Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Баландин Никита - Сокровища Сотника

Баландин Никита - Сокровища Сотника

 

- Он придет в скором времени, сударь. Сделай так, чтобы нам никто не смел мешать, – шепотом произнесла девушка с антрацитовым цветом волос, наклонившись к уху грузного трактирщика.

- Будет сделано, госпожа! Никто не посмеет вас беспокоить.

- И еще… приготовь мне ванную и горячей воды примерно… часа через два, - улыбнулась девушка. – И доставь в переговорную вина. Самого лучшего! Не скупись!

- Незамедлительно приступаю к выполнению ваших указаний, госпожа, - трактирщик отвесил легкий поклон.

Девушка ответила новой улыбкой, коих в ее репертуаре было неисчислимое множество, и направилась в крайнюю переговорную комнату. Трактирщик смотрел ей вслед, любовался ладной девичьей фигурой, ее длинными, достающими до поясницы антрацитовыми волосами. Такая длина женских волос означала особый траур.

Она закрыла за собой дверь, только тогда трактирщик расторопно принялся за работу. С капитаном «Черного Ветра» лучше сохранять хорошие, дружеские отношения и не злить ее понапрасну. Крутой нрав Пантеры, как называли капитана подчиненные, был известен по всему имперскому побережью, особенно здесь, в Скейвроке – морской столице империи, куда «Черный Ветер» заходил нередко.

Тот, с кем встречалась девушка, явился в срок. Почти через полчаса после разговора капитана и трактирщика. Последний, кстати, был знаком с новым посетителем – доводилось встречаться. Это был ничем не примечательный молодой человек среднего роста лет двадцати пяти от роду с каштановыми, едва достающими до шеи волосами, тонким вытянутым лицом и светло-карими глазами. Одет он был в пыльную, пропахшую потом коня дорожную одежду. Ничто в парне не привлекало взгляд, никакая деталь не бросалась резко в глаза. Еще один, очередной путник, коих в послевоенные годы развелось немало. За исключением стилета в маленьких ножнах на груди, он был полностью безоружен, как того требовал закон. При входе в любой имперский город стража отнимала у путешественников пистолеты и клинки, длиной более двадцати сантиметров. Только блюстители порядка да военные могли расхаживать по улицам городов с оружием.

Парень поймал взгляд трактирщика, голова склонилась в благодарном кивке, и посетитель отправился к указанной владельцем заведения двери.

Почти всю площадь переговорной комнаты занимал массивный дубовый стол, покрытый снежно-белой скатертью, по обе стороны от него стояли широкие мягкие диваны. На одном из них и расположилась капитан «Черного Ветра». На столе лежал кортик в кожаных ножнах.

- Здравствуй, Нейл. Давно не виделись. Проходи, или так и будешь торчать возле дверей? – глянула на парня капитан.

Нейл принял приглашение. Второй диван, скрипнул под весом парня. Он водрузил локти на стол и уставился на девушку, взгляд то и дело падал на ее длинные волосы. Нейл кривил губы. Молчание затянулось.

Он глянул на прикрытое шторой окно из толстого стекла, сквозь которое невозможно было услышать не то что слов, даже выстрела, и произнес:

- Как ты меня нашла, Мирра?

- Я была в Северном, спросила о слухах. Сейчас там все только и говорят о каком-то искателе, который притащил древнюю вазу местному мэру. Народ недоволен, конечно, что их деньги с налогов так бесполезно расходуются… Но ты… наверное, разбогател?

- Не слишком-то, - отмахнулся парень.

- Мэр мне и сообщил, что искатель отправился в Скейврок по Прибрежному тракту. Ни в Зенгоре, ни в Имерите я тебя не застала. Не успела. Как видишь, нагнала здесь. Морем-то оно быстрее. Но судя по твоей одежде, мой курьер нашел тебя очень вовремя?

- Да, я собирался в путь, - буркнул Нейл.

Создавалось впечатление, что парень обижен на капитана «Черного Ветра», хотя многим известно было, что они являются хорошими друзьями еще со времен университета. Но сегодня лишь холод сквозил в голосе Нейла, отнюдь не дружеское тепло.

- Значит, хорошо, что я успела, - Мирра потянулась к внутреннему карману куртки из кожи тюленя, и через секунду между локтей искателя на стол упал толстый конверт из пожелтевшей бумаги. – Тут карта и письмо с разъяснениями. Я поручилась за тебя, Нейл.

- Кто заказчик? – лицо парня чуть оживилось.

- Одна политическая особа. Все узнаешь сам, когда откроешь. Если хочешь отказаться, отказывайся сейчас. После будет поздно.

- Кажется, когда-то мы вели беседу по поводу службы императору…, - прищурился парень.

- Кажется, когда-то это было, - вздохнула девушка, словно погружаясь в приятные воспоминания, пальцы невольно коснулись кончиков волос, будто Мирра проверяла их длину. – Но сейчас уже два года утекло, - голос окреп вновь. – Один заказ, и все. Ты сходишь, добудешь, принесешь в указанное место указанному лицу, получишь деньги и забудешь об этом. Поверь, - Мирра перегнулась через стол, ее лицо оказалось в опасной близости от лица Нейла. – Поверь, там все строго по твоей… эм-м-м. Специализации.

- Хотя бы намекнуть можешь?

- В Клондайке, как поделился со мной заказчик, есть нечто нужное ему… Какой-то антиквариат.

- Клондайк? – левая бровь Нейла взлетела на лоб и скрылась под каштановой челкой.

- Тоже не слышал? – ухмыльнулась капитан. – Деревенька неподалеку от подножий Границы, немного севернее Крыла, к югу от Диапсида. Построена очень давно первыми шахтерами. Пока рудники не оскудели, очень многолюдная. Сейчас местные жители, особенно молодежь, бежит оттуда. Скука. Делать нечего.

- Никогда не слышал и не видел, - улыбнулся Нейл в предвкушении нового дела.

Улыбнулась и Мирра. Она помнила эту улыбку у парня, знала, что теперь он точно согласится. От внезапно нахлынувших воспоминаний по спине девушки пробежал холодок.

- Я берусь, пожалуй, - произнес Нейл и спрятал конверт за пазухой.

- Как там поживает наша рыжеволосая бестия? – Мирра решила занять парня разговором на отвлеченные темы, открыла бутылку вина и разлила по бокалам.

- Агнес? Думаю, она сама сможет ответить на твой вопрос, - Нейл убрал волосы, скрывающие левое ухо, и прикоснулся к блеснувшему тонкому серебряному колечку в мочке, - а я передам.

- Ты полюбил украшения, Нейл? – с ехидцей произнесла Мирра.

- Если имеешь связи, можно приобрести порою очень полезные, как ты выразилась, украшения, - холод в голосе парня таял, он пригубил вино. – Агнес передает тебе привет, поживает она очень даже хорошо, гораздо лучше, чем тогда, на острове.

Капитан рассмеялась, вспомнив путешествие двухлетней давности, во время которого произошло очень много неприятностей, во время которого… После которого она уже два года носит траур.

Вино кончилось быстро, Мирре пришлось заказать еще бутылку, не забыла девушка и про закуски. Они пили, ели и веселились, вспоминая что-то такое, что связывало только их двоих. Время летело незаметно. На улице уже опустились сумерки. Настроение Нейла явно улучшилось, и Мирра уже не чувствовала того холода, исходящего от него, ей была приятна его компания.

- А эта штука как-нибудь отключается? – спросила вдруг Мирра, глянув на скрытую под каштановыми волосами серьгу.

- Она действует только по мысленному приказанию.

- То есть Агнес нас не слышит?

- И не услышит, пока я того не захочу.

- Хм. Отлично. Не желаешь со мной принять ванну? – брови Нейла поползли вверх от такого предложения, на что Мирра незамедлительно среагировала. – Три месяца в море! И ни одного нормального мужика, только грязная, вонючая матросня! Вспомним былое?

- А мы поместимся? В ванной-то.

- Шутишь? Там четыре слона свободно развернутся! – Мирра расцвела, она явно ожидала отказа.

- Ну, тогда другой разговор, - хохотнул Нейл.

- - -

Агнес появилась неожиданно, как любила появляться всегда. Подошла сзади неслышно, положила легкую ладошку на плечо Нейла. Парень вздрогнул, укоризненно глянул на девушку.

Она была примерно того же возраста, что и Нейл. Распущенные и пребывающие в некотором беспорядке огненно-рыжие волосы доставали до лопаток, яркие голубые глаза ощупали Нейла. Девушка рассмеялась:

- Страшно?

- Очень, - буркнул он в ответ и вновь принялся за изучение старого пергамента, на котором было изображено нечто похожее на карту.

- Где Мирра достала ее?

- Я не интересовался. Достала и хорошо. Хватит подозревать ее, Агнес! Она меня еще ни разу не подводила.

- Моя интуиция тоже, - обиженно произнесла девушка и устроилась на тонком бревнышке с другой стороны костра.

- И? – Нейл воспринял ее фразу на полном серьезе.

- И сейчас она молчит, - Агнес показала язык и отвернулась. Нейл цокнул в ответ и покачал головой, его взгляд вновь упал на карту.

Солнце клонилось к горизонту. Сережки Агнес, как две капли воды похожие на серьгу Нейла, блеснули в усталых лучах вечернего светила.

Они встретились неподалеку от Некслинга – имперской столицы – там, где Торговый путь или Путь Двух Столиц, бегущий от Скейврока вдоль Императовой реки, соединяется с Центральным трактом. В столице у Агнес жила родня, и девушка никогда не пропускала возможности повидать близких.

Сейчас они остановились у обочины старой дороги, которой, казалось, не пользовались веками, бесконечные выбоины мешали, скорость их продвижения значительно упала, но они надеялись к вечеру следующего дня уже быть в Клондайке.

К югу и востоку виднелась стена леса, за которой и скрылось, наконец, солнце. Нейл убрал карту в сумку и уставился на танец кострового пламени.

- - -

Был поздний осенний вечер. Солнце за весь день так и не выглянуло из-за плотных туч, а теперь и вовсе скрылось за линией горизонта. Звезд не было видно. Где-то вдалеке иногда сверкала молния, доносился гром.

Зельфик вышел на улицу, набрал в колодце ведро воды, закрыл все ставни, дабы ночью они не громыхали под порывами ветра. Ставни и двери в деревне закрывались только в подобные часы, когда непогода приходила в эти края. Воров здесь, на окраине империи и цивилизации, не было отродясь. Деревенька под названием Клондайк появилась у подножий Белых гор уже очень давно, во времена молодости империи, когда местные шахты буквально лопались от количества руды и драгоценных камней. Деревенька возникла благодаря шахтерам, решившим осесть неподалеку от мест работы, а не ездить каждый месяц в ближайший город и обратно, тратить драгоценные дни отдыха.

Но теперь, когда горы обеднели, шахты остались заброшенными, а деревня никому не нужной, не многие помнили о ее существовании. Молодежь всеми силами старалась вырваться отсюда в Большой Мир. Зельфику оно было понятно, сам когда-то был молодым, сам когда-то уходил несколько раз, но всегда возвращался ни с чем. Миру он не был нужен. Зельфик хотел бы уберечь и сына от подобной доли, но не смог удержать парня, теперь каждый день к вечеру выходил на крыльцо и ждал. Минул уже шестой год, а конь со всадником на горизонте так и не появлялся.

Дочь, наблюдавшая горе отца и матери, их слезы по ушедшему сыну, пока молчала о своем желании, но Зельфик прекрасно понимал: скоро найдется в деревне парень, с которым уйдет и она. И останутся они с Саиме – верной женой – вдвоем, держать небогатый трактир – единственный во всем Клондайке, где ежедневно одни и те же посетители.

Жители Клондайка работали сами на себя. Ловили рыбу в речушке, вытекающей с гор, охотились, разводили скот и занимались земледелием. Налоги платить было некому – никто не приезжал в деревню за податью. Изредка мужики отправлялись в город на торги, а потом после месячного отсутствия возвращались и кормили соседей новостями и слухами.

Зельфик, как раз уже собирался закрыть дверь на засов, когда услышал топот копыт. Выглянул и с удивлением обнаружил, что ему не причудилось. По старой разбитой дороге к деревне приближались двое всадников. Они появились на холме неподалеку, осадили лошадей и принялись аккуратно спускаться по склону, один из всадников спешился.

Путники остановились напротив трактира, окликнули хозяина. Молодые, парень и баба. Они назвались путешественниками. Зельфик впустил их внутрь своего трактира только после того, как выслушал причину их появления. Важная имперская миссия где-то в горах. Ну, коли сам император их послал, то нельзя не впустить таких гостей, а то, небось, налоговые службы сразу вспомнят о далекой деревеньке и всячески примутся усложнять ее жителям жизнь.

Гости показались Зельфику приличными людьми. Сказали, что желают переночевать и переждать грядущую бурю. И Зельфик не видел причин им отказывать. Он накормил гостей, выделил им сарай для лошадей и свободную комнату, приняв в качестве оплаты несколько имперских монет.

 

Гремело той ночью сильно. Хоть подобная буря для этих мест и неудивительна, Зельфик не мог сомкнуть глаз, что-то его сильно тревожило. Стучал яростный дождь миллионами водных иголок. Но даже среди этого шума слышно было, что происходит в доме. Гости спали. Зельфик отчетливо слышал храп: мощный – парня, и легкий, едва уловимый, больше похожий на посапывание – девушки.

К утру буря ушла. Петухи голосили уже под чистым голубым небосводом.

Гости проснулись рано. Первым из комнаты вышел парень. Зельфик еще раз внимательно оглядел его. Тощий, он явно не создавал впечатления превосходного бойца, но оружием тем не менее был увешан с ног до головы. Слева на портупее висела сабля с обтянутой кожей рукоятью и гардой в виде полумесяца. На плотно подогнанных к правому бедру ремнях висели друг над другом два одинаковых пистолета с удлиненным дулом и ударно-кремниевым замком – известные «Королевичи» или, если угодно, «Королевские пистолеты», изобретение именитого мастера-оружейника Ульфреда Пинто. На груди в маленьких ножнах приютился четырехгранный стилет – куадрелло, а сбоку, возле левого локтя, из-за спины выглядывал черен обоюдоострого кинжала, висящего на пояснице параллельно земле.

Появившаяся следом за парнем невысокая девушка была его прямой противоположностью. Зельфик оценил ее дикую красоту: в чуть раскосых ярко-голубых глазах плясали чертики, кончики огненно-рыжих волос, словно искры, вот-вот готовы были распалиться ярким беспощадным пламенем. Зельфик сразу сравнил ее с огнем, она – образ опасности, стихии, с которой лучше не играть! А ведь девушка была совсем безоружна.

Она присела на лавку и попросила трактирщика принести ей и ее спутнику завтрак. Парень вышел на улицу.

Зельфик знал, что трактир уже окружен. И Зельфик уже не был собой.

- - -

Возле трактира собралось около десятка мужиков. Кто был с вилами, кто с охотничьим луком, в руках одного был даже старый, ржавый арбалет.

«Неприятность», - Нейл мигом послал мысль-импульс Агнес.

Девушка в ту же секунду вылетела на улицу, оставив Зельфика за спиной.

- Мы энто…, - начал один из мужиков, его руки крепче сжали древко вил. – Поговорить бы хотим поначалу, а потом уже…, - он бросил многозначительный взгляд на руку Нейла, поглаживающую рукоять пистолета.

Агнес молчала. У нее было правило, которое понять не мог никто, но девушка и не стремилась к пониманию. Она никогда не скажет ни слова человеку, которого, возможно, ей придется убить.

- Говори, - бросил Нейл.

- У нас редко гости энто… ну… бывают. Нечасто, да. Верней… совсем почти не бывают.

- Если вас это беспокоит, - перебил деревенщину Нейл, - то мы уже собираемся в дорогу.

- Нэ. Не беспокоит. Да, - мужик судорожно сглотнул, спрятал глаза от взгляда собеседника.

В голове Нейла только начала формироваться мысль, как Агнес крикнула, вернее, послала очень сильный импульс:

«Пригнись!»

Нейл среагировал мгновенно, но затылок все равно обдало жаром. Раздались первые крики умирающих мучительной смертью от боли и ожогов.

 

Зельфик успел понять, что ему не хватило каких-то мгновений. И как только баба умудрилась его заметить? Он ведь находился сзади, она никак не могла его видеть! Сколько раз ему удавалось там, в Большом Мире, вот так подкрасться со спины и одним ударом оглушить жертву, но теперь не получилось.

Спроси потом кто-нибудь Зельфика: почему он так поступил? – он бы не смог внятно ответить. Чужая воля, вкрадчивая и ненавязчивая, будто собственная мысль, ему велела: «Напади!». Но никто уже не сможет задавать Зельфику вопросы.

Волосы Агнес вдруг вспыхнули ослепительным и всепоглощающим пламенем. Тело девушки начало таять на глазах. Загорелась ее одежда, опадающая на землю. Исчезли в огне ее руки, изменившееся лицо, полыхающий взгляд растворился в пламени. Теперь на месте Агнес стоял маленький зверек – лисица. Правда, вместо рыжей шерсти она была покрыта огнем.

Опалило всех. У Зельфика загорелась одежда, волосы, даже кожа. Но ему повезло. Он умер почти мгновенно, от болевого шока. От тела Зельфика огонь распространился на трактир, легко и радостно горела пожухлая трава.

 

Мужики визжали от боли, катались, стараясь потушить пламя, но Нейл знал, что все бесполезно. Он осмотрел поле короткой битвы, точку отсчета будущего пожара и достал пистолет. Деревенщина, который отвлекал их разговором, пока Зельфик подкрадывался к Агнес, лежал с отрытыми глазами и шептал что-то, бездумно уставившись в небо. Затем голова медленно повернулась в сторону парня, Нейл поймал полный звериной злобы взгляд. Нечеловеческий взгляд, но размышлять об этом не было времени. Выстрел прозвучал громко, словно глас Смерти, но он потонул в музыке разгорающегося пожара. Свистнула сабля, покидая ножны, по испещренному рунами узкому черному лезвию скользнули лучи раннего солнца. Нейл сменил пистолет. Еще один выстрел. Один прервавшийся крик. Блеск клинка. Кровь. Еще один прервавшийся крик. Лай собак. Скользнувшая между ними огненно-рыжая смазанная молния. Вспыхнувшая вокруг нее трава, даже земля. Вой собак. Крик женщин и плач детей. В памяти снова ужас войны. Нейл резал и рубил непроизвольно, не задумываясь, уже никакие слова и увещевания не смогли бы его остановить, только вражеская пуля.

Но врага уже не существовало.

- - -

Белые горы в простонародье нередко величали Границей. Границей, потому что никто не мог их преодолеть: путешественники или возвращались замерзшие, голодные, полуживые, или не возвращались вовсе. Несмотря на яркое солнце, здесь всегда холодно. Особенно теперь, этой осенью. Морозный ветер яро бросался на каменные недвижимые твердыни, но веками не мог их одолеть.

Вершины, покрытые сияющим на солнце снегом, касались небес. Нейл невольно задержал на них взгляд. Он расположился неподалеку от деревни, где еще резвилось беспощадное пламя. Он не услышал, как подошла Агнес. Опять беззвучно. Обнаженная, волосы еще более яркие, чем раньше, огненными волнами ниспадали на небольшие аккуратные полушария, сексуально вздымающиеся от тяжелого дыхания девушки.

Нейл невольно задержал взгляд на ее красивой крепкой фигуре. Хмыкнул. А затем сухо поинтересовался, глядя в ее беснующиеся глаза:

- Как ты себя чувствуешь?

- Как и всегда после полиморфизации – паршиво!

Нейл уронил голову на грудь, промолчал – словами Агнес сейчас не помочь, она должна с этим справиться сама, с жаждой убивать.

- Когда-нибудь! Я научусь контролировать это дерьмо! – чуть ли не кричала девушка.

- Успокойся. Не горячись. Лучше скажи, что ты почувствовала, прежде чем…

- Магию. Их контролировали. Всех жителей!

- Значит, заказчик в письме не лукавил. Легендарный Сотник и правда живет здесь.

И Агнес, и Нейл, будучи историками, были плотно знакомы с легендами об этом… существе. Почти во всех источниках говорилось, что люди живут обычной жизнью, что они даже не замечают того момента, когда их начинает контролировать Сотник. Он мелкими, едва заметными импульсами навязывает свою волю, не каждый опытный чародей сможет почувствовать его магию, даже находясь среди всей его подчиненной сотни.

Нейл крепко сжал в кулаке ярко-алый, словно кровь императора, шарик рубина, болтающийся на серебряной цепочке на груди. Два таких камня лежали в конверте вместе с картой и инструкциями, что передала ему Мирра.

- Думаешь, это точно нас спасет? – обеспокоился он.

- Боишься? – улыбнулась Агнес.

Как заметил парень, ее волосы уже приобрели обычный оттенок, и в глазах больше не плескалась неутолимая жажда убийства, а значит, Агнес опять справилась. От ее кожи исходил пар.

- Кони сгорели вместе с сараем, а сумки вместе с трактиром, - произнес Нейл.

- Что будем делать дальше?

- Подождем, пока догорит, - парень кивнул в сторону деревни. – Потом осмотрим. Надеюсь Сотника я прирезал вместе с остальными. Или ты его сожгла.

- Сомневаюсь, - покачала головой Агнес.

Она присела на колени парню, обняла его, пытаясь сохранить остатки тепла…

- - -

У Агнес зуб на зуб не попадал. Нейл тоже сильно замерз. Приближалась ночь, а пожар все никак не намеревался утихать. Нейл поделился рубахой, которой Агнес прикрыла срамные места, и курткой. Солнце скрылось за далекими восточными склонами Границы. А парень и девушка расположились неподалеку от хребта, названного Крылом. Они жались друг к другу, Нейл постоянно растирал девушке кожу, но уже не помогало ничего. Вокруг лишь одна пожухлая трава и горы – хотя бы небольшой костер развести было не из чего.

«Есть еще пули. Можно убить ее и себя. Спастись от мучительной смерти», - Нейл постоянно слышал какой-то голос, но уже не мог соображать. Клонило в сон. Было холодно. Он боролся…

Проснулся от резкого вскрика Агнес. Холода уже не чувствовал. На волосах девушки заметил иней. Агнес куталась в куртку, дрожала, стучала зубами.

- С-с-смотри…, - пальцем тыкнула она в какой-то блестящий предмет в горе напротив них. – Ш-што это?

Рядом блеснул второй. Теперь две точки равнодушно наблюдали за замерзшими молодыми людьми. Третий, четвертый, пятый… Они загорались друг за дружкой, по очереди, с периодом в несколько секунд.

Нейл глянул на небо. Полная луна.

- Ну, конечно, - шепнул он, едва разлепив губы.

Через несколько минут блестящих «глазков», как окрестил их Нейл, горела ровно сотня. И лишь один, появившийся последним, горел не целиком, нижняя его часть будто налита кровью.

Агнес поднялась на ноги, передернула плечами:

- К-к-как х-холодно!!! – вскрикнула она в бессилии.

- Дитя Огня не может согреться? – раздался насмешливый голос.

Нейл вскочил и выхватил пистолет, холодное металлическое дуло уже через мгновение смотрело в сторону призрачной фигуры, появившейся за спинами молодых людей.

- Тебе не кажется это глупым? – вновь насмешка.

Нейл был согласен с тем, что стрелять в призрака – глупая затея. Обычные пули не могли причинить ему вреда. Поэтому молниеносно выхватил из ножен саблю. Призрак уважительно присвистнул, увидев клинок:

- Потрясающе! Где ты добыл сей металл, человек?

- Что тебе нужно? – Нейл решил не отвечать на вопросы призрака. Голос у парня дрожал.

- Что нужно мне?! – призрак рассмеялся. – Браво! Вы удивили меня в третий раз за неполную минуту, люди! Это что нужно вам?! Зачем вы пришли и вырезали всю мою деревню?! – призрак приблизился на шаг. – Хотя… зачем я спрашиваю? Что еще может быть нужно молодой горячей человеческой паре кроме богатств? Вас жестоко обманули, люди. У меня нет сокровищ, как говорят о том легенды. Я не питаю страсть к золоту.

- Не все сокровище – золото, - ответил Нейл. Агнес поравнялась с ним.

- Нам холодно, Сотник, - она старалась, чтобы голос не звучал жалобно. Не получилось.

Нейл чертыхнулся, если придется драться, то рассчитывать он должен только на себя.

- То и удивительно, Дитя Огня, - вновь насмешливая улыбка появилась на лице призрака, он взмахнул рукой и по телу Нейла и Агнес разлилось приятное, оживляющее тепло.

- Спасибо, - буркнул Нейл. – Но… почему?

- Почему? – переспросил Сотник, его призрачные брови взлетели на лоб. – Что вы знаете о таких, как я?

- Таких?! – в один голос спросили молодые люди, и Нейл уточнил. – То есть ты не единственный… экземпляр?

- Короткая человеческая память, - пробрюзжал Сотник. – Я – создание древнего народа глиэнтау, о котором, вероятно, вы слышали только небылицы. Впрочем, и вы тоже создания этого дивного народа. Создания, вышедшие из-под контроля и уничтожившие своих создателей. В прошлом, вы – мясо для ведения войны. Дешевая рабочая сила. Не смотрите так на меня, дело ваше, верить или нет. Такие, как я, были вашими… э-эм… пастырями. М, да. Можно сказать и так. Пастырями. И как один из немногих выживших, значит, пастырей, я помогаю тем, кого должен защищать.

- Зачем же ты тогда на нас натравил своих овец? – Нейл был груб, но Сотник, кажется, не заметил этого.

- Из-за нее! – призрак поднял палец на Агнес.

Нейл вдруг потерял контроль над своим телом. Перед тем, как его словно бы вышибло из собственной головы, он успел заметить полностью потухший сотый «глазок». Искатель наблюдал за собой как бы со стороны. Рука с пистолетом взлетела, дуло уперлось в висок девушке. Палец лег на спусковой крючок.

- Ты боишься смерти, Дитя Огня, потомок Иных кровей?! – казалось, призрак рассвирепел.

Агнес промолчала.

- Готова пожертвовать своей любовью, чтобы спастись? Ведь в человеческом обличье тебе не защититься, Иная!

Агнес молчала.

- Из-за таких, как ты, погиб целый народ, Дитя Огня. Прошлого не вернуть, я знаю. Но сюда больше не возвращайся! И мне подобным в руки лучше не попадайся.

Нейл глубоко вздохнул, рухнул на колени. Поднял глаза, увидел, что огонь, терзающий деревеньку, унялся, ног у призрака уже не было. Он растворялся в воздухе и, прежде чем исчезнуть вовсе, бросил:

- То, что вы ищете в подвале. Вход под трактиром. У вас пара часов.

- - -

Пламя, которое порождала Агнес могло гореть несколько дней, к нему не стоило лишний раз приближаться, тело Нейла и так сплошь было украшено ожогами различной степени тяжести. Поэтому они сидели вдалеке от деревни, поэтому они мерзли, но не рискнули приблизиться к ней.

Но Сотнику, а это сделал несомненно он, потушить сие пламя удалось за считанные секунды. И это вызывало удивление, не меньше изумляло и его неожиданное милосердие. Нейл чувствовал, как палец все сильнее давит на спусковой крючок. Он пытался сопротивляться, но не мог. Почему Сотник вдруг отпустил его, почему позволил сотому «глазку» вновь ярко загореться?

Весь обратный путь до Клондайка молодые люди прошли молча. Вошли в уничтоженную ими деревню и вновь удивились, хотя, казалось, куда уж больше. В Клондайке не было ни одного трупа, и выглядела деревня так, словно ее сожгли века назад, а не сегодня.

На месте трактира было пусто. Голая земля. Нейлу и Агнес не пришлось ничего расчищать, люк они обнаружили сразу же.

Первым спрыгнул Нейл. Как только его ноги коснулись каменного пола подземелья, он, то есть пол, стены и потолок загорелись бледно-зеленым светом. Свет оказался приятен для глаз, не раздражал, не заставлял щуриться. Пол был настолько гладким и ровным, что запнуться, пока они шли по подземному коридору, было невозможно.

Коридор расширился, превратившись в большой круглый зал, посреди которого красовался украшенный вязью неизвестных букв одинокий саркофаг. Такой, какие обычно ставили в императорской усыпальнице. Императоры – единственные люди, тела которых после смерти не предавали стихиям, обратно в лоно матери-природы.

Нейл обнажил саблю, протянул Агнес пистолет, знаками объяснив, что здесь вспыхивать, аки бочка с порохом, не нужно. Левой, свободной рукой искатель сдвинул крышку саркофага, отскочил. Оттуда выпорхнула летучая мышь.

Разлилась тишина, прерываемая лишь частым дыханием искателей.

Дальше крышка двигалась сама без чьей-либо помощи. Нейл крепче сжал рукоять сабли, потела ладонь, Агнес направила пистолет в сторону саркофага. Но крышка рухнула на пол с характерным звуком, разнесшимся многоголосым эхом под сводами этого странного подземелья, и больше ничего не происходило. Спустя минуту-две Нейл приблизился, заглянул внутрь саркофага, сабля ушла в ножны, искатель выпрямился. Подошедшая Агнес вернула ему пистолет, глянула на парня и так же задумчиво уставилась на погребенное тело. Тело, совсем нетронутое разложением, словно на него не действовали законы природы. Тело существа с темно-зеленой кожей ростом чуть ниже среднего роста человека, вокруг его ног обвивался покрытый легкой серой шерстью хвост. Тело существа, которое доводилось однажды видеть Нейлу и Агнес в дни своего знакомства, которое доводилось видеть и Мирре.

- Интересно, она сама знает, во что нас втянула? – гулко прозвучал голос Нейла.

Ответа не последовало.

В изголовье саркофага лежало две вещи: белая хоругвь с изображенным посередине странным зверем с иссиня-черной шерстью, отдаленно напоминающим пантеру, и толстая книга, которую, к сожалению, время не пощадило. На обложке книги словно живые были изображены: в верхнем левом углу птица семейства соколиных – сапсан, в правом верхнем – пятнистая змея, в правом нижнем – дельфин, а в левом нижнем – рыжий лис. От четырех животных к кругу в центре обложки вела вязь неизвестных букв, похожих на те, что опутывали камень саркофага. Внутри окружности был изображен тот же зверь с иссиня-черной шерстью, что и на хоругви.

Нейл постучал пальцем по изображению сапсана и многозначительно посмотрел на Агнес.

- Помню, - сдавленным шепотом ответила она.

Искатель вытащил из сведенных судорогой пальцев существа черный жезл, сделанный из того же металла, что и его сабля. Правда жезл был еще ко всему прочему украшен драгоценными каменьями. Откуда заказчик узнал о существовании этого склепа? И хранящемся здесь жезле? Вопросов была масса.

- Уходим, - шепнула Агнес, обернув книгу в хоругвь, и шагнула обратно в коридор.

Нейл последовал за ней.

 

Стоило искателям отойти от Клондайка на пару сотен метров, как пожар разыгрался вновь. Нейл и Агнес еще долго смотрели на полыхающие развалины, оставшиеся от далекой забытой деревеньки.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования