Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Горечь осени - Каждый мечтает о своем

Горечь осени - Каждый мечтает о своем

- Нет! И не надейся! – от пола в разные стороны отлетели осколки тарелки. – Это же надо было придумать!

 Жена не унималась и продолжала в истерике бить посуду. Он хотел как лучше. Почему она не понимает, что это лучший вариант для них. Для него…

- Киа, остынь! – он попытался ее обнять, но девушка увернулась, опрокинув чайник. От удара тот треснул, и вода через щель потекла на пол.

- Сет! Ну, как ты не понимаешь! Все кого мы любим изменятся! Все будет чужим! Нет! Я против! – хлопнула дверь спальни.

 

 

Киа держала рамку с фотографией из того прошлого, где она была счастлива. На снимке смеялась худенькая девушка с короткими черными волосами. Объемная зимняя одежда не могла скрыть красивые серебристые крылья, которыми она заслуженно гордилась.

 

Все было так красиво. Яркое солнце освещало снег и, казалось, вокруг рассыпаны драгоценные камни. Они были счастливы. Киа любила Сета, как никого раньше.

Снежная баба, которую вдвоем слепили в лесу, скалилась злобной усмешкой. Но их она только смешила.

- Давай я ее теперь обниму! –девушка прижалась раскрасневшейся щекой к холодному снегу.

- Киа, такая фотография уже есть!

- Ну и что! Может, я там некрасиво получилась! Чем их больше, тем больше воспоминаний!

Потом они просто лежали на снегу, взявшись за руки, и мечтали, что скоро поженятся и у них будет собственный дом с большими окнами и маленьким фруктовым садом.

 

Истерика прошла, осталась только опустошенность. Чем он думал, когда предложил ей это. Он же знает, что это против ее принципов. Она слишком любит этот мир. Эти зеленые леса летом и белые снежные покрывала зимой. Их деревянный дом с огромными окнами и сад, где они вдвоем заботливо высаживали фруктовые деревья. Здесь были и ярко-красные вишни, и золотистые груши, и иссиня-черная смородина. Мягкие ароматные персики Киа любила больше всего. Весной сад горел белыми, розовыми и желтыми цветами, которые с наступлением лета волшебно превращались в сладкие фрукты и ягоды.

Всего в нескольких сотнях километров от них, под другим куполом, находился огромный замок и милая семейная пара, с которой они отмечали праздник Дождя. А каждый месяц Леса они летали к родственникам в столицу Эо – Квебрахо. Древний правящий род Киа вел свою родословную от самого Эдуарда Светлого, который уничтожил всех огров и освободил леса от обезумевших без своих хозяев животных. Он создал новый мир, где не было кровавых пиршеств из мяса, и новые выведенные животные были добрыми и ласковыми. Сет был из простого рода, не имел титулов и наград.

Познакомились они во время посадки новых саженцев на месте сгоревшего от слишком яркого летнего солнца леса. Киа была в простой одежде и косынке, скрывавшей отличительные знаки рода, как и все молодые эорлцы, занятые на лесных работах. Они сразу заметили друг друга и влюбились. Его длинные светлые волосы были самыми мягкими, а голубые глаза сияли ярче жаркой звезды Эла. Когда он брал ее за руку, время останавливалось. Она слышала удары его сердца, даже если находилась далеко от него. Они были единым целым, по какой-то ошибке разделенным в прошлом.

Много позже, когда отец узнал, что будущий зять его «без рода и племени», ей предстоял непростой разговор с родными. Но она смогла защитить свою любовь, и родители смирились. Киа была любимицей отца, и Лим Благодетель не мог позволить ей страдать. Им отдали один из далеких куполов со сменными временами года, который молодая пара обустроила по своему желанию.

«И вот теперь Сет хочет отказаться от всего, что у меня есть. Конечно, ему проще! У него нет родных. Друзей очень мало. О ней он не подумал. Это же все ложь! Красивая сказка. Нигде и никогда не будет существовать идеального мира, в котором их будут считать равными. Она любит его, и ей все равно, что он низкого происхождения. То, что придумал Сет – не выход. Я никогда не решусь все перечеркнуть», – думала принцесса, ожидая прихода мужа. В том, что он скоро тихо постучит в дверь, девушка не сомневалась.

 

Сет тяжело опустился на стул, рассматривая прозрачные осколки тарелки, усеявшие пол. Наверное, это очень больно – упасть на землю и рассыпаться, но еще страшнее оказаться в руках такой хозяйки, как Киа, способной в любую минуту оборвать жизнь. В такие моменты Сет был очень рад, что его вывели эорлцем.

Биотворцы сейчас занимаются выведением аппарата для перевозки тяжестей, чтобы не нагружать крылья и руки. Недавно было много шума из-за того, что леди Скабиозу, обустраивая свой сад, решила выкинуть старый пень. Дерево уже давно умерло. В нем раньше жила любимая леди ручная фея. Пень напоминал ей о любимице. Но, решив осчастливить собой еще одного мужчину, она начала расчищать сад для свадебной церемонии. Крылья не выдержали тяжести бревна. Пришлось тащить пень по земле до границ купола.

И, глядя сейчас на осколки, Сет, в который раз ощутил себя неуютно, потому что не понимал окружающий мир.

 

Эорлцы появились на Эо не так давно. Всего несколько тысяч лет назад. Их вывели огры для забав своих детей, как рабов. Чтобы дети не расстраивались, им дали жизнь длиной в сотни лет. Этого времени как раз хватало юным ограм повзрослеть. Такая игрушка заменяла друга. Ей рассказывали все тайны, просили совета, учились любить и ненавидеть. При создании новой расы огры заложили в ее ДНК слишком мало запретов и много вольнодумия, чтобы детишкам было интересней и познавательней.

Со временем некоторые эорлцы, развлекаясь, стали биотворцами. Им больше не были нужны огры для воспроизведения. Тогда и началась страшная война, в которой в первую очередь гибли дети. Эдуард Светлый добился того, что, пытаясь спасти своих чад, родители склоняли колени перед молодым и непомерно гордым правителем эорлцев. Только эта мера не спасала ни взрослых, ни детей. Скоро огры стали сказкой: богами прошлого, которые создали молодую расу для игр, но просчитались: игрушки смогли сами стать богами.

Очистив мир от огров, эорлцы перестали получать необходимые средства для жизни. Биотворцам пришлось их изобретать. Вскоре появились дома, которые росли вместе со своими жителями по мере расширения семейства. В зависимости от питания и желаний хозяев у кого-то вырастали дворцы или замки, у кого-то маленькие хатки или основательные деревянные терема. Кушали здания немного, и каждый мог позволить себе завести дом.

Купола укрывали эти строения от взглядов соседей и создавали среду, подходящую каждому конкретному домику лично. Обычно на выращивание одного купола уходило немного времени, от сорока до пятидесяти лет. При этом рядом нельзя было выращивать еще один: начиналась борьба между ними за свет и почву.

Материнский инстинкт, не смотря на отсутствие детородных органов, развивался у женщин из поколения в поколение. Дети, как и раньше, появлялись из пробирки. Биотворцы выращивали их, взяв частично ДНК родителей и добавив немного из новых разработок. Рабочих рук всегда не хватало. Приходилось создавать отдельных эорлцев с определенным набором генетических данных. Они появлялись ни на кого не похожие, главное более выносливые и более быстрые. Их призванием был физический труд.

 

Сет вырос в воспитательном доме и проходил физическую подготовку в школе Леса. На его вытянутых ушках не было татуировки рода, как у Киа. Три маленьких листика клена у жены всегда заставляли его нервничать. Он не знал, что такое семья, как можно от кого-то зависеть. Многие его друзья были из семей. Что-то неуловимое отличало их от выходцев из воспитательных домов. Сет всегда тайно мечтал создать семью, чтобы о нем заботились и его любили. Однажды он встретил Киа и решил, что она подходит ему по всем параметрам для продолжения нового рода, и только потом узнал, что она – принцесса. Пришлось изображать любовь и чувства, которых он был лишен из-за своего создателя. В шутку или ради науки, этот «гений» решил в данную модель будущего эорлца не закладывать чувства, а сделать его тщеславным, расчетливым и ни от кого не зависящим.

Они поверили. Оказалось, в нем спал хороший актер. Он желал всех удобств для своей маленькой семьи. Но его угнетали постоянные намеки ее отца, что он может отправить его на генетическую экспертизу и доказать дочери, что на самом деле муж ее не любит. Глупо, конечно, верить этому старику. Ведь Киа – его самая лучшая разработка, он влил в нее самую лучшую часть своего ДНК, и никогда бы не решится причинить ей боль. Но всплывшая правда нарушила бы весь план Сета на жизнь.

У него уже есть дом, жена, сад. Скоро появится сын, которого только недавно поместили в специальную органическую сумку для дальнейшего развития плода. Киа идеально ему подходит и отказываться от лучшей женщины, только потому, что ее отец – правитель, он не собирался. Его ребенок должен вырасти самым лучшим, объединив качества своих родителей. Это дитя сможет «заткнуть за пояс» всех этих родовитых эорлцев, которые носятся со своими семьями, как с тысячелетним дубом. Поэтому он и нашел этот способ. Киа придется на него согласиться. Она ведь любит его. Ее же создавали по желанию ее родителей и не сделали ущербной.

Он встал и направился к спальне. Это нужно решать сейчас, и правильные слова уже сложились в его голове. Этот старик никак не мог успокоиться и перестать опекать его жену. ЕГО жену!

 

- Да, милый, хорошо! Ради нас я готова на все! И мы можем погрузиться в анабиоз сразу же, как только будем готовы. Капсулы находятся в регенерационном куполе Буксус. У меня есть права для доступа туда.

- Вот и хорошо, Киа! Я люблю тебя! – Сет поцеловал ее в лоб, отодвинув в сторону челку. Ее кожа как всегда была нежной, но намного холоднее, чем обычно. Только сейчас он не обратил на это внимание, слишком обрадовала его победа. Он добился своего. И это было главным.

План Сета был предельно прост: они заснут в капсуле анабиоза веков на двадцать-двадцать пять, а когда проснутся, Лима Благодетеля уже не будет, а править будет или ее брат Нев, или сестра Марика. Эти родственники уже не станут вмешиваться в их жизнь. Он сможет наконец-то жить с Киа и сыном без постоянного внимания этого старика.

«Анабиозные капсулы – новейшая разработка биотворцов. Недавно закончился первый удачный опыт и из анабиоза вывели эорлца, который проспал семьдесят пять лет. Он нисколько не постарел, состояние отличное…» – прочитав эту статью на новостной доске, Сет сразу понял, как решить его проблемы. Киа, будучи принцессой, имела доступ даже в сверхсекретные лаборатории биотворцов. Они могли проникнуть в купол и сами запустить капсулы. Осталось только выбрать точный срок. Киа думает, что лет на тридцать, но это слишком мало. Во сне ей уже ничего не исправить.

 

- Аккуратнее, Сет! Ты мне все ноги оттоптал!

- Эта темнота вокруг на меня давит! Я даже рук своих не вижу!

- Я предлагала тебе купить линзы, но ты отказался. Хорошо, что я несу сына.

- Да, я был не прав! Довольна?

- Нет. Просто будь, пожалуйста, аккуратнее! Прикрой глаза, я нашла свет.

Раздался легкий стук, и комнату озарила золотая рыбка, выплывшая из домика в аквариуме. Она прижалась к стеклу и с интересом посмотрела на вошедших.

- У меня круги перед глазами, линзы от этого не спасли.

- Давай немного подождем. Я попробую разбудить капсулу. А ты присядь.

Спустя пару секунд раздался хлопок и шипение. Сиреневое облачко оторвалось от одной из капсул.

-Я тебе помогу. Смотри! Синий провод нужно соединить с желтым, тогда она легко проснется.

-Ты гениальна, любимая! – Сет прикоснулся губами к ее щеке.

-Это ты так на меня влияешь, – Киа нашла его губы, и все замерло, так же, как много лет назад.

Спустя какое-то время она смогла оторваться от него, и за несколько минут они разбудили ее капсулу. Она была серебристой с тонкой белой полоской вокруг пасти, которая и была входом. Киа провела рукой по сумке с их будущим сыном и передала мужу.

- До скорой встречи, Сет! Ты даже не успеешь соскучиться! – она сжала его руку и поднесла к губам. Этот запах – последнее, что она возьмет с собой в долгий сон. Эти тридцать лет ей будет сниться только он.

 

Прислонившись к стене, Киа сидела и глотала слезы. Она не помнила, сколько времени здесь провела. Оно для нее остановилось.

Все началось с того, что, выйдя из анабиозной капсулы, она увидела, что одна в помещении. Ее капсула стояла прямо по центру комнаты, и одинокая рыбка освещала ее из аквариума. Вход был перегорожен, и Киа пришлось гладить по стене до тех пор, пока здание не проснулось и не догадалось ее выпустить. С обратной стороны над выходом было написано, что в данной комнате спит принцесса Киа, и отключение капсулы строго запрещено и грозит немедленным перерождением. Сета нигде не было видно. Она пробежала по коридору, заглядывая во все помещения, но так и не нашла его. Вокруг царило запустение, и тишина давила на уши хуже, чем самый громкий звук.

Выбравшись из регенерационного купола, она полетела в сторону своего дома. Крылья, отвыкшие за время сна от полетов, начинали ныть и тянуть ее вниз. По земле, по воде, в воздухе мимо нее проносились странные объекты, чем-то похожие на капсулу из которой она только что выбралась. В них сидели, удивленно на нее глядящие, эорлцы. У многих Киа не заметила крыльев. Это очень смутило принцессу.

Многие купола, рядом с которыми она пролетала, были ей незнакомы. Она же спала только тридцать, их не могло столько появиться. Возможно, за время ее сна биотворцы узнали нечто такое, что позволило их экспериментам шагнуть далеко вперед, и теперь один купол вырастает за пару лет.

Подлетая к дому, Киа увидела, что деревьев больше нет. Ее сердце сжалось от отчаяния. Прекрасный ранее лес и сад, который она растила столько лет, исчезли. Лишь в центре одиноко стояла маленькая хижина, которая настолько уменьшилась в размерах, что было понятно, что ей не для кого расти. Но Киа не хотела верить, что он сбежал. Он не мог оставить ее одну после того, как понял, что он – единственное, ради чего она живет.

Она и раньше замечала, что брат и сестра относятся прохладно к ее мужу. Именно Сет открыл ей всю правду: их счастливая жизнь в опасности. Отец всегда любил ее больше всех своих детей и хотел сделать наследницей. Но она выбрала безродного эорлца, и отец изменил свое решение. Марика и Нев править не желали и стали тайно искать замену ее мужу, чтобы отнести еще не родившегося ребенка к знатному роду. Они подговорили отца избавиться от Сета. К моменту их памятного разговора, ее родственники уже были готовы убрать его из жизни Киа.

Она не хотела оставаться без любимого мужа, даже зная, что ее сын может стать правителем. И она согласилась на анабиоз. Проспав всего тридцать лет, они бы пропустили церемонию Провозглашения, и отцу пришлось бы выбрать ее брата или сестру наследником. А они с Сетом появились бы на следующий день и поздравили нового правителя. Ведь нельзя разбудить эорлца из анабиоза раньше отмеченного срока. Несколько первых таких пробуждений окончились печальным опытом и биотворцы перестали рисковать.

Только опустившись на землю, она поняла причину запустения. Ее любимый домик с огромными окнами превратился в мавзолей, черные камни которого, казалось, впитывали в себя окружающий свет. Короткие колонны удерживали массивную крышу. От сада остались только короткие пеньки деревьев. Пожухшая трава устилала землю бледно-желтым ковром.

Киа медленно поднялась по ступенькам и зашла внутрь. С надгробного камня на нее смотрел улыбающийся муж. Она очертила пальцем овал его лица и прижалась губами к холодному камню. Сет не сбежал, просто не дождался ее…

– Я знал, что ты здесь!

Киа медленно обернулась на такой знакомый голос. На нее смотрел муж. Такой родной и любимый. Только волосы его стали черными.

– Но…, – Киа еще раз посмотрела на изображение Сета на камне.

– Я твой сын, – глаза девушки округлились. – Отец не смог запустить больше ни одной капсулы. Работала только та, в которой уснула ты. Экспериментальная.

– Где Сет? – принцесса еле сдерживала слезы.

– Он ждал тебя… Со мной… Мы оба ждали тебя. Когда отец понял, что ничего нельзя поделать с оставшимися капсулами, то забрал сумку с моим эмбрионом и отправился домой. Здесь я родился.

Вскоре появился правитель Лим и, узнав, что случилось с тобой, чуть не убил отца. Но увидел меня и остановился. Он оставил нам этот купол и сделал все, чтобы сберечь сон любимой дочери. Выставил охрану вокруг купола. Запретил, кому бы то ни было, под страхом перерождения, приближаться к нему. Больше я Лима Благодетеля не видел… Принцесса Марика и Нев Тихий так ни разу здесь и не появились.

Мы жили здесь. Поддерживали твой любимый сад. Ожидали твоего пробуждения. Когда я вырос, правитель подарил мне небольшой купол неподалеку…

– Где Сет? – Киа подошла к сыну и взяла в ладони его лицо.

– Отец здесь. Он не дожил до твоего пробуждения каких-то сто лет…

 

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования