Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Трацевский Борис - Сто слов о жизни

Трацевский Борис - Сто слов о жизни

Андрей Соколов никогда не верил ни в Бога, ни в загробную жизнь. Наверное, как и большинство тех, кто стоял теперь вместе с ним в зале. В зале, где одиннадцать судей выносили справедливый приговор.

Со своего места Андрей хорошо видел их - огромные человеческие фигуры, сидевшие за столом. Хотя они не называли своих имён, Андрей хорошо знал, как зовут каждого из судей. Печаль - красивая молодая женщина с грустными голубыми глазами. Любовь - совсем юная девушка, в чёрных волосах у неё алела роза. Радость - женщина средних лет, с лица которой не сходила улыбка. Ненависть - женщина с длинными седыми волосами, пальцы которой были сжаты в кулаки. Гнев - мужчина, глаза которого были похожи на два чёрных колодца. Храбрость - женщина, от прямого взгляда которой пробирала дрожь. Страх - молодой человек, неподнимавший головы. Надежда - женщина с благожелательным взглядом. Гордость - девушка неописуемой красоты, смотревшая на всех с презрением. Зависть - девушка, чья кожа  была белой,  как снег. Отчаяние - его лицо скрывал капюшон.

Откуда-то сверху на пол опустился ангел. Он обвёл взглядом стоявших перед ним, после чего сказал:

- Вы все были доставлены сюда на суд, который определит, какая судьба уготована вам, прошедшими свой жизненный путь до конца. У каждого из вас есть возможность самим выбрать новый путь. У каждого из вас есть максимум сто слов, с помощью которых вы должны описать свою земную жизнь. Каждый из вас должен быть предельно честным перед судьями. От того, насколько честным будет ваш рассказ, зависит ваша судьба.

Рядом с ангелом опустился второй и громко произнёс:

- Джулия Эскобар!

Девушка лет двадцати пяти, стоявшая впереди всех, вышла вперёд и встала в круг света, начерченный для неё ангелом. Другой ангел встал между нею и судьями и объявил:

- Джулия Эскобар покончила с собой первого января две тысячи десятого года по земному летоисчислению в возрасте двадцати двух лет.

Все судьи внимательно посмотрели на девушку.

- Можете говорить, - сказал ангел.

Джулия всхлипнула и, опустив голову, начала:

- Не знаю, как это получилось. Я всю свою жизнь старалась жить, как все нормальные люди. Я никому не делала зла, всем помогала, но окружающие меня совсем не понимали. У меня почти не было друзей, и я думала, что всю жизнь проживу одна. Но потом я встретила Стива. Я влюбилась в него, и думала, что он тоже любит меня. Мы прожили вместе почти два года, а потом я узнала, что он встречается с другой и даже сделал ей предложение. Я не могда больше так жить. Поэтому я покончила с собой. Я знаю, что не заслуживаю снисхождения, но я прошу вас, не...

- Всё, - прервал её ангел. - Слушайте приговор судей.

- Ты соврала нам, Джулия Эскобар,  - сказала Любовь. - Люди хорошо относились к тебе, на самом деле ты не любила никого, кроме себя. Ты считала себя лучше других и думала, что только поэтому люди должны любить тебя.

- Джулия Эскобар, - сказала Печаль, - ты жаждала обрести счастье, но вместо него всю свою жизнь растила в себе только грусть.

- Ты всю жизнь боялась, что будешь одна, - сказал молодой человек, не поднимая головы.

- Ты завидывала чужому счастью, пусть и скрывала это, - сказала девушка, чья кожа была белой, как снег.

- Ты сама не заметила, как впустила в свою душу ненависть! - воскликнула женщина с длинными седыми волосами. - Ненависть к себе. Это и погубило тебя!

- Ты позволила отчаянию взять верх над всеми остальными чувствами, - сказал ещё один судья.

В зале воцарилась тишина. Потом заговорил один из ангелов:

- Джулия Эскобар, шесть судей из одиннадцати вынесли обвинительный приговор. Пятеро оправдали тебя. Ты отправляешься в ад.

Двое ангелов схватили девушку за руки, и все трое бесследно исчезли. Прошло некоторое время, и ангелы появились вновь.

- Владислав Младов, - сказал один из них.

В круг света вошёл пожилой мужчина.

- Владислав Младов умер естественной смертью первого января две тысячи десятого года по земному летоисчислению в возрасте восьмидесяти девяти лет, - объявил один из ангелов. - Можете говорить, - сказал он старику.

- Я не буду говорить, - вздохнул Младов. - Вы и так всё про меня знаете. Я готов выслушать ваш приговор.

Тишина длилась недолго.

- Ты всегда был честным, а это признак храбрости, - сказала женщина. - Мы все оправдываем тебя.

- Владислав Младов, все одиннадцать судей оправдали тебя, - сказал один из ангелов. - Ты отправляешься в рай.

Следующим в круге света появился мужчина средних лет. Его звали Роман Павлов. Он умер в тот же день, что и Младов. Его убили в бандитской перестрелке. Когда ему приказжали гоаорить, он закричал:

- Я ничего не боюсь, ни бога, ни дьявола! И на ад мне наплевать! Делайте со мной, что хотите!

- Ты боишься, - сказал юноша, не поднимавший головы. - Ты боялся всю свою жизнь, и ты боишься сейчас.

- Ненависть ты сделал главным смыслом своей жизни, - сказала женщина с длинными седыми волосами.

- Ты не подарил надежду ни одному человеку, - сказала женщина с благожелательным взглядом.

- Ты слишком горд, чтобы признаться в своих ошибках, - сказала девушка неописуемой красоты.

- Ты никого не любил.

- Гнев погубил тебя.

Романа Павлова унесли в ад, а его место в круге света заняла Рената Маликова, умершая на пожаре в доме престарелых в девяносто лет.

- Не знаю, сколько грехов я совершила в своей жизни. Наверное, очень много. Я часто завидовала тем, кто жил лучше меня, у кого в жизни всё было хорошо. Я старалась свою жизнь сделать лучше, но мне это не всегда удавалось. Потому, наверное, что я часто боялась исправить что-то к лучшему, потому что думала - у меня не получится. Ещё больше я ленилась, часто выбирая более простой путь. Да и врала я много. Думала, что так будет лучше для моих родных, но, сделаешь лучше одному, пострадает кто-нибудь другой. Ох, признаюсь, как мне тяжело на душе было всякий раз от этого. Простите меня...

- Всё. Слушайте приговор судей.

Не поднимая головы, один из судей произнёс:

- Твоё единственное прегрешение - страх, помешавший тебе тобиться в жизни много большего. Страх за родных, страх причинить вред другим людям несёт блвго, но всему надо знать меру.

- Рената Маликова, десять судей оправдали тебя. Ты отправляешься в рай, - раздалось в зале, и двое ангелов унесли душу прочь.

После на суд вышел Хиронобу Дземикава, умерший второго января от сердечного приступа в возрасте пятидесяти девяти лет. Получив возможность говорить, он произнёс:

- Я с самого рождения старался жить по заповедям предков - не грубил родителям, уважал старших, почитал богов. Я хорошо учился в школе, с отличием закончил университет, потом получил работу, с помощью которой я приносил пользу обществу. Я создал образцовую семью, любил жену и детей, делал всё,чтобы они жили счастливо и ни в чём не нуждались. В возрасте сорока девяти лет я стал премьер-министром Японии и могу с гордостью сказать, что принёс много пользы своей стране. Благодаря мне были созданы тысячи новых рабочих мест, увеличены пенсионные выплаты, подняты заработные платы. Я благодарен вам всем за внимание и надеюсь на оправдательный приговор.

На этот раз судьи молчали дольше обычного.

- Непомерная гордыня позволила тебе просить нас о том, чего ты не заслуживаешь, - сказала девушка неописуемой красоты.

- Страх опуститься до уровня простых людей заставлял тебя брать всё новые и новые высоты на жизненном пути, - сказал другой судья.

- Ты так и не смог научиться радоваться простым вещам.

- Ты сказал нам, что любил жену и детей, но ты соврал, - тихо сказала девушка с розой в волосах. - Ты любил лишь одного себя. Ты не научился чувствовать любовь, которую испытывали к тебе другие люди.

- Ты погубил жизнь старшего сына, заставив его пойти по своим стопам, - сказала женщина с благожелательным взглядом. - Ты не дал ему надежду, не поверил в него, не помог выбрать свой путь.

- Ты был так поглощён своими делами, что смерть твоей жены не оставила следа в твоей душе, - сказала женщина с грустными голубыми глазами. - Ты всю жизнь считал грусть слабостью, не достойной мужчины, но сострадание не может существовать без этого чувства.

- Поэтому ты ненавидел слабых.

- Ты давал волю гневу, когда люди, душой слабее тебя, отступали в самый ответственный момент.

- Ты позволил отчаянию захватить твою душу, когда тебе показалось, что ты ещё много не успел сделать в этой жизни.

- И ты позавидовал живым, но мгновение возжелав вечной жизни.

- Хиронобу Дземикава, десять судей вынесли тебе оправдательный приговор, - объявил один из ангелов. - Ты отправляешься в ад.

В круг света один за другим выходили люди - старые и молодые, грешники и праведники. В словах многих скрывалась ложь, хотя, как им казалось, они говорили правду. Многие лгали и не скрывали этого. Лишь единицы говорили правду. И почти всем не хватало ста слов, чтобы описать свою единственную жизнь.

"Почему именно сто? - думал Андрей. - Почему не слов больше или меньше? Что это число значит для судей?" Им не было нужды слушать исповедь человека, потому что его сущность они знали лучше, чем сам рассказчик. Сто. Перед мысленным взором Андрея возникло это число. "Сто слов отделяют меня от вечности. Рай или ад? Для меня это уже не имеет никакого значения". Он прожил тридцать четыре года. Мало или много? Кому как. Важно было другое. Своими поступками он уже не оправдает себя. Каждому из судей есть, в чём его обвинить. Бессмысленно надеяться на их снисхождение. Ничто уже не изменить.

Или морно? Андрей посмотрел по сторонам. Вокруг него стояли тысячи людей, но ему казалось, что он здесь совершенно один. На него никто не обращал внимания, каждый был погружён в себя, в свои мысли, в свои страхи. Андрей, после смерти оказавшийся посреди безразличных толп, долго бродил, охваченный самыми протеворечивыми чувствами, пока не понял - это ни к чему. Бороться было поздно. Когда он это осознал, с его взора словно спала пелена. Остальные по-прежнему находились в своём замкнутом мире. Все они,  выходя в круг света, говорили лишь сами с собой. Они были не способны посмотреть на себя со стороны, и потому, наверное, приговор был таким суровым.

"И земная жизнь, и загробная - замкнутые круги. Ты один, и тебе нужно выбрать. Но где здесь выбор? 100. Твоя душа на перекрёстке - рай или ад. В обоих случаях тебе даруется вечная жизнь. Никакого выбора. Только замкнутый круг".

- Андрей Соколов!

Он вышел в круг света и спокойно посмотрел на своих судей. Ничто его уже не волновало. Ему надо было что-то сказать, но он решил промолчать. Андрей переводил взгляд с одного судьи на другого, ожидая, когда те вынесут приговор. Но все они молчали. В этом было что-то странное.

Вдруг одиннадцать судей одновременно повернули головы направо. Там оставалось свободное место, за которым начал сгущаться мрак. Он превратился в белесый туман, который принал форму человека, отдетого в белоснежный плащ с низко надвинутым капюшоном. Это был двеннадцатый судья - Покой.

- Андрей Соколов, - произнёс он тихим и ясным голосом, - в земной жизни ты совершил много зла, но теперь всё же сумел найти выход из бесконечного круга, куда души людей сами запирают себя. Ты не жаждешь больше ничего, кроме покоя. Ты отправляешься в небытие.

Неописуемая лёгкость охватила всё существо Андрея. Он чувствовал, что его уносит вверх, а всё вокруг тонет в белоснежном сиянии.

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования