Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Пафнутий - 100 дней, проведенных с Френсисом Мартином

Пафнутий - 100 дней, проведенных с Френсисом Мартином

Несчастного человека, о котором пойдет речь в этом рассказе, звали Френсис Мартин. История, произошедшая с  ним, случилась в США, в 1963 году.
Я, его близкий друг, Джеймс Уильямс, по ряду обстоятельств вынужден был поселиться в ту нелегкую пору на более чем три месяца у Френсиса. В ту пору я вёл дневник и всё, что происходило, старался запечатлеть в нем. Далее будут приводиться записи из него, которые покажут читателю то, что видел ваш покорный слуга.
Я долго задавал себе вопрос: что именно побудило меня опубликовать именно сейчас эти записи? Может, само это невероятное событие, воспоминания о котором не давали мне жить спокойно все эти годы? Или то, что произошло после всей этой истории?
***
День 1.

8 сентября, 1963 года.
«Джеймс Уильямс больше не живёт на Баркер Стрит». Такое сообщение я обнаружил на двери своего (теперь уже бывшего) дома. Впрочем, этого следовало ожидать. Меня недавно уволили, и я пока что не успел найти новую работу, а по этой причине платить за квартиру было нечем. Родных в Массачусетсе у меня нет, жил я один. Оставалось надеяться лишь на помощь друзей.
Когда я переехал в Бостон, штат Массачусетс, судьба почти сразу свела меня с человеком по имени Френсис Мартин. Мы оба приехали в город на одном поезде, и чуть было не передрались из-за того, что при выдаче багажа перепутали наши одинаковые чемоданы. Так мы и познакомились. После этой забавно истории мы отправились выпить, обсудить эту историю и наладить общение.
С тех пор мы дружим и часто встречаемся.
Каково же было мое удивление, когда я узнал, что Френсис бывший ученый, работающий после войны на правительственную структуру. Об этом он проговорился, когда мы однажды гуляли в парке. Признаться,  я был поражен. Однако он наотрез отказался рассказать, в какой области работал. Единственное, что удалось выудить у него –  разработка новейшего оружия. Ну, а как иначе при работе на правительство? Либо оружие, либо сверхмощное оружие.
От своей соседки я позвонил Мартину, объяснил ему ситуацию, и он с радостью согласился поселить меня у себя дома.
Забрав свои вещи, я немедленно отправился к нему. Он жил по адресу: Меркери Стрит, д.7.
Возле дома моего друга я столкнулся с каким-то человеком, который напряженно всматривался в окна квартир, задрав голову. Вежливо спросив, кого он ищет и могу ли помочь, получил ответ, что некую миссис Моррис. На этом мы распрощались.
Я постучал в дверь, которая тут же открылась, и меня встретил мой дорогой друг.
Мы обнялись, и он проводил меня в квартиру.
Оказалось, что у Френсиса довольно большая квартира: три жилых комнаты, гостиная, большая кухня, туалет и ванная.
Мартин показал мне, где я буду теперь жить и после того, как разобрал вещи, мы долго разговаривали об очень многих вещах до самого конца дня.
День 2.
9 сентября.
Утром Френсис ушёл на работу и возвратился лишь к обеду.
Мы сидели за столом на кухне, когда сверху, прямо на Френсиса, внезапно закапала вода. Подняв головы и увидев большое серое пятно влаги на потолке, мы недоуменно переглянулись. И снова оттуда сорвалась капелька и упала на блестящую поверхность стола. Мартин вскочил и воскликнул:
- Вот ведь черт! Видимо это соседка сверху – старая миссис Моррис. Опять забыла про воду в ванной. Поднимусь-ка я к ней наверх, скажу, что мне не нужен еще один Всемирный Потоп.
Я почти не расслышал конец фразы, так как сразу вспомнил, что именно эту Моррис вчера искал случайный встречный. Вот так совпадение!
Френсис быстро вышел из кухни, и я услышал, как хлопнула входная дверь.
Я поднялся со стула, отодвинул стол в сторону, взял кастрюлю и поставил её под падающие с потолка капли, чтобы не залило пол.
Когда вернулся Френсис, кастрюля была заполнена до половины.
- Ну как, старушка не спешит отключать воду? – спросил я.
- Это удивительно Джеймс, но этим каплям не откуда взяться! Над нами не ванная и не кухня. Там комната миссис Моррис!
Мы вновь поглядели наверх. Вода капала быстрее и быстрее. Скоро это была уже струя. Кастрюля заполнилась до конца очень быстро, и нам пришлось трижды выливать воду, прежде чем течь сверху перестало.
- Такое раньше бывало? - спросил я.
- Всего раз, когда только переехал сюда. Но тогда текло в ванной, и я подумал, что кто-то затапливает меня сверху.
- Прямо как сегодня,- сказал я.
День 7.
14 сентября.
С каждым днём всё хуже и хуже. На кухне, ежедневно, в обеденное время, с потолка льется вода. Но за последние несколько дней литься стало интенсивнее. Френсис вызвал бригаду водопроводчиков, и они почти два часа потратили на загадочную течь, однако ее причину найти не удалось. Сейчас бригада отправилась проверять даже квартиру миссис Моррис, однако мне кажется, что там ничего не найдут. Как бы там ни было, но это ситуация сильно озадачивает нас.
День 10.
17 сентября.
Ситуация ухудшилась. Покрытие на потолке, уже и так поврежденное в ходе ремонтных работ, прорвало окончательно, и вода течет непрерывно уже пару часов.
Мы с Френсисом Мартином потратили уйму времени на то, чтобы найти место течи самостоятельно, однако это ни к чему не привело. Создавалось впечатление, словно вода возникает из самого потолка, но это конечно наши фантазии. К сожалению, завтраки и ужины придется проводить не на кухне.
День 20.
27 сентября.
За эти дни произошло нечто более необыкновенное, чем течь из потолка. Как я писал ранее, пришлось перенести наши трапезы в место поуютнее, чем мокрая кухня.
Я стал замечать странности в поведении своего друга. Он все чаще запирается в своей комнате, а когда я спросил, что же он там делает, Френсис довольно грубо оборвал меня, сказав, что это не мое дело. Однажды ночью, выйдя по нужде, я заметил, что в комнате моего друга горит свет. Постучался к нему, но Мартин сказал, что занимается с документами по работе.
Мне почему-то в это слабо верилось,…
А в один из предыдущих дней мы с Френсисом ужинали, когда я заметил на стене мокрое пятно. Показал на него Мартину и тот ответил:
- Возможно всему виной  трубопровод. Дом довольно старый и трубы вполне могли повредиться.
Я ответил, что стоит вызвать водопроводчиков и починить чертовы трубы. Френсис поддержал меня.
Однако события опередили наши намерения.
Ночью я проснулся от грохота и плеска воды. Вскочив, включил свет в комнате и бросился в гостиную. Там  уже находился Френсис, стоя по щиколотку в воде и выражаясь самыми последними словами.
Когда я ступил на мокрый ковер и приблизился к Мартину, тот рассматривал место, откуда поток хлынул в гостиную. Я встал рядом с ним, и пораженно уставился на стенку, ещё совсем недавно целую. Теперь же в ней зияла дыра, размером чуть больше кулака, из которой продолжала бежать вниз по стене вода!
Еще немного постояв перед новой брешью в квартире, мы взобрались на диван, стоящий посередине гостиной и я сказал:
- Френсис, какого чёрта?! Что твориться в твоем доме?
- Это вопрос, на который мне бы самому хотелось получить ответ.
- Что же нам делать?
- Дождаться утра и сразу же вызвать ремонтную бригаду.
Оставшуюся ночь мы просидели на диване, вслушиваясь в журчание воды.
День 21.
28 сентября.
Мы с Мартином стояли в резиновых сапогах на раскисшем от воды ковре и наблюдали за работой мастеров. Из-за вчерашнего, вернее сегодняшнего, инцидента, Френсис решил остаться дома и не пошёл на работу.
Рабочие  уже отключили воду  и проверяли трубы. Когда ремонтники отошли от стены, мы увидели, что наша догадка о неисправной трубе, похоже, подтвердилась. Однако начальник бригады, подошедший к нам, избавил нас от радостного настроения:
- Боюсь, сэр, что трубы не виноваты. Они абсолютно целы, течи нет, мы только что проверили это, пустив по трубе воду, - сказал начальник, обращаясь к Мартину.
- Но откуда же взялась вода в квартире?! – вскрикнул мой друг.
- Мы не знаем, сэр. В любом случае, больше она не течет.
- Отлично! Так давайте дождёмся, скоро должно закапать с потолка на кухне, а к вечеру польётся из стены! Пойдёмте-пойдёмте, поглядите на водные чудеса!
Мартин зашлёпал на кухню, но когда мы вместе с начальником бригады двинулись за ним, раздался удивленный вскрик. Мы ускорили шаг и наткнулись на Френсиса, стоявшего в проходе на кухню. Я и водопроводчик подтолкнули хозяина квартиры вперед и прошли на кухню. Когда я увидел то, на что смотрит Мартин, у меня рот открылся от удивления.
Пятно на потолке пропало. Вода больше не капала, а кастрюля была наполнена также, как больше недели назад, когда я, в который уже раз подставлял её под струю воды.
Выходит, что на кухне теперь всё прекратилось?
Френсис все еще с удивлением смотрел на потолок и начальник, воспользовавшись этим, быстро сказал:
- Вот видите, мистер Мартин, воду отключили, и всё перестало течь. Видимо какая- то временная неполадка была.
- Временная?! Неделю с потолка лилась вода, а вы говорите «временная»?!
- Ну, вы же видите – воды больше нет.
Мартин что-то проворчал и ушел в гостиную. Я расплатился с мастерами и вскоре мы стали с помощью кастрюлек и чашек собирать воду в ведра и выливать в ванну. Потом взялись за швабры.
Когда с уборкой было покончено, и гостиная приобрела более или менее приличный вид, Френсис выдохнул и с улыбкой сказал:
- Что бы я делал без тебя, Джеймс? Одному мне бы было не справиться с этим разгромом. Спасибо тебе.
- Да что там, ты ведь приютил меня, так что я был в долгу.
Френсис предложил перед обедом прогуляться, и я с радостью откликнулся на его предложение.
День 26.
3 октября.
Такой перерыв между моими записями был вызван чрезвычайными обстоятельствами.
В тот день, 28 сентября, мы вернулись с прогулки и, отобедав, разошлись отдохнуть по своим комнатам.
Я помню, что проснулся от криков Мартина, а когда кинулся на зов о помощи, то чуть не упал, поскользнувшись на ковре. Из-под двери комнаты Френсиса текла вода, и когда я открыл ее, то снова едва не упал от гигантского потока, хлынувшего из помещения. Вцепившись в дверные косяки, удерживая себя от падения, весь залитый водой, я смог пробраться в комнату, отплевываясь, и заметил на полу Мартина, который был без сознания.
Я кинулся к нему, опустился к сердцу, послушал, но оно не билось. Только после искусственного дыхания Мартин закашлялся и пришёл в себя. Я с трудом дотащил его до своей комнаты, уложил в кровать и бросился в гостиную, где стоял телефон. Вызвав врача, я вернулся в комнату, к Френсису. Тот был в сознание и сумел рассказать мне, что он дремал, когда внезапно на щеку ему капнуло. Он не придал этому значения. Тут-то всё и произошло. Из стены хлынул поток воды, и Мартин едва не захлебнулся.
День 37.
14 октября.
Сперва я расскажу о том, что обнаружил в комнате Мартина, в то время, пока он находится в больнице.
Моего друга увезли, а я, пока ждал бригаду ремонтников, осмотрел комнату, где случилось это загадочное происшествие.
Первое, что бросилось в глаза, это сухость помещения. Невероятно, но так и было. Разумеется, я понимал, что копаться в вещах другого человека не прилично, но я нашел своим действиям оправдание – забота о друге.
Письменный стол Френсиса стоял не там же, где обычно. Поток воды передвинул его ближе к середине комнаты. Каково ж было мое удивление, когда я увидел приподнявшиеся половицы там, где он стоял раньше.
Документы. Я нашел документы. Что-то о проекте «Гидра».
Научные термины, чертежи, формулы – вот большая часть содержания этих документов.
Я почти ничего не узнал, кроме того, что над этим проектом Френсис работал после войны. Сути этих исследований я не понял, но что-то мне в них не понравилось. Эксперименты проводились на людях, что меня возмутило. До такой степени, что захлопнул папку с документами и запихнул ее туда, где нашел.
Ремонтная бригада, осмотревшая комнату моего друга, пришла к выводу, что всему виной всё же неисправность трубопровода. На ближайший месяц было принято решение спустить из всех труб в доме воду. Доставлять её нам для различных нужд будут с помощью специальных цистерн. Пока весь трубопровод не сменят – воду из-под крана можно не ждать. Может это и к лучшему, потому что у Френсиса уже начал появляться панический страх от любого звука, напоминающего капающую воду.
Сейчас, как  я упоминал выше, он в больнице и ваш покорный слуга пока что живет один в квартире. В его отсутствие ничего необычного не происходило, если не учесть того, что лишь однажды, на следующий день после отбытия Мартина, я по привычке открыл кран в ванной, и из него полилась вода! Но ведь ее отключили за несколько часов до этого. В другие дни я кран открыть не осмелился…
День 39.
16 октября.
Поспав несколько часов после своего возвращения домой, мой друг вышел в гостиную.
Между нами произошел разговор, в котором мы обсудили все «за» и «против» возникшей идеи.
В итоге Мартин устало опустился на диван и сказал:
- Надо переезжать отсюда, иначе опять что-нибудь случится.
Я сидел рядом, и мне оставалось только согласиться:
- Завтра подыщем какое-нибудь другое жилье.
День 40.
17 октября.
В обед мы отправились смотреть квартиру, которую я подыскал. Она находилась всего в паре кварталов от нашего нынешнего жилья и, по-моему, понравилась Мартину. С хозяйкой мы расстались как хорошие знакомые, и я оставил ей домашний номер моего друга.
Однако по возвращению домой, в квартире Френсиса раздался телефонный звонок. Хозяйка квартиры, в которой мы недавно побывали, с удивлением в голосе сообщила, что через несколько минут после нашего с Френсисом ухода, из стен в комнату полилась вода. В считанные минуты все комнаты были затоплены по колено.
Мартину я сказал, что женщина подыскала более богатого жильца.
День 50.
27 октября.
Мартин принял решение переехать в другой город, к своим родственникам.
За те десять дней, что прошли с момента последнего инцидента, случилось кое- что очень и очень пугающее.
Однажды, проснувшись ночью, я решил выпить воды и пошёл на кухню. Утолив жажду, направился обратно в комнату, но наступил в лужу, которая образовалась на полу, пока я был на кухне.
Пришлось разбудить Мартина и показать ему новую проблему.
Вода просачивалась из пола во всех комнатах и это была точно не вина  труб, ведь в них не было ни капли.
К утру в квартире было по колено воды, и она продолжала прибывать.
День 55.
1 ноября.
27 октября была наша последняя ночь в квартире Мартина. Мы оставили ключи от квартиры миссис Моррис и отправились в Вустер, город, находящийся в 32 милях от Бостона. Именно там живут родственники Френсиса Мартина.
Я пробовал отказаться от поездки к родным Френсиса, но он заставил меня поехать, упирая на то, что мне некуда податься. Я подумал, что лучше уехать куда угодно, лишь бы там было сухо, как в пустыне, и не было бы Мартина.
Однако в последний момент всё же  решил сопровождать его.
День 56.
2 ноября.
«Родственники» Френсиса, оказавшиеся его двоюродной сестрой, встретили меня и Мартина радушно. Мы расположились на третьем этаже в просторной квартире, и когда сестра Френсиса стала расспрашивать брата о причине приезда, я решил позвонить в Бостон и узнать у миссис Моррис, как обстоят дела с квартирой. Я рассчитывал услышать все, что только можно, кроме слов «Все в порядке». Опешив и спросив, откуда ей известно о ситуации с квартирой, узнал, что сегодня утром миссис Моррис спустилась к Мартину с целью заимствования остатков воды из цистерны. Новую воду должны были завезти сегодня утром, но машина запаздывала, и старушка решила заглянуть к соседям.
- Надеюсь, Вас не смутило, что в квартире Френсиса оказалось ужасно мокро?
- О чем Вы, мистер Уильямс? В квартире все сухо и в порядке. Конечно, эти дыры в стене портят общую картину, но я думаю, что если их заделать, то все будет замечательно! А вот у меня проблемы, молодой человек!
- И какие же?- спросил я дрогнувшим голосом.
- Чертов жилец сбежал и не заплатил за комнату!
- Сочувствую.
Я повесил трубку и вернулся к своему другу. Видимо у меня был очень странный вид, так как Мартин подозрительно поглядывал в мою сторону. Не замечая его, я напряженно обдумывал полученные новости.
Неужели вода испарилась из квартиры за сутки без следа?!
День 65.
11 ноября.
Я нахожусь в ужасном состоянии. После того, как погибла сестра Френсиса, мы почти не разговаривали. Он постоянно находился настороже и никак не мог простить себе (или мне) смерть Анны.
Это произошло неожиданно:
Четвертого ноября мы с Мартином сидели в его комнате, а Анна была в ванной.
Мы весело обсуждали то, что происходило на старой квартире и уже стали придумывать всякие глупости про старинные трубы, которые внезапно стали течь, про ремонтную бригаду, которая решила заработать денег, устраивая эти «потопы», когда
крик ужаса ввёл нас в шоковое состояние. С пару секунд мы сидели на месте, а потом резко рванули в ванную. Из-под двери вытекала вода. Мартин подбежал первым, схватился за ручку, повернул, но дверь не открылась. Он стучал кулаками по деревянной преграде, с криками:
- Анна!!! Анна, открой!! Анна!!!
Я оттащил его, и мы не сговариваясь, разбежались и грянулись плечами об дверь.
Она поддалась, но в следующее мгновение ее вынесло оттуда вместе с нами колоссальным потоком воды. Бушующая стихия  прижала нас выбитой дверью к стене и довольно долго мы с Френсисом пытались выбраться из этой западни. Страшный напор поражал. Это продолжалось до тех пор, пока мы не выбились из сил.… Напор ослаб, и мы с трудом выбрались из-под тяжелой двери, мокрые до нитки, и на ослабевших ногах кинулись внутрь крохотного помещения.
Анна лежала вниз лицом в ванной, доверху заполненной водой. Мартин подбежал к ней, рыдая, и вытащил тело сестры на скользкий кафель. Около десяти минут я не мог оттащить его от тела Анны, которую тот пытался вернуть к жизни.
Позднее я пытался найти место, откуда вода хлынула на несчастную девушку и заполнила все помещение, но не нашел ничего похожего на дыру, которая была в прежней квартире.
Что же происходит?
День 70.
16 ноября.
За эти пять дней случилось немало такого, во что отказались поверить полицейские, пожарные, водопроводчики и прочие службы, куда мы обращались за помощью.
На похоронах Анны, Френсис рыдал, но не сказал ни слова. До сих пор иногда ночью я слышу, как он плачет. Прошедшие дни мало что изменили – мы поговорили всего пару раз.
Вода течет из закрытых кранов, набирается в ванну из сливной дырки и темными ручьями стекает по синим стенам квартиры.
Но пол остается сухим, как будто жидкость, не дотекая до него, исчезает.
День 74.
20 ноября.
Произошло кое-что, требующее несомненного упоминания.
Мартин снова разговаривает со мной. Выглядит он хуже, гораздо хуже, чем когда погибла Анна, так что я не знаю, к лучшему или к худшему его намерение вновь вести со мной разговоры.
А случилось это вот как:
Утром, когда мы сидели за столом на кухне и завтракали, Мартин сказал:
- Джеймс, мне теперь все время снится вода. Стоит сомкнуть глаза и, кажется, как будто я тону. Мне слышится плеск, бульканье… Я боюсь оставаться в комнате один, выискиваю мокрые пятна на стенах, потолке, полу… как дальше быть, Джеймс?
- Я не знаю, Френсис. Не могу даже себе объяснить происходящее…
- Может, я проклят? Почему вода начала меня атаковать? А может… - он  резко встал, отскочил от стола и указал на меня пальцем,-  может это в тебе все дело?!
- Что?! Ты спятил?
- Все началось тогда, когда ты переехал жить ко мне! Это твоя вина!
- Это бред, Френсис. Ты говорил, что с водой у тебя отношения не заладились еще до меня!
- Но теперь это уже… это … - он не мог найти слова, лишь открывал и закрывал рот.- Анна… она мертва! Она же не виновата ни в чем была! ЗА ЧТО!?
Я увидел, что Френсиса стало трясти. Вскочил со стула, подбежал к нему и схватил его за плечи.
Не помню, что я говорил ему, но мне удалось его успокоить.
Ночью Френсис пришел ко мне и сказал, что не может спать наедине с мыслями о воде. Мне пришло в голову, что настало время задать вопрос, мучивший меня все это время.
- Друг мой,- сказал я,- расскажи мне о «Гидре».
Френсис вскочил с кровати, уставившись на меня бешеными глазами:
- Откуда ты узнал?!
- Случайно нашел в твоей комнате документы, - соврал я.
Вместо ожидаемых мною криков и возмущений, Френсис болезненно сжался, словно спасался от холода.
- Секретный эксперимент. Я… и мой коллега пытались улучшить боевые и разведывательные качества наших шпионов. Проект закрыли. Официально – из-за того, что надежды, возложенные на нас, не оправдались. Но на самом деле, - тут Френсис понизил голос,- все получилось!
Он замолчал. Мне пришлось подтолкнуть его, чтобы Мартин продолжал.
- Какого черта Джеймс?! Что тебе нужно?!
- Френсис, расскажи дальше, что у вас «получилось»?
- Ничего хорошего, друг мой,- отстраненно пробормотал Мартин и поудобнее устроившись на кровати, отвернулся.
Не знаю, чего стало больше: ответов на вопросы или самих вопросов.
День 80.
26  ноября.
У Френсиса действительно кошмары, которые усиливаются по мере того, как увеличивается число происшествий с водой. Иногда он кричит во сне и просыпается.
За окном пошел снег, и ударили сильные холода. Не смотря на то, что нам позвонили и предупредили о том, что пустят горячую воду сегодня утром, дома холодно, как на улице.
Я трогал батареи, но они похожи на кусок льда. Думаю, это не из-за корыстных планов  водопроводчиков.
На кухне постоянно включена газовая плита, чтобы хоть немного обогреть квартиру. Чаще всего мы теперь сидим с Френсисом возле газовых горелок, пытаясь согреться. Одеваемся тепло, но это не спасает.
Ко мне уже много раз приходила мысль о том, чтобы сбежать отсюда. Сбежать одному. Но каждый раз, когда я видел лицо Френсиса, более всего похожее теперь на маску, то отказывался совершать это предательство.
Когда наступил вечер и состоялся очередной скудный ужин из макарон и хлеба, Мартин внезапно сказал:
- Джеймс, может, будет лучше, если вода убьет меня? Я так больше не могу.… Почти не сплю, нет аппетита, я перед сном обхожу все комнаты, кроме ванной, и проверяю – не течет ли где-нибудь вода…. Я устал.
Я посмотрел на человека, который совсем недавно был жизнерадостным, имел столько планов на будущее, а теперь выглядел, как Смерть, и ответил:
- Френсис…Я понимаю, что тебе пришлось пережить, я ведь был рядом и все видел…  но не надо сдаваться! Мы обязательно выживем и избавимся от… всего этого.
Мартин не ответил, глаза его были закрыты.
Я толкнул его в плечо, и он вяло пошевелившись, очнулся.
- От недосыпания… Постоянно проваливаюсь на несколько секунд.…
Так прошел еще один день.
День 89.
5 декабря.
Френсис лежит в кровати уже третий день и не встает. Похоже, его здоровье все же дало сбой.
 Я вызывал врача уже дважды, и он оба раза удивлялся неимоверному холоду в нашей квартире.
Когда приезжали ремонтники и осматривали трубопровод, один из них, поежившись,  сказал, что в квартире холоднее, чем на улице.
Начальник бригады пообещал, что в ближайшее время отопительная система непременно придет в норму и все наладится.
Я лишь покачал головой: Мне уже не верилось, что что-нибудь наладится.
День 95.
11 декабря.
Мартин начал вставать с кровати и потихоньку передвигаться по квартире. Похоже, что доктор сотворил чудо, однако у меня в голове сидела назойливая мысль: «Зачем ты выздоровел? Зачем Бог дал тебе ещё один шанс?!»
Десятого декабря Френсис сказал, что сон стал понемногу возвращаться, и что скоро все будет хорошо. Верит ли он сам, в то, что говорит?
В тот же день я пошел на кухню за стаканом и обнаружил, что вся плита покрыта  льдом. Все остальное на кухне было в порядке.
Я осмотрел пол, стены и потолок, но не нашел никаких следов заледенения.
День 97.
13 декабря.
Сегодня утром раздался стук в дверь. Оказалось, что это сосед сверху, пришел проведать Френсиса, пережившего трагедию. Я собрался открыть ему, когда обнаружил новую напасть.
Замок проржавел и замерз настолько, что мне потребовался почти весь день, чтобы освободить дверь из ледяного плена.
- Вода не могла тут появиться, черт бы ее побрал!- цедил я ругательства сквозь зубы, стуча молотком по ледяной корке.
Я сидел в гостиной и вспоминал о том, как давно мы впускали сюда других людей. Выходило, что последний раз всего неделю назад. Один раз я оставил Френсиса с врачом и сходил в магазин за едой и больше, за всю неделю, мы ни разу на улице не были.
День 100.
16 декабря.
В этот день мне потребовалось сходить в аптеку, за лекарствами для Френсиса. Я вышел на улицу, и мне действительно показалось, что тут не так холодно, как у нас дома.
С неба падала мерзкая ледяная крошка, дул сильный ветер, выбивающий, словно молотом, тепло из моего тела. Туда-сюда сновали жители Вустера, спеша по своим делам.
Я перешел дорогу и зашел в аптеку. Купив всё необходимое, направился обратно к дому, но когда повернул на нашу улицу, то в изумлении увидел пожарные и полицейские автомобили, стоящие рядом со зданием, в котором была квартира Анны. Толпа зевак быстро собиралась вокруг места происшествия, уже огороженного специальными табличками. Патрульные никого не пропускали за ограждение.
Раздались недоумевающие крики:
- Что тут происходит, офицеры?
- Пожар?!
- Да нет, не горит ничего, вы не видите что ли?
Мое сердце в страхе сжалось. Меня не было всего минут пятнадцать.…  Неужели снова…? Пакет с лекарствами выпал из моих рук и я сломя голову бросился бежать к входу в дом. Патрульный перехватил меня и крикнул:
- Сэр, туда нельзя!
- Катитесь к дьяволу! Я там живу, там мой друг!!!
Раздавшиеся звуки бьющегося стекла и плеска воды, заставили меня поднять голову вверх. Я увидел, что из окон нашей квартиры, выходящих на улицу, падают колоссальные водные потоки. Все внизу бросились врассыпную, спасая свои жизни от падающих вперемешку с водой стекол.
Меня оттолкнули в сторону, и я упал на заснеженную дорогу. Едва успел закрыться руками от ног горожан, когда те пытались отбежать подальше. Затем кое-как поднялся. Меня шатало из стороны в сторону, но я все-таки двинулся в сторону входной двери.
Уже на первом этаже, стоя в бегущих со ступеней ручьях, я думал, что для Френсиса все кончено. Неожиданно пришедшая тяжесть в ногах заставила меня идти медленнее. Когда я поднимался на второй этаж, то чуть не расшиб себе голову, поскользнувшись на лестнице. Ступени были покрыты коркой льда….
Обеими руками вцепившись в перила, я подтягивал себя наверх. Ногами абсолютно не за что зацепиться. Стоит ступить на лед, как покатишься вниз. Повезет, если не превратишься в лепешку, встретившись со стеной.
А вот и квартира Анны Мартин. Никогда бы не подумал, что так устану, поднимаясь на третий этаж.
Площадка перед дверью была суха! Я не верил своим глазам, зато мои ноги поверили во все быстрее, ступая по каменному полу. Как будто кто-то старался изо всех сил меня задержать, но тогда я не придал этому внимания.
Постучал в дверь, а звуки ударов разносились эхом, кажется, по всему дому.
Мне не удалось пробиться в квартиру. Пришлось обращаться к полиции за помощью. Вместе мы выбили дверь, и зашли в квартиру.
В первые секунды мы едва не попадали. Снова лед. Кто-то ухватился за стены, другие – за мебель.
- Какого хрена тут происходит?! – произнес один из полицейских, разглядывая покрытую ледяной коркой мебель, полы и части стен.
Я рвался вперед, стремясь поскорее добраться до комнаты Френсиса, поэтому оставил вопрос без ответа.
Мы оказались в комнате Мартина и первое, что я заметил, был мой друг, дергающийся на кровати. Рядом с ним, у изголовья, стоял какой-то человек, держащий над его лицом руку.
Из нее, от каждого пальца, отходило по толстому шнуру голубого цвета, оплетающему запястья и щиколотки Френсиса. Пятый шнур оплетал горло моего друга.
Позади меня раздался грохот, я оглянулся и увидел гору из ругающихся тел полицейских.
Не долго думая, опустился, выхватил из кобуры одного полицейского револьвер и направил его на незнакомца со словами:
- Отпусти моего друга, чертов псих!
К несчастью, человек узнал о моем присутствии раньше, чем прозвучала моя фраза.
В тот момент, когда незнакомец бросился на меня, я спустил курок.
В небольшой комнате звук выстрела был сравним с взрывом на военных действиях.
Незнакомец пошатнулся, мне даже послышался вскрик, но когда он послал из своей руки в меня столб воды (!!!), я упал на спину, отплевываясь и жмурясь.
Когда мне удалось подняться, в комнате оставался только Мартин, я и кое-как поднявшиеся полицейские.
- Он сбежал! Быстрее, поймайте его! И пришлите врача, - кричал я, подбегая к кровати и слыша позади себя топот десятка ног.
- Френсис! ФРЕНСИС! Открой глаза!- кричал я, отвешивая ему пощечины.
Я делал все, что когда-либо видел в фильмах про моря-океаны, где доблестные моряки откачивали людей, находящихся без сознания.
И о Чудо, Мартин закашлялся, открыл глаза и спросил:
- Джеймс, о Боже, как же мне было страшно….
- Френсис, все хорошо! Ты жив, но этот… этот…, я пытался подобрать слово, описывающее то, что я видел, а потом произнес, - кто это был?!
- Грегори, мой ассистент по работе над «Гидрой». А точнее, он и есть Гидра. Джеймс, это не проклятие, а всего лишь месть. Мне плохо, я знаю, что умру, эта вода, он… она…,- Френсис запутался, и глаза его закатились.
Я взвыл.
Стук шагов оповестил меня о прибытии врача. Он быстро осмотрел Мартина и велел мне помочь донести его до машины.
***
Френсис Мартин скончался в Вустерской больнице от неизвестного заболевания, не приходя в сознание.
С момента его смерти прошло уже восемь лет.
Похоронили моего доброго друга тут же, в Вустере, а я нашел относительно недорогую квартиру и новую работу в этом славном городе.
Я часто навещаю Френсиса и говорю с ним. Но мне очень жаль, что он не отвечает.
Совсем недавно на Вустер обрушился ураган, и городское кладбище оказалось затоплено.
На восстановление могил ушло много сил и средств, многие семьи лишились своих родных, похороненных здесь.
Могилу Френсиса Мартина тоже размыло и в свой последний приход на кладбище, я не смог обнаружить ее.
Если этот ураган – дело рук незнакомца, которого Френсис назвал «Гидрой», то я надеюсь, что пуля все еще сидит в его теле.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования