Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Scorpion - Изломанный мир

Scorpion - Изломанный мир

 
Изломанный мир
Грузовик тряхнуло так, что Вову подбросило. Сгруппировавшись во сне, он вцепился в дверь, удивленно глядя на Сашу.
-Эй, полегче! Что случилось?
Напарник сам выглядел растерянным. Что могло так пошатнуть фуру?
-На дороге ничего, - говорил Саша, крепко сжимая руль. – Словно ветер налетел.
-Это какой же ураган должен быть? – Вова разочарованно глядел в окно на заснеженный лес. Метель не прекращалась, видимость, хоть и не нулевая, но отвратная. А скоро ему меняться местами и вести грузовик.
Оба молчали. Понимали, что сами напросились в этот рейс. Когда диспетчер позвонил Саше и предложил маршрут в Польшу, зимой, да еще и несколько ночей ехать, Вова долго думал. Они всегда вместе в путешествиях. Знают характеры, настроение и возможности друг друга. А рейс в одиночку в таких условиях – самоубийство. Сроки четко оговорены, товар - электроника и бытовая техника - дорогой. Ответственность огромная, правда, и платят соответственно. Потом можно на месяц забыть про романтику дорог.
"ДАФ" уверенно катил по заснеженному полотну, за окном, кроме величественных сосен – ничего. Неуютное чувство, словно остался один во всем мире. Тишина, только тихая музыка играет в салоне.
Саша, как всегда, подготовился к поездке. Сменил солярку на зимнюю. Все щели заткнул газетами. Внутри тепло и дремотно.
Вова потянулся, готовясь принять смену. Саша, суровый, крепкий, словно скала, крепко держал руль. Многие удивлялись их тандему. Быковатый Сашок, с наколками на кулачищах, любящий шансон и выпить. И интеллигентный Вова, одевающийся как денди, слушающий современную музыку, читающий много книг. Но ум умом, а зарабатывать надо. И работа в офисе менеджером старшего звена, не приносила таких доходов, как поездки. Первое время им с трудом удавалось сосуществовать, но вскоре Саша понял, что его напарник крепче, чем кажется, а Вова осознал, что Шурик – отличный мужик, с которым не страшно и в зимнюю пургу на дороге.
-Скоро еда! – Вова уже заждался, когда можно будет выйти из кабины хотя бы на полчасика, размять ноги, выпить горячего кофе и перекусить.
Снег плясал у окон, метель что-то напевала, ветер шумел в соснах. В общем-то, красиво и мощно. Природа царила здесь, а люди ютились в освещенных салонах, боясь столкнуться с первозданностью леса.
-Ни одной машины, пока ты спал, - Саша не отвернулся от дороги. Шаря рукой в кармане, выудил пачку сигарет, подкурил и выпустил облако дыма. Вове пришлось смириться с привычкой друга, а потом сам и не заметил, как тоже начал смолить.
-А сколько я спал?
-Минут тридцать.
-Вообще ни одной встречной? – странно, дорога, конечно, не особо популярная, да и в такую погоду ночью, но чтоб совсем никого.
-До этого пару машин вылетали из пурги, неслись, как психи. А потом – никого.
Затягиваясь, Вова вздрогнул. Напарник всегда смеялся над его мнительностью, но он читал много реальных историй из жизни дальнобойщиков. И в ночном лесу можно встретить много странного. Собирая легенды, мифы и рассказы шоферов, передаваемые из уст в уста, шепотом, в мрачных придорожных кафешках, Вова верил, что не все поддается разумному объяснению. И то, что ни одной встречной Саша не видел, встревожило его.
Через пару минут увидели вывеску закусочной.
-Жратва! – Саша удивленно посмотрел на напарника. Да, набрался он грубых слов за столько совместных поездок. Раньше бы краснел, стараясь выразиться не литературно, теперь же матерился так, что Саша иногда завидовал.
-Ты должен говорить не так, - сделал Саша замечание другу. – Ты в нашей паре – интеллигент. Это моя прерогатива.
-Вот видишь, ты знаешь умные словечки, я матерюсь – помогли друг другу, - посмеиваясь, Вова крепко вжимался в сиденье. На парковке у кафе ни одной машины.
-Что за нахер?
-Может, объявили штормовое предупреждение? Умные сейчас сидят дома.
-В любую непогоду все равно хоть кто-то, да выедет, - с этим Вова поспорить не мог. Люди считают себя бессмертными. На своих легковушках носятся по заледенелым дорогам, подрезают, перестраиваются, как идиоты. А потом авария, море крови, трупы. Дальнобойщикам полегче – фуры устойчивей, да и опыта обычно больше.
Остановившись, Саша натягивал теплую куртку, а Вова прислушивался к тишине. Словно в космосе, ни звука, ни движения. Предчувствие чего-то дурного, опасного, холодило кожу.
-Может, черт с ним, с кофе? – робкая попытка, но Саша уже спрыгнул в снег, провалившись по щиколотку. Да и что может произойти? Просто никто не выехал в такую погоду. Так ведь?
Оглядываясь по сторонам, они брели к кафешке. Безлюдная парковка, потухшая вывеска. Вова все сильнее нервничал. Хотелось закричать, сломя голову бежать к фуре, закрыться там и трястись от страха. Сколько он слышал разных историй о необъяснимых событиях в дороге? Пусть половина из них выдумки, глюки. Даже если некоторые водители выпивают, все равно, что-то может оказаться правдой. Замершие силуэты, черные, застывшие на обочинах заброшенных дорог. Женщины в белом, ночами парящие над шоссе. Голодные твари, взирающие из зарослей горящими глазами.
-Идем обратно! – не выдержал он, вцепившись в куртку Саши. Пусть думает, что он нервный, слабый, истерик, что угодно, лишь бы не идти внутрь. Ничего хорошего их там не ждет.
Саша посмотрел на друга, глаза немного расширились, но тут же улыбнулся. Бодро так, самоуверенно.
-Возвращайся, я все возьму и принесу.
-Нет! Ты не понимаешь…
-Вовчик, ты ведешь себя стремно. Что за бабские замашки?
Вот баран упертый! Отпускать его одного – нельзя, но и идти в кафе не хочется.
-Ладно, ладно, - сдаваясь, Вова поплелся за другом. Метель кружила снег, завывала, ветер жалил лицо.
Войдя внутрь, Саша на секунду замер, и Вова чуть не уткнулся носом в его спину. Ну, вот, начинается!
-Что там? – прошептал он, замерев у порога.
-Все норм, заходи.
Внутри – обычное придорожное кафе, с длинной стойкой и столиками у стены. Никого, хотя… В темном углу, не освещенном приглушенном светом из окна, замерла официантка. Лампы почему-то не горели.
-Два кофе, пару бутеров, - прогрохотал Саша, уверенно направляясь к стойке и замершей во мраке девушке.
-Идем отсюда, - упирался Вова, но напарник пожал плечами и присел на стул.
Официантка словно соткалась из тьмы, выплыв к ним, плавно и неспешно. Обычная девушка, лет девятнадцать-двадцать. Грязный передник, волосы растрепанные, взгляд блуждающий.
-Она обкурилась, - укоризненно сказал Саша. – Или обдолбалась.
Вова молча смотрел на тонкий силуэт. Вроде ничего страшного, укуренная дурочка, но этот ее взгляд…
-Что заказываете? – слова, словно камни, сыпались из ее еле открывающегося рта.
-Два кофе, и пожрать че-нить.
Снова ушла во тьму, оставив после себя легкий аромат влажной листвы. Саша, казалось, не замечал странностей, а Вова неловко топтался у стойки. Может, зря он поднимает панику? И все как обычно? Но вот внутренний голос уверял, что нужно бежать, куда подальше, и как можно быстрее.
Сжав зубы, уселся на стул. Тишина кафе настораживала. Полумрак сгущался, бледный свет из окна лишь сгущал стены. А затем осознание пронзило Вову, прошило насквозь. Свет!
-Встали и ушли – почти прокричал он удивленному Саше. Тот нахмурился, наверное, решив, что у напарника припадок.
-Да успокойся ты!
-Твою мать, Шурик! Мы ехали гребаной ночью, откуда взяться свету за гребаным окном? – к ругательствам Вова старался прибегать редко, но ситуация сейчас такая…
Саша смотрел в окно, на серые сумерки, и на лице его сменилась гамма эмоций. Удивление, неприятие, страх. Наконец-то и до него дошло!
-Что за херня?
-А я о чем?
Из тьмы за стойкой снова возникла фигура официантки. Плавно подплыла она к клиентам. Также наклонила голову, такими же пустыми глазами смотрела на них. Идентичные движения.
-Что заказываете? – почти не шевелящиеся губы. Озноб пробежал по телу Вовы. Здесь все неправильно. Почему эта девка издевается над ними?
-Два кофе, и пожрать че-нить.
Саша вздрогнул, Вова прижал руку ко рту, чтобы не кричать, не вопить, не сойти с ума. Темнота повторила слова Шурика, с той же интонацией, нетерпеливостью. Идеальная имитация голоса.
-Валим, - Саша тащил друга за собой, но Вова словно врос в пол кафе.
Официантка уплыла в темноту, свет струился сквозь окна. Что произойдет сейчас?
-Ты хотел уйти? Так идем! – Саша уже не так уверенно держал Вову, словно сам хотел посмотреть, что произойдет дальше.
Через пару минут официантка снова возникла, идеально повторяя все движения.
-Что заказываете?
-Два кофе и…, - конца фразы они не услышали, сломя голову несясь к фуре. Снег налипал на лица, пробирался под одежду, и в его вое ощущалось что-то животное, живое. Ночная тьма окутала их. Никакого света, лишь чернота.
Уже в кабине, согревая руки, допивая почти ледяной кофе из термоса, они посмотрели друг на друга. Страх на лице Саши пугал больше всего. Такой всегда уверенный, крепкий, боевой. Но даже он понял, что в придорожном кафе происходит что-то абсолютно неправильное.
-Что… Как? – говорить не хотелось, да и не нужно.
-Поехали!- Вова сам устроился за рулем, давая другу возможность отдохнуть и прийти в себя.
-Вовчик, ты же любишь все эти страшилки, - пробормотал через несколько минут Саша. – И что ты можешь сказать?
-Я ничего такого не слышал, - обдумывая свои слова, понял, что говорит правду. Обычно все страшилки случаются на дороге, но не в кафе, которые водители считают чуть ли не оазисом, островом света посреди окружающего мрака. – Она словно… не знаю. Застряла? Как пластинка, которая сбивается и начинает повторять то же самое.
-А свет? Откуда ночью?
-Хрен его знает. Но я тебе говорил не идти туда. А ты что?
-Я не верю во всю эту чепуху с призраками.
-Кто говорит о призраках? Официантка явно живая, но какая-то застывшая.
-Что-то со временем? – допытывался Саша.
-Да я откуда знаю? – нашел себе специалиста. – Едем отсюда и забываем все, что видели.
-Я никому не расскажу, никто же и не поверит, - до Саши только начала доходить вся неестественность произошедшего.
Вова прикусил губу, задумавшись. Ни одной машины на дороге, снег метет все сильнее, леса окружают фуру со всех сторон. Они словно на необитаемом острове, помощи ждать неоткуда. Может, можно прорваться, вернуться в нормальный мир? Это не природа вокруг неправильная, это они чужаки в ином мире.
-Аномальные зоны, - пробормотал Саша.
-Чего?
-Я слышал о таких местах. Хоть и не собираю всякие байки, но водители после пары рюмок любят поболтать. Зоны, где время течет по-другому, где компасы крутятся в обратную сторону, всякие звуки и видения.
-Не стоит об этом говорить, - резко прервал беседу Вова, чувствуя, как мурашки покрывают кожу. Темные, покрытые снегом, силуэты деревьев за окном пугали. Здесь густые, почти не тронутые людьми леса. Мало ли что может водиться в таких дебрях?
Саша, нахмурившись, тряс телефоном, выражение лица не предвещало ничего хорошего.
-Нет сети.
-Блин, классика жанра, - попытался разрядить обстановку в кабине Вова, но Саша не слышал его, крутя ручки радио. Ни одна волна не отвечала, лишь шорох помех, больше напоминающий тихое шуршание падающего снега.
-Радио молчит, - зачем-то сказал Саша.
-Я вижу, - еле сдерживая крик, ответил Вова. Черт. Черт! Куда их занесло.
-Если поедем обратно? – Саша спросил, и сам понял, что фуру на такой дороге они никак не развернут. Значит, только вперед.
Вова напряженно всматривался в дорогу. Свет мощных фар разгонял тьму. В глубинах леса по бокам что-то мерцало. Яркие желтоватые огоньки. Они передвигались, иногда поднимались, иногда опускались.
-Что это? – Саша тоже увидел пляску огоньков.
-Глаза, - Вова понял это раньше, чем ответил. Что-то из лесного мрака пристально следит за дорогой, за фурой. За людьми внутри. Сколько же их? Волки? Медведи? Или что-то хуже?
Тонкий, заунывный вой пронесся над лесом. Вздрогнув, Вова чуть не вывернул руль. Завывания сливались, хор хриплых голосов перекрывал стон ветра.
-Волки? – с надеждой спросил Саша.
-Не знаю, - хотя Вова знал. В вое тварей ничего волчьего, больше похоже на людей, которые имитируют лай. Кашляющие звуки, но в них неуловимо звучали отзвуки человеческих голосов.
Что-то бежало рядом с фурой со стороны Вовы. Высокий силуэт несся то на двух, то на четырех ногах, метель скрывала его, иногда он становился полупрозрачным. Отвернувшись, Вова уставился на дорогу. Не смотреть, не смотреть на бегущее существо!
-Что-то бежит параллельно нам, - дрогнувшим голосом сообщил Саша.
-С моей стороны тоже.
Прижавшись к окну, Саша старался рассмотреть попутчика. Снег валил все сильнее, Вове пришлось снизить скорость, существо подстраивалось под их движение. Мощная спина, покрытая шерстью, голову не видно, лапы, месившие снег, более напоминали руки, а задние – ноги.
-Оборотни, - прошептал Саша, теряя всю уверенность. Он просто не готов к этому. Не может такое существовать в реальности.
-Просто не смотри, - посоветовал Вова, и в этот момент тварь с его стороны подняла морду и завыла. Горящие глаза, приплюснутая голова, не похожая ни на волка, ни на человека. Никакой, к черту, не оборотень. Словно мясистый обрубок, с вытянутым рылом, постоянно сокращающимся, втягивающимся, извивающимся. Что за херня?
-Не отвлекайся! – прикрикнул Саша, когда фуру чуть повело. Вова смотрел на дорогу, не глядя на бегущую рядом тварь.
Они завыли в унисон, что-то ударило в фуру. Существа атаковали их.
-Что делать? – вопил Вова, ожидая совета от более смелого друга, но Саша крепко вцепился в бесполезный телефон, не отвечая, смотря пустым взглядом на дорогу. – Черт, Шурик! Очнись!
-Не знаю, просто не знаю, - промямлил тот.
Еще несколько минут твари преследовали добычу, но затем, вновь завыв, встали на задние лапы и замерли. В зеркало Вова на секунду еще раз увидел влажную дрожащую морду, и затем существа скрылись в лесу.
Облегченно вздохнув, Вова тут же подумал, что твари просто побоялись проникнуть в охотничьи угодья кого-то более опасного.
-Звиздец! – Саша выдохнул, разжимая руки, телефон упал на пол. – Ну как такое может быть? – он искал поддержки у Вовы, хотел, чтобы кто-то или объяснил, или сказал, что все им померещилось от недосыпа.
-Эта дорога… с ней что-то не так, - Вова, вместо успокоения, лишь подливал масла в огонь. Нужно разобраться сразу, не давать панике проникнуть в кабину. – Мне кажется, мы проезжаем один и тот же кусок. Яма на дороге, она повторяется. И прислушайся к ветру – раз в три минуты он завывает, абсолютно так же, как до этого.
-Петля времени? – Саша не верил, что это говорит он, тот, кто никогда не верил во всякие басни и посмеивался над любовью напарника к страшилкам.
-Я читал про эту дорогу на форуме дальнобойщиков. Здесь никогда ничего не происходило. А вот на сайте, посвященному паранормальному, вычитал, что чуть дальше есть полузаброшенная деревенька. Говорят, там есть аномальная зона. Оставшиеся жители иногда видели и слышали странное.
-И что? Мы еще не доехали туда! – Саша стукнул громадным кулаком по ноге, заставляя себя успокоиться.
-Вдруг зона расширяется? Или погодные условия создали нечто вроде туннеля, и все аномальное попало на дорогу?
-Твои теории меня пугают, - честно признался в слабости Саша.
-Это лишь теории. Я не знаю, что тут происходит. Но нам надо как-то вырваться.
Минут десять ехали в тишине. Саша угрюмо смотрел на громаду леса, где иногда отсвечивали голодные глаза тварей. Вова не сводил взгляда с дороги.
А потом они увидел брошенную машину.
-Тормози, - приказным тоном сказал Саша.
-Сдурел?
-Остановись, людям нужна помощь.
-А вдруг это грабители?
Они проехали мимо. Открытая дверца легковушки, тормозной след, и вроде никого внутри.
-Так нельзя, - недовольно пробормотал Саша.
-Ты вообще видишь, что тут творится? – Вове пришлось сдерживать крик. Ему хотелось встряхнуть напарника, а, лучше, дать пару раз по морде. Герой нашелся!
-Может, им помощь нужна. Ты бы хотел так застрять? И когда единственная машина в радиусе пятидесяти километров проезжает мимо – надежды рушатся.
-Как изысканно ты выражаешься, - раздражение нарастало. Чертов Саша со своей добротой. Совесть нечиста, это правда. Там могут замерзать люди. Вдруг там дети? – Подумай о своей семье. Жене, дочери, сыне. Вряд ли они обрадуются, если с тобой что-то случится.
-Там могла застрять такая же семья. С детьми. Я знаю, что ты сам неспокоен, - спокойно и уверенно говорил Саша.
-Чтоб ты провалился, - пробормотал Вова. Ну откуда, откуда у этого громилы такие понятия о доблести и чести? Рыцарь гребанный!
Полчаса спустя они вновь увидели ту же брошенную машину. Саша прикрыл глаза, а Вова начал тормозить.
-Если что – ты во всем виноват, - бросил он напарнику.
Фура замерла. Выходить наружу не хотелось, да и у Саши поубавилось храбрости.
-Ну что?
Молча натягивая куртки, нехотя покидая тепло кабины, они выбрались наружу. Оба сжимали ломики в руках. Когда Вова впервые их увидел, удивился. Но потом они не раз помогали им. Пьяные дальнобойщики – те еще ублюдки.
-Я подхожу, ты ждешь на расстоянии, - командовал Саша.
-Слушаюсь! - сдерживая улыбку, Вова побрел за героически настроенным другом. Грабители вряд ли будут прятаться посреди снежной бури, в слабой надежде, что смогут кого-то остановить. А вот неудачливый водитель, возможно, даже, раненный, может. Оставлять людей так, в ночи, рядом с темным лесом, нельзя. Но как же хотелось вернуться в кабину, согреться, рвануть вперед, выехать из этого замкнутого круга.
Пар изо рта клубился, снежинки облепили лицо. Холод пронзал насквозь. Ноги утопали в сугробах. Сосны шумели на ветру, вдали, в глубине леса, завыли твари.
-Я ненавижу тебя и свою совесть, - бормотал Вова, отплевываясь от набивавшегося в рот снега.
Медленно шагая вперед, он рассматривал машину. Следов в снегу рядом с дверями нет. Саша махнул рукой – внутри тоже никого. Но подойдя уже к салону, Вова еле сдержал крик – внутри все залито кровью, уже замерзшей, искрящейся в свете их фонарика. И когда Саша успел его взять?
-Никого.
-Вижу. Но кровь…
-Мы сделали все, что могли. Потом сообщим о находке, - обоим полегчало – они проверили, никого не нашли, выполнили свой долг.
Окровавленный салон пугал. Что могло произойти? Почему машина остановилась? И кто мог зайти внутрь? Распахнутая дверь покосилась, словно ее с силой выдирали. На руле несколько царапин. Могли ли бежавшие за их грузовиком твари напасть на людей? Вполне. Поэтому валить надо быстрее.
Стоя посреди пустынной дороги, окруженной молчаливым величественным лесом, в снегопаде, Вова ощутил себя последним человеком на земле.
-Идем, - голос Саши отвлек его от тяжелых мыслей. Здесь так неуютно, и не потому что ночь, снег и лес, а потому что сам воздух казался наэлектризованным.
Подходя к кабине, услышали чей-то крик. Человеческий. Кто-то вопил из глубины леса, от пронзительного звука кровь стыла в жилах.
-Помогите!
Я ничего не слышу, увещевал себя Вова, это глюки. Некому ночью в лесу кричать.
-Там кто-то живой, - Саша вновь настроился на героический лад.
-Даже не думай! – Вова не шутил. Какой, к черту, человек в лесу? Даже если это кто-то из раскуроченной машины – черт с ним. Он не пойдет в бор в темноте.
-А если бы…
-Я не окажусь на его месте, именно потому, что не пойду туда, - кричал Вова. Саша – идиот! – Семья! Вспомни о них! Я хочу жить! Ты видел тварей на дороге. И официантка. Здесь что-то произошло, что-то нехорошее, и мы должны, просто обязаны, вырваться.
-Я не оставлю раненного человека, - Саша, не оборачиваясь, пошел к темной стене деревьев.
-Ну и иди, пусть тебя сожрут эти ублюдки. А я потом помочусь на твою пустую могилу! – пытаясь разозлиться, орал Вова. Пусть идет. Хер с ним. Сам как-то доберется до ближайшего города и вызовет полицию. А Саша может сдохнуть там, если так хочет стать героем.
Забираясь в кабину, устраиваясь удобнее, Вова сжимал в руках ломик. Глядя на пляску снежинок, несколько раз ударил по рулю, крича и проклиная друга. Не может он его там оставить.
-Стой! – догоняя Сашу, еле сдержал себя, чтобы не вломить ему и не затащить бесчувственное тело в кабину.
-Пойми, мы не такие, не сможем пройти мимо, - успокаивал его Саша. И Вова понимал. Действительно, он потом не спал бы, нервничал, проклинал свое бездействие. Ну откуда берутся такие лохи как они?
Снег под ногами хрустел. Из черного сердца леса вновь донесся крик, мольба о помощи.
-По-моему, крики тоже повторяются. Как с официанткой.
-А вдруг, чтобы выехать отсюда, нужно спасти этого беднягу? – Саша искал оправдание своему героизму. Хотя, столько произошло непредсказуемого, что и такой вариант отбрасывать сразу нельзя. Все взаимосвязано.
-Убедил, черт языкатый, - попытался сострить Вова, но в плаче ветра, шуме деревьев и криках пострадавшего ничто не смогло бы поднять настроение. Справа завывали твари с извивающимися мордами. Сожрут их тут, и все. Никто даже не узнает, куда пропали два тупых дальнобойщика.
Идя по следам более выносливого друга, Вова дрожал от холода. Зуб на зуб не попадал, руки заледенели, почему он не взял перчатки? Саша уверенно, словно таран, брел вперед, Вова тащился на буксире.
-Смотри, - прошептал Саша.
Выглядывая из-за спины напарника, Вова почти закричал. Но удержался. Не стоит привлекать внимание опасных хищников, чьи глаза горели вдали. На снегу – огромное пятно крови. И какие-то частички, разбросанные по земле, свисающие с низких ветвей сосен.
-Ну все, он свое откричал, пошли же, - настойчиво увещевал Вова.
Саша продолжал путь. Крик о помощи повторился. Оглянувшись и увидев не так далеко фуру, испытал облегчение. Если что, бежать не далеко.
Сосны сжимали ряды, возвышаясь над мужчинами. Их темные стволы угрожающе нависали, снег падал комьями, особо резкие порывы ветра сбивали с ног. Вова уже ни о чем не думал. Ни о том, что могут найти в глубине бора, ни о теплой уютной кабине грузовика. Главное, не замерзнуть насмерть. Не упасть лицом в снег, погружаясь в мягкую белизну, манящую, зовущую, обещающую утешение и покой.
-Вставай, ты чего? – Саша тянул его за руку, поднимая из особо глубоко сугроба.
-Он говорит со мной. Снег. Шепчет, манит, - лепетал Вова, дрожа всем телом. Воспаление легких обеспечено, но это такая мелочь на фоне того, что происходит здесь и сейчас.
-Вовчик, под ноги смотри, - Саша вновь приподнял друга, прилегшего на снегу. Да что с ним такое?
Небольшая полянка, сосны словно сторонились этого места. Стволы кучно росли рядами, а снежная белизна поляны окрасилась красным. Вова не хотел смотреть, отворачивался, но картина трех растерзанных тел вставала перед глазами вновь и вновь. Мужчина, половина тела которого свисала с ближайшего дерева. Женщина, выпотрошенная, накрытая своими же внутренностями. И девочка в разодранной розовой курточке. Застывшие глаза ребенка пристально смотрели на черное небо. Луч фонаря выхватывал это поле боя.
-Но кто кричал? – удивленно спросил Саша.
-Не важно! – не выдержав, Вова сломался где-то внутри, чувствуя, как паника поглощает его словно приливная волна. Нечего им тут делать. Их тела могут оказаться рядом с беднягами из машины. – Бежим! Я хочу домой, - он только сейчас осознал, что плачет. Изуродованное тельце девочки навсегда запечатлеется в его памяти.
Развернувшись, направились в сторону грузовика.
-Помогите! – раздался пронзительный вопль за спинами. Подпрыгнув, Вова побежал вперед, надеясь, что друг следует за ним. Но, конечно, Саша поспешил на помощь.
Кричал мужчина. Его мертвое, застывшее лицо, напрягалось, рот расходился, напоминая кровавую трещину, и один и тот же вопль вырывался наружу. Помочь ему они точно не смогут.
Саша догнал-таки друга, подталкивая его вперед. Резкий склон, и оба кубарем покатились вниз. Отплевываясь от снега, Вова рыдал, понимая, что они заблудились. Не было никакой низины, когда они шли сюда. Как теперь выбраться?
-Не останавливайся! – Саша тащил его за собой, волоча по снегу.
-Шурик, смотри!
Впереди вновь поляна и три изуродованных трупа. Как они могли вернуться, если все время шли вперед?
-Я сдаюсь, - пробормотал Вова, погружаясь в снег, отдаваясь на его милость.
-Нет, я тебя потащил сюда, я и вытащу, - Саша пыхтел, но вытаскивал напарника из сугроба. С разочарованным чавканьем снег отпустил добычу.
-Помогите! – кричал мертвец.
-Не останавливайся, - вторил голос-имитатор, умело подражая Саше.
-Шурик, смотри, - а вот и бестелесный окрик Вовы разнесся над лесом.
Молча бежали вперед. В этот раз успели увидеть спуск, притормозили, и аккуратно спустились. Снова по колено в снегу. И опять поляна. Три трупа. Но в этот раз кое-что изменилось.
-Четвертое тело? – Саша в ужасе всматривался в такое знакомое лицо. Перед ним лежало тело Вовы.
-Что за херня? - живой Вова разглядывал своего разорванного двойника. Трясясь от страха, смотрел на Шурика, который отходил от него. – Ты куда?
-Стоять! – от крика друга с деревьев посыпался снег. – Не подходи!
-Сдурел? Это я!
- А там кто?
-С какого хера мне знать? Ты сам меня тащил!
С опаской подходя к Вове, Саша не сводил взгляда с мертвеца. Идеально похожий, словно близнец, даже одежда та же.
-Я доверяю тебе, - сообщил он оригиналу. Вова пожал плечами и пошел вперед. Теперь Саша плелся за ним, ожидая, что друг повернется и набросится на него.
Следующий раз на поляне находилось пять тел. Мертвый Шурик, с сорванной нижней челюстью.
-О, Господи, - трясясь, как осиновый лист, Саша смотрел на мертвое тело. Но как такое может быть?
-Плюнь и идем! – Вова тащил пораженного напарника.
Новый спуск, и снова поляна. И шесть тел. Теперь два трупа Вовы. Еще круг – семь мертвецов. Новый Саша возлежал на спине, а вместо живота зияла кровавая дыра.
-Стоп! – Вова притормозил спешащего друга. – Мы ходим кругами.
-Мы идем вперед!
-Но возвращаемся на одно и то же место. Попробуем шагать в обратную сторону.
Ничего другого не оставалось. Обходя тела, не глядя на кричащий труп мужчины, они шли назад. Пару минут спустя перед ними появился небольшой холмик. Взбираясь на него, не знали, что увидят снизу. А там оказалась поляна с шестью телами.
-Вот! – Вова гордо тыкал пальцем. – Одного мертвого тебя нет. Мы возвращаем все обратно!
Еще несколько кругов, пока не остались только три первых тела. Мужчина продолжал звать на помощь, из его мертвого рта слова разлетались над лесом.
Теперь ничто их не остановит. Гордясь своей идеей, замерзая, проваливаясь по колено в снег, Вова вел их вперед. Мимо кто-то пробежал.
-Эй! – кричал Саша удаляющимся силуэтам. Вроде двое мужчин.
-Не зови их.
Прячась за деревьями, напарники смотрели, как мимо них снова пробегают два человека. Их двойники. Они неслись так, словно от этого зависела их жизнь.
Чуть впереди оба бегуна упали, их спины взорвались фонтанами крови. Мертвецы рухнули лицами в снег. Там уже лежало около двадцати тел, покрывающих почти всю вытоптанную колею. Что убивало их?
-Как нам выбраться? – Саша прижимался к дрожащему Вове, сам трясясь от ужаса. – Они хотят сбежать, но что-то им не дает.
-Мы должны понять, что убивает их. И самим выжить.
От сюрреалистичности разыгрывающейся трагедии перед их глазами, оба вздрагивали каждый раз, когда новая пара их двойников падала, устилая снег. Еще немного, пробежать бы этот опасный участок, а там и до фуры недалеко.
Не сговариваясь, подошли чуть ближе к месту, где покоились уже два десятка их двойников. Разорванные спины, блестящий позвоночник. Пробежать тут они не смогут. И снова двое бегут по снегу, проваливаясь, подталкивая друг друга.
-Смотри! – толкнул в плечо друга Саша. На одной из ветвей сосны восседало нечто.
Округлившимися глазами Вова наблюдал за тварью. Чуть крупнее человека, с мягкими, трепещущими на ветру крыльями, словно у мотылька, оно следило за жертвами. Вот двойники пробегают под сосной, резкое движение крыльев, и нечто вроде пуль пронзает тела мужчин. Их спины набухают, а затем лопаются, словно перезрелые помидоры. Что-то мелкое и живое зарывается в снег, прячась в уютном гнезде из холода и мяса.
-Ждем следующих, прячемся за ними и бежим, - план отстойный, конечно, но возвращаться назад нельзя – там их ждут трупы семьи. Здесь – крылатая тварь. Но это единственный путь, только так смогут они выбраться из леса.
Тяжелое дыхание, двойники пробегают мимо, Саша и Вова нагоняют их, отходя чуть в сторону, прикрываясь их телами словно щитами. Что-то просвистело рядом, спины их доппельгангеров взрываются. Маленькие крылатые твари проворно прячутся в снег. Существо на дереве протяжно завыло. Вова бежит по телам своих двойников, поскальзываясь, вдавливая мертвецов глубже в снег, что-то прогрызает трупы, стремясь выбраться наружу из кокона. Наступив на голову погибшего Саши, падает, на четвереньках ползет вперед. Руки вдавливаются в разодранные спины, погружаясь вглубь, холодная кровь словно густеет, не желая отпускать жертву. Путаясь пальцами в волосах мертвой версии самого себя, кричит, зовет на помощь. Снег слепит, крылья существа на дереве разматываются, закрывая собой небо, приближая смерть. Плавные движения, словно парус, гипнотизирующее величие и красота…
Снаряды впиваются в лежащего рядом мертвого Сашу, а живой тащит его за собой, крича, умоляя, грозя бросить.
Придя в себя, Вова встает и несется за другом сквозь метель, ночь и крики погибшей семьи. Прочь из леса, к жизни.
До фуры пару метров. Несколько шагов. Открыв дверь, ввалился внутрь. Усаживаясь на кресло, проваливается в сугроб. Что за херня? В голове словно туман, двигается на автомате.
Саша рядом барахтается в снегу.
-Что произошло?
-Я сел в кабину, а оказался здесь!
Еще одна попытка. Вот он в кабине, присаживается, и уже снова в снегу.
-Ну какого хера? – хочется не просто плакать, а выть, рвать на себе волосы, расцарапывать лицо. Саша рядом молится, стоя по колено в снегу.
-Помогите!
-Не останавливайся!
-Шурик, смотри!
-Что заказываете?
-Два кофе и пожрать че-нить! – голоса-имитаторы наполняют собой лес, окружая его звуковым куполом, сводя с ума. Барахтаясь в снегу, Вова видит пробегающего мимо двойника Саши. Чуть далее ползет его собственный близнец. Из-за дерева выглядывает еще один Саша. Очередной Вова ползет в снегу. Но все это по левую сторону, справа – никого.
-Нам надо вправо! – кричит другу. Тянет его за собой. Тот упирается, сдается, готовится умереть . –Даже не думай! Мы вместе выберемся!
Мимо проносится очередной двойник, чуть не сбив с ног. Кто-то из них добирается до фуры, залазит внутрь, и исчезает. Безумие, сплошной кошмар. Голоса вокруг сливаются в жуткий хор. Тварь на дереве продолжает убивать застрявших во времени жертв. Их тела усеивают всю колею, рядами лежа друг на друге. Поляна с погибшей семьей резким рывком приближается, смещая ближайшие сосны, погребая их под снегом. Мертвые лица пялятся в ночное небо. Их рты медленно открываются, и оттуда вырывается фонтан кровавого снега, смешивающегося с обычным.
Саша плачет, крестится, прощается с жизнью.
-Прекрати, соберись! – Вова сам с трудом соображает, хаос вокруг уничтожает надежду и желание жить. Но остаться здесь навеки – хуже любого ада.
Таща на себе тяжелого друга, бредет вперед. Из разверстых ртов мужчины, женщины и девочки без остановки густым потоком вырывается кровавый снег, вспарывающий ночное небо. За одной из сосен в глубоком мраке возникает барная стойка. Выплывающая из тьмы официантка повторяет один и тот же вопрос. Снег искрится в ее волосах, но движения все те же. И голос невидимого Саши отвечает ей.
Земля под ногами вздымается и опадает. Хриплый вздох, словно больной туберкулезом прочищает горло. С трудом удерживаясь на ногах, тащат друг друга, подталкивая, вытаскивая из особо глубоких сугробов. Они должны выжить! Не поддаться окружающему безумию. Дышащая земля затрудняет продвижение. Густые, с бульканьем, вдохи, пугают. Опадая и снова приподнимаясь, легкие леса пытаются прочиститься.
Мимо в панике проносятся двойники Саши и Вовы. Падают, ударяются о стволы деревьев. Некоторых поглощает дышащая земля, втягивая в себя, словно гребаные макароны. Саша стонет, плачет. Никакой помощи от него сейчас. Нужно думать, бежать, смотреть по сторонам, чтобы не присоединиться к сотне уже погибших двойников.
-Фура! Фура! – вопит от радости Вова. – Шурик, смотри!
Впереди, метрах в пятнадцати от них, дорога. И их грузовик. Они смогли! Сосны проносятся мимо, до дороги три шага, и тут резкий удар спину, рябь проносится по лесу, удлиняя его. Новые деревья вырастают на глазах, земля вздымается там, где был асфальт, грузовик отодвигается.
-Мы не выбежим! – Саша готов сдаться, но Вова не верит, не может принять, что лес поглотит их.
-Не останавливайся! – молит он друга. Легкие горят огнем, воздух с трудом пробивается внутрь. Ноги схватывает судорога.
Еще одна волна прошла по лесу, грузовик снова удаляется, новые деревья возвышаются перед ними. Это гребаный бесконечный коридор. Он будет удлиняться и удлиняться, никогда не останавливаясь. Нужно что-то придумать.
-Бежим обратно, против волны!
И снова бег наперегонки с окружающим безумием. Оглядываясь, Вова видит, что дорогу с этого расстояния и не разглядеть, лес заполнил собой все. Размеренные вздохи земли, застывшая во времени официантка, толпы двойников, крылатая тварь, поляна с исторгающими из себя кровавые фонтаны снега трупами.
И тут все смолкло. Лес наполнила тишина, деревья замерли, снег застыл в воздухе. Словно на стоп-кадре, все остановилось.
-Мы выбрались? – неуверенно спрашивает Саша.
-Вряд ли, но перешли на новый уровень, - не смешно, но все происходящее напоминает безумную компьютерную игру. Глубоко дыша, Вова падает на снег, растирая горящие от боли ноги. По крайней мере, здесь можно передохнуть.
-Мы меняем направление, почему это помогает? – Саша оглядывался, ожидая очередной опасности.
-Не знаю. Реверс. Идем против течения. Да какая, на хер, разница? Это сработало. Наш единственный шанс выбраться отсюда.
-Но потом что? Фуру мы не развернем.
-А что если попробовать машину погибших? – слабая надежда, но лучше, чем ничего. Пешком они вряд ли доберутся до цивилизации.
-Попробуем.
Вова с удивлением обнаружил, что все еще сжимает ломик. Да и Саша тоже. Но как бороться с чем-то, что выворачивает само пространство, искажает время?
Ветви, взмывшие вверх, так и застывшие, снег, мерцающий в бледном свете луны, искрящийся, замерший. Красиво, но в корне неправильно. Долго оставаться здесь нельзя.
Не сговариваясь, побрели вперед, в самую глубину леса. Но, если Вова понял все правильно, вместо глухой чащи, они выйдут на дорогу, к грузовику. К спасению.
Зона тишины закончилась внезапно, порыв ветра чуть не сбил с ног. Снег налипал на лицо, издали доносились крики и голоса. Безумие позади, но что впереди?
Темные силуэты сосен дрожали в метели. Что-то застыло под каждым деревом.
-Что это, Вовчик? – Саша теперь во всем полагался на более слабого друга. Словно тот знал ответы на все вопросы.
Под разлапистыми ветвями сосен темные силуэты зашевелились, увидев приближающуюся добычу. Человеческие тела, связанные с деревьями чем-то вроде снежно-ледовой пуповины. Туловища с хрустом отлипали от стволов, наст сыпался с них. Длинные нити тянулись от них к соснам. Спины существ ощетинились острыми иголками. Безликие, они реагировали на каждый шаг людей. Пуповины удлинялись, молча и синхронно твари развернулись. Их скованные движения сопровождались хрустальным звоном. Деревья молчаливо возвышались над ними.
-Постарайся идти тише, - Вова шагал осторожно, не желая привлекать внимание существ.
Те, услышав шепот, тут же направились в их сторону. Снежная цепь натянулась, кожа тварей вздыбилась, иголки нацелились на жертв.
-Бежим, - Вова понял, что идя неспешно, только больше привлекут внимание деревьев и их голодных пленников.
Проваливаясь в снег, два человека устремились вперед. Существа у деревьев шли следом, пока цепи не натянулись, заставив их вернуться и прижаться к стволам, засыпая, ожидая следующих жертв.
Крик сзади чуть не лишил последних сил. Оглядываясь, Вова увидел очередных двойников, на которых напали существа, обматывая их пуповиной, прокалывая иглами, утаскивая к голодной коре деревьев.
-Дорога! - Саша почти смеялся от счастья, увидев полотно трассы. Они выбрались из безумного леса!
Уже в кабине, отогреваясь, надевая на себя все свитера, какие были внутри, они смеялись и плакали, чувствуя, как напряжение покидает их. Нужно идти назад. Впереди лишь новое безумие.
-И что теперь? – Саша приходил в себя, становясь уверенней, чувствуя прилив сил.
-Попробуем завести машину погибших. Надеюсь, ключи все еще там.
-А если нет?
-Не знаю я, - Вова тяжело вздохнул. Если машина не заведется, придется идти пешком. Но там есть голодные твари. Мало ли что еще. Но все это лучше, чем остаться здесь.
Распихав по карманам пакеты с чипсами, конфетами, сухариками, взяв остатки кофе в термосе, вышли наружу. Холод сковывал движения, пахло кровью и смертью, снег непрестанно кружился над головой. Из лесу доносились новые крики, голос официантки и невидимого Саши.
-Если мы выберемся – я в жизни больше не поеду в рейс, - поклялся Вова.
-Я тоже, друг, - Саша благодарно смотрел на него, вспоминая, сколько раз он спас их от верной гибели.
Усаживаясь на окровавленное сиденье, кое-как прикрыв дверь, Саша увидел ключи.
-Наши молитвы услышаны.
-Не знал, что ты верующий.
-Да не особо, но там, в лесу, понял, что если есть такое… то, может, и на небесах кто-то есть.
Когда он повернул ключ, Вова тоже взмолился. Мотор кашлянул, задребезжал, и завелся.
-Да! – крик радости в салоне, Вова даже чуть не расплакался. Неужели? Или лучше пока не верить в лучшее? Мало ли что еще ждет их на дороге.
Проезжая мимо брошенной фуры, Вова содрогнулся от ужаса, осознавая, что товар остался там, без присмотра. Сколько же там миллионов? Придется потом всю жизнь отрабатывать, чтобы вернуть, если что-то случится с грузом. Но об этом надо думать потом.
Ни одной машины на дороге, но это и не удивительно, они достаточно глубоко проехали в этой аномальной зоне. Возвращение тоже займет время.
На обочинах, в глубинах сугробов, что-то шевелилось. Не ощущая опасности, Вова присмотрелся. В снегу копошились существа, напоминающие людей, но лишь издали. Плоские тела, удлиненные, приспособленные к такому образу жизни. Они ныряли в сугробы, нечто вроде акульего плавника вспарывало верхний слой снега. Они плыли параллельно машине. Некоторые выпрыгивали, как дельфины, и погружались вновь. Несколько попробовали выбраться на дорогу, но там толщина снега не позволяла плыть, и они беспомощно барахтались, ожидая, когда снегопад накроет их, позволив вернуться в ледяной мир. Плавники существ еще некоторое время преследовали добычу, но потом твари исчезли.
-Мы на территории других хищников, - пробормотал Саша, и Вова понял, что воющие твари могут сейчас напасть. А легковушка не грузовик, ее можно и перевернуть на ходу.
-Гони! – посоветовал он другу, но скользкая дорога таила в себе не меньше опасности, чем существа.
Из чащи леса выбегали им навстречу толпы двойников. Не видя машину, они неслись по дороге, а за ними бежали твари. Их морды извивались, подобно сверлу, пронзали тела жертв, вырывая внутренности. Горячая кровь окрасила снег красным. Сколько же копий погибло?
Человек тридцать бежали параллельно машине, но не видели оригиналы. Они старались отбиться от атакующих монстров.
Поворот, и перед ними предстала картина, напугавшая больше других.
-Хера! – Вова аж рот открыл, Саша притормозил.
Вся дорога завалена трупами двойников. Мертвые Вовы, с раскрытыми в предсмертном крике ртами. Выпотрошенные Саши, внутренности змеями вились на снегу. Тела заиндевели, слились друг с другом, превращаясь в нечто вроде стены.
-Мы сможем их объехать?
-Постараемся, - Саша вывернул руль, и прижался к самому краю дороги.
Широко раскрытыми глазами Вова смотрел на гору трупов. Знакомые лица, обезображенные, заледеневшие. Сколько они настрадались. Судя по ранам, их смерть не была безболезненной. Что же здесь происходит? Странное чувство, горечь и злость, накрывали Вову. Это такие же люди, как и они. У них отняли жизнь, уничтожили, превратили в строительный материал для гребаной стены.
Выехав вновь на дорогу, Саша облегченно выдохнул. Если бы они застряли на обочине… Лучше даже не думать.
Спустя минут десять увидели несколько перевернутых легковушек. Распахнутые двери, следы крови на снегу. Двойники так и не смогли выбраться.
-Это наши машины? – Саша спросил, чтобы нарушить горестное молчание.
-Да, пока что мы единственные, кто смог уехать дальше. Он радовался, что не пришлось снова лицезреть свое же изуродованное лицо.
Через полчаса проехали мимо кафе. Такая же пустынная стоянка. Наверное, в окна все еще льется свет, несмотря на то, что снаружи ночь. А официантка все так же произносит одну и ту же фразу, и невидимый Саша отвечает ей.
Мерное покачивание машины убаюкивало. Ледяной ветер врывался внутрь сквозь болтающуюся дверь, тяжелый медный запах крови обволакивал, но Вова все равно чувствовал, что засыпает. Саша ерзал на сиденье, сидя в луже застывшей и замерзшей крови. Но все эти неудобства ничто в сравнении с кошмаром, который они пережили в лесу.
-Вовчик, вставай! – тревожный голос Саши. Ну что еще?
-Мы уже приехали? – вряд ли, но так хочется надеяться.
-Можно и так сказать. Там впереди какая-то деревня.
-Что? – подпрыгнув на сидении, Вова пристально всмотрелся в заледеневшее окно. Шея почти не гнулась, хрипы в легких пугали, но они пока живы – и это главное.
-Мы проехали знак, но я не разглядел, что там написано.
-О, Господи, - простонал Вова. Но как так получилось?
-Что? Что?!
-Помнишь, я говорил тебе о полузаброшенной деревне, возле которой есть аномальная зона?
-Ну.
-Это она.
-Мы приехали в эпицентр?
-Н-ну, наверное.
Саша несколько раз стукнул по рулю. Его злость передалась и Вове, только сменившись грустью. Столько бежать, бороться, чтобы оказаться в самом логове безумия.
-Мы еще живы, и можем вернуться домой. Не сдавайся, - нелепые слова, пафосные, но все же взбодрившие их.
-Дороги впереди нет, - сообщил Саша.
-В смысле? – присмотревшись, Вова понял, что вдали лишь тьма, и ничего другого. Стена мрака, вздрагивающего, шевелящегося, переливающегося.
-Надо пройти через деревню, - уверенность в голосе Саши пугала. – Мы все делали наоборот. Значит, вместо безопасного пути мимо развалин, пойдем напролом.
Не споря, Вова выбрался из машины, крепко сжимая в руках так и не пригодившийся ломик. Но мало ли что ждет их там, во мраке разрушенных хижин.
Буря улеглась, снег равномерно падал, тишина вокруг почти звенела. Вова точно знал, что в деревне их ждет нечто. Так просто пройти они не смогут. Саша шагал рядом, красное лицо кривилось в гримасе. Вдвоем они смогут пробиться, вырваться.
Узкие проходы между домами, покосившиеся стены. Заборы, поваленные ветром, вырванные ставни, разбитые стекла. Это не полузаброшенная деревня, это – склеп. Здесь никто не живет, людей, по крайней мере, давно тут нет. Из темных проемов хижин пахло гнилью, что-то шевелилось во мраке разрушенных комнат.
Крыши сползали на землю, пороги провалились, где-то одиноко хлопали ставни на ветру. Замершая пустота. Заледеневшее ничто. Такие чувства вызывала у Вовы деревушка. Как тут могли жить люди?
-Тихо, - одними губами прошептал Саша.
Прижавшись к стене, они услышали какой-то шорох. Нечто приближалось к ним, в лунном свете плясала искривленная тень.
Потянув за собой друга, Вова ввалился внутрь ближайшей хижины. Внутри царила разруха. Перевернутая мебель, сорванные дешевые обои, иконки, валяющиеся на захламленном полу, вспоротый матрас. Печка, застывшая в вечной тишине. Когда-то здесь жили люди, ютясь в этом неприветливом здании, которое называли своим домом. А потом что-то произошло, лишив их и без того убогой жизни. Лунный свет заливал комнату, проникая сквозь оконную раму. Осколки усеяли пол, и Вова показал их Саше, чтобы тот случайно не наступил. Привлекать внимание того, что бродило в одиночестве мертвой деревни совсем не хотелось.
Тихо пробираясь в соседнюю комнату, прислушивались к шуму снаружи. Что-то хрипло дышало, стонало, подвывало. Еще одно безумное порождение аномальной зоны. Может, даже, бывший житель села, превратившийся в нечто иное.
Саша замер у стены, жестом показав другу пригнуться. Присев, скрываясь за перевернутым столом, смотрела через остатки окна. Сипящие звуки приближались, снег хрустел под шагами невидимого пока жителя. Все ближе и ближе. Волоски на шее поднялись дыбом. Аура зла проникла в заброшенную хижину.
Закрыв глаза, Вова понял, что не хочет видеть то, что брело в ночи. Саша тихо пискнул. Все же, любопытство победило страх. У окна замерло изогнутое тело, выкрученные руки и ноги, голова, свесившаяся набок. Лицо обычного мужчины, видимо, действительно бывшего жителя деревни. Повернувшись к ним спиной, существо открыло их взгляду еще одно лицо – женское, такое же безэмоциональное, пустое, лишенное жизни. Из-под руки существа появился отросток, дрожащий, истекающий слизью. Нечто вроде почки на конце распустилось, обнажая детскую голову. Женский рот распахнулся, выблевывая на снег крошечное тельце. Живот мужчины набухал, увеличиваясь на глазах. С влажным звуком огромное брюхо лопнуло, выпуская наружу ссохшееся тело старика.
-Гос-споди, - шептал рядом Саша. От происходящего тошнило, хотелось вопить и блевать, но Вова не мог отвести взгляда.
Женская сторона туловища прижала руки к промежности, а затем пальцы погрузились внутрь, выскабливая наружу нечто круглое, дрожащее. Упавший комок плоти сокращался, из него вырывались отростки, принимающие вид рук и ног. Через несколько секунд возле изуродованного тела поднималась со снега скрюченная старуха. Наверное, это последняя оставшаяся в деревне семья, которую зона слепила в единое целое. Все они прижались друг к другу, с влажным звуком прирастая, сливаясь, образуя новую форму.
-Я больше не могу, - умоляюще прошептал Саша. Вова согласно кивнул головой.
Пока тварь занята процессом самовоспроизведения, есть шанс покинуть деревню. Пригибаясь, они крались по дому, стараясь не шуметь, не привлечь внимание стонущего на несколько голосов существа.
Выбежав из дома, пригнулись еще ниже. Шаги твари раздались совсем близко, хор страдающих криков разносился над деревней. Забежав в следующую хижину, замерли. Существо неуверенно крутилось на месте, ощущая посторонний запах, но не найдя пока след.
Через разрушенный дом, в выбитое окно. Еще хижина. Такое же запустение. Гниющая еда на столе, склизкая одежда в шкафах, закопченный потолок, скользкий пол под ногами.
Тропа от дома вела к шоссе. Выход, они почти добрались!
И тут что-то пронзило плечо Вовы. Крича, он смотрел на скрюченную крошечную ручку, пронзившую его. Тварь возвышалась над ним, лица кричали. Младенец хищно смотрел, его тельце содрогалось, по венам текла чужая кровь.
-Пошел на хер! – Саша с размаху ударил ломиком. Покачнувшись, существо отлипло от Вовы. Тот рухнул на снег, орошая его своей кровью. Боль пронзила все тело. Неужели тут он и помрет? Не может быть.
Саша кричал, ломая кости скулящего существа. Тела старика и старухи, младенца, мальчика постарше и женщины втягивались в мужское, прятались, словно бутоны цветов. Чувствуя ненависть и гнев, Вова подбежал и толкнул тварь. Та упала на снег, беспомощно барахтаясь. Удар ботинком, ломиком, кулаком. Вдвоем они избивали существо, жалобно плакавшее, молящее о пощаде, но ни Вова, ни Саша не испытывали ничего, кроме ярости. Удары один за другим сыпались, проламывая череп, круша ребра, разрывая плоть. Вздрогнув, тварь выпустила из мужского рта нечто вроде пленки. Слизь покрывала изломанное тело, словно кокон. Пустой взгляд прожигал насквозь.
-Думаю, мы закончили, - сказал Саша, но увидел, как его друг падает на снег в лужу собственной крови.
Вова проснулся от того, что машину тряхнуло так, что он чуть не проломил черепом потолок.
-Только не это, - простонал он, потирая плечо. Боль пронзала молниями, разрывая кожу и кости, но кровь вроде не текла. Саша наложил жгут, и сделал это профессионально.
-Мы опять попали в зону? – в ужасе спросил он напарника.
-Нет, я думаю, мы покинули ее.
И действительно, ехали они не фуре, а в легковушке, а свет фар встречных автомобилей никогда так не радовал Вову.
Через полчаса остановились у кафе. Припарковаться почти негде – все забито фурами.
-Мы вернулись, - Саша смотрел вперед, не желая плакать, но слезы счастья все-таки текли по его небритым щекам.
Вова откинулся на сиденье, мечтая как можно скорее оказаться больнице, потом дома. И там забыть о произошедшем. Внезапно оба расхохотались, чувствуя, как со смехом выходит весь страх, боль и ужас, которые они пережили этой ночью.
 
 
 
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования