Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Эдвина Лю/Чен Бу - Аутсайдеры

Эдвина Лю/Чен Бу - Аутсайдеры

 
Спасение утопающих – дело рук самих утопающих
Ильф, Е. Петров, "12 стульев"
 
Выпили Карлсоны чашку сакэ, будто отраву,
Взлетели Карлсоны, заложили прощальный круг…
О. Медведев. "Карлсоны"
 
 
 
Лорен помотала головой. Растрепанные волосы неровными прядями закрыли очки. Пришлось откинуть их назад.
В кабине ужасно воняло.
Ее преследовали видения. Какая-то жуткая ведьма с лицом, измазанным бурой краской. Полно – да краской ли? Кровью… Ведьма толкнула Лорен в лоб и сухо рассмеялась.
"Я не помню старта. Я не помню полета… Но – мы же в пути? Мы – в воздухе???"
- Мэнси, - сказала женщина в трубу.
- Мисс Эйр?
- Мэнси, какой сегодня день и что я пила?
- Гм… мисс Эйр… среда. Второй день летим. К утру завтрашнего дня будет Санта-Крус.
- Да???
Лорен почувствовала за спиной чье-то присутствие. Это снова подошел к ней этот вонючий Сторм…
- Что происходит вообще? Мэнси!!!
Лорен ощутила жгучую потребность проснуться – надо же, какой омерзительный сон! Она сглотнула и резко обернулась к Джеку Сторму, лихорадочно соображая, что бы такое ему сказать. И услышала голос Майкла:
- Нэ бойся, девочка. Он пад контролем. Я вывел тебя из гипноза – нам нужна скорость. Ты же помнишь, что мы участвуем в гонке?
Лорен повела воспаленными глазами и слабо кивнула. "Значит – проснулась уже?" Затем повернулась, глядя перед собой – в пасмурное небо над Тихим океаном. Гонка "Пасифика – Континент", да, как ей и снилось.
- Теперь ты победишь.
- Я не сплю? – спросила Лорен.
- Нэт…
- Можно одну просьбу?
- Говори, дорогая, - Майкл положил волосатую полную руку ей на плечо. Лорен брезгливо дернулась. Оккультист был плотный, с напомаженными волосами и усами мужчина лет пятидесяти. Из всего ненавистного племени мужчин она отдала бы ему второе место по омерзительности.
- Выкиньте Сторма, он воняет, - сказала Лорен Эйр.
 
Эдди вынырнула, задыхаясь, и огляделась.
Крокодила нигде не было видно – серые волны, серое небо, туша дирижабля вверху, махина "Ковчега" на волнах.
- Генри! – крикнула Эдди.
С "Ковчега" на воду упали три спасательных круга – за один отчаянно уцепилась барахтающася фигурка чуть поболее Эддиной. Глядя наЧена, Эдвина только-только начала осмысливать – что совершенно не подумала, как будет вытаскивать из воды высокого, крупного Крокодила.
Эдди махнула рукой Чену и нырнула – предположительно там, где сшибленный Стормом Генри упал с парохода.
…Она увидела тонущего глубоко внизу, и рванулась за ним. Благодарение Богу – Джек Сторм так рванул ее за платье, что юбка осталась в его руке. Глубже, глубже… и о, чудо – Генри совершил рывок вверх, протягивая к ней руки. Перехватив его под мышками, Эдди тоже рванулась наверх, чувствуя, что воздух в легких уже почти иссяк.
С поверхности воды – словно с небес – тянулась к ней крепкая ладонь, но вот беда – чтобы схватиться за нее, одной рукой пришлось бы отпустить тяжелое тело – а Генри почти не помогал ей, и Эдди лишь постаралась вынырнуть. Это было очень тяжело, но Чен схватил ее за волосы и выдернул наверх вместе с Крокодилом, и тут же выпустил девушку, чтобы заняться своим другом.
- Который раз, - ворчал китаец. – Пора бы отплатить, Лю. Сто-то ты успесно увелитиваес долзок!
Эдди не слушала – она хваталась за круг, дышала и смотрела, как Чен Бу старательно заталкивает Крокодила в кольцо спасательного круга. У нее были серьезные сомнения по поводу его искренности – вполне вероятно, что, попади она в те же переделки без сопровождения улыбчивого доктора, этот неунывающий ушастый китаец и пальцем бы не шевельнул, чтоб ее спасти!
Шлюпка уже спешила к ним по свинцовым волнам, и Эдди только сейчас почувствовала, что устала и замерзла, и заплакала, как ребенок. Ее черные волосы обвисли жалкими сосульками, желтоватое скуластое лицо с острым подбородком стало иссиня-бледным от холода – сейчас она напоминала фарфоровую куклу, на щеки и губы которой забыли нанести слой розовой краски.
Матросы затащили всех троих на шлюпку, дали рому и одеял, но Генри оставался без сознания. Мисс Лю приникла к его груди – он дышал. Расстегнула тяжелый от воды сюртук, рубашку, стала растирать ромом ледяное тело. Чен Бу не помогал и не мешал – лишь следил, сердито щурясь, и по-китайски ворчал что-то очень неодобрительное. К сожалению, Эдвина понимала только отдельные слова. "Все не как у людей… стреляют… взрывают… еще и топят!"
Отдышавшись, Эдди спросила матросов:
- Джек Сторм… еще там?
Матросы переглянулись.Двое кивнули, а двое помотали головами.
- Это как зе? – удивился Чен.
- Герр Кауффман взорвал его ручной бомбой, - сообщил рулевой.
- Его на куски разорвало, - сказал старший из матросов, коренастый седой мужчина. – Вроде как должен был бы все-таки остановиться…
- Да только уже после того, как разорвало его, - добавил костлявый паренек лет двадцати, - голова его тяпнула герра Кауффмана за лодыжку!
- Герр Кауффман запер голову в сундучок, - сказал пожилой.
Их подняли на "Ковчег", пароходный гудок взревел, и "Гордость Вирджинии", сделавшая над ними пару кругов, издала пронзительный свист в ответ и стала набирать скорость. "Ковчег" пока отставал от "Гордости" не больше, чем на милю. Просто удивительно, как Кауффман сумел сделать такой огромный и в то же время быстрый пароход.
- Казется, леди Эйр отень хотет приз, - заметил Чен спокойно.
Он поплотнее закутался в одеяло и удалился к себе в комнату. Теперь друг был в безопасности, а на палубе дул холодный ветер…
Слуги Кауффмана перетащили Эдвину и Крокодила в малую гостиную, и ушли за сухими вещами для них. Генри наконец открыл глаза и изрек:
- Сторм все-таки был зомби.
- Ну конечно, если его голова кинулась кусаться, будучи отделенной от тела, приходится подозревать что-то подобное, - проворчала Эдди.
- Итак… Если мы думали, что мисс Эйр ничего не знает о короне, которую украла, то мы были в корне не правы. Ишь ты: сначала оставила с носом Тони, теперь скинула на нас эту, с позволения сказать, пакость… Того и гляди, будет ее паролёт на синей тяге работать.
Эдди содрогнулась.
- Она не знает всего. Ее Майкл заставляет… но и он не все знает.
- Анда все знает, - заметил Крокодил.
- Анда в коме, - с тихим отчаянием сказала Эдди.
- Этот Майкл, он просто купил корону. И леди Эйр заодно с ее летутим кабатьком, -сказал от двери Чен, уже переодевшийся в сухое. Его замечательные уши торчали среди приглаженных влажных еще волос. – Если б у него хватило денег на Кауффмана – он бы и его купил… Но нам надо ресить другую проблему. Леди Эйр думает, сто мы соревнуемся. Спортсмэнка. Пока мы ее пытаемся обогнать – она рвется вперед все быстрее. Предлагаю дерзаться на расстоянии до самого Континента.
- Но тогда она нас обгонит, и мы упустим корону! – вскричала Эдди, вскакивая.
- Лю, у тебя панталоны на виду, и они всё ессё мокрые, - невинно заметил Чен.
- Эдди, Чен прав, - сказал Генри, жестом записного собственника сгребая девушку вместе с мокрыми панталонами и с пледом к себе на колени. – Надо перехитрить этого дьявола Майкла и Лорен заодно. Пока что все, что мы можем – это прикинуться аутсайдерами и выжидать…
 
Пока герр Кауффман изволил присоединиться к собравшимся в гостиной, прошло не меньше получаса. Чен сетовал на то, что безумный ученый доверился какой-то прислуге, вместо того, чтобы дать осмотреть укус специалистам. Переодевшаяся в махровый халат Эдди дремала, устроившись на диване и положив голову на колени Генри, а врач тихо возражал Чену на каждый приступ ворчания:
- У нас нет необходимых медикаментов. Да и не в форме я сейчас, мне только что самому нужна была помощь.
- Да тебя хоть сетяс в телегу впрягать, Крокодил! – горячился Чен. – А медикаменты мозно было и одолзить –аптетька, думаю, тут неплохая…
Генри осторожно, чтобы не будить девушку, гладил ее по волосам и улыбался.
Бу ворчал и ворчал, пока не вошел, хромая, Кауффман – серые волосы приглажены в попытке соорудить прическу, худое лицо искажено болью. Протез вместо левой кисти затянут в перчатку – видимо, герр Отто не столько лечился, сколько прихорашивался, ибо не успел сделать этого раньше, когда Эдди только поднялась на борт. Слишком уж плотно шли события.
- Проклятый мертфец, - пробубнил он вместо приветствия, плюхаясь в одно из кресел, - как бы сарашения не вышло. Я сапер голова в сунтук, буду опыты профодить…
- Когда-то Анда говорила, сто дольсе сорока дней они не зывут, - утешил Чен. – Так сто ессё дня три-тетыре, и он помрет…
- Мы видели в вашей лаборатории интересный аппарат, - сказал Генри. – Похожий на велосипед с крыльями… И много других интересных вещей.
- О, это что ещё есть... - рассеянно проговорил Кауффман, глядя в окно. - Вы не слышали о Карле Линдгренсоне? Фот он привязал себе на спину винт от тирижабль и попытался полетайт!
- И насколько успешно? - поинтересовался Генри, тщетно пытаясь себе представить упитанного бюргера, пробующего взлететь при помощи бешено вращающегося винта.
- Апсолютно безуспешно, конечно, - пожал плечами герр Отто, - Но снаете, итея его сахватил. Какой-то фремя мы переписыфались, посже рапотали вместе, он... как это есть... перенимайт опыт. Он походить на паровой котёл отшень. Круклый, маленький и фсегда кипеть. И он софершенствофать сфой винт тля спина, и даже добифайся успех... А потом понять айн весчь.
Его собеседники немного помолчали, понимая, что в этом месте необходима театральная пауза. Выдержав секунды три, Бу подал такую же необходимую реплику:
- И сто зе он понял?
Кауффман хрустнул пальцами живой руки.
- Он понять, что патент на такой изобретений станет его смертный пригофор. Любая дершава будет готофа на всё, дабы иметь фоинские потразделения, способные пикировайт на враг с небес! Поэтому он корректировал чертеши, пока не добился претельной подьёмной массы в девяносто австрийских фунт. А потом уничтожил все опразцы, что мокли поднимайт больше.
- Однако, однако, - покачал головой Чен.
- Но ведь если бы его чертежи попались деловым людям, те рано или поздно нашли бы способ, чтобы увеличить грузоподъемность, разве нет? В конце концов, любая держава не поскупилась бы... особенно если нет недостатка в сумасшедших-смертниках, - задумчиво сказал Генри, приобнимая заворочавшуюся во сне Эдди за хрупкое плечо.
- Ну, если бы эти чертеши ещё мошно было найти, - криво усмехнулся изобретатель, - Остались только опразцы - отин он зафещал сыну и ещё два хранится у меня – эти опразцы фас сейчас очень прифлекать, та?
- Вот мы и подошли к самому интересному, - щелкнул пальцами Генри. – Мы нуждаемся в ваших разработках, чтобы достичь желаемого результата.
- О-о, Лорен так просто не отступить, - одобрительно хохотнул Отто. – Фройляйн с перчиком, поферьте! После токо, как она пытаться украсть у меня чертеши, я уважайт эту даму. Если она так уферена, что мы ее догоняйт ради какой-то приз, то она не даст себя обогнать. Скорее – пффф! – всорфется, когда клапаны котла не вытершать давлений.
- К тому же выводу пришли и мы, - вежливо сказал Генри. – Всего лишь с три четверти часа назад.
- Диризябль надо догнать в темноте по воздуху, - сказал Чен.
- Маленькая фройляйн и фаш китаец, - Кауффман указал протезом на расшагивающего по гостиной коротышку.
- Нет! – слаженным дуэтом заявили китаец и Крокодил.
- Бу не полетит с этой… с этой колибри! У нее карма плохая! – надулся Ушастый.
- Эдди слишком маленькая и слабая, чтобы противостоять Майклу и его шайке, - заявил Генри. – Плюс леди Эйр и ее компаньонка.
- На борт нет шайки – Майкл, его пес Ресо и фройляйн Мэнси, - заверил его Отто, - с леди Эйр - четыре человек. Так что опасность сильно преувеличен.
- Все равно, - продолжал дуться Чен, - я вешу больше девяносто фунтов.
- Не уверен, - заметил Генри, - в последнее время ты такой худой. Я даже опасаюсь, что твоя бабушка не узнает тебя, когда ты вернешься домой. Скажет, что я тебя одними апельсинами кормил … Но Эдди я никуда не отпущу.
- Ты на мне еще не женился, Генри, - сказала Эдвина сонным голосом, - чтобы никуда меня не отпускать.
- А будешь слишком много спорить, так и не женюсь, - улыбнулся Крокодил.
- Стоп, - сказал Отто, - кроме как эти двое, тут никто не фесит меньше сто фунтов. А ф отиночку лететь кута хуже, двое удобнее. Так что споры бесполесны.
- Сто? – возмутился Чен. – Ты сказал, не больсе девяноста!
- Сто английский фунтов, или дефяносто австрийский, ха-ха-ха, это почти один и тот ше, - скрипуче рассмеялся Кауффман. – Китаец весит аккурат столько, а маленький фройляйн – софсем меньше.
- Естественно, - самодовольно сказала крохотная журналистка, - куда меньше. Чен мужчина, и он выше… на целых два дюйма. А если он окажется на фунт тяжелее, чем надо, можно ему уши оторвать. Или хотя бы снять с него ботинки.
- В яблочко, Эдди, - засмеялся долговязый Генри. – Туше.
- Я не полечу с Лю, - упирался Чен. – Генри мне уши отпилит, если с ней что-то случится!
- Отчего фы так не люпить Лю? – Кауффман не вполне поспевал за разговором. – Она фроде дофольно милый для девушка ее возраста. Тем полее русский и корейский крофь – не самый лучший коктейль, я думайт. Отнако с виду фсе фроте не так плохо, - и немец подмигнул Эдвине. Как она тогда, в Сан-Бласко, возилась с передатчиком! Девчонка, а понимает в технике. Подкупало, что изобретение было беспроводным… интересно даже, куда она что передавала?
- Кхм, благодарю, герр Отто, - проворчала Эдди. – Чен, если с тобой что-то случится, Генри точно так же отпилит уши мне. Хоть у меня они и не столь лопушистые, мне все-таки будет их жаль.
- Ребята, я не столь кровожаден, и ваши уши отдельно от вас мне ни к чему! - запротестовал врач. – Я попрошу не приравнивать меня к Джеку Потрошителю или даже его тезке Сторму – мне по духу ближе, допустим, доктор Ливси.
- Коновал! – резко высказался Чен безо всякого акцента. – Европейская медицина…
- Тихо! Фыслушайте меня, не перебифая. Иначе я смочь сбиться, и упустить что-то важный.
Эдди села, положив руки на укутанные пледом колени, Чен перестал бродить по гостиной туда-сюда, Генри прижал к себе девушку, словно она уже вот-вот могла вспорхнуть и улететь от него. Все обратились в слух.
- Итак, друсья мои, - начал герр Отто, сцепив пальцы живой руки с затянутыми перчаткой протезными. – У нас есть тва аппарат и цель – тирижабль. Фам надо сапраться на гондолу. Ф ней три часть, самый передний – это рубка. В ней ситит сама фройляйн Эйр. Следом пассажирский часть. Там находиться Майкл и Резо, они, как исвестно, самый опасный. И послетняя – котельная. Там бортмеханик. Предлагайт забраться именно туда. Фо-первых, потому что с Мэнси мошно договориться. Фо-фторых, если она отказаться сотрутничать, фам проще пудет справиться с ней, чем с Ресо или таже с Эйр. Ну и ф-третьих, котельная фажнее рубки.
- А что дальше? – напряженно спросила Эдди. – Как мы утащим у них корону, она же у Майкла?
- Эдди, вы оба к Майклу не суйтесь… вам надо будет лишь заставить Мэнси замедлить ход дирижабля и снизиться, - сказал Генри, насупившись. – Чтобы мы взяли дирижабль под свою опеку. Нам надо будет лишь как-то прицепить его к "Ковчегу".
- Текнически ничефо слошного, - заверил Отто. Генри наградил его мрачным взглядом.
 
Лорен Эйр насвистывала любимую мелодию – "Лорену". Пароход конкурента остался позади – пока что они вырвались вперед не так уж сильно, однако леди была уверена в своей победе. После того, как выкинули вонючего Сторма, Лорен как-то здорово полегчало.
- Мэнси, - проворковала путешественница в переговорную трубу, - поддай пару, детка.
В рубку в третий раз на сегодня вошел Майкл, постоял молча, думая, что она, Эйр, не замечает ее, потом тяжело уселся на второе сиденье, рядом с капитанским креслом. Положил на колени расшитую цветными нитками сумку.
- Не боишься, значит? – спросил он наконец.
Леди Эйр мельком взглянула на Майкла и презрительно скривила губы. Ее острое личико, вечно чумазое, перекосилось, нос, пожалуй, длинноватый, сморщился от негодования. После того, как Майкл вывел ее из гипнотического транса, она вся словно пропиталась ненавистью к нему. Но в трансе она не могла нормально управлять дирижаблем…
- Значит, не боюсь, - отрезала она. – А ты, смотрю, от высоты не в восторге.
- Я нэ про высоту, - в речи Майкла прорезался легкий акцент.
- Я ничего не боюсь. Только проиграть… Мэнси, ведь я же сказала – пару! Еще пару! – Лорен крикнула слишком громко, самой уши заложило, а в горле предательски запершило.
- Проиграть… Я тоже нэ люблю проигрывать, - сказал Майкл мягко.
Он повозился на своем кресле – Эйр не смотрела, но знала, что он делает. Достает из сумки похищенную ими корону.
- Имэнсипейшн! – охрипшим голосом сказала Лорен, почти уткнувшись в трубу. – Ау!
- Больсе поддать невозмозно, - глухо прошепелявила труба.
- Мы замедляемся!
- Мы впеледи парохода…
- Мэн, что у тебя с голосом?
- Горло болит, - сказала труба пискляво.
- Поддай пару!
- Хорошо! – отчетливо сказали с той стороны, и Лорен закрыла трубу клапаном.
Майкл протянул корону ей.
- Примерь, - велел он. Однако Лорен помотала головой.
- Новый хомут на шею, - резко сказала она.
- Нэ хомут, дорогая. Корона на твою прелестную голову.
Эйр лишь фыркнула.
- Напяливай сам, старый козел, - пробурчала она.
- Дэвочка моя, зачэм так? – в волосатых руках ощутимо дрогнула корона – та, которую некогда надел на голову Вождь-Жрец. Та, из-за которой большой остров Анечточтитлан, иначе – Пасифика, - так и не стал испанским владением, а превратился в международный протекторат – что звучит так же странно, как "межконфессиональная церковь". Кости десяти различных животных и рыб, перья разных птиц, и нелепо в этом хитросплетении светились три голубых ока топазов. – Сматри, я Рэзо пазаву.
- Угрожай, угрожай, - процедила сквозь зубы леди Эйр и посмотрела на счетчики. Выходило, что давление падало, а с ним и скорость. – Я еще не оставалась в аутсайдерах, и всякая магия-шмагия мне для этого ни разу не была нужна. Хоть Резо своего, хоть вонючего Сторма обратно на борт затаскивай… хоть шаманку свою – все равно! Я не дамся. К черту, в океан лучше нырну вместе со своей красавицей.
Эйр злобно сверкнула на Майкла глазами и тут же, открыв переговорную трубу, крикнула громко и хрипло:
- Имэнсипейшн! Что там у тебя происходит?!
Майкл постоял-постоял, да и взаправду надел на свою круглую напомаженную голову корону.
Лорен Эйр ждала, что синие лучи пронизают всю рубку… как тогда, когда шаманка Красноликих взяла корону в руки… Но ничего не произошло.
- Видимо, ты оккультизмом не на том уровне владеешь, Майк, - презрительно сказала путешественница и спортсмэнка. – Любитель. Не профи!
Гигиенишвили зарычал, сорвал бесполезный артефакт – Лорен понадеялась было, что он швырнет корону в боковое оконце, которое она частенько держала открытым, что корона канет в Тихий океан… Однако нет – аккуратно упаковал ценный предмет в сумку и перекинул расшитую лямку через плечо.
- Ничего. У меня есть к кому обратиться на Континенте, - сказал он и пошел к выходу.
- Мэнси!!! – уже не обращая на негодяя внимания, надрывалась Лорен. – Мы что – снижаемся?!!
 
…Лететь над океаном, да еще при помощи "аппарата Карла Линдгренсона-9" было страшно и захватывающе. Чен, дурачась, предложил – давай наперегонки, и они, смеясь, полетели… Может быть, потому и достигли серой туши дирижабля так скоро. Забрались, выбив стекло одного из окон, в вотчину бортмеханика Мэнси. Бу не сделал даже попытку договориться – налетел на мулатку, зажал рот, оглушил… и тут в трубку начала кричать леди Эйр… А им все еще было смешно, они едва не хрюкали от смеха в переговорную трубу, когда отвечали.
Тяжелые аппараты Карла уже лежали на полу, наскоро пришитая служанкой юбка Эдди, кажется, уже отпарывалась, потому что, стоило повернуться или нагнуться, сзади в шве что-то подозрительно потрескивало. Побаливали плечи, натертые лямками. Как всегда после приступа истерического смеха, было пусто и немного стыдно.
…Эдди глянула в окно – было темно, только внизу позади мерцали огни ковчега. В кресле бортмеханика сидел Чен, глядя, как дрожат стрелки на круглых, похожих на часы, датчиках – давление, скорость… На полу сидела Мэнси, потирая ушибленную курчавую голову. Девушка была отнюдь не красива и не обаятельна – кошачьи желтые глаза, сильно расплющенный нос, огромный рот, промасленная куртка поверх неопрятного старого платья... Да еще это гневное выражение лица!
- Идиоты, - сказала она. – Вломились, чуть не убили же меня!
- Иначе ты убила бы нас, - сказала Эдди, чувствуя себя неловко. Чувство вины мучило ее все сильнее – особенно за этот глупый смех, какой может быть смех, когда человеку чуть не проломили череп? Над чем хохотать-то? – Извини, пожалуйста, у нас не было выбора.
- Будто бы я не поняла, - не успокаивалась Мэнси, - я ж видела, что творится-то. Да меня ж насильно сюда приволокли!
- Мисс Имэнсипейшн! – раздался вдруг низкий голос из-за двери.
Эдди прикрыла рот рукой. Резо! Тупой, сильный и почти не чувствующий боли… до фанатизма преданный хозяину – пес, как его назвал Отто. Девушка переглянулась с Бу, но тот оставался спокоен.
- Да? – спросила Мэнси ровным голосом.
- Что-то случилось? Ми снижаемся!
- Да, - крикнула мулатка, - ничего, потерпите. Я сейчас устраню неполадку!
Резо явно стоял за дверью в нерешительности. Бортмеханик снова потерла пострадавшую голову, посмотрела на следы крови на пальцах – было ее там немного, но ведь была же! Она указала Эдди и Чену на большой ларь – Чен нырнул туда первым, и тут же захлопнул крышку, журналистка растерялась и забралась в темный угол сбоку от сундука, съежившись и затаившись, как мышка.
- Я помогу! – убеждал в это время Резо.
- Не надо! – упиралась Мэнси.
- Я войду!
- Нет! Это опасно!
Но телохранитель Майкла уже входил. Медленно – потому что с опаской.
- Но тут все в порядке, - сказал он, крутя головой на толстой шее.
- Правда? – холодно спросила мулатка. – Ты специалист?
- Ничего нэ горит, ничего нэ сломано, - почесал бритый затылок здоровяк.
- Ты специалист? – повторила Имэнсипейшн, но тут Резо заметил летательные аппараты на полу.
- Что это? – заинтересовался он.
- Э… запасные винты, - жалко соврала Мэнси. Грузин поднял один аппарат, взвесил в руке, поворочал глазами туда-сюда – казалось, что не только мозги у него неповоротливые, но и глаза. - Еще вопросы будут?
Резо снова нагнулся, подцепив двумя пальцами какой-то длинный лоскут – тот, по какой-то странной лоскутной прихоти, отчего-то тянулся в темный угол. Телохранитель заглянул за сундук.
- Здравствуйте, - глупо сказала Эдди, сидя на корточках и осторожно потащила многострадальную оторвавшуюся юбку к себе. – Извините. Это мое.
- А ты кто? – спросил Резо, не отдавая кусок синей ткани.
- Я журналистка "Виллимурских ведомостей", Эдвина Лю, - ответила девушка честно. – Скажите, у вас тут есть бумага и карандаш? Я хочу взять интервью у леди Эйр.
Резо страшно засопел и взял девушку под локоток, поднимая ее на ноги.
- Что ты за птица? Как залетела сюда? – спросил он мрачно.
- Колибри, - фыркнула Эдди.
Мэнси закатила желтые глаза к потолку. Оставалось надеяться, что Резо плохо считает.
Резо на такие мелочи внимания сроду не обращал. Еще когда был убит Джек Сторм и на улице Сан-Бласко оставалось два бандитских трупа – Джека и рыжего Шимуса, он пренебрег вторым телом, хотя велено же было – прибрать… Правду сказать, тогда у Анды Ахажи не хватило бы сил поднять двоих зомби… но факт оставался фактом: Резо и до двух не считал, Мэнси не зря надеялась.
Он выволок Эдди из тесного помещения котельной и в дверях, обернувшись, сказал страшным и спокойным голосом:
- Велено пару поддать. Скорость не должна падать.
Мэнси машинально кивнула, взяла большой совок и пошла к топке.
Чен высунулся из сундука, едва дверь за Резо затворилась.
- Сто? – спросил он. – Девуска цела?
- Пока да, - ответила Мэнси сквозь зубы. – Не твоими молитвами, видимо.
- Черт, - сказал Чен, - Генри мне уши отрежет, точно.
- Поздновато же спохватился, - ответила Мэнси, захлопывая дверку топки и стягивая с руки рукавицу. На большом пальце задрался заусенец, и мулатка стала нервно его покусывать.
- Если бы я бросился выбираться из сундука, - с достоинством ответил Чен, - то попался бы этому здоровяку и вряд ли помог Лю. – А сетяс я подумаю и пойду ее вырутять. А ты не набирай скорость, нам надо замедлиться… помнис?
- Думай, думай, - хмуро ответила Мэнси. – Только учти – если сейчас дирижабль не полетит быстрее, будет хуже. Как бы в итоге не погибла твоя подружка!
- Лю мне не подрузка! – отрубил китаец. – Я ее терпеть не могу.
Он вылез из сундука и стал напяливать на плечи агрегат Карла Линдгренсона.
- Сматываешься, - сказала Мэнси. – Чего ж еще от тебя ждать… Я попробую что-нибудь сделать… но мы же все равно вас обгоним, хоть и ненадолго!
Чен по-детски показал бортмеханику язык и распахнул раскуроченную уже створку окна.
 
- Это шутка? – спросил Майкл у Резо. – Ты правда думаешь – им послать больше некого, кроме этой пичужки? У них там на борту каждой твари по паре… а послали вот эту кроху?
- Я журналистка, - бойко улыбнулась Эдди, устраиваясь в удобном кресле, обернув вокруг себя полуоторванную юбку. – Если нельзя взять интервью у мисс Эйр, давайте, я про вас напишу? Оккультист из Сан-Бласко дает интервью корреспондентке "Ведомостей" Э. Лю - ну что может быть оригинальнее?
- Разве что "История мертвого Жреца, записанная призраком Э. Лю", - сказал Майкл, внезапно заинтересовавшись. – Ты тот самый призрак, барышня?
- Я? Как вы могли подумать, я живая, - улыбка Эдди стала еще задорнее. – Это старая история, мистер Гигиенишвили, с духами руин и прочим антуражем в мистическом стиле… Мой дух давно вернулся в мое тело, и мы оба здравствуем поныне. Так дадите мне бумагу и карандаш?
- Резо, принеси, - кивнул Майкл, - возьми в моем саквояже. Итак, мисс Лю… ты даешь интервью мне, а я тебе. Согласна?
Эдди лишь пожала плечами и исподтишка огляделась. В "салоне" дирижабля было неуютно. Бархат кресел, лакировка столиков, беспорядок на полу. Мебель дорогая, а привинчена к полу грубыми болтами. В ковре ради этого неаккуратно вырезаны дыры. В углу свалены неопрятной горкой какие-то вещи – сундук, сумки, верхняя одежда…
- Смотря о чем речь, - сказала девушка как можно беспечней, когда разглядывать стало нечего.
- О короне, - в тон ей ответил Майкл. – Или ты не разговаривала о ней с призраком ее хозяина?
- Охотно отвечу на ваши вопросы.
Резо вручил Лю лист бумаги и карандаш, и Эдди тут же вцепилась в привычные предметы, и даже постучала тупым кончиком карандаша по мелким белым зубам.
– А корона у вас? Вы собрали части? Не покажете ли?
- Так-так-так, мисс Лю, не-ет, дамы вперед, - засмеялся Майкл. – Резо, подай вина. Итак… мисс Лю. Ты ведь видела корону в деле, работающей?
- Работающей? Это не паромобиль, чтоб работать, - проворчала Эдди. – Я видела, как она действует. Синий свет – это еще не все… гром среди ясного неба, и, как сказала Анда Ахажи – дверь сюда с Изнанки…
- Надеть корону может любой? – осторожно спросил грузин.
Эдди отвела взгляд от его жадных глаз и обнаружила на столике перед собой бокал вина. Схватилась за тонкую ножку, понюхала напиток. Запах винограда, и тот уже кружил голову. Слегка. Пить девушка пока не стала.
- Надеть корону может кто угодно, - сказала Эдди. – Толку-то? Чтобы открыть дверь, нужны человеческие жертвы. А чтобы вызвать бога, Неведомого Доселе, нужно много крови.
- Как много? – Майкл подался вперед и чуть не опрокинул свой бокал. Эдвина пожала плечами.
- Неизвестно, вам надо было Анду спрашивать, - сказала она безразлично.
Мимо окна проскользнула тень. Чен? Эдди поспешно отвела от окна глаза. Аппарат издавал легкое тарахтенье – гул винтов "Гордости Вирджинии" был куда сильнее.
- А давай, я проверю? – спросил Майкл.
Эдди уронила карандаш, и Резо быстро поднял его, вручив журналистке.
- Э… как проверите? – вырвалось у девушки.
- Принесу тебя в жертву, - пояснил Майкл охотно.
 
- Они снова ускорились, - безнадежно сказал Генри, сжимая кулаки.
- Это есть плохо, - сказал Отто. – Что ж. Тогда - вперёт?
- Что? – рассеянно спросил Крокодил, следя глазами за удаляющимся дирижаблем – огоньком на темном небе.
- Погоня, - обезоруживающе улыбнулся Кауффман. – Это так фесело!
Через минуту его уже не было на палубе. А в бездонном нутре парохода закипела жизнь, и шкиперу, и матросам, и кочегарам – всем нашлось дело. Взревел гудок, загудело пламя, три огромных котла запыхтели, захлебываясь густым паром – и "Ковчег" стал набирать еще большую скорость.
- Считается, что воздушный транспорт пыстрей фотного, - сообщил Отто, через некоторое время вновь появляясь рядом с Генри. – Не перешифайте, мы проферим это в деле. Так ше, как и мою нофую систему клапанофф…
- Что будет, если мы их догоним? - спросил Генри.
- Я не знайт, - пожал плечами Отто. – Но так мы хотя бы бутем гофорить себе, что что-то стелать.
Герр Кауффман потирал руки – они постепенно нагоняли дирижабль. Леди Эйр в ответ тоже повысила скорость, но не тратила времени, чтобы подняться выше – "Гордость" летела совсем низко над водой.
Генри увидел рядом с этой тушей маленькую, смешную издалека фигурку с пропеллером на спине, и лишь тут понял, что светает.
- Скоро Санта-Крус, - сказал он.
- Та, та, скоро. Как фы тумаете… это Чен летает или мисс Лю?
- Чен, - сказал Генри, вглядываясь в далекую фигурку. – У мисс Лю все-таки была юбка.
 
Чен заглянул в окно. "Салон" был освещен яркими лампами… жаль только, что весил китаец – в обрез, действительно пришлось снять тяжелые ботинки и весь его арсенал – ножи, велодог... Поэтому китаец пролетел мимо окон "салона" прямо к головному отсеку гондолы. Дирижабль все ускорялся, и Бу уцепился рукой за приоткрытое окно, чтобы лететь вровень с "Гордостью". Собрав все силы, он заглянул внутрь – щели как раз хватило, чтобы просунуть туда голову вместе с пышными ушами.
- Привет, - сказал он, оказавшись таким образом в рубке, - а мозно здесь приземлиться?
- Что? – опешила леди Эйр, глядя на смутно знакомую узкоглазую физиономию, выражающую крайнюю степень доброжелательности и оптимизма.
- Сто-сто, посадку давай, - Чен деловито подергал на себя дверцу.
Лорен присвистнула и сказала:
- Ну, держись тогда.
Китаец вцепился в окошечко уже двумя руками. Рядом с ним распахнулась боковая дверца, едва не задев ему плечо. Чен осторожно влез в рубку и притворил за собою дверь, с таким видом, словно в салун к мадам Луле вошел, не более того.
- Виски есть? – спросил китаец первым делом.
- А содовой с сиропом не хочешь? – съязвила Эйр. – Ты китаец Крокодила?
Она живенько вспомнила забавную парочку там, на пристани – долговязый доктор, назвавшийся почему-то Крокодилом Генри, и с ним юркий лопоухий слуга, волокущий черный саквояж.
- Нет, это он – клокодил китайца, - сказал Бу, аккуратно ставя агрегат на пол. – Эта стука работает на шнапсе, сойдет и виски. На сиропе – "Агрегат Карла-10"… у меня девятая модель.
- Все равно… Ты из команды конкурентов, - Эйр порылась в сундучке, не отрываясь от штурвала. У нее вроде был где-то небольшой запас "Катти Сарк", но она не могла нащупать ни одной бутылки. – Знаешь, что мы прибываем часа через три-четыре?
- А знаес, сто никакой гонки нет? – парировал китаец.
- Враки, - сказала Лорен.
- Майкл просто хотет побыстрее перетассить корону к своим друзьям, которые увлекаются мистикой.
- А при чем тут Кауффман? – подозрительно спросила Лорен.
- Кауффман помогает нам вас догонять, стобы отнять корону, - терпеливо сказал китаец. – Потому сто эта стука мозет наделать больсих бед. Пасифика умирает. Сто, если то зе самое будет с Континентом? Или со всеми материками? А?
- Попал пальцем в небо, - хохотнула Лорен, болезненно закашлялась и все-таки не выдержала, закурила. Мэнси-то рядом нет… - Ваша "стука" не работает. Майк пытался воспользоваться ее колдовством. Но увы, дорогой китаец, магии не бывает.
- Угу, - мрачно кивнул Чен, видевший не только синее сияние, но и как призрак вторгается в Эдди, изгоняя ее дух, и как повозка без лошади скачет по заднему двору салуна, и как паромобиль инженера Вилкинса врезается в голема Мо. – Тотьно, никакой магии нету. Ститай тогда, сто мы хотим вернуть артефакт музею. Сойдет?
Чен терял терпение. Конечно, он видел, что Эдди, невредимая и даже не связанная, мирно беседует с этими двумя головорезами. Ну, а вдруг все-таки этот разговор перейдет во что-то нехорошее?
- Нет, - сказала Эйр. – Все ты врешь.
Чен запоздало подумал что он нашел леди в полном сознании и трезвом рассудке – только вот толку-то с этого? Видимо, Майкл обнаружил, насколько медлительна и несообразительна Лорен под гипнозом, и вывел ее из транса.
- Так есть виски? Полетю обратно, - сказал Бу мирно. У него появилась идея: она протянет к нему бутылку, он – схватит ее за руку, пригрозит, заставит снизиться к ковчегу…
Лорен еще разок порылась в сундучке у ног и все-таки извлекла бутылку с парусником на этикетке.
- А ты здесь один? – поинтересовалась она.
У нее возникла идея: врезать ему бутылкой по голове… китаец щуплый, росточку небольшого, авось, хватит у нее сил…
 
- …А так вам все равно толку никакого, - закончила Эдди. – Значит, просто пугаете.
- Ц-ц-ц, бесстрашная какая девочка, - покачал головой Майкл. – На что только рассчитываешь, девочка? Зачем забралась сюда одна, ночью? Интервью можно было бы и потом взять – в порту, после нашей блистательной победы… А?
Он засмеялся – мелко, рассыпчато; полное блестящее лицо, раскрасневшееся от вина, слегка затряслось. Резо улыбнулся звероподобной улыбкой.
- А на что вы рассчитывали, выкинув Сторма? – спросила Эдди, взяв карандаш наизготовку. – Разве вы не знали, что мы моментально от него избавимся?
- Мы тоже хотели от него избавиться, - пожал плечами Майкл. – Знаешь ли, он стал пованивать. Ну, а если уж мы что-то выкидываем, то почему бы не сделать кому-то сюрприз? Правда, Резо? Ведь вы же там, на пароходе, обрадовались, правда?
Эдди передернуло.
"Интересно, где сейчас Чен? – подумалось ей. – Быть может, уже на ковчеге? Ну, и что тогда… все равно мы в небе, а они там, на воде… пока не прибудем в Санта-Крус, ничего не изменится. Зато, - утешала себя Эдди, - мы точно узнаем, сработал ли аппарат Вилкинса!"
- Сколько нам еще? Скоро Санта-Крус? – спросила девушка как можно беспечней.
- Я пойду спрошу у леди Эйр, - предложил Резо, качнувшись в сторону двери.
- Нэ стоит, - пожал плечами Майкл. – Смотрите – уже рассвело. Скоро Санта-Крус. Расскажи про корону, Лю. Да выпей ты свое вино, нэ отравленное. Нэ убиваю я девушек… без надобности.
Эдди решила удовольствоваться таким заявлением, взяла бокал двумя руками, словно ребенок, и послушно сделала глоток.
- Когда воин по имени Динаки вырвался из Святилища, Неведомый Доселе уже шел по Селлеукану, и поступь его была подобна грому, - начала она нараспев, как сказку. –Взбесились лошади, скидывая с себя всадников, и стали топтать мертвые и живые тела. Встали мертвецы, даже те, что были растерзаны на части пушечными ядрами. Дребезжа, покатились на людей телеги, а живые и мертвые набросились друг на друга, отшвырнув оружие, и стали рвать друг друга зубами и руками. Они не разбирали, где свои, а где чужие… не разбирали, кто чужеземец, а кто – дитя Тлатаутаки. Пушки взрывались, словно поперхнувшись ядрами… наконец, все смешалось в синий клубок, и поплыло перед глазами молодого воина… Он сорвал корону с головы Вождя-Жреца и швырнул ее на землю…
 
- Не двигайся, - сказал Чен Бу. – Поставь бутылку на пол.
- И ты не двигайся, - велела Лорен тихо. – Будешь пытаться напасть – учти… кроме меня тут дирижабли никто водить не умеет!
- Не очень-то хотелось, - пробурчал Бу. – Сто ты о себе возомнила? Тозе мне, одерзимая спортивным духом…
- Да уж я, по крайней мере, не привыкла жулить, как некоторые, - съязвила Лорен. – Например, подсылать всяких летающих лазутчиков, чтобы замедлить ход дирижабля! А я вам еще фору дала, при старте!
Чен покачал головой.
- Это не гонка, - сказал он еще раз. Но Эйр, разумеется, только ядовито хмыкнула.
Чен сел на пол. Ситуация складывалась не самым скверным образом. Ну да, дирижабль все еще обгоняет "Ковчег", корона все еще в руках далеко не самых порядочных людей, обуянных какими-то мистическими бреднями… но по крайней мере и он, и Лю в порядке, живы-здоровы… пока что. Лорен вернулась к управлению дирижаблем, отставив бутылку.
- Можешь убираться отсюда к своему Крокодилу, и сказать, что леди Эйр выиграет гонку во что бы то ни стало, - с презрением бросила она.
- Не могу, - признался Чен. – Майкл и Резо захватили подрузку Генри. Без нее мне лутьсе не возврассяться.
- Ого, - Лорен с сомнением посмотрела на агрегат. – А ты где был?
Чен пожал плечами.
- Прятался.
- Очень по-мужски, - фыркнула леди Эйр.
Долго-долго они молчали. О чем говорить? Наконец Лорен спросила:
- А ты не боишься, что они там твою подружку… убивают?
- Слиском чихо, - пожал плечами Чен, скрывая тревогу. – Уж Эдди молчать не будет… и она не моя подрузка, а Генри. Уж сколько раз она в передряги попадала! Ее голыми руками не возьмёс. Думаю, она их там убалтывает.
Он подошел к двери и приложил к щелке ухо.
- Тотьно, - кивнул он, - так и есть. Болтуска… Она говорит, а эти слусают…
- О чем речь-то? – не утерпела Лорен.
- О короне анечточтитланской империи, - прошептал Чен.
- Мэнси, - сказала Эйр в трубу, - слишком медленно.
- Быстрее уж некуда, ветер противный, - сказала Имэнсипейшн. – Да ладно… все равно ж мы быстрее!
 
- Санта-Крус, - прошептал Генри, глядя покрасневшими за ночь глазами на узкую полоску берега.
- Скоро фсе решиться, - кивнул Кауффман, кутаясь в широкий теплый плащ. Холодный ветер терзал все, до чего дотягивался. – Есть идеи, доктор?
- Догнать уже не выйдет? – безнадежно спросил Крокодил.
- Мы и так почти врофень идем, - пожал плечами изобретатель. – Куда еще…
- Тогда, едва они будут на пристани, надо сразу же… сразу же на берег и отбивать Эдди и Чена, у вас ведь много матросов, всех вооружить… Главное, напасть внезапно…
- Мы мочь поторговаться. Майкл бестельник, лишний теньги не пропустить мимо рук, - предложил Отто.
Генри мрачно промолчал, дымя трубкой. Кауффман – миллионер, а кто он, Крокодил? Всего лишь авантюрист, выдающий себя за светило медицины, обычный средней руки врач, ныне и вовсе без гроша в кармане… Выкупать невесту и лучшего друга на деньги герра Отто ему казалось недопустимым и все-таки единственно возможным вариантом. Он взял у Кауффмана подзорную трубу и вгляделся в линию берега.
Санта-Крус становился все ближе, и, почти не отставая от "Гордости Вирджинии", "Ковчег" издал очередной гудок, густой, протяжный.
 
- А? – торжествующая Лорен обернулась к Бу и принялась снижаться.
Пристань заполнила огромная толпа. Про такую говорят "яблоку негде упасть". Сверху хорошо видать – вон сановитые люди, черные сюртуки и высокие цилиндры, вон дамы в кружевах, толкают друг друга турнюрами, словно невзначай. То там, то сям вспыхивает магний – фотокорреспонденты снимают серую тушу дирижабля на фоне облачного неба. И на видном месте – огромный транспарант: "Ура участникам гонки "Пасифика – Континент!"
Китаец сложил губы уточкой, но так и не свистнул. Дверь резко открылась и вошел Майкл, подталкивая перед собой Эдди.
- Вах, Лорен, что это? – толстый волосатый палец ткнул в окошко. Чена Майкл словно бы и не заметил.
- Что? – удивилась Лорен. – Толпа! Ишь ты, болельщики! Встречают!
- Нэ надо садиться! Летим дальше! – заволновался Майкл.
- Да вы что! Мы на месте, - засмеялась Лорен. – Мэнси, всё, детка, садимся! – это уже в переговорную трубку.
Она уверенно повела "Гордость" к высокой постройке, похожей на леса, что обыкновенно окружают строящееся здание. Только выглядела эта штука поосновательнее да поаккуратнее – в крупных городах вроде Нью-Йорка такие пристани для воздухоплавателей не были в диковинку. "Леса" оцепили полисмены в красно-синей форме, в белых шлемах: видимо, чтобы мальчишки и журналисты не лезли.
- Остановись! То есть нэт, нэ останавливайся! – рука Майкла рванулась к боку, где был револьвер. Чен невинно косился в одну сторону, Эдди в другую, а оружия нигде не было. Мистик беспомощно смотрел, как приближаются "леса".
А от пристани уже раздался знакомый гудок – едва дирижабль медленно пришвартовался к необычному причалу, как "Ковчег" оповестил публику о своем прибытии.
- Быстро они, - пробормотал Чен Бу, и лишь тут Майкл почтил его нехорошим взглядом.
- Ты и одна мне надоела, а тут еще и твой дружок! - прошипел он, брызгая слюной.
- Он мне не дружок! – возмутилась Эдди. – Еще чего!
- Поддерзиваю протест, - с достоинством сказал Чен, поддергивая штаны. Карман оттягивал короткоствольный Смит-Вессон, реквизированный у Майкла.
Эдди прильнула к оконцу. От "Ковчега" сквозь толпу куда-то шли Генри, Кауффман, несколько матросов, к ним липли журналисты. Толпа волновалась, полиция усердно работала – делала вид, что не пускает никого к путешественникам. Один из матросов нес какой-то сундук. Вся эта компания направлялась отнюдь не к воздушной пристани, а к высокому помосту с трибуной, задрапированной полосатой тканью.
В дверцу рубки постучались. Переглянувшись с Майклом, счастливая до безобразия Лорен распахнула дверь.
- Вам всем надо поскорее пройти вон к тому помосту, - сказал юный полицейский, всунувшись в кабину. На лице у него горели два красных пятна, так он был взволнован. – Там пройдет награждение. Спешите!
Майкл отодвинул полисмена и оглядел всю пеструю команду – в дверях салона тупо стоял Резо, из-за него выглядывала Мэнси.
- Ну, сто стоим? Посли полутять приз, - дернул Чен леди Эйр за руку.
Полицейские расчищали им дорогу. Майкл беспокойно озирался, он уже дважды пытался свернуть с дороги к помосту. Но полисмены охраняли его на славу, можно сказать – конвоировали. По крайней мере, оттирая толпу, они как-то невзначай лишили Резо оружия и нацепили на обоих мужчин наручники.
- Что происходит? – взревел Сан-Бласский оккультист, когда у него отобрали сумку.
- Вы победители, - сказал юный полицейский и почему-то зарделся еще ярче, чем прежде. – Просим вас проследовать.
Лорен шла впереди, гордо задрав нос – она-то ведь действительно победила.
На помосте стоял какой-то сухопарый джентльмен в белом цилиндре, в атласной паре молочного цвета и в бежевых штиблетах. Этот джентльмен заулыбался при виде Лорен и Мэнси, словно видел перед собой не двух некрасивых чумазых девиц не первой свежести (на смуглом лбу Мэнси к тому же красовался свежий штрих угольной пыли), – а не менее чем герцогинь. Он подал леди Эйр руку, помог ей подняться на помост, а Эдди, придерживающая свою полуоторванную юбку, Чен и Мэнси остались внизу, что не особо их смущало. На трибуне перед другим лощеным джентльменом, толстяком в бордовом костюме и красном цилиндре, возвышался кубок с наскоро выцарапанной гравировкой "Победа над Океаном!". Эдди устало прислонилась к перилам, глядя на толпу. Публика расступилась, пропуская Кауффмана и Генри, взявшего сундучок у матроса – экипаж тоже остался у подножия помоста, а Отто и Крокодил встали рядом с Лорен и важными господами. Эдди поймала взгляд Генри. Он был спокоен и даже весел. "Ну, погоди же ты, - подумала девушка, глядя на его улыбку. – Невесту, можно сказать, чуть не убили, а ты улыбаешься!" Крокодил подмигнул ей, и Эдди отвела глаза. Чен повертел ушастой головой и уселся на нижнюю ступеньку, рядом с Мэнси.
- Спасибо, мисс Имэнсипейсн, - сказал он ей.
- За что? – мулатка даже головы не повернула.
- За то, сто не спесили, - ответил китаец.
- А-а… я и забыла, что обещала не спешить. Особенно когда ветер поднялся…
Мэнси рассеянно пожала плечами.
Полисмены неназойливо вывели на помост Майкла и Резо. Сумку теперь прижимал к животу стоящий за их спинами юный полицейский, заливаясь румянцем все ярче. Генри что-то прошептал ему на ухо – видно, чтоб успокоить беднягу.
- Господа и дамы! – зычно сказал джентльмен в белом, и публика притихла. Лишь вспыхивали магниевые вспышки фотокамер. – Я прошу внимания! – это уже было излишне – толпа внимала. – Победительницу двухдневной гонки "Пасифика – Континент" Лорен Эйр поздравляет губернатор округа Санта-Крус!
Бордовый прокашлялся и подождал, пока стихнут аплодисменты.
- Друзья мои! – сказал он. – От имени всех благодарных жителей Континента я имею честь поздравить мисс Лоренель-Мишеллен Эйзенхорт, известную нам под псевдонимом Лорен Эйр! Поздравляю не только с победой, но и с тем, что она сумела пресечь преступные замыслы бандитов, за которыми власти Острова гонялись не один год! С делом, которое оказалось не по зубам маршалу Сан-Бласко, справилась эта хрупкая с виду, но обладающая мужеством истинного гражданина Великой Страны дама! Ура, трижды ура нашей Лорен Эйр и ее помощнице Имэнсипейшн!!!
Рев Резо потонул в овациях толпы. Полицейские браво кинулись успокаивать "бандитов", и те притихли под превосходящими силами. Эдди снова поймала взгляд Генри и все-таки улыбнулась ему. Кауффман стоял, переминаясь с ноги на ногу.
- Также мы приветствуем знаменитого изобретателя, господина Отто Кауффмана, - кисло сказал джентльмен в белом. Аплодисменты тут же начали стихать.
- Я хотеть поздравить фройляйн Эйр от имени экипаж, - сказал Отто. – Внутри есть маленький сюрприз.
Генри поднес к лицу затянутую в перчатку ладонь. Эдди слегка нахмурилась. Доктор справился с веселостью и протянул сундук Лорен. Та слегка дрогнула под тяжестью "сюрприза".
- Аутсайдеры удаляться, - сказал Кауффман. – Всего наилучшего дорогой публика.
Он замешкался возле юного полисмена и Лорен, и пока бордовый вдохновенно читал что-то важное и скучное, на задах помоста, за трибуной, поднялась краткая возня.
Генри уже спускался по лестнице, проходя мимо Эдвины, он словно невзначай уцепил ее за локоть и сжал почти до боли.
- А корона? – шепотом воззвала Эдди.
- Идем, - сказал Генри. Чен поднялся с лестницы.
- Мисс Мэнси, когда все уляжется, позволите заглянуть к вам на дирижабль, за летательным снаряжением? – осведомился Крокодил. Мулатка машинально кивнула в ответ.
К помосту пробился встрепанный Смайк Вилкинс, и увидев инженера, Эдди просияла. Вид у него был какой-то необычно взбаламученный, он суетился и чуть ли не подпрыгивал от возбуждения.
- Эдди, - быстро-быстро заговорил инженер, - послушай, должен тебе сказать… ну и всполошила ты нас! Мне сказали, что ты…
- Тише-тише, Вилкинс, все уже в порядке, - сказала Эдди.
- Эдди, он работает! Без проводов! Мы сделали это, понимаешь? - еще быстрей затараторил инженер. – Работает!
- Вилкинс, идем, такая толпа… здесь не место, - Эдди почти кричала. Лорен Эйр выкрикивала что-то яростное, после каждой фразы поднималась буря.
- Идемте на парохот, - сказал Кауффман и пошел через толпу. На этот раз ему помогали матросы - полицейские пытались утихомирить Резо.
Генри склонился к уху Эдди.
- Обернись, - сказал он. Девушка послушалась.
И увидела, как Майкл скованными руками выхватил у юного полицейского сумку и кинулся бежать. Однако не успел он сделать и несколько шагов, как громко закричал от боли. Оккультист запнулся, и полисмены услужливо подхватили его под руки.
Эдди могла бы поклясться, что сумка шевелилась в руках оккультиста – и она не просто раскачивалась… Она яростно дергалась, нападая на Майкла.
- Что это? – прижав руку к груди, в ужасе спросила Эдвина.
- Это – наказание свыше… А теперь быстро отсюда, за герром Отто, - сказал Крокодил и увлек Эдди за собой – Чен и Вилкинс поспешили за ним тоже.
У самого причала Отто остановился.
- Перфое, - сказал он, ни на кого не глядя, - фы фсе – сумасшедший авантюристы… и мне это нравится. Фторое… я не ожидать, што так фсе кончится, и фы должны мне объясняйт, а то я обижусь. То не был никакой гонка, то был…
Генри кашлянул и посмотрел на Эдди.
- Я подозреваю, тут заслуга одной маленькой и шустрой особы. Думаю, у нее там, под турнюром, моторчик не хуже Линдгренсоновского. Правда, вряд ли работает на шнапсе…
Эдди чуть было не сказала, что думает по поводу таких турнюрных инсинуаций, но вовремя одумалась.
- Просто перед отплытием, помните, я возилась в редакции Сан-Бласской газеты? По просьбе уехавшего недавно в Калифорнию Вилкинса я проверяла его передатчик. И попросила его о двух вещах, - Эдди на секунду запнулась. Вспомнила, что так и не была уверена – передалось ли сообщение, до последнего не была уверена…
- Раздуть сенсацию о гонке среди журналистской братии, я полагаю? – спросил Генри. – Это первое, а второе?
- Так полицию позвать, чтобы захватили похитителей музейных ценностей… бандитов, лелеющих план по воздушному захвату округа Санта-Крус, - пожала плечами Эдди. – Я надеялась, что все будет иначе, и мы успеем забрать корону. Увы…
Генри перемигнулся с Кауффманом, прижимая к себе Эдди.
- Аутсайдеры позаботились об этом, - сказал он.
- Немного денег, немного лофкость рук, немного трушба с одна милый фройляйн, - сказал Отто скромно. – Не запудьте, мы долшны нафестить наших победительниц.
- Так что вы придумали? – требовательно сказала Эдвина.
- Решение созрело моментально, - засмеялся Генри. – Мы просто поменяли содержимое сундука на содержимое сумки… Труднее всего было втолковать Сторму, что от него требуется… У нас была лишь пара минут, пока мы шли… но едва Отто сказал ему, что есть возможность покусать Майкла…
Генри был вынужден прервать объяснения, его душил хохот.
- Корона у леди Эйр, - сказала Эдди.
- Корона у фройляйн Эйр, - подтвердил Кауффман. – Она настоящий спортсмэн, ей не надо никакой магия-шмагия для победа. Она отдаст корону, как только уляшется шумиха.
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторский комментарий: Острова Пасифика на самом деле в Тихом океане нет. Есть город в США.
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования