Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Бабочка - Не оглядывайся назад

Бабочка - Не оглядывайся назад

Офицер криминальной полиции Дэниел Бакстер приподнял оградительную ленту и, пригнувшись, вошёл в квартиру, столкнувшись с зеленоватым фотографом. В небольшой квартире было не протолкнуться от криминалистов. В комнате, задумчиво жуя ручку, стоял напарник Дэниела – Кристиан Шульц.

- Ну, что тут? – спросил Бакстер, бросив взгляд на накрытое полиэтиленом тело.

- Хочешь взглянуть? – спросил Кристиан, не вынимая ручку изо рта.

- Пожалуй, воздержусь. Предыдущих жертв мне вполне хватило.

- Убитая – Розали Шульц…

- Родственница?

- К счастью, нет. Двадцать восемь лет, не замужем, работала учительницей в средней школе.

- Это всё тот же?...

Дэниел даже не знал, как назвать человека, сделавшего такое. Да и человек ли он?

- Способ убийства несколько иной, но док говорит, что – да, почерк схож.

- И как всегда никаких следов?

- Никаких. Но на этот раз у нас есть свидетель. Точнее, почти свидетель.

- Это как? Свидетель либо есть, либо его нет.

- Идём.

Кристиан провёл напарника на кухню. На диванчике, сжавшись в комок, сидела девочка. Лет десять, не больше. Обхватив колени и уткнувшись в них лицом, девочка раскачивалась взад-вперёд.

- Её зовут Карли-Бет. Она сирота. Убитая оформила над ней опекунство. У девочки кататонический шок, она ни на что не реагирует.

Офицер Бакстер обернулся на комнату, в которой лежало накрытое чёрным пластиком тело. Если девочка слышала всё, что там происходило…

- Доброго утра, офицер, - раздался рядом весёлый голос.

Дэниел вздрогнул от неожиданности. Перед ним стояли двое. Справа мужчина неопределённого возраста – ему могло быть как тридцать, так и пятьдесят, с поседевшими висками и вежливой улыбкой, которая Дэниелу совершенно не понравилась. Слева – почти юнец. «Ему хоть восемнадцать-то есть?». Оба одеты в щёгольские костюмы, сшитые на заказ. Однако у юнца всё впечатление портили стоящие дыбом волосы, а у его приятеля шрам на подбородке.

- Вы кто такие? – строго спросил Бакстер.

- Разрешите представиться, - старший протянул удостоверение. Дэниел заметил татуированный перстень на среднем пальце. Вежливая улыбка начала нравиться ему ещё меньше.  – Агент Симмонс, агент Грин, АНБ.

- Что?! – Бакстер внимательно изучил документы. – С каких пор национальная безопасность занимается серийными убийцами?

- Вы можете позвонить своему начальству и спросить обо всём лично, но уверяю, для вашего же спокойствия, лучше этого не делать.

Названный Грином, тем временем, сел перед девочкой спиной к ним. Какое-то время он не шевелился, затем протянул руку и коснулся тонкого запястья. Поверх его головы Дэниел видел, как девочка медленно подняла голову, затем так же медленно взяла протянутую руку. Парень помог ей подняться и теперь смотрел в лицо снизу вверх.

- Вы что делаете? – возмутился Бакстер. – Она наш единственный свидетель.

- Офицер Бакстер, с этого момента это дело переходит под нашу юрисдикцию. Прошу вас передать в наше агентство всё, что у вас есть.

- Что-что? – опешил Дэниел. – Да я землю рыл, чтобы хоть что-то разузнать. А вы вот так просто требуете вам всё отдать? Да обойдётесь!

- Офицер Бакстер, - Симмонс улыбнулся так, что у Дэниела волосы на руках встали дыбом. - Если вы дорожите своей пенсией, проявите немного уважения. Всего наилучшего.

Грин поднялся на ноги, взял девочку за руку и вышел вслед за напарником.

Дэниел схватил телефон, набирая номер начальника полиции. После недолгого, но весьма содержательного разговора, он узнал о своей личной жизни много интересного, чуть не схлопотав выговор в личное дело за неподчинение властям.

- Чёртовы федералы! – злобно бросил он в открытую дверь, добавив ещё несколько выражений только что услышанных от шефа.

 

- Ты бы слышал, как он нас назвал, - сообщил Алан Грин, помогая девочке забраться на заднее сиденье видавшего виды автомобиля и садясь рядом.

- Мне их директор ещё озвучит по прибытии, - мрачно ответил Теодор Симмонс, заводя мотор. – Как она там?

- Ты как, малышка?

Девочка сжалась на сиденье, неотрывно глядя прямо перед собой.

- Всё ещё в шоке, - мрачно ответил Грин.

- Сможешь ей помочь?

- Постараюсь.

Алан протянул руку к девочке, осторожно коснувшись её лица.

- Посмотри на меня, - попросил он. Девочка никак не отреагировала. Алан вздохнул и повернул её лицо к себе.

Симмонс посмотрел на них в зеркало  заднего вида. В какой-то момент он перехватил взгляд своего напарника и услышал в своей голове тихий голос, полностью захвативший сознание. Поспешно отведя взгляд, Симмонс сосредоточился на дороге. Грин был способен воздействовать на людей даже через зеркало, главное поймать взгляд, и Симмонса это иногда тревожило.

Через полчаса, когда они почти подъехали к зданию агентства, Грин устало взъерошил волосы и потёр виски. Девочка заметно расслабилась, опустила ноги на пол и посмотрела в окно.

«Неплохо», - подумал Симмонс, выруливая на стоянку.

А ты сомневался? – насмешливо прозвучал у него в голове голос Грина. Симмонс отвёл взгляд от зеркала.

Симмонс вышел из машины первый и даже услужливо открыл заднюю дверцу. Девочка посмотрела на него, но с места не сдвинулась, пока Алан не подтолкнул её.

- Иди, - ласково сказал он. – Всё в порядке.

Карли-Бет вылезла из машины, прижавшись спиной к багажнику. Следом вылез Алан и обнял девочку за плечи.

Проверка документов, короткие приветствия, и вот они уже в здании агентства. Алан практически сразу снял с себя пиджак и накинул девочке на плечи, ведь она по-прежнему была в домашней одежде. Закатав рукава рубашки, Грин заодно засунул галстук в карман.

- Ну вот, хоть на человека стал похож, - резюмировал он.

Симмонс покачал головой, но ничего не сказал, давно привыкнув к причудам своего напарника.

- Грин, Симмонс, - окликнули их. – Директор велел вас привести к нему, как только появитесь.

- Чур я веду её в медблок, - тут же сориентировался Грин.

- Без вас двоих я туда не вернусь.

- Директор тебя из-под земли достанет, если не придёшь, - хмыкнул Симмонс. – Так что поторопись.

 

Директор Гаррет проследил взглядом за вошедшим Грином. Миниатюрная брюнетка, вокруг которой как-то само собой образовывалось свободное пространство, приветственно улыбнулась. Свободное место оказалось лишь возле неё.

- Итак, господа, - начал директор, намеренно не замечая брюнетку, - какие результаты?

- Мы с агентом Грином привезли свидетельницу происшедшего, - начал Симмонс. – Девочка в шоковом состоянии и пока не может говорить.

- Грин, удалось что-нибудь разузнать?

- Немного. Они с Розали играли в прятки. Потом кто-то позвонил в дверь. Карли-Бет видела только его ноги. Они о чём-то говорили в комнате, потом всё и началось.

Алан нервно передёрнул плечами, воспоминания девочки не давали покоя.

- Где она теперь?

- В медблоке, - ответил Алан. – Как говорит Сьюзан, - кивок в сторону брюнетки, - у неё есть потенциал.

Директор даже не удостоил девушку взглядом. Ту это совершенно не смутило, и она с независимым видом продолжила листать какой-то журнал.

- За неделю убито трое наших вербовщиков, - начал закипать директор. – И всё, что вы можете мне предоставить показания немого ребёнка?

- Мы делаем всё, что в наших силах, - возразил кто-то из агентов.

- Значит, делаете недостаточно!

- Мы предупредили всех вербовщиков и бывших курсантов. Никто не будет держаться в одиночку. Мобилизованы все силы…

- Мне нужны результаты, а не оправдания! – рявкнул директор. – Вам больше нечего мне сказать?

Над столом повисло молчание.

- В таком случае не попадайтесь мне на глаза, пока не будет результатов.

Агенты облегчённо начали подниматься. Сегодня гроза миновала.

- Алан, - в коридоре Грина догнала Сьюзан, - я думаю девочку нужно занять чем-то, чтобы отвлечь от всего произошедшего.

- Почему мне? - возмутился Грин, чувствуя, что из него собираются сделать няньку.

- Ты ведь уже начал с ней работать, тебе же проще будет к ней достучаться.

Очаровательно улыбнувшись, Сьюзан упорхнула по коридору.

Алан мрачно припомнил пару крепких выражений директора Гаррета, но даже они не в полной мере выражали всю глубину его чувств.

 

Палата была небольшой, всего на двоих. Кровати разделялись занавеской, за которой виднелись смуглые босые ноги. При появлении Карли-Бет из-за занавески показалась и обладательница этих ног – стройная и немного угловатая как все подростки.

- Здорово, - широко улыбнулась соседка Карли-Бет. – Ты новенькая что ли? Что-то я тебя не помню. Новенькая и уже в больницу попала, это круто. Меня Мари зовут, а ты кто?

Карли-Бет забралась на свободную кровать и обхватила колени руками.

- Чего молчишь? Зовут тебя как?

Девочка молча смотрела в стену.

- Стесняешься, что ли? – не отставала Мари. – Тебя сюда за что упрятали? Я, представляешь, с аппендицитом слегла. Здесь такая скука, помереть можно. У тебя какие способности? Я, например, на шаг вперёд знаю, кто что сделает. И сейчас я знаю, что разговаривать ты со мной не будешь. Ну как хочешь. Надумаешь, ты знаешь где меня найти.

И Мари откинулась на кровати, вновь оставив на виду только свои стройные ноги.

 

С каждым днём директор Гаррет становился всё мрачнее. Сотрудники АНБ и агенты, не занятые на заданиях старались прятаться в учебном корпусе, куда Гаррет не заглядывал, и были рады любой возможности покинуть здание.

Штатный психолог, прочитав материалы дела, решил, что реабилитацию должен проводить именно Алан. Карли-Бет его знала и подсознательно доверяла больше, чем постороннему человеку, пусть и профессионалу.

Как вести себя с детьми Алан не имел ни малейшего понятия. Сам он был младшим ребёнком, причём не самым желанным. Проведённый на скорую руку тренинг ясности внёс немного. Одно дело помочь преодолеть первичный шок, но что делать дальше?

Карли-Бет выполняла всё, что от неё требовали, но по-прежнему не разговаривала. Она действовала как машина, которой задали определённую программу. Никаких своих желаний и мыслей у неё не было.

Кроме того ей поручили уход за живым уголком, в надежде, что животные сумеют выманить разум девочки из тюрьмы, в который она сама же его и спрятала.

Маньяк притих, возможно на это повлияло то, что агенты теперь держались группами. Кто-то даже перебрался обратно в агентство. Но до некоторых так и не удалось дозвониться, что приводило директора в бешенство.

- Жить им надоело! Попрятались! – срывался он на виновных по его мнению Грина или Симмонса, когда всё-таки удавалось их поймать.

В присланных офицером Бакстером документах ничего нового не оказалось. Единственное, он пытался провести параллель между этими тремя смертями и серией убийств в разных частях города. Но либо не успел, либо посчитал, что ошибся. Данных было мало и систематизировать их Бакстер не удосужился.

Больше всего плюсов в происходящем нашла Мари. Как любительница поболтать, она восхищалась умением Карли-Бет слушать, не перебивая.

- Алан просто душка, правда же? - щебетала она, лёжа на кровати и делая маникюр. Даже то, что соседка молчала всегда, её особо не смущало. – И способности у него классные – чтение мыслей. Только таких, как он отыскивать трудно. Его только года три назад привели. А Симмонс вообще кадр. С телом человека что угодно может сделать. Жуть вообще-то если задуматься. Говорят, его сюда из тюрьмы для малолетних доставили, когда он охраннику нос сломал, хотя до него метров десять было. Тебе интересно? Ну вот. Гаррет, это ихний директор, он над нами будет только после выпуска, вообще по-моему без способностей обходится. Он как взглянет, так любой уголовник расколется. А ещё Сьюзан есть. Она такая классная. Может будущее видеть. Только не как я – на какие-то секунды, а по-настоящему – любого человека в любое время. Она меня обучать пытается, только толку чуть. Лучше б со мной Алан занимался… Знаешь, я думаю Гаррет по уши в Сьюзан влюблён, вот и придирается к ней постоянно. Ты слушаешь? А ещё есть такой Сэвиш…

С каждым днём Мари замечала, как почти незаметно рушится защитная стена, возведённая девочкой. Карли-Бет всё более заинтересованно слушала местные сплетни. При отсутствии связи с внешним миром, воображение студентов буквально зашкаливало.

 

Алан заглянул в живой уголок, спасаясь от вездесущих курсанток. Младше его всего на пять лет, они считали себя вполне взрослыми и практически не давали молодому агенту прохода. Некоторые из них даже побывали на своём первом задании, пройдя так называемое боевое крещение.

Агентство набирало в свои ряды совершенно разных людей – разных возрастов, разных слоёв общества, но объединяло их одно – уникальность. Кто-то обладал феноменальной памятью, кто-то отличился взломом засекреченных архивов самого агентства. Одного такого уникума отлавливали почти полгода. А при поимке предложили на выбор либо пожизненное, либо заняться безопасностью внутренних систем. АНБ обычно не получает отказов.

Но в большинстве своём агентство набирало детей с психокинетическими способностями. И с каждым новым набором таких детей становилось всё больше.

  Карли-Бет сидела на полу перед клеткой, глядя на зверьков. Заглянув ей через плечо, Алан увидел мёртвого хомячка. Этого ещё не хватало.

- Он умер, - тихо сказала девочка. Это были её первые слова за много дней. Голос звучал сипло и едва слышно.

- Да, детка, боюсь это так, - ответил Алан, решив, что скрывать подобное бессмысленно.

- У него сердце заболело, а потом остановилось, - так же тихо без каких-либо эмоций продолжила девочка.

- Откуда ты знаешь? – Алан присел перед ней, мягко разворачивая к себе лицом.

- Я видела, - просто ответила Карли-Бет.

- Идём-ка со мной, - Алан потянул её за руку.

 

- У девочки весьма интересный талнат, - говорила Сьюзан. – Она способна видеть последние секунды жизни. Если точнее последние сто секунд. Чуть более полутора минут. Не слишком много, но вполне достаточно, чтобы понять причину смерти. Подобное спонтанное проявление способностей часто происходит при сильном стрессе. Как в нашем случае.

- Значит, последние полторы минуты, - пробормотал Гаррет. – В таком случае, она способна увидеть, кто убил Шульц.

- Директор, - поднялся со своего места Грин. – Заставлять девочку переживать подобное вновь бесчеловечно. Нам с трудом удалось вывести её из шокового состояния, что случится, если она вновь пройдёт через это?

- Тут я соглашусь с Аланом, - вступила Сьюзан. – Вам кажется, что сто секунд это много, но убийца мог даже не попасть в поле зрения. Какую травму вы нанесёте девочке?

- Осмелюсь напомнить, - язвительно заметил директор, - что за прошедшее с момента первого убийства время мне не было предоставлено ни одного внятного предложения по поиску убийцы.

- Дайте ей хотя бы время придти в себя, - попытался образумить директора Алан. – При нашей технологии у нас же даже мёртвые разговаривают. Должны же быть другие способы…

- Агент Грин, с каждым новым днём мы даём преступнику преимущество и уверенность в собственной безнаказанности. И что-то я не получал от технического отдела никаких новых сведений. Или вы что-то от меня скрываете?

Алан в отчаянии оглядел присутствующих. Все лишь отводили взгляд. В надежде он посмотрел на Сьюзан. Та виновато развела руками, показывая, что в данной ситуации бессильна.

- Нельзя же так с ней поступать, - выдохнул Алан.

- Агент Грин, не слишком ли сильно вы печётесь об этом ребёнке?

- Если бы вы сами видели то же что и я, то не заставляли бы пережить её это вновь.

Агенты за столом притихли. Алан, не нарывайся, - мысленно взмолился Симмонс.

- Достаточно, - Гаррет поднялся, - я уже достаточно выслушивал ваши оправдания. Теперь мне нужны результаты. Проводите девочку в морг.

Сьюзан накрыла ладонь Алана своей.

Алан, прошу тебя, тебя же отстранят.

Как ты можешь с ним соглашаться?

Ты же знаешь Гаррета. Ему сам чёрт не брат. Его не переубедить. Но для её же пользы – будь рядом.

Алан раздражённо вырвал руку.

 

Карли-Бет провели по неширокому коридору к нужному холодильнику. Лаборант сочувственно посмотрел на девочку и выдвинул каталку. На ней, в патологоанатомическом мешке, лежало уже замёршее тело её бывшей опекунши. Лаборант осторожно высвободил руку покойной, на которой так и остались не зажившие раны. Карли-Бет обернулась на Алана, которого для верности охранял Симмонс. Директор Гаррет стоял по другую сторону каталки. Девочка опустила глаза на заиндевевший пластик, затем перевела взгляд на бледную ладонь, которая когда-то, казалось в прошлой жизни, трепала её по волосам. Её никто не торопил, но при этом чувствовалось напряжение, повисшее в воздухе. Карли-Бет протянула руку и коснулась холодной кожи. Неожиданно, она задохнулась, дёрнулась и резко отпрянула назад. Алан тут же оказался рядом, подхватив девочку. Карли-Бет уткнулась ему в водолазку и разревелась. Алан погладил её по волосам, прижимая к себе содрогающееся от рыданий хрупкое тельце.

- Ничего она не видела, - злобно бросил он Гаррету. – Он стоял за спиной.

Он вывел трясущуюся девочку из морга и усадил на диван. Карли-Бет тут же забралась на него с ногами, обхватив колени. По щекам катились слёзы и всё никак не кончались. Всё то горе, что она держала в себе эти дни выплеснулось, наконец, наружу. Вышли Сьюзан и Симмонс, сочувственно глядя на сжавшуюся девочку.

Сьюзан хотела что-то сказать, но тут вздрогнула.

- Алан, телефон, - сказала она не своим голосом.

Завопил мобильник. Алан раздражённо вытащил его из кармана.

- Что?

- Алан, - раздался едва различимый шёпот. – Помоги. Он меня убьёт, - тихий всхлип.

- Кристи? – Алан опомнился и включил громкую связь.

- Помоги, Алан.

- Где ты?

- «Ева».

Симмонс подошёл ближе

- Помоги мне, - вновь всхлип и звук шагов.

Связь прервалась.

- Директор! – крикнул Симмонс, бросаясь обратно в морг.

- Возьми её с собой, - тихо сказала Сьюзан.

- С ума сошла?! Куда её в таком состоянии?

- Алан, - строго сказала Сьюзан. – Я не ошибаюсь. Я видела её рядом с тобой.

- Чего расселся?! – Симмонс выскочил из дверей. – Мы ещё успеем его перехватить.

Машина, взвизгнув шинами по асфальту, вылетела со стоянки. До коттеджей, которые агентство выделяло своим сотрудникам, по шоссе было около семи минут.

Название «Ева» этот посёлок получил случайно. Первые въехавшие в коттеджи агенты обладали весьма своеобразным чувством юмора. Между деревьями при въезде они повесили транспарант «Поселение Адама и Евы». Со временем ветви заслонили первую часть надписи, на виду осталось лишь последнее слово. Транспарант потом убрали, но название закрепилось.

- Напрямик давай, - скомандовал Алан, - здесь.

Машину затрясло на ухабах. Карли-Бет схватилась за ручку дверцы изнутри машины.

Зачем ты её взял? – Алан перехватил взгляд Симмонса в зеркале заднего вида, но не ответил, в первую очередь потому, что не хотел сваливать всю ответственность на Сьюзан.

Машина выехала на грунтовую дорогу и уже медленней покатила мимо одинаковых одноэтажных домиков.

- Который тут её? – спросил Симмонс, вертя головой по сторонам.

- Последний. Возле леса.

Симмонс остановил машину возле указанного домика, который действительно казался более обитаемым, чем остальные.

- Внутри никого нет, - сказал Алан. «Никого живого», - добавил он про себя.

Любой агент, даже разбуди его ночью, мог процитировать последовательность действий при захвате любого здания. Алан начал обходить дом, Симмонс же, постояв пару секунд у парадного входа, осторожно шагнул внутрь.

Карли-бет сидела с широко открытыми глазами, наблюдая за домом. Отстегнувшись, она открыла дверь и нетвёрдыми шагами направилась по подъездной дорожке.

Мебель в доме была перевёрнута, часть книг валялась на полу, возле полок среди осколков аквариума лежала маленькая золотая рыбка. Кристи так просто сдаваться не собиралась.

- Говорил же – никого, - проворчал Алан.

В прихожей раздались лёгкие шаги. Симмонс вскинул пистолет, но Алан его остановил. В комнату вошла Карли-Бет, осторожно переступая разбросанные книги.

- Ты что здесь делаешь? – раздражённо подошёл к ней Алан.

- В машине страшно, - тихо ответила она.

Алан нервно взлохматил волосы. Что можно ответить на подобное заявление?

- Что теперь? – мрачно спросил он.

Карли-Бет села на корточки возле рыбки. Поколебавшись, она всё-таки коснулась тёплой чешуи, вызывая последние сто секунд несчастной. Девушка в майке и шортах, летит прямо на полку, рукой задевает аквариум, тот падает, разбивается, выбрасывая рыбку на пол. А над девушкой вырастает человек в комбинезоне, от одного взгляда которого, казалось, сердце может остановиться.

- Дай секунду, - Симмонс потёр виски. – Он всегда убивал на месте. Если её здесь нет…

- Кристи сбежала, - выдохнул Алан. - Здесь два пути – по дороге или в лес.

- Я проверю гараж, вызывай подкрепление.

Алан выскочил на улицу, кратко обрисовывая ситуацию по телефону. Группа захвата прибудет через четыре минуты – непозволительно долго в их ситуации.

- Машина на месте, - крикнул Симмонс.

Алан тем временем открывал багажник, доставая винтовки, и тут наткнулся на стоящую рядом Карли-Бет.

- Сам будешь за ней присматривать, - догадался о его сомнениях Симмонс, хватая оружие.

Я видела её рядом с тобой. На решение хватило секунды. Достав из багажника запасной бронежилет, Алан одел его на девочку. Жилет явно был ей велик и тяжеловат. Симмонс уже бежал к кромке леса.

- Послушай меня, - сказал Алан. – Держись рядом, если что-то случится – беги и не останавливайся, чтобы ни услышала.

Карли-Бет не ответила, и Алан побежал следом за Симмонсом, слыша за спиной ставшими тяжёлые шаги девочки.

- Чувствуешь их? – спросил Симмонс, пытаясь найти хоть какие-то следы.

Алан поморщился.

- Слишком большая площадь, ничего не чувствую.

- Надо дожидаться группу захвата. У них есть тепловизоры.

Карли-Бет прошла вперёд. Умирают ведь не только люди и животные. Она коснулась сорванных листьев на тропинке, затем сломанной ветки.

- Он пошёл туда, - она указала на заросли.

Грин и Симмонс переглянулись.

- У меня других предложений нет, - развёл руками Алан.

Держа оружие наготове, они начали пробираться в указанном направлении. Карли-Бет касалась травы, листьев, веток, указывая направление. Она просматривала лишь несколько последних секунд, но даже от такого количества увиденного кружилась голова, начинало тошнить, но остановиться она не могла. Она не смогла спасти дорогого ей человека, но не может допустить гибели ещё кого-то.

Неожиданно Алан схватил её за руку, приложил палец к губам и указал налево. Симмонс кивнул, вскидывая винтовку и тихо ступая по прошлогодней листве. Алан жестами велел девочке спрятаться. А сам начал заходить с другой стороны. Алан запоздало подумал, что надо было всё-таки дождаться подкрепления. Но тут его сознания достиг мучительный вопль. Жертва уже не могла кричать, но всё ещё была в сознании. С трудом Алан отгородился от посторонних мыслей, сосредоточившись на главной цели.

Алан выглянул из-за дерева. На небольшой поляне вполоборота к нему стоял человек в синем рабочем комбинезоне. К дереву упругие ветки прижимали хрипящую Кристи. Это же её способность – повелевать растениями. Как этому «комбинезону» это удаётся?

- Нет-нет, не теряй сознание, - наклонился к Кристи садист. – Я ещё только начал.

Алан увидел напротив Симмонса, тот кивнул и громко скомандовал:

- Не двигайся!

«Комбинезон» замер в неудобной позе. Алан вынырнул из своего укрытия, держа противника под прицелом. Симмонс вышел следом. Ослушаться его приказа не мог никто. Неожиданно для всех убийца выпрямился, повернулся к Симмонсу и сжал кулак. Симмонс задохнулся, схватился за рёбра и рухнул на землю, от боли не в состоянии даже кричать. Алану не хватило доли секунды, чтобы нажать на спуск. Мужчина в комбинезоне повернулся к нему и резко раскинул пальцы веером. Алан закричал, чувствуя, что голова вот-вот взорвётся. Сжав голову, он катался по земле, физически ощущая, как глаза лезут из орбит. Всё вокруг заполняла лишь боль, и молился Алан лишь об одном, чтобы боль поскорее закончилась. Но она накатывала волнами, то ослабевая, то вновь давя на череп изнутри.

 

Карли-Бет подпрыгнула от жуткого крика, донёсшегося с той стороны, куда ушли агенты. Алан сказал ей бежать, чтобы она ни услышала, но девочка не могла бросить его. Прячась за кустами, она пробралась к небольшой поляне, на которой скорчились две фигуры. Над ними стоял человек в синем комбинезоне, а чуть в стороне, прижатая к дереву ветвями и корнями полулежала девушка. Карли-Бет в отчаянии огляделась, не зная, как поступить. И тут её взгляд упал на валявшуюся буквально в паре шагов от неё винтовку. Симмонс  захрипел, держась за рёбра. Человек в комбинезоне буквально упивался их болью. Карли-Бет легла на живот и потянулась к винтовке. Неудобный бронежилет скрёб по земле. Тяжёлое оружие дрожало в её руках, но она твёрдо подняла его и нажала на спуск. Выстрел показался ей оглушительным, пуля чиркнула по дереву где-то в стороне. Человек в комбинезоне отшатнулся и обернулся, на время забыв о своих жертвах.

- Это кто тут у нас?

Кари-Бет всхлипнула и попыталась вновь нажать на спуск, но патрон заклинило. И тут, громких эхом отражаясь от деревьев, прогремело три выстрела. Человек в комбинезоне дёрнулся, попытался обернуться, но запнулся и рухнул на землю. Алан обессилено уронил руку с зажатым в ней пистолетом. Совсем близко раздался топот и из-за деревьев вынырнули люди в камуфляжной форме.

 

- Тебе не кажется, что у меня голова стала больше? – спросил Алан, собрав сзади волосы и разглядывая себя в большом зеркале в холле.

- А тебе не кажется, что у меня рёбер стало меньше? – мрачно ответил Симмонс, всё ещё хромая и держась за бок. – Это ж надо – использовать против нас наши же силы. Как мы его проглядели?

- Это уже не к нам претензии, пусть уж Гаррет ищет виноватых.

Мимо проходили агенты, поздравляя с удачной операцией. А что в ней удачного? Кристи с переломами двух рёбер и повреждённым лёгким в медблоке, виновный убит, допрашивать некого. Мотивы его так и остались непонятны. То, что удалось выудить Грину, директора не устраивало совершенно.

- Маньяк он, - мрачно сообщил Алан, когда его привели в чувство на той злосчастной поляне. Взбешённое лицо Гаррета было ничуть не лучше холодных глаз маньяка. – Ему чем изощрённей пытка, тем приятней. Если б он на наших вербовщиков не напал, вы бы его и не заметили.

- Если срочно не сбежим, виновных он найдёт быстро. – Симмонс опустился в одно из кресел. – Я теперь не смогу подобное с людьми проделывать.

- Это ты брось, - заволновался Алан. – Только нового напарника мне не хватало. Подсунут кого-нибудь вроде Сэвиша, что мне прикажешь с ним делать?

- У Сэвиша не такие уж плохие способности. От его свиста деревья гнутся.

- И от храпа тоже. Привет, малышка, - широко улыбнулся Алан.

По коридору к ним шла Карли-Бет. Она по-прежнему выглядела задумчивой, но пережитое в лесу похоже полностью вытеснило все страхи. Люди в подобных ситуациях либо совсем с ума сходят, либо становятся буквально стальными. У детей же всё проходит быстрее. И страхи забываются быстрее.

- Спасибо, детка, ты нам жизни спасла.

Карли-Бет села на подоконник.

- Я всё никак о нём забыть не могу.

Алан сразу же догадался о её сомнениях.

- Брось, ты всё правильно сделала.

- Кем он был?

- Какой-то ненормальный, - нехотя признался Алан. – Убивал ради удовольствия. Увы, но и такие люди бывают.

Карли-Бет молчала какое-то время.

- Девочка моя, - Симмонс потянулся и потрепал её по плечу, - я понимаю, что тебе сейчас тяжело, но пойми одну вещь -  твоя способность видеть прошлое спасла не только нас, но и Кристи и ещё неизвестно сколько людей.

- Карли-Бет, - Алан сжал руку девочки, - несмотря на то, что ты видишь прошлое, тебе стоит смотреть только вперёд.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования