Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

eva leh - Не совсем сто

eva leh - Не совсем сто

 
Празднование трехсотстолетия Дня Ста, который традиционно проводился в сотый день от 1 января, правительство Черного материка планировало провести с чрезвычайной помпезностью. Предполагалось, что размах мероприятия потрясет Желтый и Белый материки и докажет, наконец, всему миру, сколь могущественна черная раса. Названия материков, как и народов, их населяющих, именовалось традиционно от прародителей-колонизаторов планеты Эрба, но цвет кожи людей на всех материках был одинаково разнообразным, что не мешало, к примеру, чернокожим ораторам бить себя в грудь с криками:
- Мы, белая раса, не позволим каким-то чернозадым выстроить на Пике Земли памятник Ликующей Матери в День Проклятого числа!
- Это оскверняет Мать Скорбящую, оскорбляет наши чувства! Это прямое нарушение Конвенции о пяти нейтральных территориях! Наивысшая точка планеты принадлежит всем жителям, хотя и находится на территории черных.
- Этак завтра они доберутся и до Острова Печали и построят там танцпол!
Кремер поморщился, выключил звук и вышел на балкон, который полагался чиновнику его ранга. Еще несколько лет безупречной службы, и он сможет получить кабинет с большим балконом, на котором будут расти деревья в кадках. А пока на небольшом пространстве ютилось несколько вазонов с розами. Кремер полил их, сделал несколько дыхательных упражнений на коврике в центре, поблагодарил жестом Солнце Эрбы за гостеприимство и вернулся на рабочее место.
Он быстрыми движениями пальцев набросал отчет о новостях на других континентах и отправил в аналитический отдел. Каждая строчка отчета взывала к осторожности, вероятность разгорания военного конфликта неуклонно увеличивалась.
Рабочий день подошел к концу, солнце спряталось за небоскребами, теснившимися на горизонте. Кремер подошел к зеркалу, с пристрастием осмотрел свой внешний вид. Форма сидела безукоризненно на его гибком негритянском теле, в голубых глазах не было ни следа многочасового слежения у экранов, светлые волосы, такого же цвета, как у Ликующей Матери, уложены безупречно. Ну, что же, можно отправляться на встречу с Теей. "Она будет недовольна, что я приду в форме на свидание, это привлекает лишнее внимание, но она должна привыкать", - подумал он мимоходом.
Тея уже ждала его в кафе, вид у нее был озабоченный. Она теребила салфетку и потирала свой крошечный носик указательным пальцем, Кремер хорошо знал, что значит этот жест. Он знал о ней очень много и любил все, что знал. Особенно ее раскосые глаза с обманчиво детским выражением. Внешне Тея мало соответствовала своему статусу лучшего журналиста престижного издания, скорее, она напоминала хрупкую китайскую статуэтку. Но стоило ей заговорить…
Кремер осторожно потрогал хрустящий листок в кармане, словно хотел убедиться, на месте ли он. Это был ответ с Бюро генного контроля, им разрешался брак с детьми. Сейчас он отдаст ей этот листок, и она забудет обо всем.
Он положил перед ней бланк и взглянул с теплотой в ее лицо, но выражение озабоченности сменилось ужасом.
- Нет, только не сейчас, - проговорила она умоляюще.
- Мы же мечтали об этом! – сказал Кремер, с трудом сдерживая гнев, ведь в зале было несколько посетителей, а он был в форме.
- Пол, я понимаю тебя, я тоже хочу семью, детей… Но посмотри, что творится на нашей Эрбе. Нет никакой стабильности, в любой момент может вспыхнуть война. Эта затея с памятником на пике Земли доведет до бешенства наших желтых соседей. Они предпочли бы видеть на пике памятник своему Доктору Фучико, основателю Ордена Ста и праотца нации. А ты знаешь их уровень развития технологий.
- Тея, мы договорились с тобой, что не будем говорить о моей работе. Твоя профессия…
- Моя профессия, Пол, позволяет мне располагать информацией, и я думаю, что ситуация настолько сложна, что надо предпринимать все, что возможно и даже более…
Она помолчала минуту, а потом выпалила, не глядя Кремеру в лицо:
- Я хочу попасть на Остров Печали и найти там ответы, которые скрывают от всех усилиями трех правительств. Я хочу понять, почему у нас число сто – число радости и удачи, у белых – проклятое число невезения, а у желтых – число привилегированного сословия. В этом корень всех наших культурных и политических разногласий. Это приведет нас к войне не сегодня, так завтра. Я уверена, что информация хранится там.
Кремер схватил Тею за голову и просипел ей в лицо:
- Ты понимаешь, что ты говоришь?! И кому?! Офицеру госбезопасности! Думать о проникновении на территорию острова – уже преступление. Тебя будет судить Международный трибунал. Это в лучшем случае. А, скорее всего, ты погибнешь, пытаясь пройти сквозь защитные слои.
- Я не рожу тебе детей, если ты не поможешь мне, - спокойно ответила Тея.
- Может, ты и не собиралась? Не для этого ли разговора ты познакомилась со мной, имитировала чувства. Профессия журналиста лишает человека совести.
- Я люблю тебя, Пол, и хочу сделать это ради наших детей в том числе. Можешь проверить меня на своих детекторах лжи.
Кремер уставился в окно, на его лице не отражались никакие эмоции, Тея терпеливо ждала. Наконец он заговорил:
- Даже если я соглашусь помочь и принесу тебе карты защитных слоев, ты все равно не достанешь карт других государств. А ведь слои наложены друг на друга. Это знает любой школьник. На что ты рассчитываешь?
- У меня есть карты наших условных противников.
- Ты спала не только со мной? – ухмыльнулся Кремер.
Тея хватанула воздух ртом, из глаз ее брызнули слезы.
- Прости, - пробормотал Пол, прижимая женщину к себе.- Это я от страха за тебя. Прости. Я достану карту. И пойду с тобой.
- А потом все будет так, как мы хотели. Две девочки и мальчик, - вытирая слезы, вздохнула Тея.
- Да, так как мы хотели, два мальчика и девочка.
- Так и быть, - улыбнулась Тея. – Только один из мальчиков не будет военным.
 
Кремер принес карту Тее домой на следующий день.
- Так быстро! – радостно всплеснула она. Затем погасила улыбку и спросила участливо:
- Чувствуешь себя преступником?
- Нет, я по-прежнему обеспечиваю безопасность своего народа, просто принял решение самостоятельно. В последнее время я много думаю о том, как остановить гонку вооружения, как сблизить наши страны. Возможно, ты права, и ответы хранятся на острове.
Тея обняла Пола и повела в свой кабинет, обычно там она находилась в одиночестве и гостей не принимала, но сегодня за ее компьютером сидел высокий парень в спортивной одежде. При виде Пола он встал и настороженно взглянул на Тею.
- Знакомься, это Грег. Пол принес нам карту, - сказала Тея.
Грег улыбнулся и протянул Кремеру руку.
- Грег Тревел, чемпион мира по подводному плаванию, - уточнил Пол, пожимая крепкую ладонь.
- Вы интересуетесь спортом? – удивился парень.
- Я всем интересуюсь, - буркнул Кремер. – У меня такая работа.
Тея присела на крошечный белый диван:
- Грег достал нам остальные карты.
- Каким образом? – сухо поинтересовался Кремер.
- Я хакер. Папа отдал меня на плавание, чтобы я не сидел за компьютером сутки напролет, - обворожительно улыбнулся он.
- Нашу защиту ты не смог взломать и …
- И тут Тея пришла ко мне взять интервью, - закончил фразу Грег.
- И кто еще в вашей … компании?
- Никто, - ответила Тея.
- Разумно. Очень разумно, - похвалил Кремер. – Что побудило тебя заняться этим опасным делом?
- Любопытство. Хочу знать, что от нас скрывают. Почему место высадки первых людей на планету засекречено, а не превращено в музей?
Кремер удовлетворенно кивнул. Мотив был ему понятен. Чемпион, хакер, красавец, весь мир в кармане. Скучно, адреналина не хватает. Такой человек в команде пригодится. Нечем дорожить, не о чем задумываться.
- Ну, что ж, давай посмотрим на карты, - сказал Кремер, и Тея окончательно расслабилась.
- Я приготовлю вам бутерброды, - сказала она и юркнула на кухню.
 
Через месяц они имели кропотливо разработанный план действий. Кремер много раз обдумал и взвесил все детали предстоящей операции.
Тея организовала международный детский фестиваль игр на воде. Фестиваль проходил в открытом море на нейтральной территории в непосредственной близости от запретной зоны. Таким образом они оказались рядом с местом операции, и интерес Кремера к материалам о запретной зоне был вполне обоснован. Кремер со своими сотрудниками присматривал за порядком, а Грег Тревел был почетным гостем фестиваля.
После торжественного открытия фестиваля, на котором Грег произнес очень толковую речь (скорей всего, к тексту приложила руку Тея) заговорщики уселись на палубе главного корабля под белым зонтом. Их непринужденные позы, коктейли в руках создавали впечатление нежащихся на солнце бездельников, устроивших себе отдых за государственный счет. Морская гладь пестрела яркими парусниками, на верхней палубе играл оркестр. Музыкантов было девяносто девять, как и участников соревнований. Это была обычная практика на международных встречах – избегание числа преткновения.
- Тея, твой наряд не слишком откровенен для детского фестиваля? – поинтересовался Кремер.
- Милый, не ворчи. Это ты можешь не отчитываться своим подчиненным о том, где находился. А мы с Тревелом – люди публичные, и мне пришлось состряпать для своих историю соблазнения Грега. Наше исчезновение будет всеми истолковано сответствующе и не вызовет ненужного любопытства.
- Я попиариться не против, Тея – женщина известная, - сказал Грег, демонстративно целуя ей руку.
- Не могу не согласиться с вами, Грег – красавчик, придумано правдоподобно, но противно как-то, - сказал Кремер вставая. – Вы тут пиартесь, а я пойду еще раз проверю каюту Теи на прослушивающие устройства. Пора посовещаться.
 
Через час они собрались в каюте за круглым столом. Кремер был очень серьезен.
- Как и планировали, операцию начинаем сегодня. Во время вечеринки, посвященной открытию. Будет шумно, мои ребята при деле, в толпе веселящихся, вы с Грегом на его яхте отплываете в сторону, противоположную Острову, я забираю вас с нее на катер госбезопасности. Мы отправляемся к точке проникновения, в место с наименьшим количеством датчиков. Сейчас необходимо проверить, все ли вы запомнили.
- Пол, да мы уже раз сто все повторяли, - начала было возражать Тея, но Грег ее перебил:
- Ему так спокойнее, пойми, мы люди не военные, он в нас не уверен.
- Спасибо, Грег, за понимание, - отозвался Кремер. – Повтори мне первый этап.
Грег заложил руки за голову, откинулся на кресле и начал послушно повторять выученную инструкцию:
- Я плыву на глубине 200 м полмили не по прямой линии, имитируя передвижение морских животных, а затем выныриваю и на буе отключаю двойным нажатием желтую кнопку, набираю код 5А67. Затем повторяю подобное отключение через каждые сто метров с зеленой, синей, черной и красной кнопкой. При этом буква меняется на У, Н, Р, К. Первое число кода увеличивается на один, а второе уменьшается на два. Когда доплываю до берега из воды не выхожу, нахожусь под нависающим деревом, их там много, и жду вас.
- Что ты забыл сказать? – нахмурил брови Кремер.
- Я не выхожу на берег, потому что не знаю точного времени и поэтому не знаю графика движения камеры, которая снимает остров со спутника.
- Нет.
- Я прячу голову за буем относительно Острова.
- И снимаешь перед погружением в воду с себя все, что на тебе есть. Датчики реагируют на это. Ты должен быть как морское животное. Снимешь одежду, свои дурацкие серьги и все то, что носит на себе каждый человек: телефон, код, медицинскую карту, словом, все.
- Я помню.
- Как мы узнаем, что он справился? – спросила Тея.
- На катере есть приборы, которые зафиксируют отключение наших буйков, будем надеяться, что остальные отключатся тоже, - объяснил Кремер.- Теперь ты, Тея.
- Я сниму всю информацию с записывающих устройств. При малейшей опасности все бросаю и возвращаюсь на катер или корабль. При неблагоприятном стечении обстоятельств причастность к операции отрицаю и выдаю версию журналистского расследования вашего подозрительного поведения, - оттараторила Тея свой текст.
- Все, сейчас отдыхаем. После первого танца вы исчезаете. До встречи на яхте, - сказал Кремер и вышел.
- Он не ревнует? – спросил Грег.
- Пол очень уверенный в себе мужчина, он знает, что у тебя нет никаких шансов, - рассмеялась Теа.
 
Самое трудное – ждать. Это общеизвестно. Пол и Тея стояли, всматриваясь в темноту. За их спинами вдали сиял огнями корабль, но шум с него не доносился.
- Как можно столько проплыть и не потерять направление? А если он не справится? Это не под силу человеку, - запаниковала вдруг Тея.
- Грег - не обычный человек. Он чемпион по подводному плаванию.
- А я точно справлюсь с чудо-лодочкой? – снова забеспокоилась девушка.
- Ты так ее назвала? – спросил Пол, доставая пластиковые доски.
- Ну, не называть же ее плавсредство ФК-412.
- Да, название еще не придумали. Это новая разработка. Очень легкая, двигается бесшумно, управляется несколькими кнопками. Смотри: вперед, вправо, влево, стоп. И скорость вот этим рычагом регулируется. Проста, как детская игрушка, - успокаивал Пол Тею.
 
И тут раздался долгожданный сигнал зуммера.
- У него все вышло! Поплыли!
- Нет, не сейчас. Еще 10 минут мы в зоне слежения спутника желтых, засекут – испепелят. Автоматически.
Пол обнял дрожащую от страха и нетерпения Тею и принялся шептать какие-то глупые слова, и ему удалось насмешить ее.
- А теперь – вперед! У нас всего 6 минут, - скомандовал он, и две фигурки на досках заскользили по глади воды.
 
Грега они нашли быстро. Он стоял в воде по пояс и стучал зубами от холода. Пол рассоединил свою лодочку на две, отдал одну Грегу, затем из рюкзака за спиной достал гидрокостюм с подогревом.
- Через 12 минут передвигаемся к зданию, на песке следы за собой заметаем ветками, через лужайку бежим быстро, на это 4 минуты. В здании можно будет расслабиться. Там камеры отключены, - ровный голос Пола внушал спокойствие.
Дверь автономной станции открылась автоматически. Внутри горел ровный неяркий свет, станция обманчиво выглядела жилой.
Такими станциями были оборудованы все острова Эрбы еще до того, как на ней появились люди. Пятьдесят лет роботы готовили планету к заселению.
- Ищите двери со вскрытыми пломбами, в них жили первые люди, сбрасывайте на носители всю информацию с компьютеров и видеокамер, они есть в каждом помещении. Код доступа – три четверки. А я в медблок и в операторскую, там должны быть материалы видеоотслеживания пространства вокруг станции. Встречаемся в столовой, - распорядился Кремер и исчез в одном из коридоров.
Когда он вошел в столовую, Грег и Тея уже были там.
- Комнат, в которых жили люди, всего три, - растерянно сказала Тея.
Грег молча кивнул, подтверждая ее слова.
- Должно же быть сто! Это общеизвестный факт. На корабле с Земли было сто супружеских пар разных национальностей… - возмутился Кремер.
- Мы все изучали историю Земли, - перебила его Тея.
- Я вскрыл несколько запломбированных комнат – они нежилые, - развел руками Грег. – Возможно, на острове есть еще постройки.
- Нет, это точно, - ответил Кремер.
- Остальные пары могли оставаться на корабле до прибытия роботов. Как бы там ни было, но вскоре мы все узнаем, - похлопала Тея по коробкам, упакованным в непромокаемый кейс.
 
- Мы справились быстрее, надо посмотреть графики спутниковых камер, - сказал Кремер и углубился в расчеты.
- Наконец-то информация у нас. Она должна стать достоянием всех народов. Жители Оу имеют право знать правду, - сказала Тея, усаживаясь поудобнее.
- Согласен, - сказал Грег и оглянулся. – Интересно, а еда здесь есть? Я ужасно проголодался.
- Не думаю, что консервы, которым три раза по сто лет, пойдут тебе на пользу, - рассмеялась Тея.
Кремер протянул Грегу ампулку:
- Вколи себе это, ты потерял много сил. После нее несколько суток не будешь голоден.
- Вот это да! – обрадовался Грег.
- Можете поболтать еще, подходящее время не скоро.
- Вот ты, Тея, обратила внимание, как ты сказала, не триста, а три по сто, - спросил Грег.
- Мы все так говорим.
- Мы – да. А у наших соседей число сто запрещено для использования простыми людьми. Это священное число Ордена Ста, в котором, кстати, правящая верхушка – сто монахов, принявших имя Основателя Фучико, - задумчиво сказал Грег.
- Это логично. Сто пар прилетели на планету, чтобы продолжить род человеческий, так как Солнце угасало. Нашу планету долго подбирали, и она очень похожа на Землю, мы даже звезду называем Солнце, словно мы на Земле. Сто пар должны были населить Землю детьми от счастливых браков, никаких людей из пробирок, ученые Земли считали таких людей ущербными. Число сто – число радости, как у нас, или священно, как у них, - пожала Тея плечами.
- К чему ты клонишь, Грег? - отвлекся Кремер от упаковывания рюкзаков.
- К тому, что белые считают число сто проклятым, числом невезения. У них даже домов под номером сто нет. девяносто девять жилых домов, а затем всегда административное здание, которое нумеруется по-своему. А в День Ста, когда мы делаем сто подарков для родных и друзей, некоторые из белых фанатов вкалывают снотворное, чтобы вычеркнуть этот день из своей жизни.
Тея ответила неуверенно:
- Историки Эрбы говорят, что эта традиция связана со скорбью по планете Земля и оставшихся на ней людях…
- А, может, с катастрофой, постигшей корабль, ведь комнаты мы обнаружили только три, - предположил Тревел.
- Но почему ее скрыли от всех? – удивилась Тея.
Кремер встал и положил руку на ее плечо.
- Я думаю потому, что без пробирок не обошлось. Математику учила? Откуда столько народу развелось? И, кстати, нам уже пора…Грег, посмотри, что показывают видеокамеры наружного наблюдения.
Тея повернулась к Кремеру:
- Как все быстро прошло. И без проблем.
- Я же профессионал, степень риска операции высчитывается по формуле, она была достаточно низкой, поэтому я взял тебя на остров.
Подошел Грег, явно чем-то встревоженный:
- Не хотелось вас прерывать, но на берегу кто-то есть. Их видно из окна.
Кремер метнулся к окну:
- Мы называем их химеры. Творение больной фантазии одного белого ученого. Биороботы. Используются только на Острове. Ранее слонялись по нему только днем, так как питаются они энергией солнца. Видимо, мутируют.
- Чем они опасны? – спросил Тревел.
- На ощупь они, как слизни, хотя имеют очертания человека. Самое страшное – смотреть им в "глаза" или слушать издаваемые ими звуки. Что-то вроде гипноза. Усыпляют и душат. Контакт со слизью чреват ожогами.
Грег удивился:
- Откуда тебе известны такие подробности?
- Наши делали попытку проникновения на остров. Днем.
- Как же мы выберемся, Пол? – тихо спросила Тея.
- Будем бежать к воде цепочкой, не поднимая глаз, эти твари в воду не заходят, иначе они бы могли уйти с острова. В гидрокостюме есть защитная маска, бежать надо быстро, кислорода здесь немного, он вырабатывается из воды. Повторяйте за мной все, что я делаю, - сказал Пол, натягивая маску на лицо. Затем он надел наверх плотно прилегающие очки. Жестом показал, где нажать кнопку, и в уши ворвалась громкая музыка. Прикрываясь чудо-лодочкой, словно щитом, он выбежал за дверь, за его спиной пряталась Тея, а Грег замыкал их маленький отряд. Они бежали, не останавливаясь до самой воды, стараясь не концентрировать внимание на мягких прикосновениях химер, пытающихся остановить их. Только зайдя в воду по пояс, сорвали маски с лица. Музыка в ушах продолжала грохотать, но Кремер ощущал в руке ладошку Теи. Она вырвала руку и забарабанила кулаками по спине Пола. Он оглянулся и увидел, что Грега с ними нет. Химеры на берегу сгрудились в большую кучу.
"Черт, подмяли парня под себя. Сейчас я их раскидаю, только бы успеть за три минуты",- подумал Тревел уже на бегу.
Орудуя лодкой, как лопатой, он раскидал верхних химер, затем стал действовать руками, боясь зацепить Тревела. Лодочку он отшвырнул в воду, надеясь, что Тея поймает ее. Внутри него, перекрывая музыку, тикал таймер. Наконец, он наткнулся на лодку Грега, тот лежал ничком на песке, прикрываясь ею. "Глаза не открывать", – снова, в который раз, напомнил себе Кремер, нащупал ногу Пола и потащил к воде. Сорвал маску и увидел, что немного сбился с курса, Тея, стоя по колено в воде, отчаянно махала рукой в ста метрах от них. Она была под кроной огромного раскидистого дерева, а они на открытом пространстве.
- Твари облепили меня со всех сторон, и я запутался в них, - попытался оправдаться Грег.
- Не сейчас, Тревел, сейчас к Тее и как можно быстрее. Таймер молчит, - проорал Кремер, стараясь переорать музыку. Они оба не услышали друг друга, но поняли.
Уцепившись в лодочку, которая быстро и уверенно разрезала волны, они неслись к Тее.
 
- Тебя не будет целую неделю…- сказала Тея при расставании.
- Я не могу проигнорировать приглашение министра. Да и тебе не терпится приступить к монтажу фильма. Я же вижу.
- Да. И твое отсутствие позволит мне погрузиться с головой в интрижку с Грегом. Мы будем работать дни и ночи напролет.
- Береги себя, тебе еще рожать.
- И ты береги себя, отец моих будущих детей. Сто футов тебе под килем.
 
Когда Кремер вернулся на яхту Грега, он обнаружил Тею совершенно изможденную.
- Ночи любви тебя вымотали, - пошутил он, но Тея не рассмеялась.- Фильм не получился?
- Черновой вариант монтажа я тебе покажу, но он не отвечает нашей цели.
- Как не отвечает?
- Сам увидишь, - устало выдохнула девушка. – Грег уже все подготовил, пойдем смотреть. Они спустились в кают-компанию.
Кремер молча обменялся рукопожатием с Тревелом, даже в полумраке было видно, как осунулось его лицо.
 
"Сто пудов вранья"- засветился белым на черном заголовок фильма.
- Это рабочее название, его стоит заменить, - прокомментировала Тея.
Первые кадры были отрывками из общеизвестных хроник отправки корабля под названием "Сто шансов" с Земли. Тея и Грег сделали их черно-белыми. Зазвучал голос Теи за кадром, он был изменен с помощью программы, предоставленной Полом.
- Неузнаваем, - удовлетворенно отметил про себя он.
"В нашем фильме мы расскажем жителям Эрба правду о колонизации планеты. Фильм очень короткий, потому что правда иногда выглядит настолько неприглядно, что лучше подавать ее мелкими порциями. Вы увидите несколько видеофактов с пояснениями.
Экран потух до темноты, а затем взорвался миллионами красочных огней.
- Это не салют, так выглядело прибытие корабля на Эрбу. Причины катастрофы нам не известны. Видимо, какой-то неучтенный фактор.
А сейчас вы видите запись видеонаблюдения с автономной станции на Острове Печали. Теперь вы понимаете, почему он так назван".
На поляне перед станцией стояло три астронавта. Нашивки на костюмах точно указывали на то, что они были пассажирами корабля.
"Если вы всмотритесь в их лица, то узнаете знакомые черты Отцов Основателей наших народов: чернокожий полковник, бельгийский художник и врач-китаец".
Следующая сцена была съемкой внутри станции, трое мужчин сидели в столовой. Они были в другой одежде, на столе – напитки и еда.
- Миссию можно назвать частично выполненной, - оптимистично заявил Полковник.
- Она провалена. Главная цель миссии – заселение планеты людьми, а среди нас ни одной женщины, - отозвался Доктор.
- Все пассажиры должны были катапультироваться с корабля, как и мы, будем ждать. Возможно, неполадки со связью, - сказал Художник. – Будем дежурить по очереди, чтобы не пропустить сообщение. Роботы тоже ищут уцелевших.
На экране появился затененный силуэт Теи.
"Её нашел не робот, а Доктор, прогуливавшийся по окрестностям на следующий день. В густой листве едва был заметен ее серебристый комбинезон. Безжизненное тело застряло между ветками. Доктор на руках принес ее в медблок, подсоединил к медицинской аппаратуре для оказания первой помощи и отправился в комнату к бельгийцу. Женщина была без сознания, но жизнь теплилась в ней, и она была не просто белой. Художник родился под счастливой звездой, это была его жена".
Доктор разбудил Художника, который спал после дежурства.
- Вставай, поговорить надо. Я нашел твою жену. Об этом свидетельствуют записи на нашивках. Бельгийка, Анна, - мрачно сказал он.
- О, Боже! Но почему ты так встревожен? Она в порядке?
- Нет, она в медблоке. Без сознания, потому и не отвечала на позывные. Она может выжить, а может и не выжить. В данной ситуации все зависит от меня. Состояние тяжелое, я могу списать все на бессилие медицины. Земля далеко, мы здесь сами по себе.
Художник вскочил и попытался ударить китайца.
- Поосторожнее с единственным хирургом на планете, - цинично ухмыльнулся он, легко увернувшись.
Художник сел на пол, через минуту-другую спросил:
- Чего ты хочешь?
- Отдай ее мне, года на два, потом я верну ее. Я хочу, чтобы мой народ не исчез. Для этого я пойду на все. Я оставлю себе ребенка, а ее верну. А может быть двух, нас всех подбирали с расположенностью к двойням. У тебя нет выбора. Это главное, что ты должен понять.
- А если она не согласится?
- Предоставь это мне.
Доктор не стал ждать, что ответит Художник, он просто ушел спасать Женщину. Художник остался сидеть на полу, он обхватил колени руками, плечи его вздрагивали от беззвучных рыданий.
" Доктор вылечил Анну, он был замечательным специалистом. Когда она пошла на выздоровление, он колол ей снотворное и насиловал до тех пор, пока результаты анализов не показали беременность. Мы располагаем видеоматериалами, но в фильм их не включили".
Кремер оглянулся на Тею, по ее щекам текли слезы.
На экране тем временем появился живописный пляж на острове.
"Доктор не обманул. Через два года он высадил Анну на острове", - прозвучал голос за кадром и замолчал.
Анна бежала по кромке воды навстречу любимому, ее белые волосы развевались на фоне моря, казалось, еще немного, и зазвучит реклама шоколада, но вместо этого сначала Анна, а потом Художник упали в песок, как подкошенные. Из зарослей прибрежной растительности вышел Полковник с винтовкой, он перекинул женщину через плечо, словно добычу, и ушел с поля зрения камер. Ее безжизненная рука болталась в такт его уверенным шагам.
"Он не убивал, это было снотворное", - пояснила Тея.
"Да, мы чернокожие, но какой цинизм называть Мать Ликующей", - мелькнуло у Кремера в голове.
"Полковник вернул Анну через долгих пять лет, у него осталось трое детей, а у женщины – шрамы на руках.
Но все же они встретились. В сумерках. Они сидели на песке обнявшись, целую вечность.
Анна родила Художнику двоих детей и умерла родами через год. Он не хотел детей, но она настояла.
После ее смерти мужчины планеты Эрба собрались на Острове Печали, где и похоронили ее. Там, у могилы Анны, они решили предать историю забвению, но сохранить остров в неприкосновенности в память о ней.
Там же было заключено и соглашение по обмену генетическими материалами, который происходил на протяжении нескольких лет".
Фильм оборвался. Наступила оглушительная тишина.
Нарушил ее Грег:
- Как видишь, Пол, фильм вряд ли будет способствовать росту взаимопонимания между нашими народами…
- Да, правда оказалась слишком жестокой, чтобы стать историческим достоянием, уж лучше существующий невнятный миф. С точки зрения безопасности. Пусть все продолжают считать Отцов основателей первыми президентами.
- Мы уничтожим фильм и все копии материалов, которые вывезли с острова, - сказала Тея. – А мир… Мира будем добиваться кропотливыми, но надежными средствами. Такими, как этот фестиваль, на торжественное закрытие которого мы уже опаздываем.
- Можешь рассчитывать на мою помощь, Тея, - сказал, поднимаясь Грег.
- А я позабочусь о том, чтобы улучшить защиту острова, - пообещал Кремер.
 
Пол сидел в первом ряду и наблюдал за тем, как Тея и Грег вручали медали победителям из разных стран. Он всматривался в счастливые одинаково разноцветные лица детей и думал:
"У нас непременно все получится. Я в этом уверен. На сто процентов".
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования