Так прошел год. То, что семья Маркуса не заметила на заднем дворе нового постояльца, объяснялось весьма просто. Младшая сестра, Лукреция Артильо, приезжала домой только на праздники. Она училась в Академии, а это подразумевало проживание в женском закрытом корпусе под присмотром настоятельниц в течении десять лет. Мать, Аврия Артильо, проводила больше времени на императорских приемах, чем за чтением книг у окна из которого она, безусловно, могла бы и заметить, как сын играет в ногомяч с подрастающим ящером. Роберто в таких играх обычно стоял на воротах, и, к сожалению, ловец из него был никакой. Финальный счет исчислялся десятками.
 
Разговор об участии в Императорских Играх на выживание зашел однажды вечером, когда отгремели первые весенние грозы, смывая остатки снега с улиц города. Маркус прилег на бархатную подстилку, используя в качестве подушки сытое пузо Адель. Та довольно фыркнула. Иногда казалось, что она издает звуки, похожие на мурлыкание кошки, или это просто переваривался плотный мясной ужин. Роберто сидел в стороне, на старом походном барабане генерала Артильо и чистил мушкет хозяина.
- Мы так долго не протянем, - взглядом указав на крышу, сказал слуга.
- В смысле? - смачно хрустя яблоком, поинтересовался Маркус.
- В том смысле, хозяин, что Адель растет. В одно прекрасное утро она запросто спросонья снесет крышу и с балкона вашего отца откроется прелестный вид на заспанную морду динозавра.
- У нее не морда, а лицо, - беспечно поправил слугу Маркус и бросил любимице половину яблока. Адель поймала его на лету, звонко клацнув зубами.
- Это не меняет сути проблемы.
- Хорошо, предлагай.
Роберто замолчал.
- Вот так, начал разговор, обозначил проблему, а решение не придумал? Нехорошо это, - поучительным тоном сказал молодой господин. - Мужчина обязан справляться с неприятностями самостоятельно. Решительно и быстро! – копируя интонации генерала Артильо, сказал Маркус.
Слуга лишь кивнул. Ему на миг показалось, что Адель ехидно оскалила два ряда острых зубов.
- Так вот, дорогой мой Роберто. Я предлагаю тебе принять участие в незабываемом приключении - в Императорских Играх на выживание. Нет, нет, погоди... Я предлагаю тебе принять участие и победить в Императорских Играх! - воскликнул Маркус.
На этот раз Роберто был уверен, что Адель самодовольно скалится.
 
На личные сбережения Маркус купил полуразрушенное старое поместье, что на Аппилесовой дороге. Оно пустовало долгие годы после того, как все мужчины из рода Крассов погибли на Второй Имперской Войне, а одинокая госпожа сошла с ума от горя и пропала без вести, странствуя нищенкой по городам и селам северной Тулии.
Территория вокруг пришла в упадок. То тут, то там росли высокие неухоженные деревья, ветвились заросли густого кустарника остролиста. "За такой естественной преградой обычному путнику сложно будет что-либо разглядеть" – так думал Маркус.
Северные дороги страны были в большей части пусты. Вследствие крайне холодной погоды, которая вступала в силу сразу же за горной грядой, люди не селились на севере. Мощное землетрясение в далеком прошлом стало причиной образования горного массива Паррилис, разделившего материк на две равные части. Именно это и задержало тающие на полюсе ледники, спасло жизнь на планете. Так считали седые ученые Академии и так учили настоятели в сельских школах. Маркуса история мира интересовала крайне мало. Его мало волновали и пышные императорские баллы, на которые его то и дело пыталась вытащить мать. Юношу влекла слава и приключения. Благосклонность богини Фортуни для молодого господина Артильо была в сотни раз важней благоухающего ароматными маслами письма от какой-то там первой красавицы столицы. Стоит отметить, что подобные письма он получал довольно часто, но все они находили покой в нижнем ящике дубового стола, или же в жарком огне камина. Когда в моду вошла шелковистая китайская бумага, Маркус стал кормить огонь традиционным способом, а признания в любви оставил на попечении пыли. Бумага невыносимо чадила и воняла какой-то травой.
 
Из небольшого деревянного сарая Адель переселилась под высокие своды центрального зала старого поместья Крассов спустя неделю с того разговора. Но это были еще не все растраты, которые понес молодой господин Артильо. Нужно было заказать подходящую броню у Мастера кожевника, сковать латы на лучшем кузнечном дворе города и закупить все необходимо для тренировок. Жизнь закрутилась в темпе быстрого трависсэ и, казалось, дирижер с каждым днем ускорял темп. Что же будет делать молодой господин Артильо, когда на партитуре его судьбы появится слово "Крещендо", он не знал.
 
- Защищайтесь, господин Артильо!
Мастер меча первым выполнил размашистый рубящий удар, и отошел в защиту. Маркус не растерялся. Обманным движением занес меч над левым плечом, но в последний момент вывернул рукоять и попытался достать учителя справа. Не получилось, но это было только начало. Вместо того, чтобы следовать правилам боя и уступить инициативу сопернику, Маркус сделал шаг вперед, проведя серию атакующих крукс-ударов. За что в ответ получил молниеносную атаку господина Грако, выполненную в связке с нижней подсечкой и резким выпадом вперед. Балансируя на носках на минимальном расстоянии от острия меча соперника, Маркус уклонился, затем присел, сделал сальто назад, снизу выполнил удар из позиции триагон. Учитель удовлетворенно кивнул, и продолжил атаку.
Взмокшие после экзамена волосы Маркус скрыл под треуголкой. Выходил он из Школы Мастеров довольный собой. Улыбка играла на губах, и сердце, получившее наконец-то отдых, стучало спокойно и размеренно. Так-так… Так-так….Уважаемый господин Грако признал в поединке ничью. Так-так… За всю историю Тулии победить профессионала не получалось ни у кого, но сегодняшний экзамен прошел безупречно. Так-так… На воротник плаща молодого господина Артильо была прикреплена алая лента мечника - это говорило любому встречному о том, что споров с этим человеком лучше не затевать.
Завтра предстоял великий день.
Ночевать Маркус отправился в заброшенное поместье. Проводить ночи рядом с Адель ему было не впервой. Заботливый Роберто обустроил для него кабинет старого господина, единственную хорошо сохранившуюся комнату в доме. Там Маркус и проспал всю ночь крепким сном, не обращая внимания на громкий храп динозавра за стеной.
Открытие Императорских Игр - всегда незабываемое зрелище. Сотни людей толкаются за оградительной лентой вдоль аллеи Аврории. Все в ожидание того, что Император проедет на белом диплодоксе рядом с тобой. Поверьте, это стоит того! Красота и величие момента завораживает. Вот он въезжает в центральный вход Колизея. Трибуны взрываются аплодисментами, сотни тысяч лепестков белых роз взлетают в воздух и осыпаются на землю дождем, гимн Солнцу играют десятки труб. Под бой барабанов Нумерий Второй проходит по вытянутой шее ездового диплодокса прямо в Императорскую ложу и поднимает высоко руку - это знак для всех участников - начать парад представления на Арене. И вот через восточные ворота на золотой песок выходят громадные ящеры, на спинах которых восседают наездники-игроки. В нескольких шагах перед ними идут слуги. Они несут флаги и регалии команд. Проходя мимо императорской ложи, участники бросают в Чашу Выбора монеты, на которых отчеканен герб их рода. После того, как парад участников окончен, распорядитель Императорских Игр, вытягивая наугад монеты, составляет пары для поединков первых пяти дней.
 
Молодой господин Артильо решил, что Роберто будет участвовать в качестве вольного игрока. Таких называли "безродными". Это не возбранялось, хотя и не приветствовалось. Если у тебя хватило средств на дрессированного ящера с наездником, но ты не хочешь объявлять свой род – значит нечестный человек, что-то скрываешь. А это нехорошо. Или же ты просто-напросто трус и боишься проигрыша? Что тоже недостойно уважаемого господина Империи. Но не у всех отец был генералом императорской армии! Если бы Алексис Артильо узнал, что его сын весь год готовил "тупую зверюгу на быструю смерть", как любил называть Императорские игры отец Маркуса, то он бы крайне огорчился. И так легко, как в прошлый раз, избежать его гнева не получилось бы.
"Боги один спор два раза не решают" - это была тоже одна из поговорок Роберто, и она была как никогда уместна. У него не было слуги с флагом, и в Чашу Выбора Роберто бросил обычный серебряник.
На последние деньги Маркус купил слуге черный камзол, брюки, плащ, перчатки и шляпу с узкими полями. Такая одежда надежно скрывала смуглую кожу таскийца и кудрявые черные с проседью волосы. Кроме этого, молодой господин Артильо настоял на том, чтобы Роберто носил маску.
- Остроносый, морщинистый уродец с мерзкой улыбкой шакала… - ворчал Роберто. Все недовольства и жалобы на то, что ему, мол, нечем дышать и закрывает обзор и прочее, господин не хотел и слушать.
- Мы приручили теходонтозавруса, а ты мне ноешь про какой-то белый лист бумаги, покрытый лаком?!
Адель во время таких разговоров "ласково" стукала хвостом по спине Роберто, пряча при этом шипы.
 
Маркус сидел в ложе вместе с матерью, нервно ерзая в кресле. Аврия редко посещала все дни игр, но на открытии и финале присутствовал обязательно.
- Кстати, любимый сын мой, ты не забыл еще, что дал мне одно обещание в прошлом году? – ласково пропела она, когда мимо их ложи прошел завродокс. От блеска ярко-красной, натертой камфорным маслом, чешуи ящера рябило в глазах. Аромат, разлетающийся шлейфом, прочищал нос и просветлял мысли. Голову динозавра украшал золотой шлем с глупым плюмажем из белых перьев и гербом рода Гревиус. Они часто доходили до полуфинала, но в играх еще никогда не побеждали.
- Так вот, - светским тоном продолжила мать, – Горцензия Орлиус объявила о празднования дня Солнцестояния. Будет великий прием, и мы приглашены. Это на седьмой день игр, дорогой. Ты меня слушаешь?
Маркус не слушал. Он неотрывно следил за тем, как из тени арки осторожно делает первый шаг Адель. Вот, она потянула носом воздух, наклонила чуть голову, осматривая золотистый песок, переступила полосу, отделяющую тьму от света, и остановилась. Она еще никогда не видела столько людей возле себя. Неужели, испугалась?
- Давай, дорогая, давай… Делай первый шаг к победе! – зашептал Маркус.
И она, словно услышав любимого хозяина, пошла. Горделиво задрав голову так, что Роберто чуть не вывалился из седла у нее на спине, Адель шла по большому кругу арены. Ее амуниция была проста, зато надежна. Никаких излишеств, вроде золотой короны или накидки расшитой драгоценными камнями, молодой господин Артильо не мог себе позволить. Единственное, от чего он не смог отказаться – это атласные ленты всех оттенков желтого цвета, мелко заплетенные в поводьях.
Жребий для "безродного" Роберто выпал на второй день игр. У молодого господина Артильо был в запасе еще один вечер, чтобы проверить все вновь, повторить стратегию или изменить тактику боя. За прошедшие полгода Маркус обучил Адель становиться в правильную боевую стойку, защищаться, нападать снизу и бить противника задними лапами, опираясь при этом на хвост. Кроме этого, в кузнечной мастерской по его заказу в седло наездника встроили механизм, с помощью которого при помощи небольшого рычага можно было разворачивать сиденье. Копье наездника, единственное разрешенное оружие, было отлито из белого серебра, а острый наконечник представлял собой ни что иное, как алмаз, способный распороть чешую любого ящера, известного человеку. За Роберто Маркус был в целом спокоен. Зато как обезопасить Адель? Как уберечь ее от острых зубов того же завродокса Гревиусов? Работу этого ящера он увидел в сегодняшнем бою. Некоторое время шестилапа команды соперников спасала скорость и вертлявость. Но после точного удара мощной лапы красного завродокса наездник соперников был выбит из седла, зверь упал на бок. Бой кончился… В тот момент, когда окровавленное тело наездника с разбитой, как орех, головой истекало кровью на песке Арены, Маркус задумался, что ему будет одинаково больно потерять кого-то одного из них - и Адель, и Роберто. "Значит, не будет никакой смерти!" - решительно заверил он себя и выкинул эту мысль из головы.
На второй день Императорских Игр Адель вышла победительницей из всех боев. Маркус был несказанно рад этому.
- Бэнэ, Адель, бэнэ! – шептал уже порядком пьяный Роберто. Сказывалось напряжение после боевого дня. Ему обязательно нужно было расслабиться. Маркус это понимал. Он сам выпил бутылку красного чивалийского, и сейчас пребывал в приподнятом настроении и расслабленном состоянии тела. Адель получила двойную порцию говяжьих антрекотов, расправилась с ней молниеносно, и сейчас спала во дворе.
- Три победы за один день! Это перфекто! - выкрикнул вдруг Роберто и тут же заснул императорским сном.
Все складывалось отлично! Их команда проходила в следующий тур, допускалась к Гонке, в которой будут участвовать победители первых трех дней. А там еще немного и финал! В их шансах Маркус не сомневался. Он даже раздумывал сделать ставки, но "в карманах построили город мыши" - еще одна мудрая поговорка Роберто.
Первый бой. Как шикарно ударом хвоста Адель отправила в нокаут златогривого сиподонтра, участника из Великокитайской Республики? Второй бой. Сколько раз Адель ловко уходила от атак трицератокса? Его острые витые рога рассекали воздух, так и не попадая в цель. Наконец-то Роберто извернулся и проткнул глаз ящера алмазным копьем до самого мозга. В тот момент Маркус вскочил на ноги с бархатного дивана в своей ложе и долго аплодировал стоя, как и все зрители.
В третьем поединке против команды русинского князя Енисея Робрерто и Адель пришлось тяжелее всего. Соперником оказался кроколозавр - дальний предок крокодилсов, на которых модно нынче охотится в реках Южных земель. Характерной особенностью этого ящера была костяная броня темно-зеленого цвета, которую не могло проткнуть даже самое острое копье. Шипы на хвосте Адель тоже были бесполезны. А сбить низкорослого толстолапого монстра с ног не получалось. Следовало попытаться как-то убрать наездника. Такая умная мысль пришла в голову Роберто, но, как выяснилось, русины подготовились на славу. Человек не сидел в седле, а лежал на спине ящера, крепко ухватившись за роговые пластины, выступающие на уровне плечевого пояса зверя. Двумя копьями, по обе стороны от широколобой головы динозавра, наездник управлял при помощи какого-то сложного механизма, закрепленного на ошейнике. Железный щит надежно прикрывал спину человека, так что сверху он выглядел гигантским жуком с блестящим панцирем.
Решение задачи пришло само собой.
- Как пустой орех расколоть! – комментировал после боя Роберто.
Адель была почти в два раза тяжелее и выше кроколозавра. Она разбежалась, оттолкнулась сильными задними лапами и высоко прыгнула, как учил ее Маркус. В последний момент наездник русинов догадался выставить вверх копья, но было уже поздно. Он не успел. Многотонный ящер приземлился на спину противника и, задержавшись ненадолго, подпрыгнул еще несколько раз, с хрустом утаптывая останки в песок.
Богиня Фортуни отвернулась от команды молодого господина Артильо во время Гонки. Адель закончила четвертый круг в первой пятерке, благодаря тому, что Маркус снял с динозавра всю защиту и амуницию. Он сделал ставку на скорость. Да, это был невероятный риск, но надо было учитывать то, что Адель и так весила немало. Против быстрых целльюра и тафы у нее не было никаких шансов. Маркус рассчитывал в лучшем случае на третье место.
Оставался последний круг Гонки, когда случился несчастный случай. Неповоротливый, похожий на бочку, эххолозавр, в триколоровой раскраске франкийского рода Горшпицэ всю Гонку плелся в хвосте. Как вдруг, он собрался с силами и пошел на обгон. Только сделать он это решил не по внутреннему кругу, а по большому, внешнему. Адель, разумеется, не хотела пускать наглеца, побежала ближе к краю. Можно сказать, что Роберто допустил непростительную ошибку – он разрешил ей это, за что тут же и поплатился. Один из острых шипов, которыми было усеяно тело ящера, впился в ногу Роберто и два динозавра оказались в сцепке. Адель вынуждена была удерживать расстояние и скорость глупого эххолозавра. Стоило тому дернуться чуть сильнее - Роберто выпал бы из седла. И сохрани Боги, чтобы таскийца не раздавили остальные участники гонки. В этом случае Императорские Игры для "безродного" были бы окончены. Стоит отдать должно Роберто. Он, несмотря на шоковое состояние и боль, сориентировался в ситуации. Перенес центр тяжести налево и скомандовал Адель полный вперед.
Глубокая рана в щиколотке кровоточила. На песке появилась красная полоса, хорошо заметная издалека. Теходонтозаврус, учуяв запах крови, понесся вперед в два раза быстрей, оставляя позади незадачливого полосатого эххолозавра. Финишировала Адель третьей по счету, как и рассчитывал Маркус, но Роберто больше не мог принимать участие в Императорских Играх.
- Это конец. Я виноват перед вами, хозяин… - печальным голосом сказал слуга, когда врачеватель закончил обрабатывать рану и, получив несколько золотых не только за работу, но и за молчание, уехал из заброшенного поместья Крассов. Адель пряталась за домом, и тоже, отчего-то, стыдилась показываться на глаза Маркусу. Хотя он на нее совершенно не сердился. Это игра. Им просто не повезло, - Фортуни отрезала нам крылья, - чуть не плакал Роберто. Забинтованная правая нога в неестественном положении лежала на подушках.
- Что за глупости ты говоришь, Роберто. Не гневи Богиню, еще не все потеряно.
В руках Маркус держал уцелевшую, но порядком заляпанную кровью, маску. Когда он примерил ее на себя, Роберто бешено замахал руками, словно медведь, отгоняющий лесных пчел от украденного улья.
- Нет, нет и нет! Я не позволю вам так рисковать, молодой господин…
- Не забывай кто хозяин, а кто слуга! – прервал его Маркус. Адель со стуком открыла окно и просунула морду в дом. Ее привлек шумный разговор.
- Ну что, дорогуша? Поиграем?
Адель кивнула, а Роберто запричитал пуще прежнего.
- Где-то у нас оставалась красная краска… - не обращая на него внимания, Маркус вышел из комнаты.
 
Никто не заметил, что в команде "безродного" сменился наездник. Под черными одеяниями и, теперь уже красной, маской мог скрываться кто угодно. А вот длинный меч на поясе, который Маркус взял с собой, не остался незамеченным. Еще ни разу на Императорских играх наездники не пользовались холодным оружием. Копья, стрелы, пращи, метательные кинжалы использовать разрешалось. Огнестрельное оружие было запрещено. А мечи, даги или шпаги, казались, бесполезными. Как ты достанешь противника на расстоянии, или как сделаешь выпад, если сам прикован к седлу?
Маркус удивил всех. Как только бой начался, и динозавры сравнялись перед первым ударом, он спрыгнул на землю….
- Это немыслимо!
- Что он делает?
- Надо засчитать поражение! Наездник на земле!....
Послышались с трибун крики.
Сражалась Адель против быстроногой тафы. По размерам этот ящер был не больше лошади, так что наездник находился не слишком высоко и мог колоть динозавра противника в бок и низ живота. Передвигался зверь как на двух задних, так и на всех четырех лапах. В скорости движений тафе не было равных. Поединок можно было сравнить с картиной: надоедливый комар против слона. Тафа подбегала, ее наездник успевал уколоть противника, а затем она мчалась на скорости в противоположную сторону, спасая своего наездника от мощных зубов другого динозавра. Но вот, что произойдет, когда обессиленная десятками ран Адель не выдержит? Она упадет, и бой выиграет хитрая тафа. Именно отсюда появилось выражение, "хитрый, как тафа", которое так любил употреблять Роберто. Маркус сегодня хотел обхитрить тафу. На что его слуга выругался всеми известными ему нецензурными словами и предупредил, что смотреть на это не будет. Конечно же, Роберто соврал. Таскиец приехал в город на повозке вслед за Маркусом. Кое-как доковылял до восточного входа на Арену и притаился за решеткой ворот в углу.
Маркус спрыгнул – трибуны взорвались криком. Наездник тафы, уважаемый господин Корнелий Сципион, удивился. Противостоять мечнику, вооружившись лишь дагой и копьем, дело бесполезное. Оставалось вести бой по старой схеме, и не сводить глаз с "безродного" в черном. Это оказалось сложно. Не разорваться же ему на две части? У человека ведь нет глаз по бокам, как у русинских кроколозавров. Сложно было и Маркусу - он никак не успевал за быстрой тафой. Столько бегать молодой господин Артильо не привык. Очень скоро он вымотался и прекратил это бессмысленное занятие, так как увидел, что и Адель, оставшись без управления, метается по полю арены, теряя силы. Недолго думая, Маркус приказал Адель остановиться и прижаться спиной к стене. Сам он встал впереди, выставив меч перед собой. Таким образом, с какой стороны тафа не напала бы на теходонтозавруса, она в любом случае должны была пересечься с Маркусом. А уж он шанса не упустит.
Корнелий Сципион был опытным воином. Такая позиция противника его озадачила, но он решил, что скорость и на этот раз решит все. Повел тафу справа, собирался проскочить между динозавром и "безродным", направив копье в живот Адель. И только в последний момент перекинул оружие на другую сторону, чтобы попасть в голову соперника. Хвала Фортуни, умница Адель все поняла, и успела прыгнуть в сторону, преграждая путь тафе. Та сбилась с ног, а наездник вылетел из седла. Копье уперлось в песок, где только что стоял Маркус, и Корнелия Сципиона перекинуло на приличное расстояние вперед. Дальше все сводилось к двум поединкам: между динозаврами и между людьми.
- Меч! – закричал Сципион, поднявшись на ноги. Зрители закричали. Маркус застыл на месте, ожидая решения Императора.
Кивком головы Нумерий Второй подтвердил право Корнелия на продолжения боя.
С противоположной стороны арены доносился топот и шум – Адель гналась за светло-серой тафой, как кот за мышью. Поднимая облако пыли, упал меч у ног противника Маркуса. Под красной маской на лице молодого господина Артильо играла победоносная улыбка.
 
"Рано радовались", - подумал Маркус, когда после первой атаки ему удалось оценить уровень соперника.
Маркусу предстоял первый в жизни "не учебный" бой против Мечника.
Бой за жизнь…
Бой за победу…
И он победил! Он впервые в жизни убил человека, но по-другому было нельзя. Или ты, или тебя. Роберто с замиранием сердца наблюдал за тем, как хозяин выкручивается из ангулус-захватов, как отражает стремительные перекрестные атаки. Когда Корнелий задел левое плечо господина Артильо, Роберто вскрикнул и готов был бежать на Арену. Но все, на что он сейчас был способен, это скакать на одной ноге и сжимать от злости кулаки.
Царапина казалась несерьезной. Сначала Маркус от неожиданности отступил на два шага, а затем выполнил серию из трех ударов, и завершил атаку прямым уколом в живот. Казалось, в этот миг замерли все – и зрители на трибунах, и разъяренные охотой друг на друга динозавры. Уважаемый господин Корнелий Сципион упал на колени, прижимая левую руку к животу. Он медленно стал заваливаться на бок, но меч из правой не выронил.
В тишине Маркус развернулся по направлению к ложе Императора, низко поклонился и покинул арену, не оглядываясь ни на кого.
На душе было мерзко.
Зато после этого поединка он понял, что ни о какой военной карьере и речи быть не может. Он не будет убивать людей, не будет посылать мановением руки тысячи солдат на верную смерть. Маркус Артильо так не сможет…а значит, он не истинный сын великого генерала Алексиса Артильо. Так тому и быть!
 
Следующий день молодого господина Артильо был полон мучений. Не задался он с утра. Невыносимо болела голова, горело огнем плечо. Мутило от одной мысли, что вечером его ожидает светский прием в родовом поместье Орлиус.
"Лучше бы меня вчера убили…" - малодушно размышлял Маркус, и тут же просил прощенья у Фортуни за греховные мысли.
Все дело в том, что когда личные сбережения Маркуса закончились, он обратился за помощью к матери. Аврия не упустила случая выторговать у сына светский визит за сотню другую золотых монет. Она из года в год не оставляла попыток свести его с дочерью какого-нибудь уважаемого господина Империи.
Адель не могла понять, отчего так страдает хозяин. Тихо сопела, лежа у его ног.
- Вот так-то, Адель. Твоя кольчужка из цельных бронзовых медальонов стоила мне как минимум трех часов мучений в компании куриных ножек сегодня вечером.
Теходонтозаврус озадаченно подняла голову, но Маркус прикрыл глаза и ненадолго уснул.
Нынче в моду входили короткие пышные юбки, а ноги прекрасные дамы не успели подготовить соответствующим образом. Вот и стали молодых красоток называть обидным прозвищем. Однако юбки они носить не перестали, так как такая одежда имела определенный успех у мужчин, чтобы они там не говорили про синий оттенок кожи и худобу ног.
 
Надевая фрак, Маркус думал о том, что на черной ткани не будут видны проступающие пятна крови. Рана все никак не затягивалась, сколько верный Роберто не колдовал над ней с разными мазями и спиртовками.
- Благородно, но очень уж болезненно выглядите, - заметил слуга, когда Маркус закончил с одеждой и алым платком на шее. Длинные черные волосы были собраны сзади в хвост, бриться он не захотел – немного подровнял щетину на щеках и подбородке. Он внимательно рассматривал себя в зеркале, когда подошел слуга с треуголкой в руках, - У вас белое лицо, что у снегобабы.
- Надеюсь, никто не заметит. А ты, лучше пошли с десяток молитв Фортини, чтобы твой хозяин поправился и пережил этот ужасный вечер.
 
Маркус старался казаться внимательным слушателем, рассматривая золотую мушку над губой одной из девушек. Девушка болтала без умолка, модное украшение лихорадочно дергалось. Хотелось взять и хлопнуть по ней мухобойкой. Разговор шел про новые повозки с открытым верхом и усиленными опорами.
"Почему они считают, что раз ты мужчина, то можно тебя заинтересовать только разговорами о повозках, войне или оружии...", - думал про себя Маркус.
Сменили тему про животных, затем поговорили о погоде. Маркус кивал и слушал, слушал и кивал, не забывая о вежливой улыбке. Потом разговор зашел об Императорских Играх.
- Вы присутствовали вчера, Маркус, - поинтересовалась юная Асиль, обмахиваясь модным шелковым веером.
- Нет, к сожалению, приболел. Провалялся весь день в подушках. Говорят, вчера был очень интересный бой?
- О, да! Этот нигро…
- Как-как, простите? – Маркус как раз сделал глоток вина, и чуть было не поперхнулся.
- Безродный, в черных одеждах и маске на золотом теходонтозаврусе - все прозвали его нигро, разве вы не слышали?
- Не доводилось. Вам он понравился?
- О, да, - в разговор вступила ее подруга, очень симпатичная особа с невыносимо кривыми ногами, - я бы сорвала с его лица эту глупую ухмыляющуюся маску и заставила сделать кое-что неприличное у меня в ногах!
Маркус покраснел. Да уж, давненько он не ходил на светские приемы.
 
- Я жду не дождусь финальной схватки этого "безродного" нигро с Гревиусом. Говорят, род Гревиус на все готов, ради победы в этом году, - продолжила разговор одна из девушек, - и в финале "безродный" должен будет снять маску! Я слышала, Император так пожелал!
Хорошо, что в этот момент никто не заметил, как и без того раскрасневшиеся щеки Маркуса опять залила красная краска. Такого поворота событий он никак не ожидал.
Вскоре разговор об Императорских Играх как-то сам собой сошел на нет. Дамы поинтересовались мнением молодого господина Артильо, как сына генерала, на счет войны. Нападет ли Империя на узкоглазых? А так же на счет того, что он думает о планируемом покушении на жизнь Нумерия Солнцеликого? Маркус сообщил, что лично он – не планирует. Девушки хором засмеялись, но тему про войну не оставили. Тогда Маркус дал ответ из серии "Это военная тайна, но вам я могу все рассказать…". Далее обычно рассказывали какой-то фривольный анекдот, но Маркус не мог ни одного припомнить, поэтому рассказал байку о козле и мушкете. В ней говорилось о том, что один взводный очень любил козье молоко. Но в захваченной деревне Несс-Гоц, как назло, не оказалось ни одной козы. Неумные солдаты, в надежде выслужиться, где-то раздобыли козла. Конечно же, получили нагоняй и были поставлены в дозор на ночь. А про козла все забыли. Тот ночью бродил по улицам и попал случайно копытом в спусковой крючок мушкета, брошенного на дороге. Раздался выстрел. Дозорные подумали, что на них напали несси. Завязалась перестрелка… с козлом!
Проведя аналогию предстоящей войны с этим случаем, Маркус закончил речь фразой: - Думаю, все дело случая, но ничего страшного не случится! Ведь мы любим Императора, а Император любит нас.
Он не ожидал, что это произведет такой фурор. Девушки подхватили и повторили хором, слаженнее взвода пехотинцев генерала Артильо:
- Мы любим Императора, а Император любит нас!
От их фанатичной преданности иголками забегали мурашки по спине.
 
Начались танцы, и это было ужасно. Плечо у Маркуса ныло невыносимо, а держать осанку нужно было ровнее, чем в тренировочном бою в Школе Мастеров. Маркус старался изо всех сил удерживать "счастливую" улыбку на лице. Но когда заметил, что перчатка партнерши окрасилась в розовый цвет, его и так холодная спина покрылась ледяной коркой. Девушка держала руку у него на плече. Рана, видать, все еще сильно кровоточила. Нужно было срочно что-то делать! Если она заметит - это будет скандал.
Ловким движение он вывел девушку вперед, развернул, подхватил упавшую с плеча руку и бережно стянул перчатку, прикрывая ее ладоням. Быстро поцеловал руку красотки, и откланялся со словами: - А я это я оставлю на память о нашем незабываемом танце.
 
Во двор он вышел сам не свой. Долго плутал по коридорам поместья, пока случайный слуга не указал ему правильную дорогу. Тело бил озноб. Кажется, поднялась температура. Безоблачное ночное небо было усыпано красными звездами. Маркус выругался.
Он не заметил, что рядом стояла служанка, закутанная в длинный белый халат местами перепачканный следами от какой-то едой.
- Чего надо?! - грубо спросил господин Артильо, так как девушка очень внимательно рассматривала его. Незнакомка молчала. - Уйди отсюда, что не…
Маркус упал на колени. Он задыхался. Последнее, что он увидел перед собой - это пару зеленых глаз с узкими черными щелками зрачков.
 
Когда он очнулся, изумрудного цвета глаза опять были перед ним. Сотни мелких бронзовых черточек на зеленом фоне. Они гипнотизировали, увлекали.
- Ты несси? – прошептал Маркус.
Ошибочная ветвь эволюции, очень похожие на людей существа. Хищные двуногие ящеры, которых поначалу считали неразумными. Первого несси серинейские ученые нашли во время экспедиции по горам Паррилис. Никто не ожидал, что они так быстро адаптируются, обучаться, выучат язык. Но из года в год несси каким-то невероятным образом прогрессировали, пока не заняли определенное место в обществе.
Ее широкие губы были в крови - это настораживало. Молодой господин Артильо боялся пошевелиться ведь, испившие человеческую кровь несси неуправляемы. Самые опасные звери, безжалостные убийцы.
- Где я? Как это получилось… Я думал вас всех выселили... на Огненный остров… еще при Георгиусе Первом… - с трудом владея пересохшими губами, забубнил Маркус, - Мне отец рассказывал...
Несси вытерла губы полотенцем. Нисколько не стесняясь ярко-красного следа, который оставила на белой ткани, она прополоскала полотенце в тазу, отжала, и положила на лоб Маркусу.
- Тебя ранили отравленным мечом. Сейчас яда в крови нет. Скоро поправишься, - говорила она с паузами, осторожно, словно мысленно боролась с чем-то.
- Спасибо, - помолчав, ответил Маркус, - Но где я?
Осмотревшись по сторонам, он не нашел ни одного окна. В комнате горело множество свечей, пустые белые стены, кровать, стол и стул.
- Моя семья служила Орлиусам более ста лет. Сам знаешь, что лучшего телохранителя, чем несси, не бывает. Вот они и спасли меня. В ночь Первого кинжала не выжил никто…
 
Ее звали Лакс. Обессиленный Маркус провел ночь в ее доме. И как-то само собой получилось, что он рассказал незнакомой служанке-несси все тайны. Рассказал, что боится будущего. Что не знает, чего он хочет от жизни. Неизвестность пугает его! Она внимательно слушала, не перебивала, смотрела прямо в глаза, но это не мешало Маркусу - от пристального взгляда несси становилось легче. На мгновение мелькнула мысль, что таким способом хищник усыпляет бдительность жертвы и потом… А что, собственно, потом? Она нападет на него?! Глупости. Она же только что спасла ему жизнь!
Вторую половину ночи Лакс рассказывала о своей семье. Она была еще совсем маленькой, когда по приказу Императора Зикса в Тулии были вырезаны почти все члены ковена, все ее друзья и родственники. А те, кто выжил, поклялись отомстить. Спустя год случилась трагедия, которую люди назвали ночью Второго кинжала. Был убит Император Зикс. Убийца - несси. Верный телохранитель Императора предал его. А вступивший на престол юный Георгиус Первый был умен не по годам. Он не решился развязать кровопролитную войну. Как же… Несси освободили ему путь к императорскому венцу! И он нашел достойный способ их отблагодарить - выселил всех "нелюдей" на остров-резервацию и запретил навечно свободное перемещение по землям Империи. Поговаривают, что Георгиус сам был зачинщиком Первой ночи, но свидетелей, как это обычно бывает в дворцовых переворотах, не осталось.
Об истинной причине событий Первой ночи Маркус не знал.
"История - изворотливая змея на горячем песке времени", - как любит говорить Роберто.
Лакс рассказала, что все дело в некоторых способностях, которые ученые Академии нашли у избранных несси. Ментальная связь с динозаврами. Вот это сила! Вот это оружие! И это великая опасность, если оружие попадет не в те руки…
На рассвете они расстались. По дороге домой Маркус спрашивал сам себя, как такое произошло? Почему он не может найти ответ на простой, казалось бы, вопрос - как забыть зеленые глаз несси?
Следующий бой Адель с небесно-голубого цвета дриптозавридом прошел на равных. Динозавры были в одной весовой категории, схожего телосложения. Оба из одного отряда ящеротазовых. Только дриптозаврид был веганцем. Эти ящеры отлично поддавались приручению, соблазняясь на зеленые побеги пшеницы на полях фермеров. В боях отсутствие острых зубов у них неплохо компенсировал стальной намордник с острыми шипами.
"Все решится в пользу того, чья чаша молитв тяжелее", - напутствовал очередной мудростью Роберто.
- Я за вас молил всю ночь, господин.
- Спасибо, Роберто.
Слуга очень переживал за хозяина, хотя старался этого не показывать. Плечо Маркуса отлично зажило на следующий день. Роберто уверял, что это все молитвы и новая мазь от Мастера аптекаря с улицы Сухолиста. Маркус не спорил с ним. Про Лакс он не обмолвился ни словом.
 
Поединок был зрелищным, но недолгим. Несколько раз динозавры с разбегу налетали друг на друга, стукались лбами, лупили хвостами по бокам, стараясь дотянуться до наездников. Нанесенный урон был незначительным. К счастью для молодого господина Артильо, наездник дриптозаврида неудачно обломал свое копье во время второй атаки, и теперь ему оставалось только правильно направлять динозавра.
Маркус победил, вонзив копье в точку между шеей и грудью ящера, в то место где начинается кольчужная броня. Многие забывают защищать шею динозавра. Если выбрать правильный угол, то можно одним ударом пронзить сердце.
Покидал поле боя Маркус Артильо опять с тяжелым камнем на сердце. Сегодня он впервые убил динозавра. И хотя до этого дня он сотни раз видел, как это делают другие, пережить этот момент самому было тяжело. В ушах до сих пор звенел протяжный высокий предсмертный вой ящера и грохот падающего тела.
- Ему было больно, очень больно. Но смерть была быстра, - сказала Лакс.
Она навестила Маркуса в поместье Крассов тем же вечером. Познакомилась с Адель, слегка повздорила с Роберто, а затем, как хозяйка дома, подала молодому господину Артильо глинтвейн.
- Гревиусы играют нечестно, - сказала несси, расположившись в кресле напротив кровати Маркуса, - Я не видела игру, но слышала разговоры. В какой-то момент ящеры противника или глохнут, или сходят с ума, но хозяина они больше не слушают. А какой толк в неуправляемом животном, от которого зависит твоя жизнь?
- Спасибо, я подумаю, как избежать этого.
- Будь осторожен, Маркус. Удачного боя.
С этими словами она встала и ушла. Не прощаясь. Маркус прислушался к сердцу. На миг сбившись, оно вновь застучало ровно.
 
Мраморная фигурка Фортуни в Бронзовом переулке была украшена венками из живых цветов. Человек появился ниоткуда. Только Маркус склонил голову к ее ногам, как почувствовал возле себя чужое дыхание. Маркус уже облачился в костюм "безродного" перед финальным боем. Желание нашептать еще одну молитву Богине возникло спонтанно. Человек некоторое время молчал, затем заговорил.
- Гоподин Артильо, - это был даже не вопрос, он все знал, - пусть Солнце освещает путь уважаемого господина!
Маркус промолчал, скосив глаза направо, чтобы рассмотреть незнакомца. Скорей всего специально, тот чуть-чуть отодвинул полу плаща, показывая серую ленту. Императорские охранители.
- Хотел бы вас предупредить, Маркус. Вы играете в опасные игры.
- Императорские игры – это жестокий спорт, - парировал Маркус.
- Вы знаете, о чем я, – жестко перебил его охранитель, - ваша новая подружка. Я здесь только, чтобы предупредить. Помните, никто не посмотрит на то, кто ваш отец. Охранители готовы предотвратить покушение на Императора в любой момент, даже ценой вашей жизни или жизни вашего динозавра.
- Я не понимаю, о чем вы.
- Просто не делайте глупостей, господин Артильо, - закончил охранитель и слегка поклонился, - Мы любим Императора, а Император любит нас!
- Мы любим Императора, а Император любит нас! – повторил Маркус.
- И еще, господин Артильо, вам следует знать, что у Орлиусов никогда не было телохранителей-несси.
Когда Маркус развернулся в его сторону, человека уже не было. Исчез.
 
К восточному входу Арены молодой господин Артильо подъехал в мрачном настроении. Последние слова незнакомца барабанной дробью стучали в голове, разгоняя другие мысли. Он не хотел в это верить, но ведь это сказал охранитель! Верный слуга и защитник Императора.
"Неужели Лакс предаст меня? Неужели она врала?"
Времени все как следует обдумать не оставалось. Заиграли трубы, вызывая на Арену участников финала.
Матери Маркус сказал, что ему очень нездоровиться - сильная лихорадка и головная боль. Сокрушался, что не увидит финал любимых игр, но с кровати ему никак не подняться. Просил прощенья, что не может составить ей компанию и все такое прочее. Роберто подтвердил слова хозяина и заверил госпожу, что будет заботиться о наследнике рода Артильо, как о своей шее, "ибо без нее и голова ни к чему".
На противоположной стороне Арены, в тени западной арки входа, стоял заврадокс. Когда красный ящер вышел на свет Маркус увидел, что его наездник тоже в черных одеждах, как и он сам. И тоже в маске.
"Это злая насмешка? Издевка?! Что это?"
Адель сделала шаг вперед и трибуны взорвались криками. Все приветствовали любимицу. Маркус слышал, что на финал делают ставки сто к одному на победу Адель.
Нумерий Солнцеликий встал у себя в ложе. Выставил ладонь правой руки в приветствии. Воцарилась тишина. Оба соперника одновременно поклонились и разошлись в разные стороны.
"Жестоко! … Стремительно!… Беспощадно!…".
"Жестокая манера боя… Стремительные атаки… Беспощадный поединок…".
"Жестоко! … Стремительно!… Беспощадно!…".
"Жестокая манера боя… Стремительные атаки… Беспощадный поединок…".
Маркус не испытывал страха, был собран и сосредоточен. Он планировал выбить из седла наездника. Для этого отрепетировал с Адель обманный прием – динозавр уклоняется в одну сторону, а Маркус в последний момент атаки освобождает одну ногу и оказывается на боку с копьем в руках, где его никто не ожидает увидеть. а Маркус Для этого он специально заранее облегчил крепление стремян.
Сблизившись, ящеры кружили друг напротив друга на небольшом расстоянии. Попеременно рывками пугали, выжидали. Вскоре Маркусу надоели такие танцы. Он развернул Адель в сторону, хотел отойти на приличное расстояние и начать атаку заново, как вдруг наездник Гревиусов повел завродокса вперед. Получалось, что Адель вынужденно убегала. Гонка была невыгодна Маркусу, но изменить положение дел было не в его силах.
Адель на большой скорости, распугав первые ряды зрителей, добежала до стены, а потом Маркус развернул ее влево. Наездник заврадокса сделал тоже самое, вильнул налево и оказался на полкорпуса впереди от Адель. И тут произошло то, о чем его предупреждала Лакс. Наездник Гревиусов выстрелил из небольшого мушкета - маленькое черное облако на миг окутало морду Адель. Она тут же взбрыкнула и остановилась. Затем стала заваливаться на бок, но Маркусу удалось ее удержать. Заврадокс тем временем убежал далеко вперед и остановился. Маркус с Адель оказались рядом с восточным входом, через который входили сегодня.
- Что с тобой, Адель? – настороженно спросил Маркус. Динозавр был не в себе Казалось, Адель впервые в жизни больна. Она крутила головой из стороны в сторону, приседала на задние лапы, фыркала и не хотела двигаться вперед.
"Это нечестная игра! Гревиус чем-то одурманил ее…"
Но победителей не судят, а от победы род Гревиусов отделял всего лишь один шаг.
- Я помогу, - послышалось снизу. Это была Лакс. Она стояла в тени ворот, закутавшись в черный балахон, так что ее можно было спутать с одной из наложниц восточных гостей Императора.
- Не надо?! – прорычал Маркус.
- Ты не понимаешь! Я могу ментально управлять ящерами. Адель ослепла, я буду направлять…
- Не надо, - повторил Маркус, - Я знаю кто ты. Уходи!
- Нет…
Но он не дослушал. Завродокс бежал на них. Копье наездника было направлено вперед. Еще немного и бой закончится смертью нигро…
Маркус дернул поводья – Адель очень осторожно отступила назад, в сторону и еще в сторону.
- Нет, не туда!
Он приказывал ей двигаться в другом направлении, но ящер упорно тянулась налево… все ближе и ближе
"К ложе императора!" - пронеслось в голове у Маркуса. "Значит, охранитель был прав. Это покушение! Лакс!". - Маркус сильно дернул поводья вверх, приказывая остановиться, но это не помогло. Он не мог управлять динозавром, больше не мог. Заврадокс был на расстоянии одного большого прыжка от них, как вдруг Адель встала на задние лапы, и Маркус, с ослабленными стременами, вылетел из седла. Больно стукнувшись головой о землю, он все-таки успел увидеть, как наездник команды рода Гревиус замахивается копьем в грудь Императора Нумерия Второго. Затем грохотнули выстрелы, и все померкло для молодого господина Артильо.
 
 
 
Стояла невыносимая жара. В поместье Эль Нигро можно было легко укрыться от палящих лучей солнца в тени разросшихся деревьев. Маркус лежал на траве и наблюдал за тем, как вдалеке охотится на механическую лисицу Адель. Ее раны почти зажили, и динозавру не терпелось вновь вести активный образ жизни.
Из маленького домика летней кухни доносился возбуждающий аромат жареного мяса. Роберто готовил праздничный обед. Лакс сидела рядом с Маркусом. Она зачитывала вслух последние новости Империи из новостных листов – война все-таки вот-вот должна была начаться. Но Маркус ее не слушал.
Он отдыхал. Все закончилось.
Покушение на Императора было предотвращено. Подставной игрок, выдававший себя в последнем бою за наездника динозавра рода Гревиус, был разоблачен - это оказался наемный убийца-несси. Лакс была ни при чем, и если бы не она, то охранители могли и не успеть. После того, как с нигро была снята маска – молодой господин Артильо стал знаменит. Маркус Артильо победил в Императорских Играх. Он исполнил свою мечту – прошел под золотой аркой Победителей и сотни тысяч лепестков роз осыпались ему на голову, вино текло рекой под ногами.
И сейчас Маркусу хотелось немного отдохнуть в компании тех, кого он любил больше жизни.
 

Авторский комментарий: Заранее приношу извинения за невычитанность текста, не успевала по личным причинам. Иллюстрацию, которая меня вдохновила на написание этого рассказа, я добавлю в тему обсуждения на форуме.
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования