Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Kantor Kann - Тетрабол

Kantor Kann - Тетрабол

Больше всего Сергей не любил момент начала игры. Ожидание сигнала к старту матча — это нестерпимая пытка вязким клеем, который медленно оплетает конечности. Мышцы, сопротивляясь ему, напрягаются, превращаясь в туго скрученные пружины, нервы натягиваются как струны, а мысли исчезают из головы, и человек превращается в застывшее Ожидание.
Крупная дрожь била тело, мысль лихорадочно подхлестывала время: "Скорее! Ну, давай уже!" Но на галактодроме все шло размеренно и не торопясь. Как всегда. Хоть финальные игры, хоть обычная дружеская встреча: всем было наплевать на взведенные нервы Сергея – нападающего команды "Галилей". В динамиках отчетливо слышен гомон зрителей, сидящих в уютных кафе системы Проциона и рассматривающих на экранах четыре команды, выстроившиеся в блестящем великолепии по углам квадратного сектора, отмеченного желтыми комическими буйками.
На этот раз устроители матча разместили центральные ворота в зоне повышенной гравитации, вблизи газового гиганта Процион-5. По традиции игры о подобных сюрпризах команды узнавали, прибыв в точку сбора на галактодром. Вокруг планеты наблюдалось большое скопление астероидов, которые располагались двумя перпендикулярными кольцами-проционидами – явление редкое во Вселенной, и неизвестное ученым до открытия Проциона-5. Теперь завести бол — стальной шар диаметром 20 метров, сплетенный из шипастых полос — в ворота будет непростой задачей. Это понимали все четыре команды, и в динамиках можно было слышать, как вздыхают игроки, томящиеся в болидах — "Крабах".
Сергей положил ладони на мягкие матрицы управления. Светящаяся голубая субстанция матриц медленно поглотила его руки. К кончикам пальцев присоединились искусственные нейроны болида, и нападающий слился с машиной в единую систему. Теперь его движения – движения болида, его дрожь в руках тут же передалась клешням "Краба", и они затряслись как руки волнующегося человека.
— Так, ребята, — уверенный голос капитана "Галилея" раздался под фонарями болидных кокпитов, — сюрприз всем виден, я думаю? Поэтому меняем нашу тактику. Вместо обычного прорыва к центральным воротам выводим противников поочередно из игры. Сергей, хватить трясти клешнями, я все вижу.
Товарищи по команде рассмеялись. Дрожь Сергея была и предметом шуток, и талисманом "Галилея". Если б в один прекрасный день нападающий перестал трястись перед игрой, все бы сочли это плохим предзнаменованием.
— Итак, все будут ожидать, что мы, как всегда, ломанем к "Акулам", охраняющим центральные ворота, но на этот раз мы летим через всё поле к воротам команды "Львы Ориона". Смотрите ничего не перепутайте! Защитник, если ты опять рванешься забивать голы противникам и оставишь наши ворота без прикрытия, я тебя своими клешнями придушу.
Снова смех. На прошлом матче Оксана, защитник "Галилея", забила два гола в ворота противника их же болом. Противник выбыл из игры, но в это время другая команда загнала бол в ворота "Галилея", что чуть не стоило победы самому "Галилею". Их спасло только то, что Сергей отправил в это время шар в центральные ворота.
Оксана подняла блестящую клешню болида и щелкнула ею, выбив сноп искр. Сергей усмехнулся: девчонка была самым неуправляемым членом команды, если не считать его лучшего друга — Кратана, тоже нападающего. Жаль, что из-за больших перегрузок, полученных в ходе тренировок, Кратан остался сегодня в запасных. Он, вроде бы, даже не может участвовать в игре виртуально.
Наконец-то! Разглагольствования комментатора и ведущего игры закончены, объявлены все спонсоры и команды. Сегодня — финальная игра тетрабольного галактического сезона, и ставки очень высоки. "Галилей" пять лет – абсолютный чемпион сектора Сириуса, два сезона – чемпион Галактической Федерации Людей, и сейчас они борются за звание чемпионов Галактики. Эту победу игроки "Галилея" готовы клешнями вырвать у противников.
Каждая команда собралась у своих кораблей-носителей, стоящих в вершинах огромного четырехугольника. "Крабы" держат болы на вытянутых клешнях при помощи мерцающих энергетических потоков — лучей захвата. Посреди галактодрома находились заветные центральные ворота, в которые нужно первому забить бол для победы. Ворота охранялись нейтральными и неподкупными "Акулами". Несмотря на страшное название, четыре охранных были корабля изящны и красивы: стремительные обводы корпуса, великолепная маневренность и скорость принесли им славу лучших космических кораблей. Поэтому неспортивный вариант "Акулы" – "Касатка", лишенный захватывающего и парализующего лучей — самый престижный космобиль. Неизвестно, что принесло "Солярис Интерпрайзерс" большую славу и прибыль: участие в спортивных соревнованиях, или продажа престижных спорткаров.
Сергей каждую игру, глядя на "Акул", вздыхал и сам себе говорил, что обязательно обзаведется такой красавицей в своём ангаре. Можно было бы сменить спортивную карьеру, и стать охранником врат. Но это неинтересно и скучно, во всяком случае, Сергей был уверен в этом. Охранники врат пол-игры стоят посреди поля, и, наверное, решают кроссворды, ожидая, когда же кто-то, пробившись через все препятствия, чинимые противниками, появится у ворот. И тут "Акулы" покажут, на что они способны. Их пилоты — настоящие асы, и вывернуться из-под захватывающего луча, или парализующего — дело не из легких, но из самых азартных в тетраболе.
Над серединой поля вспыхнуло табло, нет, в реальности его не было, оно появилось на экранах — у "Крабов", "Акул" и у зрителей. Четыре строки нулевого счета формировали таблицу, где голы показывались на пересечении строк команд. Ниже рейтинги команд: "Галилей" – 9,3 балла, "Львы Ориона" – 9,1, "Крыкрын" — 8,2 и аутсайдер встречи — "Рапидос" — 7,5 балла. Рейтинги команд могли решить исход встречи. Если вдруг, по решению арбитров, какая-то команда стремительно набирала рейтинг за игру, то она могла стать победителем при не самом большом счете.
И вот, дали команду участникам высветить свои цвета. Корабли "Галилея" залились ярко-зеленым, "Львы Ориона" – оранжевым, "Крыкрын" – белым и "Рапидос" – небесно-голубым. Прозвучал гонг. Болы, тоже раскрашенные в цвета команд, подстегнутые синими струями энергии, взлетели над условной плоскостью поля, и команды рванулись вперед.
В первом тайме скорость решала все: команда, попавшая в сектор игры раньше других, получала сразу 2 балла. Дорожки, отмеченные красными буйками, извилистыми линиями тянулись от углов поля с кораблями-носителями до зоны с зелеными огнями, где расположены ворота команд. Болиды набирали скорость, спиральные сполохи гравитационных искажений окутывали хвостовые накопители двигателей. Еще немного, и болиды разгонятся до скорости света, тогда галактодром, занимающий полсистемы, будет пилотам казаться тесной площадкой для пинг-понга.
 
Сергей, как всегда, на долю секунды опередил всех, рванув первым со старта. Бортовые системы управления мелодичным голосом оповестили об успешном захвате пространственной сетки и подготовке струнных Редже-двигателей. "Краб" скользил по гравитационным потокам, как серфингист по волнам. Маршевые ионные двигатели выбрасывали резерв, разгоняя болид до необходимой скорости. Их басовитое пение, слышное даже в звуконепроницаемом салоне болида, сорвалось на пронзительный аккорд и затихло… "Краб" вздрогнул, словно наткнулся на преграду — это включились струнные двигатели, и сразу стало тихо, космические буйки слились в единую полосу на обзорном экране: болид шел на околосветовой скорости.
Прямой участок забежной дорожки закончился. Начались "коленца", как их называли тетраболисты. Сергей сложил клешни в пазы на фюзеляже, переключившись в режим большей маневренности, ругнув устроителей игр, которые из забежных дорожек сделали какой-то бег с препятствиями: столько здесь было мелких и крупных астероидов. Невольно мелькнула мысль: "А как же несущие бол?!" Пронести бол через метеоритный дождь – дело не из легких, ребята, скорее всего, вымотаются, пока доберутся до игровой зоны. Хоть бы эта четверка выдержала. Несущие – были самыми крепкими из всей команды, но Сергей все равно за них переживал. Хотя, особо размышлять было некогда: если мелкие астероиды отлетали от защитных экранов "Краба", то крупные приходилось обходить, Сергей сосредоточился на маршруте, забыв обо всем. Его задача — первым вырваться в игровую зону.
 
* * *
— Смотри, — невысокий русоголовый парень крепкого сложения с потаенной гордостью показывал своей девушке голографическую копию галактодрома с миниатюрными болидами, несущимися между астероидов, — а ты говорила: "Дома по космовизору посмотрим матч". А, дома у тебя такое есть?
— Убедил, Ваня, дома такого нет, — миниатюрная брюнетка, не скрывая восторга, восхищенно рассматривала огромный наблюдательный зал кафе "Фанат", кажется, дорогое убранство помещения ее интересовало куда больше чем голографический галактодром.
Белые колонны зала подпирали прозрачный купол, через который в кафе заглядывали яркие звезды и зеленоватый диск Проциона-5, окруженный дымкой атмосферы. Проциониды отсюда выглядели как сверкающие плоские кольца, даже не верилось, что они состоят из невероятного количества камней и пыли.
— Красота, — девушка, запрокинув голову, рассматривала зеленоватые разводы на газовом гиганте. — Ты только посмотри! Видно как там, на Проционе-5, двигаются атмосферные слои…
— Что? — Парень оторвался от голограммы. — Какие слои? Лин, ты лучше посмотри, что тут делается! У "Рапидос" выбыл один игрок: столкнулся с астероидом. Вон, спасательная команда к нему летит.
Ангелина перевела глаза на голограмму. Болиды уже разогнались до световой скорости и стали похожи на разноцветных головастиков, несущихся по черному полю. Компьютер высвечивал над каждым болидом его знак. Девушка никогда не увлекалась тетраболом, и поездка в систему Проциона была с ее стороны лишь данью уважения к хорошему парню. Но она не жалела, что прилетела сюда: все какое-то развлечение.
— Ванюшь, я же не понимаю в тетраболе. Ты мне будешь объяснять, что к чему?
— Конечно, смотри: вот эти зеленые – это "Галилей". Они идут очень хорошо, у них пилоты – асы, видишь, как обходят астероиды? О, шикарно! Это Сергей Кравцов – нападающий. Он вообще – крутой. Я никогда не видел, чтобы его могли подсечь.
— Откуда ты знаешь, кто это?
— Пятый номер в "Галилее" – это Кравцов. У них сегодня очень серьезный противник – веганский "Крыкрын". Эти оранжевые трехрукие ребята могут задать жару…
— А почему у веганцев так мало баллов?
— Горячие очень. Получают штрафные очки за нарушения. Они могут даже драку на поле устроить.
— А-а. — Ангелина помолчала немного, смотря, как болиды приближаются к заветной зеленой черте, и тихо спросила: — А почему в этом зале только мы да трое веганцев? А что остальные болельщики пришли сюда попить космо-коладу?
— Они там, на больших экранах смотрят. Говорят, что трансляции встречи — очень красивое зрелище, но из этих трансляций не видно всего, что происходит на поле. Там же показывают то, что понравилось оператору да комментатору, а здесь — все как на ладони. Вся стратегия игры. И не люблю я сидеть в кафе, где все орут, кричат, захлебывается комментатор. Между нами, я не переношу спортивных комментаторов. Не знаю почему. Зато тут можно наблюдать, что происходит, и никто не отвлекает.
— Зато здесь нет столиков, и приходится стоять у карты, — Лина мило склонила голову на бок и подмигнула Ивану, — и все равно слышен шум из акустической системы. Зачем мы тогда заказали столик в зрительном зале?
— Ну-у, тут шум не такой, как там, — протянул Иван, — мы тут с тобой разговариваем, а там бы не смогли.
Один из веганцев, стоящий отдельно от своих собратьев, вдруг повернулся и подошел к Ивану и Ангелине. Изящно поклонился им.
— Добрый вечер. Вижу, вы болеете за "Галилей"? — он кивнул на зеленые шарфики молодых людей.
Ваня улыбнулся:
— Вы, я вижу, тоже.
— Удивлены, почему веганец болеет не за " Крыкрын"? — инопланетянин поправил изящно завязанный зеленый шарф с эмблемой команды — золотой спиралью.
— У каждого свои причуды, — улыбнулась Ангелина, исподтишка разглядывая оранжевого гуманоида.
Она впервые видела веганца так близко. Инопланетянин был красивым в традиционном понимании этого слова. Черты его лица приближались к человеческим, только нос не имел переносицы, а сливался в одну линию с высоким лбом. Но это не портило его облика, лишь придавало экзотичности правильному, почти античному лицу. Будь у веганца привычный для землян цвет кожи, его можно было бы принять за человека. Разве что, наличие третьей руки выдало бы в нем пришельца.
— Да, леди, возможно, у меня — причуда. Но мне нравится, как играет эта команда. И меня перед началом игры так же трясет, как их нападающего Кравцова. Смотрите, — он протянул руку, в которой мелко дрожал фужер с космо-коладой.
Иван понимающе кивнул.
— Да, всех потрясывает. Как думаете, каковы шансы у "Галилея"?
— Если никто не ввяжется в игру, что мало вероятно при тех ставках, которые я видел, то "Галилей" должен всех порвать. Говорят, в составе команды есть три бывших истребителя. Это решит все. Не так ли, дорогие фанаты?
— Истребители бывшими не бывают. — улыбнулся Иван. — Я тоже слышал эти слухи. Но самое забавное, что никто не может точно указать на этих самых истребителей. Одни говорят, что это — капитан Стормов, другие указывают на Кравцова. Больше кандидатур нет.
— Вань, ты назвал только двоих, а слухи ходят про троих.
— Иван, значит? Будем знакомы. Кра, — инопланетянин протянул две свободные руки для пожатия, что у них означало большое уважение к собеседнику.
Иван пожал протянутые руки и представил фанату "Галилея" Ангелину. И в это время удар гонга возвестил, что какая-то команда прошла зеленую черту. Болельщики повернулись к голограмме, зеленый "Краб" с цифрой пять на фюзеляже только что пролетел в игровую зону, принеся "Галилею" два дополнительных очка.
 
Сергей отер пот со лба. Да что сегодня такое? Его все еще трясет, обычно нервы приходили в норму, как только он срывался со старта, и болид несся вдоль манящих красных огоньков к игровой зоне.
На выходе с забежной дорожки лениво плыл астроид, Сергей обошел его, про себя подумав, что сегодня запасным найдется работа. Сколько болидов разобьется об эти летящие как попало каменюки?
Он лихо завернул "Краба" к воротам, по традиции пролетев перед ними, затем развернулся, поджидая товарищей, которые замешкались, облетая с болом астероид. Болид замер, окутанный еле видной дымкой гравитационного мешка. Сергей вытащил руки из матриц и помассировал пальцы. Руки тряслись, как у алкоголика. Нападающий покачал головой: это никуда не годится, нужно справиться с собой, у него есть полминуты. Он прикрыл глаза и опустил руки на подлокотники кресла. В расслабленном состоянии он ощутил, как весь "Краб" вибрирует от работающих на полную мощность гравитационных накопителей, которые сейчас сдерживали струнные Редже-двигатели, готовые бросить корабль вперед со световой скоростью. Вибрация корпуса была столь привычной, столь родной и всегда присутствующей, что, ощутив ее, Сергей почувствовал, как успокаивается. Вокруг все было знакомым: запах металла и искусственной кожи, привкус озона, нагнетаемого системой очистки воздуха, чуть ощутимое движение воздуха, поднимающегося снизу от нагретого пола и тихий звук попискивающих приборов…
Сергей открыл глаза, дрожь в руках и непонятная тревога исчезли, можно было уверенно браться за управление и нестись к воротам "Львов Ориона". Редже-двигатели, освободившись от гравитационных мешков, тихо ухнули, и "Краб" рванулся в черную глубину космоса чуть впереди группы несущей бол. Четверо защитников и вратарь замерли на своих позициях, получив строгий приказ капитана команды ни под каким видом не покидать сектора ворот.
"Львы Ориона" только успели выйти с забежной дорожки, будто специально для них усыпанной неимоверным количеством астероидов, как перед ним появились размытые от скорости силуэты зеленых "Крабов". "Львы" быстро отреагировали на появление противника. Группа, несущая бол, рванулась к центру поля, защитники бросились наперерез "Галилею" с целью отобрать их шар. В воротах команды пока еще никого не было: вратарь едва вышел с забежной дорожки.
Ситуация для команды сложилась неблагоприятная. По правилам игры, если команда не вышла вовремя в свой сектор, это не спасало ее от гола в пустые ворота.
Сергей глянул краем глаза на приборную панель. Зеленый индикатор доступного туннельного перехода только что зажегся. У противников, наверняка, еще не накоплен необходимый струнный резерв для такого маневра. Нападающий подлетел к своему болу, подхватил его клешнями, источавшими синие струи энергии, и крикнул в КПУ:
— Идем в туннель. Выход у ворот противника!
Тугая спираль пространственных возмущений проглотила корабль и выкинула возле пустых ворот "Львов". Вратарь оранжевых налетел на Сергея, ударив его болид в хвост, и столкнулся с гравитационным мешком, которым только что окутался "Краб" для остановки. Оба болида развернулись и замерли, остановленные гравитационным якорем. Но Сергей бросил бол "через голову", проведя его длинной струей точно в ворота. И в этот момент группа несущих вышла из туннеля, подхватила бол, откинутый возвратной системой ворот, и закинула его туда снова! На табло в строке "Галилея" зажглась цифра 2. Голы были засчитаны!
Сергей широко улыбнулся, он не ожидал такой легкой победы. Его товарищи махали клешнями, выражая свою радость.
Болельщики "Галилея" взвыли от восторга. Их вопли были слышны и в наблюдательном зале "Фаната". Кра обнял одной рукой Ангелину, другой – Ивана, а третьей поднял полный фужер с космо-коладой. Все трое орали: "Ура!".
Ангелина, увлеченная общим азартом, не знала, почему все так радуются, но Иван, стараясь перекричать акустическую систему зала, крикнул ей:
— Они вывели "Львов" из игры! Ты понимаешь? Два гола в одни ворота автоматически выводят команду из игры. Они это сделали во второй четверти первого тайма! Теперь осталось только три команды!
Кра покачал головой.
— Никогда раньше такого не видел. Будто "Галилею" подыграли, и на дорожке "Львов" астероидов было больше чем у других команд. Пока они выбирались, наши закинули им гол в пустые ворота. И что же теперь?
Все трое облокотились на хромированный поручень, окружавший голографическую карту, и с интересом смотрели, как нападающие "Галилея" летят через все поле к воротам "Крыкрына". "Львы Ориона", так и не начав играть, медленно уходили к своему кораблю-носителю. Было по-настоящему жаль, что им не повезло.
Тем временем "Крыкрын", шел прямо к центральным воротам. Они решили действовать по схеме лобовой атаки. А "Рапидос" вел свой бол к воротам "Галилея". "Акулы", прекрасно видя, куда идет "Крыкрын", величественно перестроились. Парализаторы выдвинулись из гнезд на полную длину, излучатели захвата хищно раскрыли жерла навстречу белым болидам, так отважно несущим бол к центральным воротам.
— Ребята, не расслабляемся. Туннелируем к воротам веганцев, — спокойно скомандовал капитан "Галилея".
Пространственная спираль проглотила все шесть болидов, и в ту же секунду они возникли в секторе ворот "Крыкрына". Защита белых не дремала. Два болида бросились наперерез несущим, два других замерли у ворот, готовые поймать бол до того, как он будет в пределах досягаемости вратаря. На стороне "Галилея" было численное преимущество, которым грех не воспользоваться. Несущие бол стремительно разлетелись по сектору, перекидывая стальной шар друг другу. Двое защитников заметались между ними, стараясь перехватить бол, искрящиеся струи энергии хлестали по сектору, извиваясь как живые, они тянулись к стальному шару, стараясь завладеть им. Бол наэлектризовался и прилипал к ближайшей энергетической струе. Наконец веганцам удалось перехватить бол, один из них взлетел и, вскинув шар, намерился провести его на длинной струе к краю сектора, но в этот момент Сергей бросил свой "Краб" в атаку. Он до сих пор выжидал, и вот теперь его болид, освободившись от пут гравитационного мешка, ярким фотоном мелькнул между клешнями веганца и болом. Фейерверк синих искр накрыл обоих игроков, и в этот же момент капитан "Галилея" подхватил освободившийся шар и перекинул несущему, который стоял перед воротами белых. Однако к дикой радости болельщиков "Крыкрына" вратарь умело пойм ал бол, а затем снял с шара лишнюю наэлектризованность и кинул его назад в игру.
Бол лихо перехватил один из несущих "Галилея" и странно замер. Он держал шар в клешнях и никому не передавал, похоже, у него переклинило систему.
— Что случилось? Димка, кидай мне! — орал в КПУ капитан, но игрок никак не реагировал.
— Эй, что с тобой?
— Димыч! Ты чего молчишь?!!
— Так, погодите, ребята, у нас проблема, — капитан подвел болид к замершему товарищу и взял у него бол из клешней.
Подобная передача была запрещена правилами игры, и команда могла потерять очко. Что тут же и случилось: судьи сминусовали команде балл! Игроки "Крыкрына" замахали в ликовании клешнями, но капитан "Галилея" быстро пресек их радость, метко отправив бол в ворота, мимо потрясающего клешнями вратаря.
Пришел черед "Галилея" выбивать искры из клешней и кричать: "Ура!"
Бол снова вернулся в игру, и все скрылось за синими сполохами. Пока спасали бол от "Крыкрына", капитан передал на корабль-носитель, чтоб выслали запасного и проверили, что случилось с болидом. С корабля-носителя ответили, что разберутся.
У Сергея мелькнуло смутное недоумение по поводу происходящего. Он, конечно, мог ошибаться и что-то перепутать, но Дима в этот раз был в виртуальной части команды, так как на прошлой неделе перебрал с тренировочными полетами: налетал количество часов, превышающих недельную норму. Что бы ни случилось с болидом, сам Дима мог ответить, так как находился на корабле-носителе, сидя в удобном кресле-лежаке, и оттуда управлял "Крабом"…
Но мысль вспыхнула в мозгу как падающий метеорит и унеслась прочь. Размышлять было некогда: игра шла напряженная, и Сергей сосредоточился на том, чтобы все-таки забить второй гол в ворота "Крыкрына".
— Меняем тактику, — снова ворвался в эфир капитан "Галилея", — Сергей, отвлеки двух защитников у ворот.
— Хорошо.
У нападающего была парочка трюков, на которые могли попасться защитники. Включив лучи захвата, он направил клешни болида навстречу друг другу. Струи энергии ударились и слились в сверкающий синий шар, источающий потоки зигзагообразных молний. И с этим шаром он бросился к воротам. Защитники повелись на эту уловку и кинулись на перерез Сергею, считая, что он несет сильно наэлектризованный бол. Вратарь тоже перенес внимание на фальшивый бол, готовый поймать его. И в это время, один из несущих команды "Галилей" закинул настоящий бол в ворота "Крыкрына".
На табло в пересечении строк "Галилей" — "Крыкрын" зажглось 2:0. Веганцам это не понравилось. Один из защитников атаковал Сергея, ударив его болид в сочленение между накопителями и фюзеляжем. "Краб" резко развернулся и, вращаясь, полетел к периметру, пока Сергею не удалось стабилизовать его положение в пространстве. Драка на поле каралась нещадно, и лучшее в этой ситуации — удрать, тем более что противник выведен из игры. Игроки "Галилея", слушаясь команды капитана, дружно вылетели на обходную дугу, и преследуемые веганцами, которые не обращали внимания на сигналы судей, начали разгон для туннельного перехода в свой сектор, где шла напряженная борьба за ворота между "Галилеем" и "Рапидос".
 
* * *
— Ух, — Ангелина тяжело вздохнула, — не думала, что тут можно столько адреналина получить. А что с тем болидом? — Она показала на зависший в секторе "Крыкрына" болид Димы.
— Не знаю, — Иван пожал плечами и вопросительно посмотрел на Кра. — Как ты думаешь? Наверное, сломалось что-то?
— Никогда раньше такого не видел,— ответил веганец своей любимой фразой. — Но меня волнует другое. Вы обратили внимание, что запасного игрока так и не выслали?
— Точно! — Иван подошел к панели управления картой и увеличил участок с носителем "Галилея".
Возражать никто не стал, так как в демонстрационном зале никого не было, кроме троих друзей.
Возле корабля-носителя не было ни одного запасного "Краба"! Сначала Иван подумал, что их не видно на карте, так как они закрыты тенью корабля, или вообще не отображаются, как неглавный элемент. Но при рассмотрении исходных точек других команд выяснилось, что это не так. Болиды "Львов Ориона" только что прибыли к носителю, и можно было наблюдать, как они заходят в ангары, а запасные игроки ждут своей очереди. У носителя "Крыкрына" тоже стояла четверка запасных, ожидая, когда появятся проигравшие товарищи. "Рапидос" уже выслал одного запасного на место болида, потерпевшего крушение у астероида… Куда же делись запасные "Галилея"?
— Погоди, а это что? — Кра развернул изображение и увеличил масштаб.
Под килем носителя "Галилея" серебрился едва заметный катерок. Он шнырял вдоль гиганта, словно наблюдал, не появится ли кто.
— Ха, а откуда здесь горанский "шкед"? — Иван оторопело посмотрел на Ангелину, словно она могла ответить на этот вопрос, но девушка растерянно пожала плечами.
— Я никогда не видел, чтобы со "шкеда" снимали вооружение. Если там есть "шкед", то есть и псы-наемники. А что делают наемники возле спортивного корабля? — задал веганец риторический вопрос.
— Нужно сообщить устроителям игр. Куда смотрит служба безопасности галактодрома? — Иван вытащил из кармана панель космофона и остановился в нерешительности: он понятия не имел, куда нужно звонить.
Кра тоже не знал. Ангелина нерешительно сказала:
— Может быть, стоит вызвать полицию?
— Может и стоит, а лучше нам срочно убраться отсюда.
Хорошие манеры Кра, вдруг, куда-то испарились. Он заговорил на тон выше, нервно, и по его лицу поползли лиловые пятна. Его что-то беспокоило настолько сильно, что веганец потерял контроль над собой. Он начал оглядываться, будто в пустом зале мог кто-то спрятаться. В это время помещение накрыл рев из динамиков, похоже, что болельщики кричали что-то типа: "Судей – "Акулам".
Ангелина, поморщившись от громкого звука, притронулась к гарнитуре в ухе, тихо сказав:
— Ближайшее отделение полиции…
Автоматика начала соединение. Девушка, пока слушала гудки гиперсвязи в космофоне, отошла к витражу в надежде, что там, у дальней стены, не так шумно.
— Слышь, а что они так кричат? — проорал Кра в ухо Ивана.
— Понятия не имею, — ответил Иван, так же в ухо веганца.
— Давай вернем карту в состояние "общий обзор", мы, кажется, пропустили что-то важное.
Карта уменьшилась, и стало видно, что ничего не видно. Весь сектор команды "Галилей" утонул в синих сполохах энергии. Болельщики переглянулись. Затем оба взглянули на табло и ахнули. Судя по счету, судьи аннулировали второй гол "Галилея" в ворота "Крыкрына": жалоба, поданная командой арбитрам, была удовлетворена. И теперь ворота "Галилея" совместно атаковали "Рапидос" и "Крыкрын". Нигде в правилах тетрабола не было сказано, что запрещается создавать ложные болы для отвлечения защиты, но на этот раз арбитры решили, что "Галилей" забил гол нечестно, да еще и сминусовали им полбалла.
— Да что же это?! — Иван в сердцах ударил кулаком по обручу карты. — Заговор какой-то! На прошлой встрече, помнишь, "Рапидос" забил такой же гол в ворота "Полумесяца".
— Конечно! Да, часто так делается, — веганец из оранжевого стал лиловым. — Судей – "Акулам"! Эх!
Ангелина подошла к друзьям.
— Я дозвонилась. Полицейские сказали, что разберутся.
— Ну вот, исполнили гражданский долг, — синезубо улыбнулся веганец. — Совесть чиста, и я предлагаю: идемте-ка в зрительный зал, может быть, найдем место за каким-нибудь столиком… И чем быстрее, тем — лучше!
Он бесцеремонно подхватил Ивана и Ангелину под руки и увлек их к выходу. Упираться было бесполезно: веганцы обладали недюжинной силой. Вдруг воздух над головой Ивана прорезал шипящий звук лучевого выстрела. Веганец умело бросил обоих людей на пол, не причинив им боли, прижал руками и выхватил третьей рукой излучатель. Вывернув шею до хруста в позвонках, Иван увидел, что Кра парализовал троих сотрудников СБ.
— Черная дыра тебя проглоти! — выругался Иван. — Ты с ума сошел, Кра?
 
* * *
Сергей вырвал у несущего "Рапидос" его же бол, и, подняв болид "свечкой" над плоскостью поля, закинул шар в мертвую зону. По правилам игры, бол, угодивший туда, десять минут не возвращался в игру. Практически это временно лишало команду инициативы. Что делать на чужом секторе поля без бола?
Капитан "Рапидос" сориентировался быстро: он скомандовал своим игрокам отобрать бол у "Крыкрына" и забить им гол "Галилею". Что тут началось на галактодроме! Три команды пытались завладеть одним мячом. Струи энергии хлестали по сектору, заливая его синими искрами, и уже невозможно было разобраться, где свои, а где чужие.
Игроки "Галилея" успели завести свой бол в "гнездо" – зону за воротами, где команда имела право прятать бол, дабы им не завладел противник.
На обзорных экранах "Крабов" бортовые компьютеры автоматически снизили яркость лучей захвата, и игроки смогли видеть друг друга. Яростная схватка за единственный бол в секторе была фантастической. Шар летал на длинных струях от одного игрока к другому, его все время перехватывали, сложных передач внутри команды не получалось, и скорость игроков заметно снизилась: на околосветовых скоростях нельзя выполнять резкие маневры на коротких дистанциях. Болиды сталкивались друг с другом, покрываясь сполохами защитных полей, отлетали, кувыркаясь и теряя управление, а затем, выравнивались и снова вступали борьбу.
— Ребята, "Крыкрын" увел всю команду к нам. Их сектор чист, если не считать вратаря. — Капитан "Галилея" рассмеялся. — Кто-нибудь, берите бол и гоните в их сектор!
— Я сделаю это, — бодро отозвалась Оксана и, не дожидаясь ответа капитана, рванула в "гнездо".
Когда она, зажав бол в клешнях, по обходной дуге направилась в сектор "Крыкрына", один из веганцев бросился за ней. Сергей полетел ему наперерез, и веганец, не сдержав болид, врезался в "Краб" нападающего. Оба разлетелись от удара в разные стороны. Веганец погрозил Сергею клешней, и попытался обойти его, но как он ни крутил, Сергей перекрывал ему дорогу. Рассчитав, что Оксана уже вышла на туннельную скорость, нападающий оставил веганца в покое и ввязался в борьбу за бол.
За все время игры в секторе "Галилея" бол четырежды побывал в воротах. Но каждый раз вратарь его ловил и отправлял назад в игру. Нервы игроков и болельщиков были взведены до предела, близился конец первого тайма, но никто не хотел, чтобы удар гонга остановил борьбу. Всем хотелось увидеть, кто же победит.
Болид Оксаны материализовался на ударной прямой перед воротами "Крыкрына". Вратарь метнулся к болу, летящему прямо в центр ворот, но в этот момент Оксана стегнула энергетической струей в сторону, и бол влетел в правый угол ворот.
Сергей услышал в динамиках победный клич фанатов:
— Го-о-ол!!!!
И тут же звук сирены возвестил о том, что "Крыкрын" выходит из игры. "Рапидос" и "Галилей", отнимающие бол "Крыкрына" друг у друга, с разочарованием выпустили его. Веганцы подобрали свой шар и покинули сектор, уходя по обходной дуге к кораблю-носителю.
Игра замерла. Бол "Рапидос" все еще находился в мертвой зоне, а Оксана не торопилась возвращаться в сектор "Галилея". Болиды прошивали пространство: игроки метались, не находя себе места. Наконец гонг возвестил о конце первого тайма.
"Рапидос", забрав бол, нехотя отправились к себе. Оксана должна была уже вернуться и принести бол "Галилея". Но она все еще висела посреди пустого веганского сектора.
— Оксана, — голос капитан прозвучал устало, — Оксана, что ты там делаешь?
Ему никто не ответил. Игроки "Галилея" заволновались. Второй игрок за игру ведет себя странно, и тут только все заметили, что запасной на место Димы не прибыл.
— Слышь, капитан, — Сергей вспомнил о подозрении, мелькнувшем у него в начале игры, — а Димыч и Ксюха, между прочим, сегодня в виртуале. Или я что-то путаю?
— Ударь меня бол! — воскликнул капитан. — Почему они молчат тогда?!! Так, кто у нас еще в виртуале? Ах, конечно, все четверо запасных.
— Такое чувство, что игра идет против нас, — отозвался вратарь. — Не засчитали наш гол веганцам, сминусовали два с половиной балла…
— Как два с половиной?! — удивился Сергей. — Полтора!
— Нет. Уже два с половиной. Мы потеряли балл, пока отгоняли от ворот "Крыкрын" и "Рапидос". Судьи усмотрели какие-то нарушения…
— Сейчас, — капитан, видимо, просматривал лог игры, — Сергей, твою попытку остановить веганца, что погнался за Оксаной, посчитали нападением, и мы потеряли семь десятых. И там еще по мелочи: кому-то въехали в накопители, кого-то ударили по двигателям лучами… Итого, мы потеряли два с половиной балла, и наш счет – 8,8 балла. Но, мы вывели из игры "Львов" и веганцев. Так что выше клешни! "Рапидос" набрал за игру всего полбалла, и их счет 8,0. Вы — молодцы. Во втором тайме все силы бросаем на центральные ворота. У нас нехватка игроков. Поэтому, у ворот остается один защитник.
— А если "Рапидос" опять пойдут забивать нам голы?!! — взмолился вратарь.
— Не пойдут. Они кинут все силы на то, чтобы не дать нам забить гол в центральные ворота.
— А если??
— Никаких "если", Том. Если ты пропустишь мяч… Я решу, что ты продался.
Вратарь обиженно замолчал. Кто-то из игроков хихикнул, но никто не стал возражать капитану. Напряженная борьба первого тайма отбила охоту к каким бы то ни было дискуссиям. Несмотря на мощные противоперегрузочные системы болидов, физическая нагрузка оставалась достаточно высокой. И сейчас у игроков было полчаса на релаксацию.
Сергей вынул руки из матриц управления, потер кончики пальцев, которые покалывало от разрыва контакта с нейросистемой болида, и спокойно навалился на спинку кресла. Его костюм не справился с нагрузкой: белье намокло от пота, и системы кондиционирования не могли выветрить резкий запах. Не оставалось ничего другого, как переменить костюм.
Кокпит заполнился релаксирующей смесью. Запахи металла, кожи и пота были вытеснены ароматом можжевельника и соленым привкусом морского воздуха, ласковый теплый ветер коснулся лица. Из динамиков зажурчала музыка, и нападающий провалился в расслабляющий сон.
 
* * *
Кра бесцеремонно ухватил за шиворот Ивана и Ангелину и, подняв их над полом, бегом кинулся к лифту на нижние уровни кафе.
Иван еще никогда не ощущал себя таким беспомощным. Ангелина взвизгнув, попыталась вырваться из захвата веганца, да куда там! Он их втолкнул в кабину лифта, выстрелил в кого-то за своей спиной и быстро нажал кнопку ангарного этажа.
— Ты — чокнутый!! — Ангелина ударила ладонью по оранжевой физиономии, — ты хоть знаешь, что тебе будет за нападение на СБ?!
Веганец показал синие зубы:
— Прошу прощения. Но если б я этого не сделал, вы были бы уже мертвы.
— Они стреляли из парализаторов! — возмутился Иван.
— Да, что ты говоришь! — всплеснул тремя руками Кра. — Это я стрелял из парализатора. А эти ребята били на поражение из лучеметов.
— Не слишком ли ты прыткий, брат? — Иван был зол и думал, как бы избавиться от общества Кра.
— В общем так, — веганец снова стал спокоен и не обращал внимания на злость спутников. — Они пришли раньше, до звонка в полицию, когда мы заинтересовались происходящим у носителя "Галилея". Я почувствовал характерный запах вышедших на охоту самцов…
— Запах самцов! Скажешь тоже, — фыркнул Иван, не дав договорить веганцу, — короче, останавливай лифт, мы выйдем. Я не собираюсь расхлебывать кашу, которую ты заварил.
— У тебя уже нет выбора, Иван, — Кра рассмеялся, — горанцы нас будут ждать на всех этажах.
— Кто? Горанцы?? – Иван ощутил, как холодок пробежал по спине.
— Ну да, ты же не дал мне договорить, кого именно я унюхал. А у нас обоняние намного лучше вашего, человеческого.
— И куда мы в таком случае едем?!
— Я оставил свой катер возле лифта. Это может нам дать шанс вырваться из кафе.
— Горанцы? — Ангелина успокоилась. — Тогда, можно, я покину вашу опасную компанию, мальчики? Это развяжет вам руки. А горанцы, на сколько мне известно, женщин не трогают.
— Да, их звериные инстинкты намного лучше хорошего воспитания веганцев или людей, — согласился Кра.
Ангелина смерила его уничтожающим взглядом, резко развернулась к выходу и бросила через плечо:
— Останови лифт, я выхожу.
Иван с удивлением посмотрел на подругу. Такой он ее еще не видел. Он всегда считал, что Ангелина – мягкая, почти безвольная девушка, а сейчас перед ним стояла львица, не привыкшая, чтобы ей перечили… Кра залюбовался девушкой, он склонил голову на бок, и его глаза засветились мягким зеленоватым светом:
— Как прикажете, барышня, — рука веганца нажала на кнопку остановки лифта.
Ангелина решительно шагнула в коридор навстречу трем горанцам, вскинувшим оружие.
— Ну-ка, дорогу.
Горанцы опустили головы и сделали шаг назад, пропуская Ангелину. Они при этом теряли возможность напасть на ехавших в лифте, но честь племени была выше чести охотника. Жертву можно догнать на другом этаже, а если они обидят самку, пусть даже чужого рода, им этого никогда не простят старейшины.
Лифт захлопнул двери и унесся вниз, горанцы тихо заскулили и что-то пролаяли друг другу на своем языке. Затем метнулись вниз по служебной лестнице с невероятной скоростью. Ангелина, улыбнувшись, посмотрела им вслед. Горанцы были симпатичными большеглазыми узкомордыми собаками, обладающими фигурами гуманоидов. Большинство землянок, увидев их, говорили: "Какая милая собачка!".
Но "милые собачки", словно сошедшие с древнеегипетских фресок, отличались крайне жестоким и трусливым характером, страстью к стайной охоте за головами, и не высоким уровнем интеллекта. Считалось, что когда-то у них была более развитая цивилизация, чем сейчас, но в силу неизвестных причин горанцы деградировали до состояния первобытно-общинного строя, что не мешало не чистым на руку людям использовать их в качестве наемников.
— Не мое дело, конечно, — Кра потер свой длинный нос, — но тебе повезло с девчонкой. Как ты с ней справляешься?
Иван стиснул зубы и прищурил глаза. Кра расхохотался:
— Успокойся. Ты же знаешь, у наших рас физиологическая несовместимость, я просто так спросил. Что ты слышал про горанцев?
— Тоже, что и все: псы, и не имеющие права посещать приличные заведения., опасные особи, занесенные в особый реестр Галактического Союза. Как они прорвались в кафе "Фанат"? Их не должны были впустить.
— У них же фигура как у нас. Они влезли в форму СБ, и закрыли собачьи морды шлемами. Все просто. Но плохо то, что они охотятся всем племенем. Причем, племя во время охоты разбивается на группы, соревнующиеся между собой, кто первый принесет добычу. Так что мы с тобой – приз во внутриплеменном соревновании. Узнать бы, кто нас заказал, я б сам ему конечности поотрывал.
Лифт мягко остановился и услужливо раскрыл двери. Иван и Кра выскочили из него, и почти одновременно с лестничного марша выбежали горанцы. Три выстрела вонзились в покрытие лифтовой шахты, отколов куски пластика. Кра был прав: собаки стреляли из лучеметов, а не из парализаторов.
Веганец сильно толкнул в спину Ивана, тот не удержал равновесия и свалился к шасси катера, стоящего на максимально допустимом расстоянии от лифта. Кра рухнул рядом с ним, прошептав:
— У меня закончились заряды. Проклятье. Лезь в катер!
Иван не стал переспрашивать, он поднял голову и увидел, что входной люк катера медленно открывается и в него уже можно проскользнуть. Он ухватился за край и, легко подтянувшись на руках, кувыркнулся в салон. Кра вскочил вслед за ним.
— Чудесно, — веганец распрямился и подошел к креслу пилота, — считай, мы спаслись.
Иван встал с пола и посмотрел в иллюминатор. Горанцев в ангаре заметно прибавилось. Они, не суетясь, рассредоточились по помещению, окружив катер. Из служебного входа показалось еще два пса с контейнерами. Поставив ношу на пол, горанцы стали вынимать из нее содержимое и раскладывать на полу.
— Кра! Разогревай быстрее свою птичку!
Кра повернулся, чтобы узнать причину такой спешки:
— Ойть! — вырвалось у него веганское проклятие, когда он увидел, как горанцы собирают ракетную установку.
Катер веганца был старенький, еще той поры, когда управляли летательными аппаратами при помощи штурвала и целого набора кнопок, наверное, достался ему от дедушки. Все три руки веганца проворно забегали по панели управления, оживляя бортовые системы. В салоне включился свет, гулко заработали маршевые двигатели. Бортовой компьютер доложил о готовности. Но Кра, похоже, не слушал его, ткнув в кнопку "экстренный старт". Катер поднялся над покрытием ангара, из дюз рванулось синее пламя ионного выброса, и суденышко пронеслось над головами горанцев к мерцающему силовыми полями зеву ангара. Псы, сохраняя полное самообладание, старательно навели на катер ракетную установку и выпустили ракету.
Кра, отчаянно ругаясь на веганском, бросил "птичку" в сторону, Иван же молился о том, чтобы ракета не была самонаводящейся. Та, пролетев мимо отвернувшего катера, взорвалась, врезавшись в колонну ангара. Несколько десятков космобилей взлетели на воздух, катер веганца ударило взрывной волной, но Кра удержал штурвал, и успел выскочить из ангара в космос, нагоняемый горящими осколками машин.
— Фу…, — Иван оглянулся в иллюминатор заднего обзора. — А ты хорошо водишь.
— Вот сейчас нашими собачками заинтересуется СБ, — ухмыльнулся Кра. — И я думаю, что погони за нами не будет. Смотри-ка, — он указал в лобовой иллюминатор, где им на встречу уже летели желтые с синими полосами на бортах полицейские катера.
Иван откинулся в кресле и покачал головой. Потом, прикоснувшись к гарнитуре космофона в ухе, связался с Ангелиной. Но ее канал был занят.
 
В смотровом зале кафе "Фанат" стоял шум сотен голосов, гигантский головизор, покрывающий одну из стен, показывал повторы самых кульминационных моментов первого тайма, комментатор слегка уставшим голосом уже без надрыва и пафоса обсуждал действия игроков. Получасовой перерыв между таймами еще не закончился, и фанаты обменивались впечатлениями. Ангелина прошла между столиков к тому, который они заказали с Иваном. Он был свободен, никто не нарушил приличий и не сел за стол с табличкой "занят". Проворный официант тут же появился перед ней:
— Мадам, — он слегка наклонился, — что закажите?
— Космо-коладу, холодную, желательно со льдом.
Официант исчез, Ангелина оперлась подбородком о согнутые руки и попыталась разобраться в том, что произошло с ней. Холодная космо-колада, доставленная официантом, не мало способствовала этому процессу. Среди общего гомона она стала различать отдельные фразы, особенно девушку заинтересовал разговор, доносящийся из ложи, расположенной неподалеку.
Приятной наружности толстячок вздыхал и всплескивал пухленьким ручками, жалуясь на свои финансовые неудачи собеседнику – крепкого вида малому с упрямым выражением лица.
— Я разорен! Ты понимаешь? Я совершенно разорен. Это — катастрофа.
— И какова же катастрофа в цифровом выражении?
— Язык не поворачивается произнести. Это миллиарды галактов! Миллиарды. Что мне делать?
— Не ты один в такой ситуации. Сейчас вся надежда на то, что Ричард с этим разберется.
— Нет, он не разберется, — тоненьким голосом возразил толстячок. — Он только еще больше утопит нас всех. И уже утопил, как я думаю.
— Почему?
Толстячок не ответил, только указал рукой на один из выходов из зала. Там мелькнула полицейская униформа. Потом страж порядка заглянул в зал, обхватил его цепким взглядом и скрылся в коридоре. Похоже, полиция уже разобралась с горанцами.
— Ну и что? Полицейского никогда не видел? — фыркнул собеседник толстячка.
Толстяк ответил что-то, но фраза потонула в людском гомоне. Ангелина сосредоточила внимание на продолжающемся разговоре, старясь не пропустить ни одного слова.
— Эти чокнутые болельщики поставили на "Галилея". Ты понимаешь? 92,3% ставок – на выигрыш "Галилея". Ну, как так можно? Ну, вот не дураки? Можно же было поставить на проигрыш "Рапидос", например. Но все дело в том, что эти дураки получат мизерные выигрыши. Откуда я буду платить им большие проценты?! А тут еще Ричард со своей идей… С чего он взял, что в эту игру победит "Рапидос"?
— Это наш единственный шанс поправить свое положение. Мы будем купаться в шампанском, если у Ричарда все получится. Я не знаю, какими методами он добивается результата, но ты видел, что двое игроков уже вышли из игры, а запасные не прибыли. Ричард говорил, что у него есть рычаги воздействия на команду.
— Например?
— Он вызнал слабости игроков. И будет давить на них. Ты слышал, что у них в команде есть истребители?
— Байка. Зачем истребителю идти в спорт?
— Не знаю, — крепыш пожал плечами, — одного истребителя он уже вывел из игры, просто заплатив ему. Деньги решают все.
— Много заплатил?
— Нет. Подарил его семье дом в центральных мирах и небольшой капиталец в полмиллиона галактов. Истребитель, как сказал Ричард, сегодня даже не участвовал в игре. Его заменили одним из запасных.
— А когда "Галилей" выиграет сегодняшнюю встречу, Ричард пойдет требовать деньги назад у твоего летчика?
— Не знаю. Не я составитель плана. Ричард всегда говорит о тонкостях психики, а я в этом не разбираюсь. Я предлагал ликвидировать истребителя сегодня же. Ричард был против, но я ему не сказал, что у меня свои методы "воздействия на психику". Можно считать, что истребитель уже никому не расскажет, кто его уговорил уйти из спорта, — собеседник довольный собой рассмеялся. — Так же Ричард сказал, что судьи у него под колпаком.
— Когда они загонят бол в центральные ворота, никакие судьи уже не помогут! "Галилей" – это асы. Это мастера самого высокого уровня. Ты видел, КАК они играют. Нужно быть идиотом, чтобы верить в их проигрыш. Я хоть и называю болельщиков дураками, но они правы в своей вере в команду "Галилея". Чушь это все. Зря я подписался на ваш план.
— Но ты же купил "подарок"?
— Да, как вы и просили. Только я с трудом верю, будто тетраболист продаст ради этого свою команду.
— Представь. Ричард сказал, что это – железно. Гарантия 100%.
— А с ним говорили на эту тему?
— Не знаю. Не я же веду переговоры.
Ангелина с тревогой посмотрела на часовое табло: до второго тайма осталось меньше минуты. Она несколько раз поднимала руку к гарнитуре космофона, и снова опускала. Наконец, не выдержав, позвонила еще раз в полицию.
 
* * *
Кра отвел катер от астероида и повернулся к Ивану:
— Слушай, я боюсь, что на носителе "Галилея" произошло что-то нехорошее. Что там делали горанцы?
— И что ты предлагаешь?
— Полетели туда.
— Спятил?!! Кра, у тебя часто крышу сносит?
— Она у меня всегда сдвинутая. Ну, как? Ты со мной?
— У меня есть такое маленькое смутное подозрение, что они вооружены.
— Какие, право, мелочи, — Кра протянул Ивану еще один парализатор, — я вставил в него микроядерные батарейки, так что зарядов хватит полк уложить.
— Это игрушка, против того, что у них.
— Ерунда. Какая разница как отрубить противника? Главное, чтобы он в тебя не стрелял. Парализатор выводит псов на три часа из строя. Нам этого более чем хватит. Если они на носителе, мы их перестреляем и вызовем полицию.
— По-идее, полицию уже вызвала Ангелина.
— Не важно. Я должен убедиться, что на носителе все в порядке.
Иван повертел в руках холодный блестящий парализатор. Он был великолепен. Приятная тяжесть оружия разбудила в нем что-то давно забытое, утерянное. Вселило какую-то странную уверенность в себе, словно он стал на голову выше ростом и сильнее. Аккуратно пригнанные друг к другу части парализатора, отшлифованные швы, строгие контуры, подчеркнутые техническими бороздками и насечками… Иван никогда не держал в руках оружия, и сейчас, взяв его, ощутил, как в нем просыпается древний и могучий инстинкт охотника.
— Стрелять умеешь?
— Ну-у-у, — неопределенно протянул Иван.
— Смотри, вот это – предохранитель. Оттягиваешь его, и он вот так щелкает. Все. Теперь из парализатора можно стрелять. Перезарядка производится автоматически. То есть просто жми на курок. Отдача у парализатора – минимальная, ты ее даже не почувствуешь. Вот это – мушка, это – целик. Чтобы попасть в цель, нужно соединить на одной прямой мушку и целик.
— Это я знаю, — радостно ответил Иван.
— Откуда?
— Из игр. Я работаю сетевым инженером в "Солярис Интерпрайзерс", и очень часто мне нечем заняться. Во внутрикорпоративных сетях, если они правильно сконфигурированы, практически не бывает сбоев. И тогда я играю…
— Да, хоть какая-то польза от игр. А что ты там не рассматривал оружия?
— В игре все не так, как в реальности. Здесь оно, ну как бы тебе сказать? Настоящее, что ли.
Кра посмотрел в серые глаза собеседника и увидел в них странное выражение: решимость, которая боялась самой себя. Веганец улыбнулся:
— Значит, справишься. Летим!
Когда катер приблизился к периметру поля, Иван, наконец, понял, что он влип. И влип по-крупному, потому что "шкед", заметив их, пошел в атаку. Пространство расчертили сполохи выстрелов, но Кра умудрился вывернуться из-под обстрела горанцев, и завел катер в ангар-барокамеру на носителе, послав при запросе какой-то пароль. К удивлению Ивана, носитель принял пароль Кра.
Когда автоматика дала "добро" на выход из катера, оба, сжав парализаторы в руках, подошли к массивной ангарной двери. Кра опустил в прорезь пластиковую карту, и дверь с тихим шепчущим звуком открылась.
— Слушай, Кра, а откуда у тебя ключ-карта от ангаров? — спросил удивленный Иван. — Может быть, скажешь, кто ты на самом деле?
— Я — бывший член команды "Галилея". До сегодняшнего утра я играл в составе команды. Под четвертым номером. Сегодня утром я ушел. Правда, об этом знают только капитан и Оксана. Они не стали говорить остальным ребятам, чтобы не расстраивать их перед матчем.
Иван оторопел:
— Ты… ты – Кратан?!! Самый отчаянный нападающий команды??
— Ну да. Сокращенно – Кра. И бывший истребитель. Видишь… я кругом — бывший, — веганец опустил голову, помолчал немного. — Знаешь, мне предложили хорошие условия, чтобы я ушел из команды. И я согласился, ведь сейчас спортсменам не так много платят, как скажем, полицейским. Все из-за того, что спорт уходит в виртуальную зону. Все меньше и меньше остается настоящих спортсменов. Всю работу за них делает компьютер. Вот только тетрабол еще держится, хотя и у нас стали заменять перегруженных игроков не запасными, а выходом в виртуал. Я предал команду… если б я знал, что на них нападут…
— Подожди. Насчет нападения – только наши догадки. "Шкед" болтается снаружи, и, скорее всего они не знают пароль на вход в корабль.
— Возможно. Идем, посмотрим, что там…
Они вышли в технический коридор корабля, связывающий ангары и жилые отсеки. Тут все было тихо. Пройдя по коридору, они обнаружили, что створки одного из ангаров оплавлены выстрелами: дверь взломали изнутри. И палили по ней из чего-то тяжелого…
 
* * *
Сергей проснулся. Релаксация прошла успешно, и он снова был полон сил. Сухой костюм приятно облегал тело, и хотелось уже лететь к центру и занести бол в заветные ворота. Неожиданно зазвонил космофон, номер был Сергею незнаком. Неизвестный, назвавшийся просто "фанатом "Галилея", рассыпался в похвалах нападающему, льстил без меры и превозносил таланты команды выше небес. Сергей слушал его и хмурился. С какой стати ему кто-то названивает? Приятно слышать, конечно, лестные отзывы, но что-то в голосе говорящего не нравилось нападающему.
— Вы знаете, я хочу сделать вам небольшой подарок.
— Спасибо, не нужно мне никаких подарков.
— От этого подарка вы не откажитесь. Посмотрите в экран заднего обзора.
Сергей повернул голову и застыл с открытым ртом. За периметром поля, освещенная отраженным светом от Проциона-5, плыла мечта всей его жизни – спорткар "Касатка".
— Видите? Она вам нравится?
— Да. Конечно, но откуда вы узнали? И потом, я не могу принять этот подарок.
— Можете.
— Это слишком дорогое удовольствие.
— Хорошо. Вы бы согласились сделать одну услугу мне, чтобы считать себя более не обязанным за такой подарок?
Сергей внутренне напрягся. В голове тонко зазвенел сигнал тревоги.
— И что за услуга?
— Вы не забьете гол в центральные ворота.
— ЧТО?!!
— Да, и спорткар — ваш. Вы всего лишь должны не забить гол.
— Да пошел ты, со своим подарком…, — Сергей забористо выругался и отключил космофон.
Сразу полегчало. Послал ублюдка и можно забыть о нем. Да не тут-то было! На космофон пришло сообщение: "Ты не понял. Ты просто не забивай гол сам. Предоставь это другим".
Сергей ошалело посмотрел на космофон, потом снова развернулся к экрану заднего обзора. "Касатка" была на месте. Недоступная и прекрасная. Недоступная? Сергей отвернулся от завораживающего зрелища и покачал головой. Очень хотелось снова развернуться и посмотреть на нее. Странно, фанат хотел, чтобы Сергей не забивал гол? И всего-то?
Гонг возвестил о начале второго тайма. И все внеигровые проблемы испарились с этим звуком. Сергей опустил руки на матрицы управления и сросся с болидом.
— Итак, — прозвучал уверенный голос капитана команды, — наша цель – главные ворота. Вырвем победу у соперников!
Несущие подняли бол на струях энергии и рванулись к центру поля. Сергей уверенно шел впереди их. Маршевые ионники завели песню хвалы Редже-двигателям, еще немного и потеряют голос, уступив партию струнам.
Нападающий знал, что сейчас на них набросятся "Акулы" и игроки "Рапидос". Все будут мешать завести бол в центральные ворота. Все… Руки дрогнули, и перед глазами нарисовался синий спорткар с блестящими полосами на боку… Да, сегодня ВСЕ и ВСЁ будут мешать.
 
* * *
Кра и Иван переглянулись. Остаток пути они проделали в режиме бесшумного бега. Правда, у Ивана это плохо получалось.
В жилых отсеках творилось страшное. Следы битвы были видны повсюду. Опаленные стены, выбитые двери, тела членов команды корабля, застигнутых врасплох. Люди были безоружны перед ворвавшимися к ним жестоким псами. Горанцы унесли трофеи — левые уши людей. Атака врага была столь яростной и стремительной, что никто не успел вызвать помощь. Тела лежали на полу с раскинутыми руками, и у многих на лицах застыло выражение испуганного недоумения.
Кра опустил парализатор и невидящим взглядом посмотрел на Ивана. Он прорычал что-то на веганском, и от его тона Иван содрогнулся. Оранжевый гуманоид был в бешенстве. На его рык кто-то отозвался… еле слышный зов о помощи, более похожий на стон.
Кра метнулся на звук, Иван поспешил за ним в один из отсеков. Судя по креслам-лежакам, это был отсек для выхода в виртуал. Оксана лежала связанная на полу с кляпом во рту. Горанцы остались верны своей племенной чести: они не тронули женщину, но обезвредили ее. Кра быстро развязал девушку, она, освободившись от пут, коротко бросила:
— Я рада, что ты вернулся. Как там игра? Они меня вытащили из лежака в тот момент, как я забила гол "Крыкрыну"… Я ничего не понимаю, что это было?
— Горанцы убили экипаж корабля.
— Что?!!
— И всех запасных…
— Кра… Кра, скажи, что у тебя сегодня день плохих шуток! Ты с утра начал!
— Нет. Ты была в виртуале и поэтому ничего не видела. Они ворвались на корабль, видимо, в тот момент, когда завис болид Димки. Я…, — Кра стал лиловым от гнева. — Я убью этих ублюдочных псов… Я приду на их поганую планету и взорву ее!
— Попробуй, — пролаял кто-то от двери.
Кра был быстрее фотона. Он выстрелил из парализатора в пса раньше, чем тот успел вскинуть лучемет. Веганец бросился к упавшему ничком горанцу, сорвал с него оружие и с дикими криками вылетел в коридор. Судя по выстрелам и воплям, доносившимся оттуда, там были еще горанцы. Иван, увлекаемый инстинктом охотника, побежал за ним в коридор, крича и стреляя из-за спины Кра по псам. Оксана поднялась с пола, и, первым делом, вызвала медпомощь. Потом она увидела Димку, лежащего у другого лежака в луже крови. В глазах на мгновение потемнело. Девушка, пошатываясь, подошла, приподняла его голову в слепой надежде на то, что парень еще возможно, жив. Димка застонал. Оксана радостно вскрикнула, подсунула под голову несущего руку и прошептала:
— Сейчас они прилетят, держись!
Кра устроил маленький конец света для горанцев. Он стрелял сразу с трех рук, что ошеломило противника, и псы подались назад, не уверенные в числе нападающих. То ли там всего два гуманоида, то ли — больше. Горанцы откатились в технический коридор, и устроили совещание. К чему бы они пришли, не известно, так как Кра догнал их и выстрелил из лучемета в центр группы. Шальной выстрел уложил вожака племени наповал, и горанцы побросали оружие, подняв руки кверху: они не сражались без вожаков.
Иван, заскочив в ангар, застал Кра, держащего всю свору на мушках. Похоже, веганец утолил свою ярость, и теперь не мог выстрелить в растерявшихся собак, смотрящих на него крупными умоляющими глазами.
— Так, — прорычал Кра, — я вас сейчас всех перестреляю за то, что убили моих товарищей.
— Мы не убивать их! — отрывисто бросил один из горанцев. — Мы давно умный! Мы знать ваш закон. Мы убивать – нас отправят в тюрьма. Потом выбросят на звезду. Такой смерть – позор. Мы только собирать уши. Много красивых уши.
— Но они — мертвы! — возразил Иван. — Вы всех убили.
— Мы их только ранить и парализовать. И отрезать уши.
— Идиоты, люди с открытыми ранами имеют свойство истекать кровью, — Кра опустил оружие. — И если хоть один из моих товарищей умрет…, — веганец набрал воздух в легкие и издал такой жуткий рык, что псы затряслись от испуга и поджали хвосты.
— Никому не двигаться! — из служебного ангара высыпал отряд быстрого реагирования полиции. — Оружие на пол. Руки за голову.
— Ну, наконец-то! — Кра поднял все три руки. — Я думал вы никогда сюда не прилетите. И это называется "быстрое реагирование"?!
 
* * *
Сергей, так же как и вся остальная команда, не знал ничего о том, что происходило на корабле-носителе. Спортсмены яростно боролись за проход к центру. Как и предвидел капитан команды, "Рапидос" прилагали все усилия для того, чтобы не позволить "Галилею" закинуть бол в центральные ворота, и не предпринимали никаких попыток к тому, чтобы атаковать ворота "Галилея".
Несущие короткими пасами кидали шар друг другу, для того, чтобы не позволить "Акулам" перехватить его. Охранники врат уже вывели из игры одного несущего у "Галилея" и двоих у "Рапидос".
Сергей передал бол капитану команды, тот пронес его под брюхом "Акулы", нападающий пошел на обгон капитана, чтобы поймать бол позади охранников, и не увидел, как одна из "Акул" туннелировала впереди по курсу. Она материализовалась буквально под носом у Сергея, капитан в этот момент бросил бол нападающему, охранник врат выпустил лучи захвата, и в них тут же влетел зеленый болид с цифрой "4" на фюзеляже. Он перекрыл собой поток энергии, и Сергей поймал бол клешнями.
— Кра?! — невольно вырвалось у нападающего.
— Да. Некогда удивляться, гони к центру, я задержу "Акул"!
Бол искрил, сполохи энергии перекатывались по его шипам, будто болид держал в клешнях шаровую молнию. И в этот же момент одна из "Акул" выплюнула из парализатора пульсирующий заряд. Сергей, скинув гравитационный мешок, дернул болид в сторону на полном ходу Редже-двигателей. Чудовищная перегрузка, с которой не справились противоперегрузочные щиты, вдавила нападающего в кресло, но он вывел "Краба" из-под обстрела, выровнял полет, и, описав по инерции параболическую траекторию, неожиданно для себя оказался перед хищно раскрытыми жерлами захватов последней "Акулы". В глубине стволов зародилось синее свечение, но Сергей не стал смотреть на это завораживающее зрелище, а просто нырнул под "Акулу". Редже-двигатели, всхлипнув, выключились. В условиях повышенной гравитации они были не в состоянии обеспечивать столь резкие маневры. Ионная тяга включилась автоматически, наполнив болид мощным гудением.
Сейчас, когда позади остались двое из четверых охранников, а двоих других команда всеми силами оттягивала на себя, у Сергея появился шанс добраться до центральных ворот и закинуть, наконец, туда бол. Он, не колеблясь, направил "Краба" к мерцающей конструкции. Бортовой компьютер что-то сказал о сильном гравитационном искажении, но Сергей пропустил предупреждение мимо ушей. Он прицелился в середину, и тут к его удивлению из КПУ раздалось:
— "Касатка" все еще ждет тебя, нападающий.
Руки дрогнули, перед глазами всплыл роскошный спорткар. Сергей тряхнул головой, от него требовалось немного: не забить гол. Можно и промахнуться по воротам…
Он стиснул зубы и поднял бол, зажатый между клешнями.
— Из-за сильных гравитационных искажений, видимое положение ворот не соответствует действительному, — снова напомнил компьютер.
Сергей усмехнулся. Спасибо неизвестному фанату, не влезь он сейчас со своим подарком, Сергей бы промазал по воротам из-за невнимательности. Гравитация играла на руку, нужно было лишь довериться ей, и позволить затянуть бол в ворота. Поэтому Сергей выпустил шар на двух длинных неупругих струях, которые лишь толкали бол, но не удерживали. И шар медленно, влекомый гравитацией, вкатился в ворота.
Вопль восторга болельщиков, крики команды и тройной удар гонга слились воедино. "Акулы" окружили ворота и в знак уважения к нападающему пускали фейерверки из излучателей, Сергей устало откинулся на спинку кресла с улыбкой, слушая, как беснуются зрители и орет "ура" его команда.
 
* * *
Миллионы разумных существ по всей Галактике с тревогой смотрели на мониторы космовизоров. Комментатор, захлебываясь от возбуждения, тараторил:
— Невероятно, оказывается, горанцы совершили нападение на корабль-носитель команды "Галилей". К счастью, никто не убит. Раненые доставлены в больницы. Несколько членов экипажа – в очень тяжелом состоянии. Но как говорят врачи, угрозы для жизни спортсменов – нет. Оперативным органам удалось раскрыть заговор, целью которого являлись финансовые махинации со ставками болельщиков. Благодаря гражданской бдительности некоторых лиц, пожелавших остаться неизвестными, заговорщики обезврежены…
— Ишь, как чистит, — Кра отхлебнул пенного пива из светящейся кружки, кивнув на космовизор. — Сделали сенсацию.
— Да, есть теперь о чем говорить в новостных выпусках, — Сергей усмехнулся. — Ты так и не досказал, что там с домом в центральных мирах?
— Такого адреса, как выяснилось, не существует. Документы были фальшивкой. Так же как и счет в банке.
— Так же как и моя "Касатка". Может быть, она мне вообще померещилась. Космические глюки от перегрузок. И голос этого фаната приснился, — Сергей беззлобно рассмеялся.
 

Авторский комментарий: Не подумайте. Я собак люблю :)
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования