Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Юрий Черкасов - Обычный рабочий день

Юрий Черкасов - Обычный рабочий день

 
- Да какие из них насильники, они ей и до пояса не достанут!
- Это, гм, не показатель, наверное!
- Все равно неубедительно как-то!
- Есть ещё варианты?
- А если…допустим, может ее украли с целью получить выкуп!
- Интересно, интер…
Тонко запищал визор, выдавая сообщение на экран. Марданя, начальник отдела под названием "СТ100%О", что в переводе "Спецы Технологического 100% Обмана", вытаращил глаза и удивлённо открыл рот. "Не министр, а сам президент - ничего себе". Древний монокль, носимый для форса, упал на мягкое покрытие пола.
- Ого! – недостаток силы голоса компенсировался величиной недоумения.
Ахаласий, подчинённый Мардани неслышно подъехал сзади, сидя в навороченном кресловидном болиде, нашпигованном функциями, и тоже уставился на экран. Но ограничился лишь неопределённым хмыком. Марданя, суетливо забегал пальцами по кнопкам своего более модифицированного, чем у подчиненного, болида:
- Немедленно подними мой монокль!
Ахаласий едва не поперхнулся. Такой унизительной и трудновыполнимой задачи он ещё не получал.
- Чего медлишь?! - сварливо заметил Марданя, наблюдая, как, следуя его приказу, из болида выползали щупальца с расчёской, пятновыводителем, развесистым манипулятором для чистки ушей и освежителем. - Президент человеческого сектора Земли скоро выйдет со мной на связь! - и сморщился, пытаясь повернуть голову.
Расчёска, вычесав и красиво уложив пушок с одной стороны головы, забуксовала. Другая часть головы была недосягаема. Причёска была под угрозой срыва. Ахаласий, возмущённый попранием свобод, не веря в реальность происходящего, проговорил:
- Я что - гном-уборщик?! Низший?! - постаравшись вложить в ядовитую тираду по максимуму возмущения и негодования.
Марданя, наконец справившийся с нелёгким поворотом головы, и вознаграждённый за это причёской, парировал:
- Нет - ты человек, но мой подчиненный!
- В договоре о сотрудничестве нет такого откровенно дискриминационного пункта! - Ахаласий попытался перевести протест в русло законности.
- А у нас и форс-мажора никогда не было! - едко заметил начальник.
Полюбовавшись, на надувшего губы Ахаласия, все же решил подсластить пилюлю, отправив расчёску обратно в недра болида:
- В тексте категорически сказано, что другие расы, кроме нашей, не должны присутствовать при конфиденциальном разговоре меня и Президента!
Ахаласий нехотя согласился. Если вызвать гнома-уборщика, это будет кошмар. Длинный и неприятный. Он, конечно, отдраит всё до блеска, да ещё и не упустит возможности, вдоволь поиздевается над ними. Придётся постоянно перемещаться с места на место и огрызаться на его презрительное "ножками, ножками".
- А может, без монокля? - слабо запротестовал он, представив, какие титанические усилия ему предстоят.
Причём он даже не был уверен, что получится. Последний раз он нагибался... ого... лет …в детстве.
- Поднимай монокль! - потребовал Марданя.
Отъехав вбок, он освободил место для манёвров Ахаласию, заодно предоставив себе простор для обстоятельного просмотра унизительной процедуры. Ахаласий, злобно зыркнув на начальника, рывком подкатил болид к поблёскивающему на ковре моноклю. Болид имел сотни приспособлений, но все они касались обслуживания седока, и только. Начальник, с садистской ухмылкой, подмигнул ему.
"Вот сволочь!" - Ахаласий моментально вспотел, попытавшись дотянуться до монокля ногой.
- Смотри - не раздави. Лучше ручкой! - сладенько пропел Марданя.
"Гад какой!" Да и что сделаешь ногой. Разве что почувствуешь её. Лицо Ахаласия перекосила гримаса. Напрягшись, он начал выпрямляться. Годами, покойно и удобно втиснутая в болид спина отказывалась повиноваться, посылая возмущённые сигналы в мозг.
- Время идёт! - мечтательно прищурив глаза, Марданя наслаждался каждой секундой представления.
Спина Ахаласия выпрямилась, и тело начало заваливаться вбок. Голова закружилась, перед глазами завертелись мириады цветных мошек. Ему стало дурно. С огромным трудом он вернул равновесие. Монокль был страшно далеко. Осталось сделать самое тяжёлое. Нагнуться! Мысленно расчленяя начальника на сотни битов и байтов, и проговаривая про себя по одной обиды (коих оказалось очень много), Ахаласий, героически сжав зубы, начал безумный наклон. Монокль стал ближе. В голове застучали сотни молоточков, кровь прилила, пот покатился по щекам. "Пот столёный, ух ты",- отвлечённо констатировал он, почувствовав его капельки на губах. Нагнулся! Победа! Что дальше? Ах да, рука!
Марданя мерзко смеялся, трясясь всем болидом.
"Ничего, сволочь, я тебе устрою парадоксы и висяки, я тебе заглючу сеть, фига будешь теперь смотреть ролики с резвящимися под душем обнаженными эльфийками, я тебе..." Рука... какой мягкий и приятный на ощупь ковёр..... добралась до монокля. Пожалев, что не имеет сил сломать вещицу, Ахаласий начал разгибаться. Цветные мушки устроили беспорядочную пляску перед глазами, кровь отхлынула, ещё чуть-чуть, и сознание едва… ах... ох...
Какое счастье, что я молод и полон сил, - с облегчением подумал Ахаласий. Я сделал это! Да я... да я... может быть, ещё ходить научусь! От запредельно смелой мысли, он вновь получил щедрую порцию мушек и молоточков.
Марданя, деловито подъехав, ревниво проследил как подчиненный сунул монокль в щупальце, и то привычно вытянувшись вдавило его в правую глазницу.
- Успел! Норматив выполнен! - разочарование удачной операцией почти удалось скрыть за сарказмом.
От ускорившегося тока крови, у Ахаласия прочистились мозги:
- А чего Президенту от нас надо?
- Не от нас, а от меня! - значительно поправил начальник.
" Чтоб у тебя колёса в болиде сломались все разом, - злобно пожелал подчинённый, - чтоб тебе..."
- Ты, наверное, совсем в Сеть новостей не заглядываешь? - Марданя благодушествовал, всё больше увеличивая глубину унижения подчинённого.
- Смотрю я... иногда!
- Ага, ага, - яма унижения превратилась в пропасть. – Ты, наверное, читаешь книги - как гоблины, или изобретаешь - как эльфы?
Слова "книги" и "изобретаешь" были произнесены так, что Ахаласию сразу захотелось вымыться. Подлец! Обвинить меня в такой низости!
- Я - человек, светоч и средоточие изначального превосходства и мудрости! - с тихим достоинством ответил Ахаласий и незаметно нажал кнопку вентилятора.
- Ладно уж! – включил заднюю Марданя. - Действительно, чего это я? А-а, наверное, от удивления! Ты что, не знаешь про конкурс?
"Да их в Сети столько!" - мысленно возмутился Ахаласий, но вслух пробурчал:
- Что-то видел!
Марданя расплылся в понимающей, но от этого не менее самодовольной улыбке:
- Завтра, ровно 100 лет разделения Земли на секторы проживания! И к празднику, устроили конкурс среди всех теплокровных обитателей Земли, ну и для нелюдей тоже, с целью выявить самого- самого!
" Точно пропустил" - расстроился Ахаласий.
Из визора зазвучала торжественная музыка гимна людей.
- Дверь прикрой! - взволнованно просипел начальник и, важно надув щёки, направил монокль на экран.
После поднятия с пола монокля, Ахаласию прикрыть дверь было плёвым делом. Лихо разогнавшись, он – смело! - и рукой закрыл дверь.
С экрана заговорил Президент. Таким Марданя его ещё никогда не видел.
- В комнате только люди? - истерично поинтересовался он.
- Да! - подтвердил неслышно подъехавший сзади Ахаласий.
Президент, дал себе волю:
- Это ужас! Это просто позор! - завопил он, и слезы потекли по щекам.
Марданя, солидно откашлялся и заговорил:
- Чем мы, скромные компьютерные гении, можем помочь вам, или человечеству?
Президент загнанно уставился на его монокль:
- Вы не можете - вы должны помочь! Если нет - то ... то... - из болида Президента выползло щупальце с носовым платком.
Отчего-то это очень его разозлило, но зато вернуло самообладание.
- Я сейчас пошлю вам информацию. Строго конфиденциальную. У вас есть ровно один час на то, чтобы прочитать её и… - всхлип последыш, был просто несравним с предыдущей истерикой первого лица. - Короче, делайте, что хотите и можете, но победить должны люди! Я очень жду и очень волнуюсь! - значительно сказал он, - И быстрее!
Лицо Президента исчезло с экрана визора. Вместо него вырос конверт с надписью "Особо секретно", раскрылся, и вниз поползли строчки.
Марданя вновь выпучил глаза, и монокль опять оказался на полу. Ахаласий, потрясённый прочитанным, открывал и закрывал рот силясь выругаться.
Четыре глаза изумлённо провожали скрывающиеся внизу экрана строчки. "Конкурс... на самого - самого... определение достойнейшего и лучшего... также применены сто архаичных заповедей древних богов... списки соревнующихся...перечень соревновательных качеств... итоги."
- Стоп! - приказал Марданя.
Визор послушно замер. "Вот это да!" - подумал Ахаласий и похолодел. Шокированный Марданя начал читать вслух:
- В конкурсе принимают участие такие качества, как: доброта, честность, красота, преданность, воля, сила, выносливость, порядочность, взаимовыручка, взаимопомощь... - резко отодвинувшись от экрана, он вскричал: - Какая низость?!
Монокль, словно соглашаясь с ним, раскололся на кусочки под колёсами тяжёлого болида.
Итоги ужаснули обоих.
Самые преданные - лошади и собаки.
Самые начитанные - гоблины.
Самые талантливые - эльфы.
Самые добрые - зубастики.
Самые выносливые и трудолюбивые - гномы.
Строчки вновь поползли вниз. Самые, самые, самые… Орки, альвы, драконы, кикиморы... Людей всё не было. Вот уже и мелкий шрифт сотого подпункта примечаний. Марданя застонал. Ахаласий поддержал начальника. Текст гласил:
- Люди, шакалы и комары - снимаются с участия в конкурсе, ибо не обладают вышеперечисленными качествами.
Точка.
Таймер визора бесстрастно отсчитывал минуты.
- Какая подлость! - прошептал бескровными губами Марданя.
Ахаласий был с ним согласен. Он был с ним плотно и кровно согласен и солидарен.
- Что будем делать? - деловито осведомился подобравшийся собрат Марданя.
- За такое надо наказывать! - тепло улыбнулся ему милейший собрат Ахаласий.
- Как всегда? - послал ему ответную улыбку Марданя.
- Как всегда! - подмигнул ему Ахаласий.
Трудяги "СТ100%О" занялись делом. Болиды разъехались. Резво защёлкали клавиши. Монокль исчез, превратившись в стеклянную пыль, а погнутая оправа зацепилась за болид Ахаласия.
Заниматься подтасовкой информации и фактов, им было не впервой. Человек, и только человек - должен быть первым. Везде, всегда, навсегда. А остальные должны ему служить. Ублажать. Работать на него.
Текст начал преображаться. Деловые реплики наполняли теплом и удовольствием обоих:
- Отфотошопь этот рисунок. И крупно напиши – "Дракула был эльфом".
- Сотри эту дрянь! А сюда добавь что гоблины не брезгуют спиртным.
- В примечаниях тисни огров, гномов и ... и оставь комаров. Хи-хи-хи!
- Лошадей свирепыми? Отличная идея!
- А гоблинов - безграмотными и дремучими неучами! Ха!
Перед лицом опасности, люди в который раз стали... – гм, сели - плечом к плечу и как всегда успешно принялись отражать атаки нелюдей и всяких там остальных теплокровных.
Ахаласий, напечатав, что кентавры - трусливы и слабы, твёрдо решил, что на премию, он запишется в спортзал. Вроде один ещё оставался. Ходить, это конечно, нонсенс. Это для низших. А вот размять спину… Это можно.
Точно в срок, отправив Президенту исправленные данные конкурса, Марданя залихватски свистнул и облегчённо отъехал от экрана. Ахаласий уже набирал запрос в спортзал. Вот дела...Да там ещё сто человек занимаются. Люди, что ни говори, - это сила!
- Фух! – возвестил об очередной победе человечества Марданя.
- Фух! – вежливо поддержал его Ахаласий.
- Ну, что там у нас еще? – жизнерадостно уточнился Марданя.
- "Белоснежка и семь гномов", - четко отрапортовался Ахаласий, - Остановились на варианте гномов - киднепперов и несчастной их жертве - Белоснежке.
- Отл… Эу…
Марданя тонко завизжал:
- Где мой монокль?!
Подчинённый погрустнел. До конца рабочего дня ещё два часа, и все это время ему надо провести с этой наглой, заносчивой, самодовольной сволочью.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования