Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Альберт Зеличёнок - Пузырьки

Альберт Зеличёнок - Пузырьки

 

28.06.11.8.38.  Чертовски холодно! Ну просто распроклятый мороз! Зуб на зуб не попадает. Вот спрашивается: кто понёс наших благословенных предков, будь они неладны, от места их перворождения именно на север и  восток?! Вроде жили себе в приличном  регионе с комфортной температурой и вообще сносным климатом … Нет, я осознаю, конечно, какие непреодолимые силы ими двигали… Желание казаться  самыми грозными, страсть к обладанию новыми территориями, подвернувшаяся возможность подчинить бесхозно болтающихся туземцев – всё сугубо благородные материи… Но были ещё и запад, юг, наконец… Хотя там пришлось бы встретиться с аборигенами покруче слабосильных и наивных северных и восточных... Зато теперь торчим в самом тёмном углу Ойкумены, пугая остальной мир мраком и холодом бескрайней территории, на которой ничего путного не произрастает, да ещё тем же мраком и злобой в душах населения, медленно следующего к могилам под мудрым правлением Кормчего, да продлит Демиург дни его до бесконечности в рамках разумного! 

Кана не зря твердит, что я вечно брюзжу. «Как старикашка, как противненький такой старикашечка, весь в неснимаемых наградах и несмываемых пятнах трудовой доблести». Ну, это она, положим, преувеличивает, до такой стадии мне ещё далеко. Но я явно на правильном пути.  

Однако действительно же холодно… А где-то – везде, собственно, где нас нет – тепло, хорошо пахнет, плавно движутся нарядные пары и цветут лилии. Впрочем, об этом я уже написал выше. Да вы и сами знаете, несуществующие читатели моего публичного дневника, моего ПД (посещений 0, комментариев 0, друзей 0). Хотя здесь ты врёшь, растворённый в пространстве интеллект Сети: один друг всё же имеется. Ар-Ашкент Ду-Генах Блистательный и Единственный (по собственному глубочайшему убеждению), для близких – Кент. И Кана, понятное дело. Впрочем, и они этого читать не станут. Надеюсь.

Напротив моего дома повесили огромный плакат: сытый довольный субъект типа «тупой прол» с улыбкой в пол-лица и крупно наискось: «А ты тоже хочешь, чтобы было тепло?!» Положим, хочу. И что? Языков, увы, не знаю, да и не ждут меня там.

                                               *                      *                      *

30.06.11.19.14.  Дайте мне кто-нибудь пулемёт, я их всех положу! Просто всех… Ну, что 90 процентов народонаселения – олигофрены, причём не менее трети – законченные и неисправимые  дебилы, – для  меня, естественно, не новость. Но ведь учили же их хоть чему-то?! Хорошо, умение читать атрофировалось ввиду того, что после школы книги на траектории их жизнедеятельности как-то не случались. Привычка думать сошла на ноль примерно тогда же (если не раньше: домашнее задание-то и сдуть можно было).  Способность внятно излагать свои мысли не развилась ввиду отсутствия таковых. Но приемлемо простирать бренное тельце в пространстве и сносно передвигаться в оном, не удручая встречных экстерьером и повадками, в состоянии, в принципе, подавляющее большинство. Однако – зачем?! Обтянув тушки тряпками, выпирающими, вздёрнутыми и смятыми в снайперски выбранных максимально неподходящих местах, ОНИ выпячивают жабры, растопыривают все имеющиеся в наличии колени, локти и иные выпуклости и отростки и шкандыбают мимо вас именно таким образом, дабы наираспрохренейшим манером вторгнуться в интимное пространство сограждан, осквернить их взоры и души и изгадить своими эманациями хрустальные воды бытия на неимоверные расстояния по всем направлениям!

Да, Кана, я мизантроп. Но стремление чересчур строго судить публику за неумение хоть сколь-нибудь изящно перемещаться, впрочем, как и пребывать в неподвижности – это у меня профессиональное.  Всё  же я, извини, мобиллер, узкий, но квалифицированный специалист, а ОНИ – даже не столько объекты моей деятельности, а так… среда, в коей мы, мобиллеры, пытаемся навести минимальное подобие приемлемого порядка вещей. Да, ещё поступая в Мастерскую движения и покоя, я знал, на что решаюсь, и, более того, – хотел именно этого: янтарного зАмка, пребывая в котором, я был бы защищён от необходимости ежедневного общения с согражданами… Ибо, как, помнится, сказано в Катехизисе, судия, хоть лишь видит подследственных и жёсткой рукой направляет их, однако вознесён над ними и прочнейшим стеклом отделён от них. Но я же искренне хотел ИМ помочь, как-то усовершенствовать Вселенную…  По мере сил. И до чего всё оказалось косно, тупо, нагло и бесполезно!..

Нет, я осознаю: не сразу, постепенно, ма-а-аленькими  такими шажочками, два вперёл, четыре вбок, три вспять… Проанализировать, сформулировать достижимые цели, выработать план. Не торопиться, не совершать опрометчивых действий, не прожектёрствовать. Но…

…ДАЙТЕ МНЕ  ПУЛЕМЁТ!!! Хоть списанный, хоть завалященький… Дайте же, что вам стОит?! Я душу разок отведу, а мир лишь выиграет, честное слово…

Возле подъезда проплыла навстречу девчушка с не до конца испорченными обществом телодвижениями, но, увы, в этакой омерзительной фиолЭтовой накидке, бросающей наглый вызов моему чувству прекрасного. Притормозила дабы всучить мне один из свитков, распирающих её угрюмого фасона сумку. Дома развернул над баком для отходов: «Каждый может и должен обогреть мир вокруг себя!» И то ли цветочек, стилизованный под человечка, то ли человечек, стилизованный под цветочек. Похоже, безумные события рифмуются. К чему бы это всё?

*                     *                      *

8.07.11.18.59. Однако неладно что-то в Ойкумене. Вчера вечером ликтор от Департамента Питания по ящику этак полстолетия трындел, каков был бы  урожай при повышении температуры хоть градуса на три. Сегодня с утра асессор (или экзекутор? не успел толком разобрать) из Департамента Копуляций сообщил, что пяток-десяток градусов вверх – и активность населения возрастёт многократно, «что позитивно отразится как на трудоспособности масс, так и на фактической численности человекоресурса, демографическом факторе, так сказать, о нехватке коего наше ведомство неоднократно и успешно доносило Вице-Попечителю и лично Кормчему, да воссияет имя Его!». И многократное «эффективно» – в  качестве вводного слова, похоже. Между тем в моём офисе сотрудникам старший побегушечник раздал буклеты от Департамента Контрацепции (с грифом: «Для ограниченного распространения»), согласно которым «рост температуры повысит средний возраст дефлорации и снизит риск нежелательной брачной и внебрачной беременности, что с неминуемой неизбежностью приведёт к замедлению неконтролируемого роста населения и, как следствие, к неумолимому и неотвратимому дальнейшему стабильному повышению уровня благосостояния нации». Так одно или другое?

*                     *                      *

10.07.11.19.03.  Кана принесла поздравительный адрес, который ей вручили по службе. Похвастаться.  Выписанный за выдающегося уровня достижения в трудовой деятельности. Изящно оформленный папирус и высокопарный текст. «Каана Ду-Пааве Ап-Мист Цу-Челис, второй надзиратель отделения вспоможения страждущим нумер сто девяносто»… ну и так далее. Только бОльшая  часть текста почему-то про пылающее сердце, которое всегда обогреет сирых и убогих, про горящий факел знаний, несомый в тёмные умы новопринятых в отделение неумех… – и  прочее в таком роде. Вроде бы прежде адреса составляли как-то по-другому? Впрочем, я не специалист.

Кстати, вокруг становится ощутимо теплее. Кажется, наконец настоящее лето пришло. Или это у меня уже нервное? От чрезмерной впечатлительности?

*                     *                      *

19.07.11.19.60. Весь вечер под окном топот, гогот, всполохи и вообще хипеж. Молодёжный отряд «Горячие головы» призывает сограждан добровольно приобретать инструментарий для обогрева среды. Причём каждый оратор твердит именно «инструментарий». Сбиваются, запинаются, но  настойчиво повторяют друг за другом. Борцы за светлое будущее, так их, кажется, обозвал Вице-Попечитель по ящику. Ну, так борец за борцом демонстрируют неплохую натасканность при полном неприятии синонимов. А я-то радовался, что окна выходят на проспект, а не на унылый двор. Ах, как Вы ошибались, дорогой друг мобиллер!

Сосед купил – недёшево – специальную печь для обогрева улицы и встроил во внешнюю стену. Говорит, ему  так велели долг, Кормчий и бригадир. И вообще надеется, что начальство со временем непременно поощрит наиболее отвязных патриотов, а так как подобное оборудование он смонтировал самым первым... В нашем доме, во всяком случае. Всем твердит, что и сам Кормчий как профессиональный народолюбец принесёт жертвы на алтарь отечества. Ох, боюсь, принесёт. Главное – держаться от происходящего подальше, дабы ненароком не стать одной из них.

*                     *                      *

27.07.11.23.75.  Кент приволок сегодня листовку. Грязно-серого цвета и на редкость непрезентабельного вида. Всё-таки как хотите, а эстетика превыше идеологии. Если твоё произведение в руки взять противно, то крайне маловероятно, что вложенные в него мысли отличаются ясностью и глубиной. Можно заранее гарантировать, что текст, напечатанный кое-как, не содержит ничего, кроме графоманского бреда. Кент жутко обиделся и стал орать, что парня, одаривавшего прохожих сим опусом, на его глазах грубо повинтили шибеи. И ещё пару-тройку подвернувшихся обывателей прихватили за жабры.

- Так ты, дружок, выходит, рисковал свободой и – чего там мелочиться – глядишь, и жизнью ради вот этой бумажонки?

Он вместо посильного участия в предложенной разумной дискуссии наговорил мне кучу обидной чепухи, которую нет смысла здесь приводить. Я планировал заявить, что у меня, возможно, найдутся  более серьёзные причины ставить на кон будущее, чем стремление распространить или, тем более, всего лишь прочесть дилетантские измышления, но он уже ушёл. Удалился  громко, у меня ещё долго звон в ушах стоял.

А листовку всё же оставил, так что мне пришлось-таки ознакомиться с её содержанием. Некий магистр со смутно знакомым именем  грозил разного рода экологическими бедствиями, ежели организованная властями кампания по ускоренному разогреву среды не будет решительно свёрнута. Должен признать: я ошибался. Вполне разумные вещи излагал данный деятель. Тривиальные, конечно, но толковые. Если не считать ритуальных пассажей о возможности лавинообразного ускорения процесса нарастания температуры вплоть до достижения Гибельного Порога. Кажется, с того дня, когда Кормчий объявил благодарному народу, что в его казне более нет средств на прокорм дармоедов-учёных и их богомерзкие опыты, никто в наших широтах не упоминал ни пресловутый Порог, ни даже Проблему Ста Градусов. А тут разом и то, и другое. Лаборанты и практиканты, заменившие отъехавших профессоров, обожают сгущать краски. Ну и что? В чём же здесь общественная опасность? Для чего было умиротворять дубинками распространителя и прочих сограждан? Начинаю думать, что Кент в своих однообразных – и весьма надоедливых – многословных монологах всё же в чём-то прав, и наш уважаемый Кормчий отнюдь не спаситель Отечества, каким до недавнего времени мне казался, а обыкновенный сатрап. Каковым ему и естественнее быть, в общем-то…

Кстати, он наконец-то и сам появился в эфире, поставил цели и наметил задачи. Или наоборот, не помню. Сказал, что всеобщее счастье наступит спустя определённый временной период. Достаточно лишь немного поднять температуру (не до ста, понятное дело; он же всё-таки не полный олигофрен, что бы там ни считали Кент, магистр и их заполошенные единомышленники).Если действовать постепенно, но настойчиво, население, хотя и не без труда и определённых незначительных жертв,  приспособится, в то время как произрастающие на полях культурные насаждения придут в полный восторг и начнут плодоносить по десять-пятнадцать раз в год. Вдобавок и без того облагодетельствованный народ выиграет ещё и от исчезновения необходимости в тёплой одежде. Вон оно как!

*                     *                      *

26.07.11.24.16.  По ящику гордо сообщили, что мы уже опередили бОльшую часть развивающихся стран по выработке тепла на душу населения и вот-вот догоним развитЫе.

Таки да! Кое-где ещё можно относительно комфортно существовать, но местами просто жарища. Однако народ практически не ропщет, убеждённый, как обычно, что надо лишь немного потерпеть, и станет совсем уже хорошо. По крайней мере, видно, что власть что-то делает для населения, старается. Прежняя совсем не так старалась. Да не старалась вообще. За границу плавали брюхи греть. И детей туда отправляли. Учиться и вообще. У нынешних же дети все туточки. Или вот-вот вернутся. А у Кормчего дети вообще хорошие, румяные, упитанные. Да и тех он вот-вот передушит, дабы славно править верным народом не мешали.

Не соучаствовать. Не состоять, не привлекаться, не сотрудничать. Тихо и спокойно делать своё дело. А что я ещё могу-то? Я и этого, наверное, не могу.

*                     *                      *

32.07.11.22.22.  Ящик противно включать. Непременно наткнёшься на выпятившую вторичные половые признаки фифу, голосящую нечто вроде: «А он такой холодный, а он такой чужой». Или на добра молодца, который в сопровождении роты опричников в качестве подпевал басом выводит: «Я тебя обогрею, как Родину, гарантирую: хватит на всех!»

Кана пришла расстроенная: у них развернули огромную печь прямо на работе. Теперь страдают и они сами, и сирые с убогими, но те хоть на улице  чуть-чуть охладятся, а Кане со подруги в помещении просто печь. Так им же и полагается о всяких каликах перехожих печься – вот и пекутся. Это я  попробовал скаламбурить, дабы вывести боевую подругу из депрессии – не получилось, обиделась, ушла. Что-то я в последнее время всех обижаю. Видно, мозги от перегрева как-то неправильно работают.

Кроме шуток: в самом деле видения начались. Периодически на краю зрительного поля как будто возникают разноцветные пузырьки, которые медленно всплывают вверх... Впрочем, если помотать головой, глюки прекращаются. Надо бы к лекарю сходить, взять чего-нибудь… жаропонижающего. Только боюсь я их. Попадёшься к ним в клещи – и не вырвешься. Залечат.

*                     *                      *

15.08.11.24.67.   Под окном ежедневные парады. В основном, молодёжь и ветераны.  Вот как раз в момент, когда я пишу эти бессмертные строки,  Движение Молодых Самок» вышло на Марш Любви и Единения. Движутся самочки синхронными спазматическими рывками, вызывающе оттопырившись и недвусмысленно задрав хвосты. Видимо, пытаются генерировать волны любви. Позы сих лучших представительниц нашего вида и траектории их перемещения в пространстве вульгарны и омерзительны. Как и они сами. Я имею моральное право судить об этом. С профессиональных, так сказать, позиций. Ну и что?! Что дальше-то?!

*                     *                      *

31.09.11.22.71.  Любимый руководитель собрал персонал в офисе и сообщил, что все завтра же должны принести свидетельства об установке в жилищах печей. Я напомнил, что по ящику всегда заявляли о сугубой добровольности таких действий. Начальник взглянул на меня сухо, поинтересовался, хорошо ли я осознаю нравы страны обитания, после чего объявил, что я прав и что мы все приобретём и установим оные печи на абсолютно и сугубо добровольной основе. Но в обязательном порядке. И не забудем взять справки, поскольку у него их потребует высшая власть. В лице её спецпредставителя и в соответствии со списочным составом предприятия. Я более не стал возражать. Осознал, скажем так.

*                     *                      *

35.09.11.29.72.   Почва достигла такой температуры, что на неё невозможно ступить. Давно ходили слухи про подземелья, набитые таинственной аппаратурой для поражения сил потенциального противника. Враги и кляузники утверждали, что вышеупомянутое оборудование отличается до крайности изощрёнными и на редкость разносторонними возможностями. Лучшие механикусы, не покинувшие акватории Отчизны в отличие от дезертиров-учёных, денно и нощно следят за поддержанием оной техники в надлежащей исправности. Дабы активизировать при случае. Похоже, всё так и есть. Верю. Я теперь во многое верю. И Кормчий не пожалел секретного народного достояния ради народной же пользы. Применил передовые разработки. Действительно, аппараты оказались универсальными. На всё сгодились. Молодцы механикусы.   

Кстати: как, интересно, враги справляются с притоком тепла от нас? Установили охладители на рубежах? Или переселились из приграничных районов и пережидают? Что-то ящик про многое болтает, не заткнёшь, а по столь волнующей теме – никаких комментариев. Ни полсловечка про то, как оные засранцы переживают наши последние успехи.

Так что перемещаться теперь возможно только вплавь, поверху. Впрочем, вы, активные НЕЧИТАТЕЛИ моего ПД, должно быть, в курсе. Как хорошо, что нам ещё и повезло с планетой! Задираю голову и смотрю вверх. Где-то там, над водной поверхностью,  начинается голая атмосфера. Что бы стало с нами, если бы мы жили НА СУШЕ? Или тогда мы, возможно, были бы умнее? Что-то сомневаюсь.

*                     *                      *

 42.14.11.32.95.   Когда я сегодня выплыл из дому, окрУга заметно изменилась. Пузырьки были повсюду. Их становилось больше и больше. Наполненные воздухом сферы сливались друг с другом, весело бурлили, сталкиваясь с измученной жаром кожей, щекотали её. Это было… приятно. Они медленно всплывали со дна; постепенно ускоряясь, бодро взмывали вверх и где-то там, высоко,  лопались. Должно быть, с задорным и сочным  хлопкОм. Жаль, что я не услышу этих хлопков. Я бы не прочь.

А вы знаете, разворачивающиеся действо, пожалуй, чисто эстетически смотрится прекрасно. Если бы кому-то удалось взглянуть на происходящее со стороны. Честное слово, очень красиво. Как специалист утверждаю.

Я всегда думал, что в конце всё будет именно так.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования