Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Константин Ситников - Сто секунд

Константин Ситников - Сто секунд

 
— Дар? — сказал Человек На Костылях. — Какой же это дар, если он приносит мне одни несчастья? 
Он потрогал новенькие лакированные костыли, сунутые наискосок под стол, криво улыбнулся. 
За окном вагона всё бежали куда-то одноногие столбы, бежали — и никак не могли остановиться. Перелески сменялись лугами, луга — оврагами.  
Лысый толстяк, сидевший напротив Человека На Костылях, смотрел на него с недоверием. 
— Погодь, не спеши, — сказал он. — Ты мне прямо скажи... Ты можешь или нет? Ну, это... будущее угадывать? 
В купе было жарко, и его мучила одышка. 
— Могу, — печально сказал Человек На Костылях. — На сто секунд вперёд. Я же объяснял. 
Толстяк потемнел. 
— Ты, парень, это... Ты меня за дурака не держи. Как это — на сто секунд? Почему — на сто? 
— Ну, так вышло. Такой, как вы говорите, дар. Я ведь его себе не выбирал. 
— Нет, ты это, погодь. — Толстяк, казалось, пытался ухватить какую-то мысль, которая упорно от него ускользала. — Ты погодь, не спеши... 
Он долго сопел, шевеля губами. 
— Вот мы, — сказал он наконец, — едем на поезде. Едем, едем — и вдруг бац! Мост рухнул. И что? 
— Упадём в реку, — сказал Человек На Костылях. 
— Все? 
— Все. 
— А ты? 
— И я упаду. 
— А чего ж ты тогда? Чудик! Что ж ты билет не сдашь? 
Человек На Костылях вздохнул. 
— Так я ж и говорю. Да, я могу предвидеть будущее. Но только на сто секунд вперёд. Не на год. Не на день. Даже не на час. А ровно на одну минуту и сорок секунд. Такой у меня дар, другого нету. 
Толстяк схватил со столика бутылку водки, плеснул в пластиковый стакашек, махом заглотнул. Глаза у него увлажнились, но понимания в них не прибавилось. 
— Ну вот смотрите, — попробовал объяснить  Человек На Костылях. — Вот бутылка. — Он взял бутылку двумя пальцами за горлышко и отвёл руку в сторону. — Что будет, если я разожму пальцы? 
— В лоб получишь. 
— Вот видите, — сказал  Человек На Костылях, — вы тоже можете предвидеть будущее. И не только предвидеть, но и творить. В сущности, в этом моём даре нет ничего необычного. Многие способны предугадывать события. Интуиция, умение быстро анализировать... называйте это как хотите. Но я, во-первых, вижу будущее отчётливо, вот как вас. А во-вторых, я вижу его только на сто секунд вперёд. 
— Ну и как ты это делаешь? — спросил толстяк. 
— Что делаю? — не понял Человек На Костылях. — Как я вижу будущее? Так этого пока ещё никто не знает. Загадка природы. Я ведь почему и в Москву... — Он замолчал и поглядел на толстяка. — Только вы, наверно, о другом спрашивали. Не о том, как я вижу, а о том, как это происходит. Если хотите, расскажу. — Человек На Костылях оживился. — Я перехожу улицу, а где-то уже летит машина с мигалкой. Я знаю, что через сто секунд от меня останется мокрое место. Я делаю шаг назад — и моё будущее меняется. Я жив и невредим. 
— Да ну? А тот, с мигалкой? 
— А что с ним? Едет себе дальше. 
— Вот козёл. Попался бы он мне за МКАДом... 
— Теперь вы понимаете? — спросил Человек На Костылях. — Я вижу самого себя через сто секунд. Я иду по улице — а впереди он... ну, то есть я сам, только в будущем. Хочу свернуть направо и зайти в аптеку, а он уже сворачивает и заходит. Но я могу передумать и свернуть не направо, а налево, не в аптеку, а в закусочную. И тогда я перестаю видеть себя в аптеке и вижу в закусочной. 
— Это правильно, — похвалил толстяк. — Молод ты ещё по аптекам бегать. Сто грамм и чебурек — что ещё человеку надо! Верно? 
— Верно, наверно. Теперь понимаете? Я вижу будущее. Но только своё и только на сто секунд вперёд. Я нарочно замерял. По таймеру. 
— А моё? — спросил толстяк. — Моё ты видишь? 
— Ваше — нет. Только если оно связано с моим. Вот, скажем, сейчас я вижу, как вы мне наливаете. 
— Намёк понят, — хохотнул толстяк. 
Он плеснул по стакашкам, сунул один в руку Человека На Костылях, чокнулся. 
— Ну, за твой дар. 
Они выпили. 
— А землетрясения в Японии? — продолжал Человек На Костылях. — Страшная трагедия. Мог я её предвидеть? Нет. Да если б и предвидел, что толку? Что можно сделать за сто секунд? Даже позвонить куда надо не успеешь. Я собственный развод не предугадал. Думал, любовь навеки, а разбежались через полтора года. А вы говорите — дар! 
Некоторое время они молчали. 
Толстяк разлил остатки водки по стаканам, участливо пододвинул Человеку На Костылях пакет с салом и солёными огурцами.  
— Ты это, — сказал он, — выпей лучше. Выпей и закуси. 
Он опрокинул в себя стакашек и принялся сосредоточенно жевать бутерброд. Лысина у него взопрела. 
— Вот ты говоришь, одни несчастья, — сказал он. — А что за несчастья-то? 
— Да самые обыкновенные, житейские. А всё из-за него, дара этого. Другие, наверно, позавидуют. Как же! Дар предвидения! А на деле... Сколько было мечтаний! Я в детстве мечтательный был. Вот лежу я, мечтаю, как еду в крутой тачке, а впереди засада. Ну, я, понятное дело, резкий поворот — раз! Пистолет выхватываю — бах, бах! Всех наповал.  
Он хрумкнул огурцом и продолжал: 
— Я же ж филолог. Кончал пед. Думал, вот где пригодится мой дар! К госам, естественно, не готовился. Зачем, если я заранее вижу, что мне попадётся? Вызубрил первый билет... "Слово как объект лексики и грамматики..." Как сейчас помню. А мой сосед возьми и вытяни этот билет у меня из-под самого носа. И всё — привет родителям! 
Толстяк заржал. 
— Ну, ладно, — сказал он. — Это всё так, побрякушки. Ты играть пробовал? С твоим-то даром... 
— Вы о лотерее? 
— Хотя бы. 
— Пробовал. В мгновенную получалось, когда я успевал за сто секунд фольгу стереть. Но какие там призы? Копейки. 
— А в рулетку? 
Человек На Костылях смущённо улыбнулся. 
— Если честно, никогда не бывал в игорных заведениях. Да и сколько там этот барабан крутится? Если дольше, чем сто секунд... К тому же, начнёшь выигрывать, привлечёшь к себе внимание... В общем, не моё это. Мне бы что-нибудь поспокойнее. "Что? Где? Когда?", или "Поле чудес", или этот, как его... "Кто хочет стать миллионером?" Вот там-то бы я развернулся! 
— Ещё есть скачки, — сказал толстяк. 
— Ага, и биржа, — сказал Человек На Костылях. — "Форекс". Для всего этого призвание иметь надо. А у меня его нет. 
— Мда, — проговорил толстяк, — тяжёлый случай. И что ж ты, так ничего и не придумал? 
— Почему не придумал... Вот в Москву еду. 
— Небось, в крупную финансовую компанию устраиваться. Консультантом... 
— Да нет, что вы. В экспериментальный институт биоэнергетики. Для участия в опытах.  
— Подопытным кроликом, что ли? 
— Почему кроликом, — обиделся Человек На Костылях. — Я, может, диссертацию напишу... 
— Ну-ну, — сказал толстяк. — А костыли зачем? 
— Так это я от кирпича уворачивался. Вижу, через сто секунд с крыши кирпич упадёт. Ну и увернулся. Только неудачно, сам ногу сломал, правую, ещё и женщину с ребёнком напугал. А кирпич тот... он всё равно бы мимо пролетел. 
— Да ну? 
— Это-то и обидно. 
Человек На Костылях посмотрел на пустую бутылку и громко вздохнул. 
В Москве, в экспериментальном институте биоэнергетики, он познакомился с человеком, который мог заглянуть в прошлое на сто секунд. Он мог зайти в комнату и сказать, кто и чем занимался за последнюю минуту и сорок секунд. Как-то он случайно заглянул в кабинет рентгенолога, амбала с серьгой в ухе, из которого (кабинета, а не амбала и не уха, разумеется) только что выпорхнула раскрасневшаяся жена директора института... Самое любопытное, что после того случая он тоже ковылял на костылях, только нога у него была сломана не правая, а левая. 
Интересно, почему? 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования