Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Семенов Константин - Сто крейсеров коррупционного флота

Семенов Константин - Сто крейсеров коррупционного флота

Велизевс сидел за столиком в небольшом кафе и неспешно потягивал крепкий Южно-Алуанский кофе. Голографические часы на стене из универсального пластика показывали девяносто минут десятого.  Стандартные  танийянские сутки подходили к концу, скоро придет доверенный министра, Шурвин Старко. Шурвин уже пять лет возил министра обороны Федерации Большой Медведицы и выполнял различные не совсем законные поручения важной шишки. Причина доверия была известна узкому кругу лиц, но при этом банальна до ужаса, Шурвин был женат на племяннице министра.

Двухстворчатые двери бесшумно расступились, и на пороге кафе появился черноволосый смуглый мужчина  среднего роста и чрезвычайно крепкого телосложения, характерного для жителей планет с высокой гравитацией. Черные мокасины, синие джинсы и простая футболка - ретро стиль ранней космической эры недавно начал входить в моду. В правом ухе у него была клипса-передатчик, украшенная настоящим сапфиром, под цвет его голубых глаз. Улыбнувшись официантке, Шурвин сел напротив Велизевса, небрежно хлопнув его раскрытую ладонь.

- Здорово, Вил! Как жизнь! - Настроение у Шурвина было преотличнейшее. Он был не из тех, кто часто грустит.

 – Марин, кофе как обычно,- сказал он, повернувшись к подошедшей девушке.

- Чему радуешься, старая ракета?! – Притворно удивился Велизевс.

- Да, вот забежал кофейка выпить, да поболтать со старым другом, как тебе кстати погодка?

- Хорошо, как всегда Шува. Мы же в Кольце, понаехали блин! – Велизевс широко улыбнулся.

- Молчи! А то ключицу вырву, я троих, таких как ты, за семь секунд уложу! – Настроение Шурвина повышалось с каждой репликой, а улыбка становилась все шире.

- Полярник! Я слыхал, у вас там только начальное образование после распада осталось, а потом сразу или на рудник или в казарму! А про купол климатического контроля вы, наверное, даже и не слышали.

- Хорош заливать, задохлик! Что у нас там с заказом? – Ироничный тон сменился на деловой.

Официантка поставила кофе на стол и удалилась. Шурвин закурил и сделал глоток. Он явно наслаждался процессом. Велизевс тоже пригубил и сказал:

- А что с заказом? Все хорошо. В срок укладываемся, пожелания учли, как только деньги перечислят,  доляшник получите, не переживайте.

- Я как раз хотел поговорить о доляшнике.

- А что не так? – Занервничал Велизевс. Шува с наслаждением затянулся, выпустил огромный клуб дыма и продолжил:

- Все плохо!

- Да что плохо-то? – Велизевс напрягся. – Что-то с финансированием? – Шурвин сделал еще одну затяжку, выдержал паузу и продолжил:

-Да нет,  не настолько, вообще все хорошо! – Шурвину явно нравилось издеваться над партнером.

- Да что не так-то говори?

- Ну, скажу как есть: у министра жена новое тело хочет, да еще эта вилла на Земле, сам знаешь что там и почем. У меня жена беременна, да и флаер новый купить хочу - Уран Х-5 в люксовой комплектации, не флаер, а сказка. Видел?

- Двадцать пять процентов это очень большие деньги! Вы что хотите, чтобы на первых учениях наши крейсера развалились!? Да их ни одна комиссия не примет! – Велизевс кричал. Собственно в кафе своего брата он мог делать все что угодно, да и столик был экранирован звуконепроницаемым полем.

- Спокойно, в комиссии свои люди.

- А если, не дай Святой Космос, война!?

- Ладно, с кем? С Полярной Звездой что ли? Или Земной Демократией? Скажи еще, с диктатурой Веги! Кохаб Седьмой, вон, до сих пор не понимает, почему ему Земля не помогла? А ты вот как считаешь, почему?

-Да не успела просто. Хотя нет, они как увидели, что он мантию жрет, сразу решили, дешевле сказать: «мы этого мальчика не знаем».

Шурвин усмехнулся, и добавил:

- А вообще, ну нет на Кохабе-3а ни водорода, ни гелия, ни даже урана. Не говоря уже о биосфере.  Так что все их притязания на Кохаб-3б, где тоже, кроме прекрасного вида на газовый гигант и отсутствия жесткой радиации, ничего ценного нет, носят сугубо политический характер. А Земле на амбиции Кохаба Седьмого плевать. А вот если бы ресурсы, какие были или биосфера, прилетели бы, еще бы и демократию построили.

- Это ты точно заметил. Одни чахлые аборигены; миллион на обе луны едва наберется. Причем половина у нас на орбитальных стройках работает, вся экономика на их переводах и держится. – Сказал Шурвин.

- «У нас», ты на родину давно деньги-то отправлял? – Поддел Шурвина, Велизевс.

- Я на родину кораблестроителей отправляю, по частям. Голодают ребята в шахтах.

Друзья засмеялись и заказали еще кофе и по паре сэндвичей с мясом кропту, местного животного напоминающего земных рептилий.

- В общем, есть предложение, - продолжил Шурвин, - мы понимаем, что вы и так экономите на всем: броня вдвое меньше, модернизированные реакторы со старых крейсеров, да и многое другое. Но вот что мне главный на днях сказал - Иди - говорит - Шурочка к Велизевсу и скажи: заказ на кванты тоже его, только кванты пусть будут оснащены по минимуму, ни генератора щита, ни тяжелых ионных пушек, только лучевое оружие и стандартное бронирование. Тогда и борт-стрелок не нужен, достаточно одного пилота, экономия, сечешь? - Говорит.  

Пухлое лицо Велизевса озарила довольная улыбка.

- Был тяжелый истребитель-штурмовик, а стал легкий, почти учебный, так что ли получается?

- Ага, в точку.

- А с комиссией все ровно будет?

- Да не переживай, все схвачено. Ты главное пять корабликов идеальных сделай, все как в госзаказе. Чтоб за страну обидно не было. Это же многоцелевой крейсер-носитель «Единство». Помнишь, что вице-президент сказал:  “Сегодня наша страна начинает самую масштабную программу перевооружения за последние двадцать лет…» ну и там что-то про корабли, которые бороздят просторы мирного космоса. Ясно?

- Хорошо, о каком проценте идет речь?  - В голове у Велизевса заработал калькулятор.

- Еще десять процентов.

- Да ладно, брось! В черную вас, без кредита оставите!

- Десять и не меньше.

- Да где я столько возьму, мне рабочим воздухом платить что ли? Давай хотя бы тогда еще на боезапасе и заправке реактора сэкономим?

- Боезапас это вообще не твоя и даже ни моя тема, туда лучше не смотреть, без глаз останешься. Вообще мы можем и на Полярную обратиться, у них заводы простаивают, да и я с земляками общий язык быстро найду.

- Понял, отстал. Семь процентов.

- Подожди. – Шурвин, нажал на клипсу-передатчик и что-то прошептал. Спустя пару секунд соединение было установлено.

- Иван Игонович, вам удобно, если я в семь заеду?

Дополнительные семь процентов устроили и министра обороны. Ударив по рукам, допив кофе, и съев сэндвичи, Шурвин удалился по своим делам. Велизевс остался один, рассчитался по счету и вышел. На парковке стоял его сверхскоростной орбитальный флаер «Марс-500», блестя в лучах Северной Танийи. Каплевидная форма  двухместного болида, способного за несколько минут доставить пилота и пассажира на орбиту, как нельзя лучше соответствовала возложенным на него задачам. После минутного прогрева двигателей, «Марс-500» взмыл с парковки, находившейся на километровой высоте, с невероятным для такого небольшого флаера ускорением. Впрочем, Велизевс не испытал особого дискомфорта, его лишь слегка вдавило в кресло, что было даже приятно, новый гравитационный компенсатор позволял развивать такую невероятную скорость без ущерба для пилота. Задав курс на головной офис корпорации на орбите, Велизевс принялся просматривать новости. В первую очередь он решил освежить в памяти недавнюю речь вице-президента о перевооружении. Невысокий сухощавый мужчина, лет пятидесяти, в просторном официальном кимоно вещал с экрана визора: “ Сегодня наша страна начинает самую масштабную программу перевооружения за последние двадцать лет. Доктрина сверхкрупных материнских кораблей-носителей   исчерпала себя, что наглядно продемонстрировал недавний конфликт в созвездии Ориона. Поэтому совместно с президентом, правительством и штабом флота мы приняли на вооружение доктрину крейсеров-носителей. Рост мощи наступательных вооружений делает возможным уничтожение любого корабля одним выстрелом, поэтому, вместо того, чтобы строить бесполезные колоссы, мы сделаем ставку на небольшие корабли. Использование крейсеров-носителей, как в одиночку, так и группами, позволит более гибко подходить к решению задач, поставленных перед флотом. Защищать интересы Федерации Большой Медведицы и наших союзников, адекватно реагировать…»

Автопилот сообщил о сближении со станцией и начал автоматическую стыковку. Десятикилометровая станция  «Сердце Дубхе»  вмещала весь немалый бюрократический аппарат корпорации. Для жизни здесь было все от просторных квартир до ресторанов, публичных домов и казино. Развлекательный сегмент станции занимал треть всего ее полезного объема и приносил немалый доход, так как был открыт для общего пользования. Да и позволить сотрудникам компании транжирить свои немалые зарплаты где-то еще, было непозволительным расточительством. Впрочем, «сердцем» станция была только условно, скорее мозгом-паразитом, пожирающим все сверхдоходы корпорации. Настоящее сердце билось в планетарной системе  тройной звезды - Дубхе. Ее безжизненные планеты были богаты ресурсами. Как сказали бы древние земляне – там была вся таблица Менделеева. На Дубхе-1 и 2 добывались металлы. Их буквально черпали с раскаленных поверхностей перегретых планет. На Дубхе-3 нашли уран и палладий. Пять следующих планет были газовыми гигантами, но не сверхмассивными как Кохаб-3, что очень затрудняло добычу, а величиной не больше Нептуна. Цена водорода и гелия добываемого там была одной из самых низких в радиусе ста световых лет. Все производство было сосредоточено на огромной станции-заводе, вращающейся на орбите Дубхе между первой и второй планетами. Солнечные батареи полностью обеспечивали станцию энергией, позволяя продавать драгоценный водород и гелий как внутри страны, так и за ее пределы.  Впрочем, «Наковальня» едва использовалась и на двадцать процентов своей мощности. Когда-то она была символом Империи Двух Медведиц, когда-то с ее верфей сходили огромные линкоры и материнские корабли способные противостоять в одиночку небольшому флоту, когда-то это было нужно, а теперь лишь редкие оборонные заказы, да Талита девятой модели – флаер, пользующийся спросом разве что на внутреннем рынке, и то из-за низкой цены. Рабочие получали жалкие крохи, жили в рабских условиях, тесные отсеки и дефицит воды. Единственное, что заставляло их продолжать работать непомерно высокая цена на билет, покинуть систему Дубхе было практически невозможно.

Придя в свой просторный кабинет, Велизевс взглянул на Северную Танийю-2 или Мать  Медведицу, как ее называли местные. Первые колонисты прибыли на эту пригодную для жизни планету триста лет назад. Наличие жидкой воды, плодородная почва, мягкий климат и гравитация всего в полтора раза больше земной, сделали Медведицу столицей сектора. Население быстро росло как за счет естественного прироста, так и за счет миграции - многие хотели жить здесь, во всем обжитом космосе было не больше дюжины планет с такими же благоприятными условиями. С Матери началась колонизация созвездий Большой и Малой Медведицы. Южная Алула, с ее тропическим изобилием, как и планета-океан Феркад-7 были уже потом. После двухсот лет колонизации, локальных войн бойкой торговли и отделения от метрополии, ввиду прекращения существования оной,  колонии объединились под угрозой вторжения  фанатиков из созвездия Дракона. А когда угроза миновала, продолжили строить светлое будущее под тоталитарным контролем колониальной партии, выигравшей войну. Огромный закаленный в боях флот и аннексия планет созвездия Дракона, сделали Империю Двух Медведиц одной из ведущих звездных держав. Но система создавшая империю, победившая в войне и справившаяся с послевоенным кризисом развалилась как карточный домик в мирное время, не желая эволюционировать. Ее экономика была попросту неэффективна. Курс на либеральные реформы был взят, когда уже ничего нельзя было сделать и могучее государство распалось на суверенные осколки. Впрочем, Велизевс не особо расстраивался по этому поводу. Он нашел тепленькое местечко и был очень доволен жизнью.

Топ прибыл на станцию только что и ждал Велизевса через полчаса. «Меня-то тридцать два процента вполне устраивают, но вот что скажет топ?» - Нервничал Велизевс. Полчаса тянулись медленно и мучительно, начальник производства прокручивал в голове различные варианты развития событий, и чем дальше, тем больше его эти варианты пугали.

Кабинет главы Дубхе был вполне скромным по меркам корпорации. Каких-то пятьдесят квадратов, резная деревянная мебель и несколько не слишком дорогих картин впрочем, подобранных со вкусом. Все остальные предметы интерьера были сугубо функциональными: массивный стол, стулья, минибар и глазок голографического лэптопа на столе, не больше пуговицы. Когда Велизевс вошел, все еще наслаждаясь искусственным притяжением в один g, Ричард Арсанович как раз что-то печатал, стуча по поверхности стола, покрытой голограммой кнопок. На вид прекрасному Аполлону было не больше двадцати пяти, стройный мускулистый блондин с правильными чертами лица, восьмидесятилетний топ мог менять тело хоть каждый месяц. Белое кимоно от Дучи, сидело на нем как влитое. Три года назад он стал использовать   образ миловидной брюнетки. Все закрывали глаза на эту «шалость» пока Ричард не заявил, что собирается замуж за здоровенного полярника и хочет нарожать ему кучу детей. В дело вмешался сам президент, терять топа с десятилетним стажем было слишком дорого для страны, экономика которой держится на экспорте ресурсов, добытых корпорацией «Дубхе». После дружеской хорошей пьянки и дружеского секса дело было улажено.

- Присаживайся и сразу к делу, - сухо произнес Ричард указав на стул, властным жестом.

- Я выбил заказ на кванты! Таким образом, цена возросла на два миллиарда. Причем платить будут как за тяжелые истребители, а поставить можно будет легкие машины. А если учесть, что легкий истребитель в два раза дешевле тяжелого, то мы имеем миллиард левой прибыли.  Но есть и плохая новость, тридцать два процента уйдут в откат. – Сказал Велизевс.

- Тридцать два! Да ты что урана объелся?

- Ричард Арсанович, простите! Ричард Арсанович, они к Полярной обратиться хотели…

- Заткнись! Пошел в вакуум! Да кто б им дал! Чтоб оборонный заказ на иностранном предприятии заказывали!? Да тебя развели! Кропту безхвостый! Что молчишь!

- Ричард Арсанович, но с учетом цены, завышенной на сто процентов, мы можем чуть-чуть уступить министру, - Это робкое возражение было одним из самых смелых поступков совершенных Велизевсом за всю его жизнь.

- Что ты сейчас сказал? Охрана, охрана! Выбросите этого в вакуум! – Орал топ, брызгая слюной. Впрочем, никто не пришел, чтобы его услышали нужно было активировать клипсу-передатчик. Велизевс весь съежился на своем стуле, вакуум показался ему более дружелюбным, чем разгневанный начальник. – Ты с чего решил что «Мы» можем чуть-чуть уступить! Да кто это мы?! Ты что решил, что деньги корпорации твои? - От крика на прекрасном лице выступили крупные градины пота.

- Нет. – Выдавил Велизевс.

- Да на четыре миллиарда  я планету, таких как ты, куплю и буду демократию там строить, пока всех под корень не изведу! А еще пять образцовых крейсеров делать нужно, а они то ни разу не дешевые!  – Ричард достал из минибара бутылку воды и жадно выпил ее. Выдохнув, топ вкрадчиво произнес, - А теперь давай посчитаем, - Велизевс больше всего боялся когда шеф начинал так говорить. По спине побежали мурашки, спокойный тихий голос не предвещал ничего хорошего,

- Шестьдесят пять миллиардов стоимость контракта, с учетом отката в тридцать процентов получается сорок четыре двести, а получали сорок восемь миллиардов семьсот пятьдесят, на истребителях ты выиграл один миллиард, где ты еще три с половой возьмешь, а?  - Ричард исподлобья посмотрел на начальника производства.

- Но в реальности все наши крейсера тянут максимум на сорок.

- Согласен, восемь миллиардов и три четверти, хорошие деньги и я от них отказываться не собираюсь. Тебе я так понимаю, твоя доля не нужна, но ты бы хоть Михалыча пожалел, да и Сириус тоже есть хочет. А ему еще сына учить, образование на Земле нынче не из дешевых. Богатый ты человек? Четыре миллиарда туда, четыре сюда, какая разница. В общем, делай что хочешь, но себестоимость одного крейсера не должно превышать тридцать шесть миллионов.

- Но на полярной такой крейсер за пятьдесят два собе… - Топ перебил его.

- Тебя что в вакуум выбросить? Да кто с нами воевать будет, десять материнских кораблей, оставшихся от империи, разнесут кого угодно на атомы, какая война?

- Простите, Ричард Арсанович.

- На подготовку проекта у тебя три дня, еще раз возразишь - убью.

Зубы Велизевса застучали как при лютом морозе.

- Простите Ричард Арсанович. Хорошо, Ричард Арсанович.

- Свободен. И скажи Леночке, пусть зайдет.

- Спасибо, Ричард Аронович, - Велизевс выскочил из-за стола, зацепился ногой за ножку стула, чуть не упал и, буквально чудом, покинул кабинет, ничего не сломав. Едва за ним закрылись массивные двери, начальника производства прошиб холодный пот. Сердце бешено колотилось. «Хвала великому сжатию! Я думал, он меня убьет!» - Сказал в слух Велизевс, прижавшись спиной к дверям. Леночка, пышногрудая красотка с переливающимися всеми цветами радуги волосами, рассмеялась.

- Вас, ээ тебя шеф зовет, - выдавил, смущенный Велизевс. Девушка, молча, встала из-за стойки ресепшена и направилась к дверям. Когда она уже почти подошла к ним, начальник производства опомнился и буквально побежал к себе в отдел. По пути он связался со своей секретаршей и собрал экстренное совещание. Когда Велизевс добрался до своего кабинета, его уже ждали.

Приход начальника производства был подобен сверхновой.

- Финансирование урезали! Тридцать шесть миллионов на крейсер и не кредитом больше! Вам ясно! – орал Велизевс. – И я ничего не хочу слышать про то, что это нереально!

- Да они что там, с орбиты слетели?! – Сказал Сириус, главный конструктор.

- Если не хочешь слететь со своего места, крейсер должен стоить тридцать шесть миллионов!

- Да хоть за десять, только летать-то будет? Вот в чем вопрос собственно? – Ответил Сириус начальнику производства. Управляющий станцией «Наковальня» Марк Михайлович улыбнулся. А вот Велизевсу было не до иронии.

- Это что за улыбочки, кропту безмозглые! Не хотите делать, новых найду, я с главным на раз два этот вопрос утрясу!

- Да нет, что вы, Велизевс Цезаревич, вы не думайте, Сир просто хотел сказать, что это очень сложно, мы же и так из них все самое дорогое оборудование убрали, экономить тупо не на чем. – Сказал Марк.

- Есть и хорошая новость, - не много отойдя от визита к топу, Велизевс перестал кричать, - истребители можно поставить легкие, и, таким образом, сэкономить нужно всего три с половиной миллиона на крейсере.

- Ну, вот видите, а мы, то это не знали, - сказал Марк, в отличие от главного конструктора, он никогда не возражал начальству, - Сир, давай придумай, что там еще лишнего в крейсере?

- Ну, можно на обычных двигателях сэкономить, мы же их на Земле закупаем, а если наши поставить, как раз около трех миллионов и получиться. Ну а половинку и на мелочах наскрести можно, рубку уменьшить, например, я короче все посчитаю, через пару часов дам новую смету. Главное, чтобы приняли крейсера наши.

- Примут, вы про пять идеальных как в конкурсной заявке не забудьте, и все путем будет.

Мда, долго наши доблестные воины, после искривления будут к планетам добираться, - сказал Марк.

Когда все расчеты были закончены, отправлены топу и согласованы, Велизевс с чувством выполненного долга отправился в свои апартаменты. Из всей семьи дома был только старший сын Аврелий, он увлеченно готовился к докладу об освоении космоса.

- Ну что сынок, как успехи? - спросил Велизевс у сына, потрепав его по волосам. Смуглый темноволосый паренек лет десяти оторвался от лэптопа и ответил:

-Да я все понять не могу, почему наши предки колонизировали именно эти звезды. С Земли-то, конечно, они рядом, а на самом деле разброс-то о-го-го, сотни световых лет.

- Понимаешь, сынок, это юридические тонкости, с изобретением двигателя искажения, расстояния в пределах нашей галактики перестали иметь какое-либо значение, вы теорию искажения проходили?

- Начали. Коллапсирующий двигатель искривляет пространство, соединяя две его точки, независимо от их удаленности и тратит на это количество энергии, требуемое для создания стандартной транспортной черной дыры.

- Правильно, Ар. Вот поэтому было решено колонизировать космос созвездиями, во избежание территориальных споров, да и звезды, видимые невооруженным глазом с Земли, на тот момент, были идеальными объектами для прыжков. Вы теорию прыжков скоро изучать будете?

- Следующая тема.

- В общем, слушай. Чем больше светимость и масса у звезды, и чем, следовательно, она заметней, тем легче осуществлять наведение на нее. Нельзя прыгать слишком близко, в поле ее притяжения, там, где  орбиты планет - это чревато гибелью корабля, но и далеко тоже не стоит. На заре освоения дальнего космоса, «первые» колонисты добирались к планетам по несколько лет на обычных двигателях, чтобы обнаружить, что система колонизирована, экспедицией отправленной на год позже, но более удачно прыгнувшей. Колониальные корабли стали сопровождать военные, иногда дело доходило до боевых действий, и вот тогда лидеры космических держав подписали пакт «Об освоении космоса», в котором был закреплен принцип колонизации созвездий целиком, первой страной, основавшей колонию на любой планете созвездия с населением более тысячи жителей и просуществовавшей там не менее трех лет. Мать Медведица  была колонизирована одной из первых.

- Но вокруг нас полно звезд с планетами земного типа. Почему мы их не колонизируем?

- Я же говорю сынок, юридические тонкости. Короче не бери в голову, физика здесь ни причем.

- А, теперь  понятно, почему весь транзит гелия через Полярную идет.

- Молодец, Ар, соображаешь! – Велизевс похлопал сына по плечу и удалился в спальню, день выдался тяжелый.

Вице-президент успел стать снова президентом, Велизевса повысили до первого зама Ричарда Арсановича, а на Земле минуло три года. Слегка пополневший Велизевс наслаждался невесомостью в специальной комнате своих, просто королевских апартаментов на «Наковальне». В ее центре огромная голограмма крейсера-носителя «Единство», летела в сторону красновато-голубой Матери Медведицы. Голос президента вещал cо всех сторон: «Я, как президент Федерации Большой Медведицы, с гордостью могу заявить, что наконец-то завершена самая масштабная программа перевооружения нашего доблестного флота за последние двадцать лет. Крейсер «Единство» можно по праву назвать лучшим в своем классе. Он современен, мобилен и во многом превосходит инопланетные аналоги». - Изображение крейсера периодически сменялось говорящей головой президента, вещал он из рубки плывущего по просторам космоса «Единства» - «При этом заботясь о качестве, мы не забыли и о количестве - сто кораблей подобного класса это самая крупная серия, когда-либо выпускавшаяся во всей галактике. Старые стражи мира и стабильности - имперские материнские корабли уходят на заслуженный отдых. Законсервировав их, бюджет страны сэкономит более семи процентов в …». Велизевс выключил голограмму, проверил банковский счет и заказал билеты на Землю. Через три месяца его вместе с семьей ждет длительный отпуск на лучшей планете из известных человечеству.

Вскоре  спор Федерации Большой Медведицы с Полярной Звездой из-за повышения пошлин на транзит гелия, и, как следствие, уничтожение танкера несанкционированно прыгнувшего к Полярной, привел к войне. Пока Большая Медведица собирала крейсеры по всему созвездию в единый кулак для нанесения быстрого и сокрушительного удара, что было крайне затруднительно, из-за слабости двигателей, материнский корабль «Профессор Шварцингольд» оставшийся у Полярной еще со времен Империи, в сопровождении семи эсминцев собственной сборки, появился в звездной системе Дубхе. Оборона системы была быстро сломлена, двадцать шесть «Единств» вспыхнули, словно спички, не нанеся противнику урона. Станция «Наковальня»  была уничтожена в бою, а на все планеты системы высажен десант. Промышленность на захваченных планетах была уничтожена, а многие рабочие, трудившиеся последние двадцать лет в нечеловеческих условиях вывезены и представлены мировому сообществу. Их рассказы, видеосвидетельства и документы,  добытые в ходе этого смелого рейда, вынудили Организацию Объединенных Планет вмешаться, взяв под свой контроль систему Дубхе, для спасения остальных работяг и защиты прав человека. Флот Медведицы никуда не полетел. Многие системы и отдельные планеты, после уничтожения «Наковальни», заявили о выходе из состава федерации, президенту и правительству стало не до войны. Вскоре вспыхнула гражданская война, приведшая к распаду Федерации Большой Медведицы. Велизевс как и многие из руководства страны и Дубхе, наблюдали за гибелью федерации с Земли. Бывшего первого зама не беспокоили страдания соотечественников, обесценивание акций «Дубхе», вот что было настоящим ударом, большая часть его состояния превратилось в пыль.

В отличие от Велизевса, Шурвин Старко держал деньги в земном банке. Он открыл сеть ресторанов «Уничтоженная Империя» и неплохо зарабатывал. Велизевс даже просился к нему на работу, по старой дружбе, но тот ответил ему:

- Извини, Вел, это Земля, здесь специалисты работают, ты лучше к конкурентам иди. Главное устройся и работай, просто работай, я тебе даже приплачивать буду, адресок дать?

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования