Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Нелин Аким - Сотинка

Нелин Аким - Сотинка

 

-Здесь пока поработаешь, – Ахмед показал на выкрашенную голубой, уже успевшей немного выцвести, краской коробку киоска – Правда, через пару месяцев, снести обещали. Гипермаркет очередной  будут делать -  он скривился – Но, ведь тебе же, подработка нужна, а не постоянное место?

-Да. Всё так, - мне действительно требовалась работа, лишь до начала осени. Там институт начнётся, стипендия...

Мы приблизились к киоску. Ахмед достал было ключи, но, увидев, что дверь чуть приоткрыта, просто взялся за ручку, и одним движением, открыл для меня место будущей работы. Всё, как я себе и представлял – стеллажи с журналами у стен, высокая прямоугольная тумбочка перед широким окошком, и две табуретки. На одной из них, в данный момент стоял электрочайник, на другой – устроился незнакомый мне смуглый  мужчина, лет сорока, в потрёпанном чёрно-белом жилете. Увидев Ахмета, он быстро поднялся.

-Это Аврелий  - хозяин киоска кивнул на незнакомца... – Он здесь всё время ошивается. Если что – поможет, советом или делом.

-Приятно познакомиться – Аврелий протянул мне руку. Его ладонь оказалась неожиданно горячей. А вот с Ахмедом, я заметил, рукопожатиями он обмениваться не стал.

Ещё минут двадцать потребовалось, чтобы ввести меня во все тонкости «бухгалтерии» киоска. Потом Ахмед уехал, бросив на прощанье:

-Работать можешь начинать прямо сейчас. Учти, киоск должен быть открыт с восьми утра и до шести вечера.

-Свалил, наконец, - Аврелий проводил взглядом иномарку хозяина киоска. – И ты бы тоже домой шел. Завтра с утра вступишь в обязанности продавца данного торгового павильона.

-Но Ахмед сказал...

-С ним я разберусь. А тебе говорю – домой иди. – Аврелий хотел добавить ещё что-то, но тут, откуда-то снизу раздалось громкоё щелканье.

-Что там? - я опустил взгляд, но успел заметить лишь как что-то желтое юркнуло под стеллаж. А в следующий момент Аврелий буквально вытолкал меня из киоска.

-Эй, полегче! – возмутился я, но Аврелий не обратил на моё возмущение никого внимания. Он захлопнул дверь, запер её на замок, и только тогда обернулся ко мне:

-Иди домой. Пожалуйста.

-А что вы там прячете?

-Я тебе завтра всё объясню. Прямо с утра. Но сейчас ты мне тут не нужен!

-Обещаете – прямо спросил я.

-Обещаю! – кивнул он.

-Хорошо. Тогда, до завтра – я развернулся и зашагал прочь. За спиной, Аврелий вздохнул с облегчением.

 

...Я шагал прочь ровно до того момента, пока не хлопнула дверь киоска. Потом обернулся. Так и есть, - Аврелий уже внутри.

На цыпочках, старясь не шуметь, я вернулся к киоску. Тихо встал под дверью.  Прислушался:

-...в общем-то не плохой парень – голос Аврелия – Ты считаешь, что он не сбежит, как остальные.

В ответ – уже знакомоё щелканье.

-Да, посмотрим, посмотрим. Только ты не пугай его особо. А то знаю я тебя.

Опять щелчки.

-Ладно, завтра разберёмся. А сейчас, тебя докормлю и надо за сигаретами сходить.

Дальше я слушать не стал. Тихо отошел от двери, а потом быстро зашагал по направлению к метро.

Посмотрим, что завтра объяснит мне Аврелий!

 

На следующий день погода выдалась пасмурной. Небо затянула сплошная пелена грязно-серых туч, однако дождя не было. Напротив, парило так, что сомнений в грядущей под вечер грозе практически не оставалось.

Я явился в киоск ровно восемь утра. Однако Аврелий уже ждал меня внутри, удобно устроившись на табурете и попивая, судя по запаху, зелёный чай с мятой.

-Привет, - он кивнул мне, как старому другу. – А ты не опаздываешь в свой первый рабочий день.

-Сегодня, мой второй рабочий день, – я снял электрочайник с табурета и опустился на освобождённое место. - А мой первый рабочий день, должен был быть вчера.

-И что, ты об этом так жалеешь?

-Не сильно. Меня больше волнуют причины, вынужденного прогула. Но вы же обещали всё объяснить.

-Обещал. – согласился он. – И давай тогда уже перейдём на «ты». Мне так будет легче.

-Хорошо, - кивнул я – Тогда, давай, объясняй вчерашнее.

-Сейчас, - Аврелий на пару секунд задумался, видимо подбирая слова. – Понимаешь, тут, в киоске у меня живёт... э... питомец.

-Питомец! И всего то! Вчера сказать было нельзя!?

-Нет. Дело в том, что этот питомец... э... существо, очень... экзотическое.

-Крокодил что ли? – я, на всякий случай, посмотрел себе под ноги.

-Нет, - он покачал головой – всё гораздо... необычнее. Это... создание неопасное. Ему даже самому очень легко причинить вред.

-А почему ты его в квартире не держишь? – спросил я.

-У меня только комната в общаге. И соседи не слишком хорошие. А тут в киоске его легче кормить.

-Но вчера то почему всё это нельзя было рассказать.

-Вчера, когда Ахмед тебя привёл, я не успел... питомца покормить. А при тебе... Да ещё - в первый день... Ничего хорошего из этого бы не вышло.

-А Ахмед знает, про питомца?

-Нет, конечно. Хотя может, догадывается, думая, что я прикормил здесь кошку или собаку.

-А сейчас ты мне можешь питомца своего показать?

-Сейчас, нет. Он – создание с характером. Сам выйдет, когда захочет.

-Ну, хоть скажи – что это за существо.

-Понимаешь, - но тут у Аврелия зазвонил мобильный. Он, с явным облегчением, схватил телефон, поднялся с табурета и вышел из киоска.

На стеллажах что-то зашуршало. Я повернул голову - ничего, одни журналы.

Аврелий вернулся минут через пять. Опустился на табурет, быстро допил чай, а потом заговорил со мной.

-Тут на работе проблема возникла небольшая, но срочная. Я должен сегодня уехать, до вечера. И с питомцем познакомить не успею – уже сейчас за мной заедут.

-Да скажи тогда – что это зверь!

-Вылезет – узнаешь. Только не пугайся сильно, – он быстро написал на обороте журнала  несколько цифр - Вот номер моего мобильника. Вбей себе в аппарат и, если что, звони, сразу.

Около киоска остановилась машина. Раздалась пара гудков.

-За мной. – Аврелий схватил жилет со спинки стула и выскочил из киоска. А я остался – наедине с его неизвестным питомцем.

 

День тянулся своим чередом, а «питомец» Аврелия не спешил показываться на свет. Несколько раз я слышал на стеллажах странные шорохи,  пару раз что-то звонко щёлкнуло. Что же это за зверь такой, интересно знать?

Погода на улице, между тем, совсем испортилась. Тучи, из грязно-серых, стали темно-лиловыми, и вскоре на землю хлынул ливень. В киоске стало совсем темно и пришлось включить лампу, что болталась в углу на одном лишь проводе.

Я смотрел на дождь и думал, что нашел, в общем-то, неплохую подработку на лето.  Очень неплохую – можно было бы сказать, если бы не таинственный питомец Аврелия. Может быть, он сегодня вообще не покажется?..

...Именно в этот момент на стеллажах зашуршало особенно сильно. Я повернулся к источнику звука, и громко сказал.

-Слушай, хватит уже в прятки играть. Или сиди тихо, или вылезай знакомиться.

Стеллаж промолчал, зато до меня донеслись чуть приглушенные стенами киоска, глухие раскаты грома. А потом за спиной что-то коротко и громко щёлкнуло.

Я развернулся.

Прямо передо мной, на тумбочке около окошка, стояло чисто сто. Большое, размером с хорошо откормленного кота, оно на вид было, как будто сделано из тёмно-желтой резины. Так, интересно, откуда оно здесь взялось?..

Я протянул руку, дотронулся до одного из нулей – и, к своему удивлению ощутил под пальцами тепло. Как от живого тела.

И именно в этот момент число шевельнулось!..

Вернее оно не просто шевельнулось, а подняло «хоботок» своей единицы, поводило им туда-сюда и разразилось серией щелчков.

Я дернулся назад и рухнул вместе с табуреткой на пол, больно ударившись об основание стеллажа. Вскочил, прижался спиной к, заваленным журналами, полкам и во все глаза уставился на ожившую сотню.

Цифра, тем временем, тоже «внимательно» рассматривала меня, совсем по-птичьи наклонив, головку единицы.

«Единица. Злая птица. В дневники ребят садится» - всплыли в голове забытые детские стихи.

-Так! Спокойно! – я специально говорил вслух – Живых чисел не бывает! А значит, ты, скорее всего, просто галлюцинация!

Обиженные щелчки в ответ. Не обращая на них внимания, я ущипнул себя за плечо. Зашипел от боли, однако сотня и не думала исчезать.

Значит – не глюк.

Если бы не предупреждение Аврелия о «необычном питомце», я бы рванул бы из киоска куда подальше. А так – нащупал чуть дрожащий рукой телефон и набрал нужный номер.

-Слушаю, - Аврелий ответил почти сразу.

-Твой таинственный питомец, случайно не живое число «сто»? – спросил я «в лоб».

-А, так Сотинка, наконец, решила с тобой познакомиться.

-Сотинка?!

-Это её имя, – пояснил Аврелий. – Ты, главное, не бойся её.

-Я боюсь, что я сошел с ума!!!

-Вот в этом, могу тебя успокоить. Ты абсолютно в здравом уме.

-И, что мне делать?!

-Покорми её. А я уже скоро появлюсь. Ахмед обещал подвезти, как за выручкой к тебе поедет.

-А как её кормить, эту твою Сотинку?! -  я покосился на цифру.

-В углу, около входа, большая стопка журналов – старые номера. Просто возьми один, раскрой на странице, где побольше текста и положи перед Сотинкой.

-А потом что?

-Потом – жди меня. – и он отключился.

Я засунул телефон в карман и с минуту просто наблюдал за Сотинкой. Потом, следуя указаниям Аврелия, вытащил из стопки журнал, раскрыл на первой попавшейся странице и положил перед ожившей цифрой.

Сотинка благодарно щёлкнула, потом опустила свою единицу, и провела её «хоботком» прямо по верхней строчке текста. Строчка исчезла, оставив после себя пустое место. Такая же судьба постигла вторую строчка. Затем третью, четвертую...

Когда на странице не осталось текста, Сотинка подняла на меня «головку-единицу» и громко требовательно щёлкнула. Я перевернул страницу, и живая цифра вновь углубилась в поедание букв. Мне ничего не оставалось, как поднять опрокинутый табурет, сесть на него и наблюдать за ней.

 

Иномарка Ахмеда появилась у киоска примерно спустя полчаса. Сотинка тут же оставила журнал (который успела «очистить» от букв почти до последней страницы) и, с неожиданным проворством, юркнула куда-то под стеллаж. Я свернул «недоеденное» издание и бросил в угол.

Через минуту в киоск вошел Ахмед. За ним, как то осторожно – Аврелий. Он быстро оглядел киоск, чуть задержал взгляд на мне и облегчённо вздохнул. Видимо, ожидал застать другую картину.

Полчаса ушло на то, чтобы сдать хозяину киоска выручку. Всё это время Аврелий молча стоял у стены, а я то и дело бросал на него красноречивые взгляды. Наконец Ахмед уехал.

-Пойдём, провожу тебя, - тихо сказал Аврелий.

Мы вышли на мокрую улицу.  Дождь уже престал, тучи снова стали грязно серыми, с редкими прорехами, из которых выглядывало умытое вечернее небо.

-А грозы то нормальной так и не было, - вздохнул Аврелий.

-И что с того?!

-Да ничего. Просто я очень люблю грозы.

На несколько секунд повисло молчание.

-Знаешь, - сказал Аврелий - Я ведь могу без труда предугадать твой вопрос. Ты хочешь знать, откуда взялось это ожившее число?

-Да! Именно так!

Тут Аврелий остановился и внимательно посмотрел мне в глаза.

-А я хочу быть с тобой честным, – заговорил он. – Мне не составило бы труда, сходу сочинить для тебя вполне правдоподобную версию появлению Сотинки, с участием, инопланетян, или секретных экспериментов спецслужб. Или – тех и других. И ты бы поверил.

-И что?

-То, что если хочешь правду, о том, как под этими небесами появилась живая цифра – не требуй её от меня сейчас. Я обещаю, что обязательно тебе расскажу правду – насколько это возможно! Но, не сейчас, позже!

-Почему, позже?

-Потому, что, я ещё не «прочитал» тебя, как человека.

-Что значит – «прочитал»?

-То и значит. Считай это синонимом «узнал тебя получше», – тут он неожиданно сменил тему - кстати, по паспорту меня зовут не Аврелий.

-А как,

-Аурелио.

-Как героя Маркеса?

-Мать с отцом Маркеса не читали. – Аврелий покачал головой. – зато смотрели много латиноамериканских сериалов. Вот и взяли оттуда имечко, а заодно – и национальность.

-Не понимаю?

-Что тут непонятного. Дали в своё время, кому надо, и теперь в графе национальность у меня стоит чёрным по белому – латиноамериканец.

Я усмехнулся. Но Аврелий похоже не обиделся.

-Но почему ты тогда не называешься настоящим именем?

-Только потому, что Аврелий, проще выговорить, чем Аурелио.

Впереди замаячил вход в метро.

-Ладно, пусть будет по-твоему, -  решил я - Буду ждать, пока ты меня «прочитаешь». Только, мне как пока вести себя с твоей Сотинкой?!

-А как обычно ведут себя с домашними животными? Вреда она тебе не причинит, ты ей –  надеюсь тоже. Просто «корми» Сотинку два раза в день журналами из стопки в углу – и, думаю, вы скоро поладите.

 

Аврелий оказался прав – вскоре мы с Сотинкой почти подружились. Правда, первое время я несколько неуютно чувствовал себя в присутствии ожившего числа, но потом – привык. И даже, кажется, научился понимать интонацию её щелчков.

Аврелий наведывался в киоск почти каждый день, обычно – ближе к вечеру. Однако латиноамериканец не спешил рассказывать обещанную правду. Пару раз я сам пытался начать этот разговор, - и всегда – безрезультатно.

-Слушай, вот я, в конце концов, обижусь, пойду всем расскажу о твоём питомце? – сказал я однажды Аврелию -  Наделаю видео, а потом выложу в Интернет

-Выкладывай, - спокойно сказал он – Тебе просто не поверят. А Сотинку посчитают искусной компьютерной графикой.

-Почему ты так уверен?

-Потому, что уже были прецеденты.

-В смысле?

-Ты первый – кто с Сотинкой поладил. А до тебя, ещё человек десять в этом киоске пыталось работать. Вот один из них и решил прославиться. – Аврелий скривился – А в итоге – ославился.

-А остальные.

-Остальные просто сбежали с этой работы, после знакомства с Сотинкой. Тебя, кстати, тоже никто не держал.

-А я, вот, остался. И всё жду, когда ты мне правду откроешь...

-Сказано «Ждите. И дано вам будет...».

-Но, я сейчас совсем не об этом хотел спросить.

-Да? И про что?

-Как же вы с Сотинкой обходились раньше? До того, как в киоске продавцы стали меняться? И почему ты сам продавцом работать не хочешь?

-У меня другая работа, и уйти оттуда я не могу по некоторым... причинам. Да и раньше всё нормально было, когда здесь был постоянный продавец. Старичок один – Николай Степанович. Несколько лет здесь работал, и с Сотинкой с самого начал поладил.

-А потом он куда делся? Помер? – спросил я.

-Как бы ни так... – Аврелий усмехнулся – Уехал он к родственникам. Куда-то на юг.

-На Кавказ?

-Бери выше. Я не помню точно название страны, но что-то экзотическое. К Африке близко.

-Не Латинскую Америку, случаем? – поддел я его.

-Случаем нет!

А дело было в том, что Аврелий однажды решил предпринять путешествие на свою экс-родину – Латинскую Америку. Он пережил там массу «приключений» на собственное седалище и теперь, почти каждый вечер пересказывал мне их. Поначалу, было действительно интересно его слушать, но потом истории стали повторяться и на смену интересу пришла скука. Так, что вскоре я начал пропускать все эти латиноамериканско-приключенческие истории мимо ушей.

Только однажды спросил, думая, что поймал момент.

-А Сотинку ты случайно не из Латинской Америки привёз.

-Нет, не оттуда. Она в Москве оставалась.

И, больше не слова.

 

Это случилось в самом начале августа, уже под вечер. Скоро надо было закрывать киоск и отправляться домой. Только вот дождаться Ахмета, вручить ему дневную выручку и можно идти.

Аврелию тоже зачем-то нужен был хозяин киоска. Поэтому он сидел здесь же, на табурете, кормил Сотинку старым номером какого-то глянцевого журнала и, в очередной раз, рассказывал мне истории о своих приключениях в Латинской Америке. Я лишь слушал краем уха, пересчитывая дневную наличность, но латиноамериканца совсем не обижала такая реакция слушателя.

-Ладно, пойду, отолью – Аврелий, наконец, закончив свою историю, потянувшись, поднялся со стула, и вышел из киоска. Я, равнодушно, проводил его взглядом, повернулся к Сотинке:

-Тебе-то он, наверное, эти истории уже не одну сотню раз рассказал?

Цифра оторвалась от поедания буковок, кивнула своим хоботком-единицей и что-то горестно прощёлкала. Видимо, это было подтверждение.

Хлопнула дверь. Аврелий так быстро управился?

-Деньги давай! Быстро! Иначе порежу нахрен!

Я резко развернулся, и чуть не напоролся на лезвия ножа в трясущихся руках молодого человека. Одного взгляда на лицо хватило понять – наркоман, да ещё, похоже, давно не принимавший дозу. С таким, даже, не поговоришь, главное не спровоцировать!

-Деньги давай!!!

-Сейчас, успокойся, – я, стараясь загнать страх подальше, нарочито спокойно потянулся за коробкой с выручкой, и, также спокойно, протянул её грабителю. Но взять деньги парень не успел, потому, что именно в этот момент совершенно неожиданно решила проявить себя Сотинка...

Я не понял, как она могла так быстро оказаться на стеллаже, прямо перед носом у наркомана. Цифра опустилась на задний ноль, запрокинула единицу-хоботок и разразилась в лицо грабителю множеством грозных, громких щелчков.

Видимо на беднягу всё это произвело колоссальное впечатление. Наркоман, с криком, шарахнулся к противоположной стене, врезался в стеллаж и опрокинул на себя ворох журналов. Отмахиваясь от них, он заорал ещё громче и кинулся прочь из киоска.

Однако я не успел даже выдохнуть, когда снаружи снова послышались крики и звуки борьбы. Потом всё смолкло. Сотинка тревожно что-то защёлкала и, рванулась было к двери, но я успел придержать её за последний из нулей.

Через минуту, в киоск ввалился Аврелий. Он морщился, держался за левый бок, а на рубашке я заметил кровь.

-Он тебя, что, пырнул, да?! – рука уже потянулась к мобильнику, где был забит номер «Скорой».

-Нет... – он грохнулся на свободный табурет - Просто хорошо поцарапал... собака. Ты только «Скорую» вызывать не вздумай.

-Ну, а что делать?!

-Промыть, для начала. Там, в тумбочке открытая бутыль с водкой. Дай сюда.

Я нашел, то, что он просил и протянул Аврелию. Тот расстегнул рубаху, достал из кармана платок и, смочив в водке, стал оттирать кровь.

-И почему я сегодня жилет свой не надел. Хрен тогда этот гад смог бы мне кровь пустить.

-У тебя, что – жилет с бронёй?

-Нет. Там ткань плотная. Специально будешь резать – намучаешься.

Оттёртая от крови, рана Аврелия, действительно скорее напоминала широкую царапину.

Только, царапина эта продолжала кровоточить.

-Может всё-таки «Скорую» тебе? – ещё раз спросил я. – Хоть зашьют.

-Я сам себя зашью сейчас, – он ещё раз протёр рану, потом приложил к ней ладонь, опустил на неё взгляд и четко, каким-то особенным тоном произнёс.

-Сейчас ты, сволочь, быстро перестанешь кровить и затянешься.

Сотинка тихо щёлкнула. Аврелий отнял ладонь от раны, и мне на миг показалось, что его пальцы испускают розовое сияние.

-Выпить хочешь? – спросил латиноамериканец - После такого стресса, точно не повредит.

-Давай, - кивнул я, - Ты скажи, что сейчас делал?

-Считай, что рану себе заговаривал,  – он выкинул из бумажных стаканчиков пакетики с чаем и разлил водку. – Такие царапины, можно и простым желанием затянуть. Главное, это желание в слова облечь.

Почему-то я ему не поверил. Но решил промолчать. И про розовое сияние не спрашивать. Тем более, он мне ещё про Сотинку не ответил.

-Закуски плохо нет – Аврелий, казалось, забыл про рану.  – Ладно, давай, за здоровье.

Мы чокнулись и выпили.

-А теперь расскажи, что это за тип нас грабить приходил. И почему не ограбил – он кивнул на коробку с выручкой.

-Наркоман нас грабить приходил... – я коротко пересказал всё, что произошло. Узнав о роли Сотинки в изгнании грабителя, Аврелий рассмеялся.

-Вот тянет её геройствовать иногда... Хотя саму то - повредить легче лёгкого.

Сотинка ответила недовольным щёлканьем.

-Давай за неё выпьем, - предложил я.

-Давай, - он снова стал разливать водку. - Будем пить за маленькую героическую цифру, позорно изгнавшую огромного грабителя-наркомана.

-Только знать бы, откуда она взялась эта цифра, - я бросил взгляд на Сотинку - Когда ты уже, наконец, меня «прочитаешь», и всё расскажешь?

-Да, я тебя уже давно «прочитал».

-И...- я резко подался вперёд, не едва разлив содержимое бумажных стаканчиков.

-Что «и»?

-Откуда Сотинка взялась!

-Оттуда, - Аврелий аккуратно чокнулся с моим стаканчиком и залпом выпил. Потом осторожно поднялся с табурета (я заметил, что рана уже успела покрыться корочкой!) и достал откуда-то со стеллажей книгу в желтой суперобложке. Протянул мне.

-Страница 100. Читай подчёркнутые четверостишия.

Я посмотрел на заглавие. Это был сборник стихов Николая Гумилёва. Послушно открыл книгу на нужной странице.

Стихотворение «Слово», я ещё со школы знал наизусть. Но я всё равно прочитал подчёркнутое. Прочитал вслух:

А для низкой жизни были числа,

Как домашний, подъяремный скот,

Потому что все оттенки смысла

Умное число передает.

 

Патриарх седой, себе под руку

Покоривший и добро и зло,

Не решаясь обратиться к звуку,

Тростью на песке чертил число.

-Понял? – спросил Аврелий.

-Не совсем.

-Знаешь такую поговорку, - Аврелий разлили остатки спиртного по стаканчикам. - «По-настоящему Могущественный человек, Могущественен во всём, Даже, по мимо своей воли»

-Первый раз слышу.

-Ещё бы, - он усмехнулся, чему-то своему. – Хорошо – разжевываю. Предположим, жил когда-то Патриарх. Такой могущественный Патриарх, что лишний раз боялся «обратиться к звуку», без последствий для окружающего мира. Поэтому числа на песке и чертил. Чертил, чертил – да и вложил в одно из чисел слишком «много могущества». А оно возьми, и оживи.

-Так и получилась Сотинка? – заворожено спросил я.

-Примерно так... Только Патриарх был не бессмертен, а его наследники взяли и выкинули на улицу весь случайно возникший такой «домашний, подъяремный скот». Также как вы

выкидываете на улицу своих домашних кошек и собак.

-Вы?

-Неважно! – Аврелий допил остатки водки. – Только кошек и собак много, а Сотинка одна. И о ней надо кому-то заботиться. Вот мне и приходиться...

На несколько секунд повисло молчание.

-И откуда же ты всё это знаешь? – спросил я

-Сотинка рассказала.

-Как?! Она же только щёлкает?

-«Только щёлкает» она для тебя, – похоже Аврелий немного захмелел - Потому, что ты только пару месяцев как узнал об её существовании. А я с ней – многие годы и научился понимать её по-настоящему. И не только понимать, но и брать...

Звук, остановившийся у киоска, иномарки не дал ему закончить. Сотинка привычно-проворно юркнула куда-то под стеллаж, а через несколько секунд в киоск вошел Ахмед.

-Водку пьёте? – наклонил он голову – Это, на рабочем месте?

-Благо, повод есть – в тот же тон ответил Аврелий – Киоск опять ограбить пытались. Вон видишь, даже меня оцарапали – он повернулся, показывая свою, уже успевшую полностью затянуться, рану.

А я лишь мог досадовать на хозяина киоска, который явился в самый неподходящий момент...

 

Конец чего-то необычного почти всегда приходит совершенно неожиданно. Эта история не стала исключением...

Это был обычный августовский день. Я пришел на работу, покормил Сотинку, и до полудня, честно обслуживал редких покупателей. Потом решил заварить себе чаю, но вдруг выяснилось, что вода кончилась. Пришлось, прерывать работу,  закрывать киоск и  тащиться к ближайшему магазину за пятилитровой канистрой.

Когда я вернулся, то увидел, что киоск раскрыт, и тройка хмурых, смуглых ребят выносят кипы прессы и складывают в серую «Газель». Ахмед стоял тут же, рядом и следил за погрузкой.

-Все, кончилась твоя работа парень, -  сказал хозяин киоска, когда я подошел – Сказали, завтра сносить приедут. А мне теперь, вот надо новое место искать... – он добавил несколько фраз (видимо - ругательств), на своём родном языке.

-Пойду тогда вещи свои заберу?

-Иди, иди.

Я заскочил в киоск, но совсем не вещи занимали меня в тот момент. Сотинка! Они же её найдут!.. А Аврелий говорил, что Ахмед не знает!..

Однако в киоске Сотинки не оказалось. Я заглянул во все углы, мешая ребятам Ахмета, проверил все стеллажи – но цифры нигде не было. Оставалась надежда, что она ускользнула в самом начале, когда была раскрыта дверь...

Окончательно убедившись, что Сотинки в киоске нет, я понуро собрал свои немудреные вещи в пакет и покинул бывшее место работы. Попрощался с Ахмедом и зашагал прочь.

 

...Меня окликнули, едва я завернул за угол. Аврелий, всё в том же чёрно-белом жилете, стоял, прислонившись к стене, а на плече у него...

...На плече у него, словно прирученная птица, сидела Сотинка. Увидев, что я обратил на неё внимание, она разразилась целой серией щелчков.

-Да не ругай ты его, - сказал ей Аврелий - Он же не знал, что киоск закрывать сегодня придут.

-А ты знал? - спросил я

-Узнал в самый последний момент. Я не думал, что киоск закроют раньше начала сентября.

-И теперь, куда отправишься?

-Другой киоск себе найду. Надо же чем-то Сотинку кормить.

Сотинка опять что-то прощёлкала.

-Прощается, – «перевёл» Аврелий. – Нам действительно пора. Мы только тебя ждали, чтобы попрощаться.

-Ну, прощай тогда Аурелио, – я в первый раз назвал его настоящим именем.

Латиноамериканец только молча, ответил на рукопожатие.

-Пока Сотинка – я протянул руку и в последний раз коснулся этой живой цифры. Потрепал по «загривку» единицы, погладил нули... А когда отнял руку, обнаружил, что она сияет розовым светом.

-Что это?!

-Ничего особенного, - едва Аврелий заговорил, свет исчез – Припомни наши разговоры в киоске, и всё поймёшь. А пока, всё в жизни у тебя будет хорошо. По крайней мере – ближайшие сто лет.

Последние слова он произнёс, тем же самым тоном, которым «заговаривал» рану в киоске. И в этот миг мне показалось, что глаза Аврелия на несколько мгновений засияли розовым пламенем. Я хотел задать вопрос – но латиноамериканец уже развернулся и быстро пошел прочь, унося Сотинку на плече. Вскоре они завернул за угол и исчезли из виду.

А я стоял, тупо смотрел на пустую улицу, и думал, что совершенно случайно  прикоснулся к какой-то древней, скрытой от глаз тайне. Или – это тайна прикоснулась ко мне. В первый, а может и в последний раз...


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования