Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Юрий Черкасов - Убедитель

Юрий Черкасов - Убедитель

 
В дверь позвонили. Домработница не торопясь, вперевалку, шаркающей походкой двинулась сквозь анфиладу пыльных комнат. Звонок не унимался.
- Иду, иду! - крикнула она.
Телевизор в дальней комнате, остался без присмотра, бормотать сериальное "О, Джон, О Сильвия!". Но это был её личный секрет, и знать о нём хозяину не стоило. Считая нынешнюю работу - синекурой, она творила что хотела, но, даже под страхом разоблачения, никогда бы не призналась в своих больших и очень больших вольностях. К звонкам добавились ещё и нетерпеливые постукивания (ногой?) в дверь. Ну совсем оборзели умники!. Все посетители хозяина были интеллигентными, воспитанными и учёными. Потому, ставить их на место домработница считала своим прямой обязанностью. Они ж как дети малые! А слушая их вежливые извинения, она преисполнялась собственной значимости и важности. Дошаркав до двери и глянув в глазок, она опешила:
- Чего надо!
- Самый крупный по крови нужен!
У домработницы мурашки побежали по телу. Разинув рот и проморгавшись, она вновь прильнула к глазку. За дверью стоял обычный пацан c крашеным чубом, в дырявой футболке с надписью "Чтобы выпить соточку, требуется стопочка" и полуспущенных джинсах.
- Чего?
- Открывай, ленивая дрянь!
Домработнице внезапно показалось, что её голова зачесалась. Изнутри.
- А то я крупному стукну, что ты его вещички тыришь! - продолжил пацан.
Ох. В голосе было столько силы. Убедительной силы. Сдёрнутая цепочка и открытая дверь, были самым меньшим, что она смогла сделать.
Юнец вошёл и угрюмо уставился на неё:
- Подвязывай крысятничать!
Домработница присела и проговорила слова из детства, казалось бы, напрочь забытые:
- Я больше не буду!
Пацан, как само собой разумеющееся, кивнул и приказал:
- Притащишь горячего питья нам с крупным! - и пошёл дальше в комнаты, больше на нее не отвлекаясь.
Подобострастная улыбка зря напрягала её лицевые мышцы. Безошибочно найдя кабинет хозяина, пацан вошёл. Домработница потрогала лицо и ... решила подвязывать крысятничать. Вот как выполнит приказ, так и сразу.
Седой старик за большим столом, заваленным бумагами и книгами удивлённо сверкнул очками на вошедшего в кабинет молодого человека:
- Чем обязан, гм, уважаемый?!
Пацан сбросил на пол, непотребно расписанный рюкзачок и вальяжно развалился в кресле. Осмотревшись, он вперился взглядом в старика:
- Ты мне и нужен!
Хозяин ощутил неловкость от странного взгляда нежданного визитёра. А голос! В нём чувствовалась сила, и немалая. Таким голосом полки в атаку поднимают. Схватив бархатку, старик принялся усердно протирать стёкла очков. Дверь кабинета осталась открытой, и с кухни потянуло запахом готовящегося кофе. Удивительно!
Парнишка взбрыкнул ногой и констатировал:
- Ты главный по крови!
Старик водрузил очки на нос и с достоинством ответил:
- Я, профессор кафедры молекулярной биохимии крови, и зовут меня Стогульфиков Анатолий Степанович!
Юнец разулыбался:
- В точку! Язык сломать можно!
Профессор начал было подниматься из кресла чтобы указать наглецу на дверь, но услышав что.... как?....... это немыслимо....., без сил рухнул обратно. Домработница, Мария Ивановна пела! Низким, грудным голосом она выводила старинный романс.
- Что ты..., Вы с ней сделали!
Паренёк прислушался и кивнул головой:
- С этой старой вешалкой? Да толком ничего. Сказал что не фиг тащиться. А это, - он поводил руками с обкусанными ногтями в такт пению, - побочный эффект!
- Я ничего не понимаю! - внезапно успокоившись, профессор высказал предположение, - Это какой-то гипноз?
Парень встал с кресла и подошёл к шкафу с книгами:
- Не знаю, не знаю такого слова! У щенка куцый запас слов!
- О Боже! - ахнул профессор, - Да кто вы?!
Парень сморщил лоб, пытаясь подобрать подходящие слова:
- Ну я , навроде убедителя. Типа. Нетутошний я! - словарь юнца действительно был небогат.
- Что вас ко мне привело? - почти шёпотом спросил профессор, изумленно глядя на Марию Ивановну, грациозно внёсшую в кабинет поднос с кофейником, коробкой конфет, нарезанным лимоном, бутылкой коньяка и парой изящных чашечек. Расставив всё на журнальном столике, она вытянулась в струнку и преданно уставилась на юнца.
Тот одобрительно прицокнул языком и дал ей следующее задание:
- Теперь шуруй, хавку готовь и генеральный шмон наводи!
- Есть! - отрапортовала домработница и вышла, чеканя шаг растоптанными тапочками.
Вскоре, на кухне загрохотали кастрюли и сковороды. Судя по всему паукам, уже давно обжившим посуду, придётся искать себе новое место.
- Значит так, - юнец отхлебнул кофе, поморщился и щедро плеснул в него коньяку, - меня прислали в помощь!
- Какого рода по..., собрался уточнить профессор, но был бесцеремонно прерван:
- Не пыли. Сам скоро собьюсь. Значит, ага, в помощь! Ты должен сделать открытие и всандалить, нет, лучше впихнуть его всем молодым пиплам!
- Что за нонсенс, молодой человек! - профессор обрёл почву под ногами, - Где это видано, что бы по заказу и сразу вот на тебе открытие!
Что такое сарказм, юнец видимо знал:
- А я тебе помогу!
Голос вновь налился силой и уверенностью. А лицо парня немного поплыло. Или он поплыл. Или....
- Ты бы дал мне, что ли, это, этот как его..... букварь...... со словами, ну побольше чтоб. А то я бедный на слова, и не могу тебе ничего толком втюхать!
Анатолий Степанович, боязливо покинул кресло и подошел к стеллажам. Быстро разыскав нужную книгу, он осторожно ткнул её в руки юнца. Тот пролистнул ее, задержался на сотой странице и на букве "Й" прикрыл глаза, почесал голову и обрадовано крякнул:
- Ну вот, теперь полегче будет!
- Вы уже прочли словарь? - сухим горлом проговорил сам не свой профессор.
- Чё, долго? - ухмыльнулся пацан.
Домработница орала по телефону, вызывая мойщиков окон. Из кухни пахнуло чем-то мясным и очень вкусным.
Юнец выпил уже почти весь коньяк, не особенно утруждаясь разбавлением его кофе, и доедал конфеты, тоже, кстати с ликёром.
"Как то всё неправильно, ненормально происходит, - подумал профессор, - Пышности, вычурности, значимости не хватает что ли". Юнец громко рыгнул, и выплюнул на ковёр лимонную косточку. "Крсмический пришелец! Первый контакт! Почему так, а? "- спросил себя Анатолий Степанович. Для верности он ущипнул себя за ногу.
- Хватит! - сам себе приказал пришелец.
Да так уверенно приказал, что профессор почувствовал, что больше и сам ни капли не возьмёт в рот. Никогда.
- Ваша планета, в недалёком будущем собирается сменить энергетический цвет. - уже без обиняков начал парень, - И моих пахел.... начальников это не устраивает. По ходу, надо тут подмогнуть мальца. Во!
Профессор шумно сглотнул. Чудеса продолжаются:
- Но я изучаю кровь! Какое начальство? Какой цвет?
- Тяжело мне говорить. Даже сейчас! - признался пришелец, - Ты ведь всё равно почти ничего не поймёшь. Нет у вас пока таких слов и понятий. Как бы мне по-простому объяснить?
Пришелец задумался и послушал надсадный вой пылесоса. Профессор ткнул пальцем вверх:
- Вы оттуда?
Пацан отвлечённо кивнул.
- А жизнь на Марсе есть? - неожиданно расхрабрился Анатолий Степанович.
- Что-о-о-о? – юнец выпрямился и почесал затылок - В первый раз слышу!
"О чем бы еще спросить?" - сморозив явную чушь, профессор растерялся. Пришелец, видимо в поисках нужных слов полез в рюкзачок. Кроме плейера, дневника и пачки жевательной резинки там ничего не обнаружилось. Помолчали.
- Вот блинский блин! - судя по всему, словарным запасом пацана не стоило пренебрегать, - Короче слушай! На вашей планете примерно через сто месяцев, случится всплеск агрессии и злобы. Раньше вы войнами как-то с этим справлялись. Но не в этот раз. Планируется много горя и смертей. Оттого энергетический кокон планеты, станет из бледно – розового, багрово красным. Усёк?
Профессор не усёк, но утвердительно кивнул головой.
В зале разбилась ваза. Мария Ивановна не считалась ни с чем, впервые за два года наводя порядок.
- Вот тебе формула! - в воздухе замерцали знакомые символы, и профессор автоматически схватился за карандаш.
В голове мелькнула мысль, что это как-то связано с синтезом белков крови.
- Нашкарябал? - спросил пришелец.
Вновь сила и убедительность как холодным душем окатили Анатолия Степановича. Теперь он мог и ночью, наизусть озвучить только что записанную формулу.
- Когда соплякам... гм... подросткам стукнет четырнадцать лет, им надо делать укол! - пришелец будто делал кирпичную кладку на века. Сомнения его слова не вызывали, - В период полового созревания, начинают происходить процессы в эндокринной системе, которые обусловливают будущую агрессивность и злобу этих самых подростков. Один укол, по этой формуле, сводит почти на нет, эту хрень. Сечешь?
- Волоку! - блеснул познаниями молодёжного сленга Анатолий Степанович.
- Чего? - удивился пришелец.
- Секу,секу, - быстро закивал головой профессор.
- Мои начальники подсчитали, что если впендюрить это открытие под видом вакцины от столбняка, а точнее смиксовать их, то всем будет алес гут! У вас, суперно уменьшается агрессия и убийства, а у нас, для нас энергетический цвет кокона планеты не изменится!
- Но как я смогу?! - заикнулся Анатолий Степанович, - Не всё от меня зависит!
- Не боись, старый! - подбодрил его парень, - Если ты заметил, я бываю очень и очень убедительным! Ты главное завтра, как придёшь в свою контору, собери всех крупных бугров, налепи им что тебя осенило и запиши эту формулу. Пустите в разработку, и глядишь, управитесь, всё будет в шоколаде, а ты с премией, этого Нобеля в заначке!
"Ай да первый контакт!" - подумал профессор и посмотрел на коньячную бутылку и пустую коробку от конфет, "Не укладывается это всё в голове!"
- А вы ещё придёте на Землю, так сказать с официальным визитом? - несмело уточнился он.
- На фига?! - чуть не поперхнулся лимоном пришелец, - Ваша цивилизация ещё слишком соплива, чтоб нам калякать на равных. Может лет через сто - вот тогда посмотрим! Да и в короне ваш цвет не главный!
- В короне? - встрепенулся профессор, - Это что такое?
Пришелец поразмыслив, снизошёл до ответа:
- Корона - это обитаемые планеты Космоса! И все они имеют определённые цвета. Вот ваша планета, молоденькая, я в смысле цивилизации, вот и цвет у неё бледненький. Потому и не важен он. Так - для фона! Другие планеты и цивилизации, которые уже давно расцвели, так они имеют другие, сочные цвета. Зелёный, жёлтый, синий.... Ну ты цвета знаешь! И если всё это воссоздать в...... ага.... в трёхмерном изображении, то получается корона. Великие планеты и цивилизации блестят изумрудами и самоцветами. Перспективно развивающиеся - опалами, агатами, турмалинами. А такие как ваши, а их сотни - просто бисер.
- Но… - возразил профессор.
- Никаких но! - строго отрезал пришелец, - Если энергетический кокон покраснеет, то корона не будет так красива. Просто там где вы, превалирует белый и розовый цвет. Дисгармония получается! Улавливаешь?
Профессор от шока, едва не потерял сознание. Земля - это бисер! Из миллионов миров - бисеринка! Это ужас!
- Слушай старый, давай заканчивать, - пришелец сморщился, - Ну не могу я тут уже! Вонь и волны это поганые! Заболеваю я тут. Мне бы вернуться домой. А?
- А на какой планете ваш дом? – как бы невзначай поинтересовался профессор.
- Мой дом? – юнец задумался и скосил глаза на футболку, - да на планете "Соточка", она главная в короне. Сам понимаешь, венец всего и вся и прочая, прочая.
- Ну да, ну да, - пробормотал профессор и сразу как-то воспрянул духом.
А вот тут ты убедитель, не убедил меня. Небось и сам с бледненькой планетки и работаешь по найму. Ничего-ничего. Рано или поздно Земля засияет в короне Космоса! Сегодня - бисер, а завтра - алмаз!
- Ты пацана то не прикончил случайно? – отбросив патетику, деловито справился у пришельца.
- Да что с ним станется! Я только сознание его потеснил маленько. Ну и …разве что курить и пить бросит, и станет не банкиром как мечтал, а плотником - краснодеревщиком!
- Ну тогда хорошо! До свиданья что ли! Спасибо вам на добром слове! Будете поблизости, заглядывайте в гости!
- Ой, хорош! Ты про формулу не забудь. Больно надо в вашу клоаку ещё раз нырять. Нет, вы уж тут сами выкручивайтесь!
Последний посыл силы, и пришелец двинулся к выходу.
"Контрольный выстрел" - сообразил профессор, и понял, что поступит именно так как и приказал пришелец. Тютелька в тютельку. "Имя забыл растяпа спросить".
Входная дверь хлопнула. Анатолий Степанович вышел из кабинета. Домработница, Мария Ивановна восприняв посыл пришельца всем своим не изможденным деятельностью мозгом, сидела в коридоре, и на тетрадном листике, высунув от усердия кончик языка, писала повинную в милицию, чётко указывая список всех лично ею украденных у профессора вещей. И своих ценностей тоже.
Профессор, бессмысленно потаращившись в зеркало, избавленное от многолетних накоплений пыли, вернулся в кабинет, делать первые шаги для восхождения Земли на вершину короны.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования