Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Усова Оксана - Как выиграть "Проект 100"

Усова Оксана - Как выиграть Проект 100

 
В то утро я открыл новенький номер "Мира фантастики" за июнь. Купил его ещё за день до этого, но так устал после дополнительных занятий в универе, что, придя домой, тут же рухнул в кровать.  
И сейчас я с новыми силами впился глазами в глянцевые страницы. Я искал своё письмо в Почтовой станции, и вдруг… нет, на меня никто не прыгнул со страниц журнала. Просто я увидел ту самую заметку. Те самые буквы и цифры – "Проект 100".  
И тут я схватил ноутбук. 
*** 
-Тпру! 
 Отодвинув занавеску, я выглянул в окошко остановившейся кареты. Ну, что, обычное хорошо расчищенное место в лесу. Дальше был виден съезд и указатель с названием деревни в трёх километрах отсюда. 
Погода была не из лучших: небо заволокло тучами, видимо, будет дождь, как бы деревья тут не порушило. Но предгрозовую хандру перебило впечатление от самого главного из увиденного. Моему взору предстал  огромный новенький замок, построенный из чёрного камня. Он стоял на этом самом расчищенном месте, причём строили его не в высоту, а вширь и в длину, и поэтому вековые дубы не потеряли своего главенства и первенства. Крепко стояли крепостные стены с узкими бойницами, реяли красные флаги на четырёх башенках – это действительно поражало. Особенно если учесть, что на дворе двадцать первый век и это – Подмосковье. 
Я торопливо вышел из кареты, чтобы помочь вознице  с вещами, но тот уже быстро выгрузил чемоданы, сочувственно посмотрел на своего бывшего клиента и вновь вскочил на козлы: 
-Ох, зря сюда ты приехал…Ты хоть знаешь, какие тут страсти творятся? 
Я в ответ усмехнулся. Замок, конечно, хорош, но не купаются же тут в поисках идей в крови селянок, в самом деле. 
-И какие же? 
-Да вот каждую ночь крики всякие, уханье, на три километра слышно, и фантасты чокнутые ходют, муки творчества, дёрни их за ногу… 
-Ну, значит, мне по адресу, я ж писателем быть хочу, фантастом. После моих произведений меня ничем не испугаешь, - ещё шире улыбнулся я, решив, что возница шутит. 
Тот вздохнул и умчался, отчаянно нахлёстывая лошадок. 
-А сюда тащился, как черепаха, - недовольно пробормотал я, отплёвываясь от пыли. 
Вдоволь налюбовавшись замком, я поднял чемоданы и подошёл к кованым воротам, которые, видимо, были закрыты изнутри. Справа от них на стене застыл гигантский дракон, положивший голову на передние лапы. Его немигающие глаза неподвижно взирали на меня. Из любопытства я протянул руку и потрогал один из них. 
И прямо в лицо мне ударила струя огня! 
Едва успев отшатнуться и повалиться на землю, я в ужасе теперь смотрел на разом ожившего дракона, льющего крокодильи слёзы и трущего лапой глаз. Я невольно подумал, как он себе когтями его ещё не выцарапал. 
-Засем сесново длакона обисаешь?! 
Только через минуту, рискуя утонуть, я выполз ближе к дороге, и только тут до меня  дошло, что сказал это… дракон! Да ещё шепелявый… 
-Я что, сплю? – Я был поражён, однако держался на безопасном расстоянии и глубоко дышал. 
-Пли сем тут сон? Ааа….Та ты ити в самок, там ус тосно опъяснят…. – махнул хвостом ящер, прекратив сливаться со стеной. 
Пошатываясь и крепко держа намокшие чемоданы, я ввалился в крепость, даже не обратив внимания на то, что ворота открылись сами собой. 
  
*** 
-Добро пожаловать, молодой господин. 
И откуда ни возьмись передо мной предстал голубоглазый паренёк в синем костюме пажа. 
"Что за чертовщина", - подумал я, почему-то схватившись за горло, - "будто не на финал литературного конкурса собрались, а на слёт ролевиков! И дракон этот… явно чудеса электроники, японцы постарались". 
-Позвольте, я отнесу ваши вещи. Пройдите в Главный зал, все ждут, - звонко проговорил он, пристально за мной наблюдая. 
Видя, что я застыл в нерешительности и вцепился в свои чемоданы, "паж" с неожиданной силой их изъял и подтолкнул меня в спину к большой двери.  
Я сглотнул и дёрнул её на себя.  
Я увидел большой неосвещённый зал, длинный неширокий стол, стоявший посередине, и множество людей, сидевших за ним. Когда я мои глаза привыкли к полумраку, я рассмотрел лепнину на окнах, непонятные картины, которые висели, как попало. Вот это да! Наверняка довольно дорогостоящая постройка, стены не из пенопласта и досок всё-таки. 
-А, вот и наш, - человек, стоявший вдалеке, у противоположного конца стола, сверился с каким-то свитком, - уважаемый последний конкурсант. Присаживайтесь, там свободный стул у стены.  
Я неуверенно переступил порог и прошагал к ряду стульев, которого раньше не заметил, сел. Справа от меня уже сидело пятеро человек. Они неприязненно поглядели на конкурента, заставившего их так долго ждать. Я постарался не смотреть на них, и держал голову прямо, от чего быстро затекла шея. 
С этого места нам был виден весь зал. Люди за столом разговаривали негромко, но здесь была такая акустика, что все голоса сливались в непрерывный гул. Когда я входил, они замолчали. 
"Почему они все в плащах? И их столько…много", - подумал я о необычных людях. 
Я начал считать стулья; сбился, начал заново. Оказалось, их ровно сто. 
-Итак, все в сборе? – спросил тот самый человек, которого все называли председательствующим, садясь на своё место во главе. 
-Да, - хором ответили фигуры. 
-Всем выйти из сумрака! 
Полыхнули волной, одна за другой, свечи. Нас обдало лёгким ветерком от сбрасываемых капюшонов, и я с удивлением узнал в людях за столом лучших фантастов страны.  
Пусть тени в углах исчезли, но их присутствие всё же чувствовалось. Удачные слова о сумраке. 
И тут с лязгом задвинулся засов на двери. 
-Итак, начнём собрание, - сказал Сергей Лукьяненко, а именно он был председательствующим. – Мы находимся в замке Альфа, и сейчас мы хотим выбрать победителя в конкурсе рассказов "Проект Сто", который объявили в журнале "Мир Фантастики". 
-Стоять, - скомандовал брюнет, сидевший рядом со мной, воздев руки. – Я что-то не понял. Мы тут что, заперты?  
-Совсем нет, - широко улыбнулся на дерзость усатый фантаст в фиолетовом плаще, скреплённом пряжкой в виде не то взрыва, не то осьминога. Он сидел по левую руку от  Лукьяненко. – Замок Альфа – не простой замок. Здесь всё основано на самом главном для писателя качестве. Каком – поймёте сами, иначе всё будет слишком просто. Кто им обладает, нигде не сможет быть заперт, только если сам того не пожелает. Прошу, председательствующий, продолжайте. 
-Спасибо, - мягко кивнул тот. – Нами был, как я уже сказал, объявлен конкурс. Дело в том, что в каждой стране мира, и в России, естественно, тоже, существуют тайные ордены – ордены писателей-фантастов. Имя основателей уже стёрло из книг и летописей время. Заявлено, что в каждом ордене должно быть ровно сто человек. Факт остаётся фактом – нас стало девяносто девять. И нам нужен новый член ордена, Ордена Ста. 
-Так, всё. Я ухожу, - брюнет резко встал, с грохотом отодвинув стул, словно тот был электрическим,  а затем направился к двери, у которой круто повернулся на каблуках, яростно обводя взором присутствующих. – Я не собираюсь дальше участвовать в этом фарсе.  
Для такого променада фраза была неэффектной. 
Парень схватился за засов и попытался отодвинуть его, но он, будто издеваясь, остался на месте. 
-А ну, не убегай! Попадешь к людоедам в лапы - доживёшь ровно до обеда, – заметил ему вслед председательствующий. 
"Тут что, ещё и людоеды есть?!" - Я постарался задвинуть эту жуткую мысль подалее.  
-Она всё равно не откроется, - безмятежно сказала женщина, сидевшая где-то посередине, тряхнув  волосами. – Парнишка делает точно как я после "Меча Без Имени". 
Парень быстро прошагал к своему месту, задрал нос, как оскорблённая невинность,  и закинул ногу на ногу. 
-…темой мы объявили число сто, так удачно совпавшее с нашим протокольным количеством и юбилейным номером журнала, - как ни в чём ни бывало продолжил Сергей.-  Вы прошли отборочный тур, в виде конкурса рассказов, который стал проверкой вашего таланта, а теперь начнём финальное испытание.  
На лице Лукьяненко заиграла предвкушающая улыбка, а в руках появилась стопка карт. Мы шестеро содрогнулись.  
-Чтобы не ссориться, кто будет придумывать испытание для каждого из вас, я отметил шесть карт вашими именами, и посмотрим, кто будет вашим экзаменатором. 
Шух, вжух, шух! Карты так и летели, свистя, сами собой из его рук, плавно проскальзывая по столу к каждому писателю, и даже не было заметно, как Сергей Васильевич их касается.  
Мы невольно вжали головы в плечи. Отчего-то мы поняли, что всё это не шутки… 
 -Опять дама пик! – Это сокрушался  ещё один усатый фантаст с очками в тонкой оправе на носу, разглядывая выпавшую карту. – Ну, и кто тут у нас Иван Жемчугов? 
"Я достался…Пехову?!" - Я подумал об этом со страхом и восторгом, с силой переплетя друг с другом пальцы обеих рук. 
Тут мне стало легче, несмотря на то, что меня пометили на даме. Расцепив ладони, я поднял руку, как в школе. 
-Выбор сделан, - провозгласил Лукьяненко. – Итак, попрошу  писателей встать и подойти к выпавшему кандидату. 
Они бесшумно отодвинули стулья, и подошли, словно скользя над полом в своих плащах. В этом я нашёл какую-то таинственность и величественность, которая подобает творцам миров. 
Стесняясь посмотреть в глаза известному писателю, чьи книги помнил от корки до корки, я перевёл взгляд на тех, кому ещё выпали загаданные карты. По иронии, тому самому парню досталась та женщина, в которой я узнал Ольгу Громыко, а другим – Вера Камша, Олег Дивов, Вадим Панов, а одной девушке – сразу двое: Сергей и Марина Дяченко. 
-Опять они, - сказал один писатель, сидевший почти во главе стола на двух стульях. На него постоянно посматривали обе половины Александра Зорича, которым приходилось умещаться на одном. – Они же и были заявлены как жюри для финалистов!  
-Ну, в конкурсе же должна быть какая-то загадка, - заметил Лукьяненко. – Предвкушение, ожидание… 
-Рад знакомству, - прервал молчание писатель. – Сейчас нас, как экзаменаторов, отправят совещаться, а ты пока соберись. 
Пройдя мимо, Громыко сочувственно похлопала меня по плечу: 
-У Пехова ещё никто не выходил... в победители. 
Я проводил её тяжёлым  взглядом. Становилось ясно, что финальный конкурс – отнюдь не литературный,  а писать – это то единственное, что я действительно, как я думал, умел… а тут ещё эта пауза во фразе, ещё сильнее нагнетавшая ситуацию. 
Другие ребята тоже энтузиазмом не горели. Брюнет никак не мог понять, почему тут не работает его айфон. Мне почему-то подумалось, что он собирается вызвать службу спасения.  
"Твоя мечта, твоя мечта!" - Я мысленно твердил эту мантру. Пусть сейчас мне было всего лишь двадцать два года, но писателем, и именно фантастом, мне хотелось стать с раннего детства, когда я только начинал бредить фантастикой и писать множество книг. Довольно скоро я бросал свои творения. Но вскоре, прочтя произведения многих писателей, я взялся за дело гораздо серьёзнее и решил непременно закончить хотя бы одну свою книжку, а затем послать в издательство.  
Сейчас дома хранилось порядка шести моих рукописей, которых я хотел после окончания этого конкурса представить суду издателя. Сначала я решил, что, если не выиграю этот конкурс, то с отправкой рукописей повременю ещё, но, зная себя, я понял, что такими темпами никогда не дойду до издания.  
 Я всегда боялся проиграть в каком-то литературном конкурсе, в который вложил много сил, опасаясь, что после этого не напишу чего-то стоящего. Но потом я услышал одну замечательную фразу: "Ну, пускай ты сейчас проиграешь, или не издашь свою книгу. Что же, ты после этого перестанешь писать?...". И я решил во чтобы то ни стало исполнить свою мечту – издаться. А перед этим – выиграть "Проект 100". Но как выиграть его? Как выиграть "Проект Сто"? 
"Чего не сделаешь ради…" 
Они вернулись в зал. Лукьяненко с горящим взглядом потирал руки, а экзаменаторы невозмутимо снова подошли к нам и синхронно, жестом, велели подняться. 
Затем под пристальным взглядом Камши засов буквально исчез, и дверь распахнулась. И тут из моей груди вырвался вздох удивления. 
 Мы увидели за дверным проёмом… самую настоящую кленовую аллею! Все деревья были словно на подбор, и росли они на одной линии… Так, конечно, рука человека (или даже машина!) не высадила бы. А ведь попали мы в этот зал через ту же дверь из простого унылого внутреннего дворика! И ни намёка на лес за стенами… 
Дорожка была вымощена мельчайшими камешками, и, насколько у меня получилось рассмотреть, с высоты красные камешки складывались в вензель "А". Чёрный и красный явно были цветами этого замка. 
Не веря глазам своим, я первым вышел наружу, и пощупал двумя пальцами кору одного из клёнов. Дерево было явно настоящим и приятно пахло.  
Я обернулся и увидел растерянные лица конкурентов и довольные – фантастов.  
-Но… как?! – Мы поражённо повторяли это восклицание. – Как?!  
-Весь фокус в главном для писателя качестве, - развела руками Вера.  
"Опять они за своё!" 
Мы, каждый со своим экзаменатором, пошли вперёд по аллее. 
-А почему вы объявили именно конкурс? – спросил я у Пехова, слегка задыхаясь. Я едва-едва успевал за его богатырским шагом и хватал ртом свежий воздух. – Ведь никто не гарантировал, что вы найдёте нужного кандидата. Ведь он мог просто не узнать о "Проекте 100", а может, вообще сидеть дома и писать роман для издания или просто в стол. 
-Понимаешь, "Меч-Без-Имени" этого года прошёл без особых потрясений, - пожал плечами писатель. - Конечно, где-то за пятёркой новых авторов мы приглядываем, ожидая, пока они наберутся опыта и мы сможем их принять к нам, ведь место у нас пустует. А вот тут мы вспомнили о сотом номере "Мира фантастики" и решили совместить приятное с полезным. Ну, а если бы вы нам не подошли, то мы бы просто оценили ваши рассказы и выбрали победителя, естественно, не приглашая сюда. Единственным призом послужила бы публикация. 
"Мне бы и этого хватило", - мрачно подумал я.  
-А если мы расскажем всем об Ордене Ста? 
Пехов пригладил усы и лукаво посмотрел на меня. 
-А кто вам поверит?... 
-Ладно, аллея. – Я уже был готов признать, что она существует. – Но дракон на входе?! 
Я посмотрел на Пехова, надеясь хоть в нём найти логичного нормального человека. Но он опять пригладил усы: 
-А, Кролик, что ли? Говорил Андрею, ну не пугайте вы народ…  
Я мысленно пролистал трилогию. Ну, точно, шепелявый дракон, подозрительный паж…  
-То есть в этом замке оживают и персонажи ваших книг?! – воскликнул я, невольно, краем глаза, заметив, что другие претенденты на сотое кресло тоже кричат и жестикулируют, а также стараясь не замечать мужчину средних лет в одежде времён Бориса Годунова, идущего нам навстречу. 
-Конечно. Ты, кстати, не пугайся, если ночью Пугало увидишь, - заметил Алексей. 
 Не пугаться?! Надеюсь, уже это будет залогом того, что я не получу серпом по шее. 
Я решил перейти к насущным проблемам. 
-А какое тогда будет для нас испытание? – спросил я, заранее готовясь к худшему. 
-К сожалению, пока не могу сказать, - ответил он, подводя меня к неприметной дверке в стене за деревьями. – Завтра утром мы зайдём за вами.  
Со вздохом подойдя и стараясь при этом не потоптать траву, я подождал, пока дверь откроется и вошёл. 
-Я не запираю.  Но её не может открыть никто, кроме тебя. Помни об этом и о том, - Пехов обернулся, пристально посмотрев мне в глаза, - что одному тебе по замку, тем более, ночью, лучше не гулять. 
Я сглотнул. 
Дверь закрылась.  
Зажёгся свет – на столике у кровати стояла масляная лампа – и я увидел, что нахожусь в небольшой комнате. Так, наверное, выглядят "номера", которые описывают писатели от лица своих героев, останавливавшихся в трактирах, корчмах и гостиницах. Обычные две кровати со свежим бельём, мои чемоданы в углу…  
Вроде бы всё спокойно, но я не удивлюсь, что из-под одной из кроватей выскочит Кли-кли с криком "Гаррет!".  
Единственное, что не слишком соответствовало интерьеру (после моих чемоданов) – так это минибар, который был встроен в стену. 
Открыв его, я с тоской оглядел полочки, заставленные соком, колой, фантой, спрайтом, водкой, коньяком… Радостно вытащив пиво, я не проигнорировал открывалку, и через секунду с удовольствием поднёс горлышко к губам.  
Допив и сунув в мусорную корзину бутылку, я со вздохом, не раздеваясь, повалился на ту кровать, что была ближе к закрытому ставнями окну. Я очень устал от девятичасового перелёта в Москву, а потом от тряски в карете. Ведь ещё тогда подумал, что что-то нечисто! 
Я решил выспаться, а там будь что будет… 
*** 
Всю ночь за дверью орали, визжали, кого-то били, кто-то (судя по запаху) праздновал наш приезд.  
Сами понимаете, буйствовали не писатели… 
Проснулся я рано, и, пожалев, что в комнате нет умывальника – побриться негде – залез в свой чемодан. 
Я отложил в сторонку новый костюм (собирался надеть на защиту диплома и на награждение, о, самоуверенность и наивность!...), и вытащил футболку, джинсы и толстовку. Удовлетворённо сняв с себя рубашку и брюки (не люблю официоз), я влез в самую привычную для себя одежду. 
Завязав шнурки на кроссовках, я засунул в карман перочинный ножик – мало ли, пригодится, и зачем-то шариковую ручку. Ну, она ведь тоже острая. 
Чувствуя, как давит выпитое вчера пиво, я подавил в себе жажду до лучшего момента. 
Раздался стук в дверь. 
-Кто? – бдительно спросил я, зачем-то прищурив один глаз. 
-Пехов. 
Я открыл дверь. 
-Между прочим, тут каждый бабайка может тебе заявить, что он – Пехов,- заметил писатель, присаживаясь на пустующую кровать и наблюдая, как я укладываю свои вещи. 
*** 
Теперь нас всех собрали в одной из башен.  
Естественно, изнутри она оказалась довольно просторной, и здесь поместились девяносто девять фантастов и шестеро претендентов на сотое кресло и публикации в лучших издательствах страны.  
Это была самая простая комната, в которую набилась куча народу. Но пространство перед шестью дверями было свободным. Что самое интересное, так это то, что за этими дверями на первый взгляд находилась только стена башни, и не было никаких залов или комнат. 
Перед нами предстал Лукьяненко. Он сказал, что сейчас нам предстоят финальные испытания, приготовленные экзаменаторами.  У каждого, соответственно, оно своё.  
-Но перед тем как они начнутся, я хотел бы спросить, чего вам бы сейчас хотелось? Любой предмет, который можно пощупать. Просите! 
Мы призадумались, а потом по очереди начали подходить к Сергею Васильевичу.  Я был последним. 
Желания были такими: бутерброд с чёрной икрой, бокал вина столетней выдержки, бутылочка мыльных пузырей, второй том "Мёртвых душ" и зеркало с расчёской. Когда, наконец, подошёл к Лукьяненко, я заявил, что хочу… 
-Хочу книгу Алексея Пехова с именным автографом, - шёпотом сказал я. – Причём ту, что ещё не выходила в печать. 
-Обещаешь не спойлерить? – спросил меня мой экзаменатор, протягивая третий том цикла "Страж" с росписью. – А то я даже сам её ещё не читал… 
-Итак. – Лукьяненко сорвал с непонятно откуда взявшегося столика фиолетовое покрывало. На столешнице лежали разнообразные предметы. – Здесь ровно шесть самых разных предметов, которые могут пригодиться во время испытания. Подойдите и выберите любой. 
Я с удивлением рассматривал доставшуюся мне пачку бумаги. Странно, но в ней было ровно сто листов. А другие выбрали: сто тонких красных ленточек в коробке ("Это чтобы удавиться, да?"), сто спичек в пакете, сто шпилек для волос в шкатулке, сто семечек в свёрнутой газете, сто кнопок в упаковке. Конечно, кроме листов я ничего не пересчитывал, но это было ясно по аналогии. В принципе, если считать за предметы сами ёмкости, то всё было с количеством в порядке. 
-И как нам это поможет? – подала голос девушка, стоявшая рядом с Верой Камшой. 
-Опять же вы должны будете это понять сами, иначе пропадёт весь смысл проводить финальные  испытания, - покачал головой Сергей.  
Алексей вручил мне карту и сказал, что сейчас мы попадём… в реальности их книг!  
-То есть вот этот брюнет попадёт реальность Ольги Громыко, где живёт и здравствует Вольха Редная, вот тот мужчина лет сорока – в мир "Тайного Города" Панова,  а тебе предстоит оказаться, - фантаст выдержал паузу, за которую я уже успел перебрать подходящие романы и циклы Пехова. "Хоть бы не "Ветер и Искры!" Хоть бы!". -  Тебе предстоит оказаться в мире Гаррета, а именно – в Костяных дворцах. 
Фанфары, занавес! 
-Но тебе предстоит всего лишь найти в Храд Спайне  одну вещицу – арбалет Гаррета. Ты ведь помнишь, что ему пришлось оставить его, чтобы нырнуть в бассейн и продолжить путь?  
Костяные дворцы, они же Храд Спайн, по серии "Хроники Сиалы" многоуровневый могильник с множеством помещений и опасностей за поворотом. Ничего хорошего. 
Я обречённо кивнул. Спасибо, хоть не в Закрытую часть Авендума отправляют… 
-По этой карте ты без проблем доберёшься до нужного яруса, а затем и до зала. Как только возьмёшь арбалет в руки, ты вернёшься обратно. Ключ тебе не потребуется, я велел, чтобы тебя пропустили и так. Насчёт еды не волнуйся, на самом деле вы там проведёте не больше минуты по простому времени, чтобы тебе не показалось. Всё понял? 
Я снова кивнул. А собственно, что мне ещё оставалось? Только кивать… 
Нас подвели к нужным дверям, и, как только мы открыли их, нас буквально затянуло вовнутрь.  
Всё моё тело сжалось, так, словно его хотели засунуть в чересчур маленькую коробку, а голову очень сильно сдавило, как клещами, и я невольно схватился за неё руками. Вокруг плясал цветной калейдоскоп, сменяя цвета всё быстрее и быстрее, и когда меня резко выбросило на пол, я уже был в полном изнеможении и почти без чувств.  
Пролежав на полу бессчётное количество времени, я, наконец, пришёл в себя и огляделся. 
Если я правильно помню текст "Вьюги теней", то меня выбросило прямо перед Створками. Не узнать их было невозможно – хоть я их впервые видел, но описаны в книге они были точно такими же.  
Пройдя по знаменитой светящейся дорожке, плиты которой погасали, стоило убрать ногу, я остановился прямо перед Ними. Действительно, Створки светились тёмно-синим светом, и, когда я коснулся их рукой, его отблески странным образом окрасили кожу.  
Внезапно, далеко за пределами этого воистину необъятного зала раздался едва различимый топот – словно бы бежал слон.  
И он приближался. 
Моё сердце охватил тот самый страх, который возникает, когда в полудрёме оступаешься на снящейся тебе лестнице. Изо всех сил я навалился на Створки, но они не поддавались… 
-Ну, пропустите, пропустите, вас же предупредили, что я приду… - шептал я, так и этак их толкая. А топот всё убыстрялся, как и биение моего до чёртиков испуганного сердца. 
-Пожалуйста?  
По Створкам пробежала волна дрожи. Так, наверное, усмехаются ворота, двери, и, конечно, створки…  
Они подались вперёд, не открываясь до конца, оставляя только небольшой проход для меня. Я протиснулся меж ними, и, когда я сказал негромко: "Спасибо" Створки захлопнулись, а через секунду кто-то начал биться об них. Кто-то огромный и тяжёлый… 
Я решил поскорее отсюда убраться, мало ли что, может, и неведомый монстр окажется вежливым, но для этого пришлось всё равно свериться с картой. 
На ней была расчерчена пещера, в которой я сейчас находился, причём стены пещеры не были отмечены. На карте мигал крестик, который отмечал моё местонахождение. А чтобы попасть дальше, мне следовало пересечь мост, который был единственной дорогой вперёд, к третьему ярусу, через бездну пещеры. Так и не посмотрев под ноги, я шагнул вперёд, и подо мной что-то громко и явственно хрустнуло. Я медленно опустил взгляд. 
Площадка, на которой я стоял и на которой начинался или кончался мост (смотря с какой стороны  идти) была усеяна костями. Они составляли собой особый чудовищный ковёр.  
Не став гадать, кто или что сюда эти кости принёс, я поспешил вперёд. 
Внезапно под ногами раздался не явный, а немного приглушённый звук рассыпающейся в пыль берцовой кости. С удивлением посмотрев, на что же наступил, я принял это за подарок судьбы. Это была самая простая пустая холщовая сумка.  
Хорошо бы на этом моя удача не закончилась. 
Справедливо рассудив, что костям она не нужна, я подобрал сумку и аккуратно уложил в неё всё, что до сих пор сжимал в руках – книгу, бумагу и карту. Последнюю я уложил даже с особым тщанием, стараясь не повредить. В конце концов, без неё я тут сгину. Застегнув на все пуговицы и петли, я повесил сумку наискось через грудь, на бок, и ступил на мост.  
Он был довольно узок, даже уже, чем кровать, на которой я ночевал. По книге я помнил, что Гаррет двигался по нему очень долго, а мне хотелось пройти всё это как можно быстрее. Но делать было нечего.  
Осторожно ступая, я шёл, пока впереди и сзади не остались лишь мост и тьма. И всё-таки, Гаррет очень крут – спать в подобной обстановке я не сумел бы.  
Пусть в реальности идёт лишь минута, но, по ощущениям, пройдя несколько часов, я очень устал, и едва двигал ногами. Даже в кроссовках они ныли.  
-А что я теперь вообще могу назвать реальностью? – спросил я вслух. – Молодца, Ванька, уже сам с собой разговариваешь… 
Эха не было. Интересно, там, внизу, в бездне – пустота? Проверять я не горел желанием, да и камешка не оказалось в кармане.  
Я всё же сел на мост и с опаской свесил ноги, перед этим, правда, проверив, крепко ли у меня сидит обувь. Время ещё, несомненно, есть, и я  решил хоть чуть-чуть переводить иногда дух. Ведь ещё неизвестно, от кого мне придётся убегать.  
Сумку я благоразумно держал при себе. Как оказалось, не зря. 
За моей спиной раздалось хлопанье крыльев. Стараясь не подать виду, что что-то услышал, я поднялся, твёрдо став на ноги, и пошёл дальше, будучи начеку. И, когда какая-то тварь понеслась на меня на всей скорости, я увернулся, не успев посмотреть, что же это было. Ясное дело, в покое меня не оставят… 
И тут мне в толстовку вцепились когти, почти прошив её до кожи, и, отчаянно махая крыльями, оно начало поднимать меня в воздух над мостом. Я запаниковал. Тварь это почувствовала и издала непонятный звук, который, по-видимому, символизировал поощрение.  
"Куда меня тащат?" - Я лихорадочно соображал. Оно было настоящим, и из того, что было его ртом, капала вязкая слюна, которая скрывалась внизу, в темноте. "Может, в гнездо? Не факт, что тварь тут одна, или даже две. Наверняка их много". 
И отобьюсь ли я… 
Я начал извиваться всем телом. Каким бы сильным зверь ни был, я понял, что мой вес он тянет с явным усилием  и может выпустить.  
Нас повело. Оно с трудом набирало высоту и всё быстрее махало крыльями. Я же, стараясь не обращать внимания на огромные когти у своей шеи, опустил руку в карман, пытаясь вытащить нож, и сделал это неловко – он выпал. И тут у меня в голове что-то щёлкнуло. Со странной усмешкой я достал из сумки – на этот раз осторожнее – книгу. Раскрыл её, и, напрягая глаза, начал громко читать. Ведь раз эта реальность так или иначе подвластна Пехову, то до него это дойдёт. 
Тварь заткнула себе уши,  и я с диким криком, но довольный, полетел вниз.  
Замолчав, я справился со страхом и попытался повертеть головой. В полёте это было довольно неприятно.  
По-моему, справедливо, что мне не хотелось закончить жизнь в чьём-нибудь желудке. Лучше уж разбиться насмерть, и напоследок узнать, что же там внизу.  
Сразу вспомнился конец четвёртого сезона аниме Сейлор Мун. Там дочь главной героини, прибывшая из далёкого будущего, в финальном сражении была сброшена высоко из неба на землю. Но Сейлор Мун прыгнула за ней и их спас Пегас, который жил в мечте Малышки. 
Я миновал мост, и всё летел и летел вниз, сжимая в руке книгу. О чём я думаю… Конечно, что бы я сейчас бы не говорил о том, что разбиться лучше, чем быть переваренным, я не отказался бы от такого Пегаса. Или хотя бы от Сейлор Мун.  
-О, Пегас, приди! – дурачась, выкрикнул я, и даже представил, как конь с золотым рогом во лбу несётся ко мне, рассекая темноту белоснежными крыльями. Падать было ещё долго, и я смог в красках представить себе эту картинку.  
И вдруг мои уши заложило. Отнюдь не от ветра, который я создавал своим телом при падении. Нет. Я услышал оглушительное ржание лошади. 
"Я что, уже умираю, и мне что-то чудится?!" - удивился я, наблюдая, как ко мне несётся он, Пегас, и плавные взмахи его крыльев совпадали со стройным биением моего сердца. Летел я, грубо говоря, головой вперёд, и видел вверх ногами. Я даже восхитился данной подробностью галлюцинации.  
Пегас подставил спину, и я плюхнулся, перегнувшись на ней пополам. Кое-как сев, я обхватил свой глюк за тёплую шею. Тёплую. 
-Я что, жив?! – вскричал я, чуть снова не оказавшись в свободном падении.  
-Естественно, Мечтатель, - сказал конь, и я даже не обратил внимания, что он в принципе разговаривает.  
-Но как… ты ведь… не существуешь? – спросил я у него, рассеянно поглаживая по боку. 
-Как сказать…  Всё основано на самом главном для писателя качестве!... Иначе бы ты никогда бы не смог меня призвать, - усмехнулся Пегас. 
-Спасибо, кэп, но ты ведь всего лишь плод моего воображения! – взвыл я, пока Пегас пикировал на ровную площадку, чуть освещённую откуда-то. И тут меня осенило. 
-Воображение!  
Вдруг всё вокруг вспыхнуло ярким светом и меня потянуло вверх.  
*** 
-Так что, искать арбалет не было нужды? – выдохнул я, вдоволь напившись воды, стакан с которой мне подала Ольга Громыко. 
-Конечно. Нужно было только понять, что самое главное качество любого писателя – воображение. И самое интересное, он даже не воспользовался ни бумагой, ни ручкой! – Лукьяненко взмахнул руками, опускаясь в кресло.  
-Но ход с книгой бы отменным и нестандартным, - заметил кто-то. 
Меня привели в тот зал, где всё и началось. Я стоял у стола, опёршись на него руками, между Пановым и Дивовым. Меня выбросило обратно из Храд Спайна почти сразу, а остальные, что вернулись позже, мгновенно собрали вещи и уехали. 
-По задумке, ты должен был написать то, что ты желаешь, на бумаге, - пояснил Пехов. – И оно бы тут же появилось. Или представить, что листы превращаются во что-то. Это проще, чем целиком представить персонажа или предмет.  
-Остальные ребята получили свои предметы с той же подоплёкой, - заговорила Ольга. – Ведь ленты можно обратить в змей, спички – в целый лес, шпильки – в волшебные стрелы, семечки – в ос, кнопки – в горы…  
-Ведь силой воображения мир вокруг можно преобразить, - подытожил Андрей Белянин. 
-Так почему же всё же вас должно быть сто? – не выдержал я. 
-Так и быть, расскажу. У настоящего писателя есть сто главных качеств, главное – воображение. И каждый из нас отвечает за одно из этих качеств. И теперь ты один из нас. Давай поскорее издайся, и в этом замке появятся и твои миры, - широко улыбнулся Пехов. 
-Но за какое качество буду отвечать я? – поражённо спросил я, когда на мои плечи опустился тёмный плащ, застегнувшийся у шеи. 
-За упорство, - вскинул голову Павел Корнев. – Поздравляю. Ты выиграл "Проект 100". 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования