Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

ПАН - Мы лучшие!

ПАН - Мы лучшие!

 
Восемьдесят седьмая минута. Осталось совсем немного, а счет ноль-ноль. Неужели дополнительное время? Этот вопрос мучил не только участников финального матча, но и всех любителей самой популярной игры планеты Земля. Но больше всего Владимира Елагина – если другие ждали гола, то он должен был забить его.
"Что-то надо предпринять, - думал он, косясь на Эйтора, этого непроходимого защитника в желтой футболке с цифрой "четыре", - он костьми ляжет, ноги мне все переломает, но пройти не даст. Правда, одну желтую карточку он на мне заработал, до сих пор колено болит. Впереди Облаву, третий номер, – этого тоже не просто пройти. Мяч у Вани, отдал бы длинный пас на левый фланг, там пока пусто. Неужели не видит. Видит! Видит!".
Володя рванулся в средину и затем резко на левый фланг, принял мяч на голову, мгновенно обработал, но впереди мелькнула желтая футболка с цифрой "три".
"Пройти во, чтобы то не стало, я должен забить гол, - он оглянулся назад, мгновенно оцениваю ситуацию – не получится – Эйтор догоняет и пас отдать некому – всех держат. Нет, Серегу Лузина не держат – на него никто внимания не обращает – он защитник, вышел пять минут назад на замену и сейчас летит в их штрафную площадку. Серега, Серега, у тебя должно получиться".
Послав мысленно послания молодому игроку, Володя сделал финт, словно хотел обвести обоих футболистов в желтых майках. Опытные защитники блокировали его, положения их тел были направлены лишь на это, а он отдал пас на выход в штрафную площадку, куда и ворвался Сергей Лузин. Движение ног Облаву было направлено в другую сторону, а Эйтору, что бы догнать его, нужно было выпрямиться, но ему негде было взять эту секунду. Но он был профессионал, Эйтор не стал выпрямляться, а, развернувшись, ударил Лузина, уже ворвавшегося в штрафную площадку, по ногам.
Глаза Владимира, буквально впились в бегущего судью: левая рука того поднялась и указала на одиннадцатиметровую отметку, а правая – подняла красную карточку.
Елагин резко повернул голову в сторону тренера, тот кивнул. У Владимира закружилась голова, и сознание унесло его на семь лет назад.
 
Вовка приехал на сбор в столицу. На Урале он был звездой юношеского футбола, а в своем городе просто кумиром. Несмотря на свои шестнадцать лет, был лидером взрослой городской команды, выступающей в первой лиге.
Спортивный лагерь, где они расположились, состоял из десяти корпусов, и все они были заполнены приехавшими со всей России юношами от шестнадцати до восемнадцати лет. Вечером их собрали на стадионе. Руководитель Российского футбольного союза произнес напыщенную речь, затем представил, стоящего рядом спортивного вида мужчину:
-Знакомьтесь, Гаврилов Дмитрий Николаевич – руководитель нашего проекта. На этом я прощаюсь. Все вопросы к нему.
-Слушайте меня, - произнес Гаврилов, строгим голосом, оставшись на трибуне один. - Вас здесь двести двадцать хороших футболистов, но мне надо всего двадцать два. В ближайшие время я вам обещаю сущий ад, называющийся отбором. За каждый тур будут ставить баллы: от двадцати до сорока. Кто сойдет с дистанции – очков не получит. Каждый день по двадцать два футболиста, имеющих наименьшее количество баллов, будут отправляться домой. Кто не желает участвовать в этом конкурсе, может уехать сегодня или в любой день по желанию. Из оставшихся двадцати двух футболистов будет создана команда, команда мечты, которая через семь лет должна стать лучшей командой мира. Все!
Глаза у Вовки горели – он-то был уверен, что попадет в эту команду, но, гордо оглянувшись, увидел – глаза горели у всех собравшихся – все были уверены в своих силах.
На следующий день их привели в военный городок на полосу препятствий, где тренировались десантники.
Обратно в лагерь вечером все возвращались молча – ад оказался настоящим. Перед глазами Владимира мелькали ребята, упавшие со стены, парень, сломавший ногу в яме с камнями, ныли уставшие ноги и ободранные руки, и не было уверенности, что после сегодняшнего дня он останется.
На доске, перед входом в лагерь весели списки с оставшимися и выбывшими, где он стоял на сто шестьдесят девятом месте и имел всего двадцать два балла. Через час автобус увез первых неудачников.
Следующий день они бежали марафонскую дистанцию, сорок два километра по тридцатиградусной жаре. Вчерашний ад им казался не таким уж и страшным – там пекла не было. За этот марафон он получил также двадцать два балла, и они стояли перед глазами, как "двойки" в дневнике.
На третий день проходили соревнования по бегу на тридцать и шестьдесят метров. Это первый день, когда Владимир Елагин чувствовал себя уверено, их он бегал на уровне мастера спорта, и заслужено заработал сорок баллов, а вместе с ними надежду на попадание в команду мечты.
Следующие три дня они соревновались на футбольном поле: бег с мячом в немыслимых сочетаниях и удары по воротам с немыслимых позиций отправили домой еще треть соискателей путевки в профессиональный спорт. Оставшихся разделили на нападающих и защитников, не зависимо от их желания. Владимир очутился в группе нападающих.
На седьмой и восьмой день была тактика. Нападающий должен пройти защитника и забить гол вратарю. Забивал гол – два балла, проходил защитника, но гол не забивал – один балл. Если ты защитник: отобрал чисто – два балла, с нарушением – один балл. Давалось десять попыток с разными защитниками и вратарями.
Здесь Владимир чувствовал себя, как рыба в воде. Скорость и сильный точный удар позволили ему заработать после девяти попыток максимальное количество баллов. И вот десятая попытка. Он набирает скорость и бежит на защитника, не глядя на мяч, смещается на большой скорости влево, делает рывок вправо, оставляя катящейся мяч. Защитник бросается за ним, но вдруг разворачивается и достает мяч.
Тем не менее, после тактики Вовка поднялся на второе место, на первом был Ступников, который оказался тем самым защитником. Вечером он сам подошел к Владимиру и, протянув руку, представился:
-Иван.
-Владимир, - улыбнулся Елагин.
-Тебе осталось два тура, что бы догнать меня.
-Мы будем выступать в разных амплуа.
-Тогда давай станем лучшими, ты – нападающим, я – защитником.
-Согласен. Вместе – до конца.
-И всегда друг за друга, - добавил Иван.
Последний день, оставшиеся сорок четыре претендента сели за компьютеры, что бы пройти психологические тесты. Интересные тесты и коварные. Вот как можно ответить на вопрос: "За какую команду ты хотел бы играть?". И ответы: "Аякс, Бавария, Барселона, Ювентус, если за другую, то какую?".
Владимир подумал и написал: "За сборную России".
Все остальные вопросы были подобны этому. Неизвестно, как на них отвечали ребята, прошедшие такой серьезный отбор, но половину из них вечером отправили домой.
А к оставшимся подошел пожилой мужчина и объявил:
-Ближайшие семь-восемь лет я буду у вас тренером. Звать меня Роман Сергеевич Ульянов, Наши задачи на это время таковы. На следующий год наша команда начнет выступление в первой лиге. Мы должны попасть в высшую, завоевать золоту и выиграть все европейские кубки. Но эта не главная задача, главная – мы должны стать косяком сборной команды России. А главная цель – мы должны поднять престиж российского футбола. Кто не сможет играть на уровне лучших футболистов мира, того я выгоню. Не думаю, что вы все дойдете со мной до конца, но, если останутся из вашей командой лишь два футболиста, они будут лучшими в мире, способными сделать игру команды на любом уровне, забить "золотой" гол и не пропустить в свои ворота ответного.
Как у всех горели глаза, все думали, что самое трудное осталось позади, а впереди – усыпанный розами, путь к Олимпу. Но самое трудное лишь начиналось.
За лето тренер выгнал четырех человек, но на следующий год прибавилось одиннадцать новичков после очередного отбора, и они также мечтали завоевать свое место под солнцем.
Первую лигу они прошли с первой попытки и смогли дойти до четвертьфинала кубка России. Первый год выступления в высшей лиге принес им лишь девятое место, Елагин забил десять мячей. Такой результат был не приемлем для руководства, и была поставлена задача: повысит уровень подготовки. После этого из их первоначальной команды осталось половина, и отчислены были далеко не самые плохие. Следующий год был для Владимира особенно трудным: команде была поставлена задача – стать призером чемпионата, а ему – лучшем бомбардиром.
В одной из первых игр этого чемпионата он получил травму и пропустил с десяток игр. Его место занял другой, сумевший забить за эти игры восемь голов, то есть выступал на уровне европейских мастеров, и Владимиру, после травмы, приходилось выходить на замену. До конца чемпионата оставалось два тура, и у команды оставался шанс стать призером, но над Елагиным, после этих двух туров, нависла угроза отчисления.
В предпоследнем туре, где им для попадания в "тройку" нужна была победа, при счете один-один Володе доверили бить пенальти. Он ударил с огромной силой, и попал в штангу. Счет до конца матча не изменился. После игру ему устроили разнос, и был поставлен вопрос о переводе его в дублеры. Это означало потерю места в основном составе и возможное отчисление из команды.
Тренер все же поставил его в основной состав в последнем матче, и на последней минуте в ворота соперника, вновь при ничейном счете был назначен пенальти. В случае победы они попадали в европейские кубки. Сергей Романович вновь доверил пробить ему. Пушечным ударом Владимир вколотил мяч в "девятку". Это была победа, но это был и вызов.
После игры в раздевалку ворвался руководитель проекта Гаврилов Дмитрий Николаевич и с порога закричал:
-Елагин, ты что оборзел? Ты понимаешь, что от твоего удара зависела судьба команды?
-Я же забил, - улыбнулся Владимир.
-Ты, что улыбаешься? Такие удары проходят один из десяти, - продолжал кричать Гаврилов, - я тебя в дублеры переведу, понял.
- Дмитрий Николаевич, вы зря кричите, - вдруг произнес, Ваня Ступников, - Елагин забил красивый гол – мы в европейских кубках, на следующий год выиграем чемпионат России.
-Так, Елагина наказать, - подытожил Гаврилов, затем, улыбнувшись, добавил, - если в следующем сезоне чемпионами не станете, я вас в порошок сотру.
На следующий день после тренировки тренер оставил одного Елагина:
-Ударь своим пушечным ударом в верхний правый угол.
Володя поставил мяч на одиннадцатиметровую отметку и вогнал мяч, куда просил тренер.
-Теперь в левый, затем вновь в правый.
Вовка промахнулся лишь на семнадцатом.
-Через месяц должен забить сто из ста, - это был приказ.
Через месяц Елагин попал сто раз подряд в верхние углы ворот. На следующий день тренер поставил в ворота вратаря и спокойным голосом произнес:
-Через месяц сто из ста и только пушечным ударом в любой из верхних углов, но с вратарем.
В начале следующего года Роман Сергеевич, собрав всех на первую тренировку, объявил:
-Через две недели состоится встреча нашей команды с действующей сборной России. Кто выиграет, того и все турниры следующих четырех лет, включая главный. У этого матча и политическая окраска: выиграют они, и в российском футболе все останется по-прежнему – все деньги будут идти на покупку легионеров, выиграем мы – эти деньги будут идти на развитие детского и юношеского спорта, а это путь российского футбола к мировым вершинам. Все это будет зависеть от вас.
И вот матч начался. Против них двадцатилетних мальчишек играют звезды российского футбола, на которых они с восторгом смотрели все эти годы. Но что это, те не могут пройти защиту молодежи, возглавляемую Ваней Ступниковым, а Вовка Елагин чувствует себя в их штрафной, как дома, и на пятнадцатой минуте с двадцати метров своим коронным ударом забивает гол. Его стали плотно опекать, но в молодежной сборной есть кому играть, и до перерыва они забивают второй гол, а после перерыва – третий. Идет последняя минута и звезды пытаются забить хоть гол престижа, но вот мяч вновь получает Елагин. Владимир на огромной скорости проходит всю защиту звезд и забивает прекрасный гол.
В этом году они выиграли чемпионат России, Владимир забил тридцать два гола, став лучшим бомбардиром чемпионата, выиграли все отборочные матчи чемпионата Европы, и здесь он забил с десяток мячей. Но тренер постоянно находил в его игре ошибки, и однажды не выдержав, Вовка возмутился:
-Роман Сергеевич, почему вы меня постоянно ругаете, ведь я неплохо играю и голов много забиваю и притом красивых.
-Меня волнует всего один единственный гол, который ты должен будешь забит через три года, пусть он будет не красивым, но, если ты его не забьешь – все остальные твои голы ничего не будут стоить.
-Какой гол?
-Золотой, а пока слушай, что я тебе говорю, и попробуй только еще раз поговорить со мной подобным тоном. Да, и вот еще что, если вы со Ступниковым заболеете звездной болезнью, я вас быстро вылечу.
 
Вовка установил мяч на одиннадцатиметровую отметка. Стотысячный стадион – и такая тишина. Перед ним лучший вратарь мира, но и он, Владимир Елагин среди нападающих лучший в мире, выигравший за последние три года со своей командой все турниры. Вратарь отчаянно прыгнул в левый угол, а мяч – с огромный силой в верхний правый. Такие мячи не берутся.
Под рев трибун он бежал по полю, увертываясь от друзей по команде. Он подбежал к тренеру и, обняв, произнес:
-Спасибо, Роман Сергеевич, я все понял.
А в следующую секунду был буквально раздавлен друзьями по команде.
-Играть, - раздался, как всегда, строгий голос тренера, - добавили пять минут.
Бразильцы возможно и смогли бы забить за пять минут гол, но … другой команде, хотя бы потому, что в защите стоял их капитан, лучший игрок мира, Иван Ступников, единственный Вовкин друг из той команды мечты далекого двух тысячи одиннадцатого года.
Через четверть часа в их руках был Кубок лучшей команды мира. Первый раз сборная Россия стала чемпионом мира по футболу. Этот двух тысячи восемнадцатый год навсегда останется в сердцах миллионов футбольных болельщиков, впервые за всю историю футбола с гордостью произнесших: "Мы лучшие!"
 

Авторский комментарий: Номинация: "Планка фантазии". Думаю, что не перегнул эту планку.
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования