Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Моггет - Замкнутый Круг Тьмы и Света

Моггет - Замкнутый Круг Тьмы и Света

Я высокий эротичный мужчина. Ношу облегающий иссиня-черный костюм, подчеркивающий мышцы моего в меру накаченного тела. Выгляжу лет на двадцать, а чувствую себя на сорок. У меня длинные темные волосы. До пояса, если не ниже. Эх, был бы я блондином – вот получился б контраст! Мои широко расставленные глаза чуть косят к носу, на них спадает неровно стриженая челка. Кожа темноватая, но смуглым я бы себя не назвал. Наверное, произвожу сильное впечатление. Я себе нравлюсь. Имя мое… Не помню. Точно знаю, что был Повелителем Тьмы и меня в очередной раз разгромили. Впрочем, почему это был? Меня, конечно, убили в прошлой войне, но я переродился, вернулся, как и всегда. И вот уже три месяца скитаюсь по миру. Пешком. В одиночестве. Я знаю, что автомобили и поезда еще не изобрели, а космические корабли давно исчезли. Магия мало распространена и почти не совершенствуется, так что думаю, мне нет особого резона развивать свои колдовские способности. Тем более, я по определению являюсь источником темной магии и в случае необходимости могу за сотую долю секунды изобрести и применить новое заклинание. Но специально изобретением заклятий я не занимаюсь. В мире и так нет магов, равных мне.
И все-таки я не совсем такой, как прежде. Понимаю, что потеря памяти – слишком банальная вещь, но у меня особый случай. Как будто кожа помнит всё, а мозг – лишь отдельные моменты. Не думаю, что это так страшно, но знать свое истинное имя хотелось бы. Убивали меня и раньше, я тоже выигрывал у сил Света, однако каждый раз я возвращаюсь, оживая в том же теле. Я могу принять любой облик, но за долгие тысячелетия привык ощущать себя именно таким. А с момента последней смерти, последнего перерождения, что-то изменилось… Мало того, что не вся мощь вернулась ко мне, мало того, что я не помню имени, так еще и становлюсь слишком похожим на человека!
Ловлю себя на том, что стали знакомы и близки простые людские радости и желания. Я ем теперь, хотя все еще предпочитаю питаться чужими отрицательными эмоциями. Иногда мне кажется, я рискую превратиться в дикаря. Нерассуждающий Повелитель Тьмы – что может быть ужасней? Я не должен терять изначальной цели, способностей, характера, самого себя!
***
Сегодня утром, перед тем, как продолжить путь, решил сложить свой раздвижной меч, чтоб он занимал меньше места, но заела одна из пружин, и, как я ни старался, ничего не получалось. Что происходит, я становлюсь тупым чудовищем? Потом мне пришло в голову разложить меч на молекулы, но я не стал этого делать. Гигантский светящийся синим меч теперь болтается у пояса и больно бьет меня по правой ноге. Так мне и надо, лучше бы сразу вспомнил о заклятии разбора на молекулы, а не поддавался секундной ярости. Я же Повелитель Тьмы, я был и должен быть самим спокойствием! Именно мертвое спокойствие всегда было моим главным оружием против воинов Майи, Повелительницы Света.
***
Я наслаждался одиночеством. По желанию заходил в попадавшиеся деревушки, например, чтобы поесть. В одном городке увидел в продаже огромное зеркало. Вот бы носить с собой такое зеркало – смог бы в любое время любоваться своей внешностью! Я с такой любовью создаю свой эротичный облик, когда возрождаюсь после поражений…
Нельзя сказать, чтоб я так уж часто проигрывал Светлым. Мы с Майей равны, вот и получается, то один побеждает, то другой. В прошлый раз я на голову разбил ее войско, убил ее саму. Неудивительно, что в этот раз она победила. У нас редко бывает, чтобы кто-то выигрывал два сражения подряд. Так что следующая победа будет за мной!
Я немного утратил природную расчетливость и хитрость, но стоит вспомнить имя, и всё вернется ко мне сполна. Сейчас я неспособен создать толковый план, но погружение мира во Тьму можно и отложить. Я верю, что всегда успею это сделать. Но нельзя действовать опрометчиво. Я всегда осторожен, тщательно анализирую каждый план, стараюсь просчитать любую мелочь. Это вовсе не трудно (по крайней мере, когда вся память при мне), ведь, в отличие от людей, я могу удерживать в голове несколько мыслей одновременно, а не одну.
Стал замечать, чего-то мне не хватает. Нужно… Нет, не то, чтобы влюбиться, но однажды испытать любовь хотя бы в физическом виде. Проходя по деревням, замечаю на себе заинтересованные взгляды девушек, да бывает, что и юношей… Я никогда не нуждался в этом деле, но возможно так случится, что я найду в этот мире ту единственную девушку, достойную меня.
Это будет сложно, но я постараюсь.
***
Весь день шел вдоль реки по направлению к деревне Андер. Меч я уже три дня, как ношу разобранным на молекулы. Один эфес у бедра. Так что, можно сказать, иду налегке.
Когда стемнело, сложил костер на берегу, правда, огонь пришлось наколдовать. Естественно, я отлично вижу в темноте, просто мне нравится чувствовать тепло огня. В этом похожу на человека. Это нравилось мне и раньше, во времена других возрождений.
Я сидел, прислонившись к большому камню, любовался игрой звезд и пламенем костра. Холодало. Огонь не помогал. Я заколдовал валун, и он стал теплым. Волосы рассыпались по спине, как плащ. Должно быть, я выгляжу красиво, - промелькнуло в голове.
Лежа на сырой земле, я думал, какое счастье, даже в таких условиях, здесь, на земле, засыпать в объятиях девушки, достойной меня. Я бы даже ее полюбил. Какие человеческие мысли! Это было бы прекрасно… Мужчина я или нет? Было грустно, я дрожал от холода, хотя прижимался к нагретому камню. Костер затухал, я задавался вопросом, смогу ли без всякой магии соблазнить и влюбить в себя девушку? Но не такую, которая сама бы ко мне кинулась, а ту, что достойна моей любви. Я легко подчиняю людей своей воле, но могу ли обойтись без этого? Кто пойдет за мной по собственному желанию? Я дал себе зарок, если мне понравится девушка, достойная меня, завоюю и соблазню ее только умом и обаянием, без сверхъестественных способностей, которых у меня так много.
Под утро уснул, свернувшись калачиком у огромного теплого камня.
***
Проснулся днем. Волосы и костюм нисколько не пострадали от долгого лежания на земле – грязь мира не может меня запачкать.
В деревне Андер побывал однажды, много лет назад. Всё та же ограда вокруг, наверное, часто нападают разбойники. У входа в деревню стояли телеги с сеном. Я бы не заинтересовался, но двое прилично одетых фермеров громко вели разговор о Свете и Тьме.
Спрятавшись за телегу, стал подслушивать. Кажется, бессознательно набросил на себя заклятие невидимости. Ясное дело, с моим ростом не так-то просто спрятаться.
- И мир висел на волоске. Мы все могли погибнуть…
- Я что-то об этом слышал! Ты не знаешь?..
- Повелительница Света, наша Майя, победила Повелителя Тьмы!
- А где же битва-то была?
- Говорят, как всегда в пустынной местности. Люди не должны видеть подобное!
- Как всегда?
- Ну да, ведь он не первый раз возвращается.
- Он?
- Повелитель Тьмы.
- Как звать-то?
- Ох, я не буду говорить его имя – вдруг это плохая примета!
- Наверное, он ужасен!
- О, да. То ли дело прекрасная Майя! А этот урод…
Да как они посмели! Я затрясся от гнева. Конечно, мой истинный облик не так красив, как этот… Черт, опять поддаюсь ярости! «О, Тьма, душа моя и сердце…» – я начал читать заклинание на успокоение.
Но ничего нового эти ребята не сказали. Зря подслушивал.
Сбросил невидимость и пошел к таверне. Опять на меня все оглядываются! Из-за того, что спину держу ровно?
В таверне пил чай. Меня частенько принимают за королевского наемника, а им дают чай и вино бесплатно. Заказал бы чего-нибудь сладкого, но не люблю колдовать деньги.
Вокруг крутились неопрятные девицы. Напрасно стараются. Соблазнить Властелина Тьмы - это вам не картошку почистить. Обольстить меня почти не возможно. Врут те сказки, в которых Повелитель Тьмы развратник и извращенец. Я вовсе не такой. А других Повелителей в нашем мире не наблюдается.
В углу два свирепых мужика о чем-то ожесточенно спорили. Я подсел поближе и стал тянуть их черные эмоции. (Вместе с чаем очень вкусно). Минут через десять оба упали лицом в тарелки и уснули. Не знаю, с каким настроением они проснуться завтра, но на сегодня их спор окончен.
***
Что я учудил! В следующем за Андером поселке зашел в трактир, мирно посидеть, послушать новости. Внезапно туда завалился дикого вида рыцарь, по-видимому, пьяный, и стал скандалить, размахивая мечом налево и направо. Завизжали посетители, хозяин попытался что-то сделать, но потом забился в дальний угол. Мой голос, низковатый, глубокий, звучал спокойно и размеренно, когда я негромко произнес со своего места:
- Именем Тьмы, Я приказываю тебе остановиться.
Мои слова не прозвучали пафосно. Человек действительно остановился, взгляд остекленел, оружие выпало из рук. Сейчас я мог заставить рыцаря делать всё, что угодно.
- Что ты сделаешь, если я прикажу тебе умереть? – спросил я, вставая.
Весь трактир замер. Даже кошка остановилась на полпути к кухне.
- Я умру, - ответил рыцарь, походивший теперь на куклу.
- Что ты сделаешь, если прикажу убивать?
- Буду убивать.
Люди судорожно вздохнули. Никто не шелохнулся.
- Что ты сделаешь, если прикажу тебе сойти с ума?
- Сойду с ума.
Да, голос Повелителя Тьмы может действовать гипнотически. Особенно, если я так уверен в себе и спокоен.
- Что ты сделаешь, если прикажу стать дворником?
- Стану дворником.
Небрежно бросив на стол монетку и направившись к выходу, я обронил через плечо:
- Ну, так становись.
Кажется, трактир ожил, лишь когда я скрылся. И ведь бедняга рыцарь действительно пойдет теперь работать дворником…
***
Значит, я по-прежнему могу легко подчинять людей своей воле! Конечно, тут все зависит еще и от того, насколько человек слаб. Сильного духом унизить сложнее. Когда я вербую себе генералов и отдаю им приказы, для верности смотрю в глаза. При зрительном контакте даже не требуется произносить фразу «Именем Тьмы…» Мужчины подчиняются легко. С женщинами труднее – они начинают меня разглядывать вместо того, чтобы смотреть в глаза и слушать. Приходится повторять приказ по три раза. В такие минуты жалею, что мой человеческий облик настолько эротичный.
Несмотря на неутраченную способность гипнотизировать людей, я все еще не собираюсь снова создавать армию.
***
Недавно разглядывал цветы на чьей-то заросшей сорняками клумбе. Пришло в голову сочинить себе временное имя, теребил желтоцвет и думал: когда люди открывают новый вид растений, они наверно долго придумывают название…
Увы! Ни одно слово на планете не опишет меня в должной степени. Я же такой… такой…
***
Удивительные вещи случаются порой.
Лес Авердо пользуется дурной славой. Хотя именно здесь находилась одна из баз Повелительницы Света Майи. Лет сто назад я ее разрушил... Понятно, почему: там тренировали светлых воинов.
И вот, идя через Авердо, наткнулся на руины. Земля почти поглотила камни, трава укрыла их в своей тени.
Поднял обломок кирпича и тут же чуть его не уронил. К развалинам старой базы брела Майя! Почему я не почувствовал ее приближение?
- Тот, кто скрывается за внешностью человека. На кого нет управы, кто творит все, что ему заблагорассудится, не оглядываясь на других. Кто боится только Духов Хаоса, но не хочет слушать даже их, - пробормотала она, приблизившись, - Я правильно тебя охарактеризовала?
Я промолчал. А что на это сказать?
- Пришел полюбоваться на развалины? – Майя терла висок, как будто у нее болела голова.
Я подбросил обломок и поймал его.
- На самом деле я не собирался сюда приходить. Но как здесь оказалась ты?
Повелительница Света остановилась в трех шагах от меня.
- Хотела забрать из тайника свой меч. Но заметила темную ауру и решила с тобой увидеться. А до меча еще идти целый час...
Она помолчала и продолжила:
- Почему все так несправедливо? Я победила тебя. Но чувствую себя отвратительно. Почти не могу колдовать…
- Но это логично. На победу ты истратила все силы. А я хоть и умер, но, возрождаясь, «обновился».
- Выходит, погибнуть было бы полезнее…
- Утешься тем, что я не до конца очухался! Что ты собираешься делать после того, как заберешь меч?
- Бродяжничать и ждать, пока вернется энергия! Процесс ускорить почти невозможно.
- Долго же тебе придется ждать!
- Если ты тоже странствуешь бесцельно, пойдем вместе к тайнику! Перемирие?
Я согласился. Мы пошли рядом. Искоса разглядывал Майю. Меня осенило: а ведь она идеально подходит для… Кто из девушек мира сравнится с Повелительницей Света? Она самая умная, добрая, хитрая… Красивая, наконец. В человеческом облике Майя была невысокого роста, хотя это могло мне лишь казаться, я же из тех, про кого образно говорят «на два метра потянет». Стройная, но не худая фигурка, золотистое платье укрывает ее до колен. Светлой Повелительнице вовсе не обязательно носить белое – ее символом была радуга. Волосы до плеч, на несколько тонов светлей моих, задумчивое бледное лицо. Ах!
Как много веков мы воюем! Знаем друг о друге всё!
Вот Майя настоящая женщина! Она всегда воплощается в этом облике, выбранном еще несколько тысяч лет назад. А меня угораздило однажды воссоздаться в женском теле (по ошибке) – я протянул две недели, затем сам отправил себя на тот свет, чтобы возродиться мужчиной в любимом теле! Давно же это было…
Ох, уж наша бесконечная битва! Бессмысленная война! Круг за кругом! Никто не прав, никто не виноват… Меня это уже раздражает.
Дошли до места, где среди деревьев прятался маленький склеп. Майя вошла и выволокла оттуда двуручник со светящимся темно-синим лезвием. Двойник моего.
- Можешь сделать его чуть легче? – попросила она, устало опускаясь на траву, - И разбери, пожалуйста, на молекулы.
- Тебе как: эфес оставить или целиком разобрать?
Она пожала плечами. Я занялся колдовством.
- Глядя на этот меч, вспоминаю наши с тобой бесчисленные дуэли. Фехтование в человеческом облике, - говорил я.
- А когда я на него смотрю, вспоминаю, как же больно ты убил меня в позапрошлый раз. И в позапозапрошлый…
- Но я всегда стараюсь сразу насмерть!
- Хоть на этом спасибо.
- Это что! Твое последнее заклинание, Майя… Лучше б мечом зарубила! До сих пор не могу от него отойти! Несмотря на то, что переродился!
«И это заклятье вышибло из несчастного Повелителя Тьмы всю память» - добавил я про себя.
- Ха, это было обычное заклинание низшей боевой магии! Десятикратно усиленное.
- А ты не помнишь, как… - я осекся и поймал странный взгляд Майи.
В самом деле, не стану же я спрашивать: «Дорогой старый враг, ты не помнишь, как меня зовут?!»
Через несколько минут я вернул ей маленькую голубую шкатулку, заколдованную так, что при открытии она мгновенно превращалась в меч.
- Здорово. Спасибо, - Майя спрятала шкатулку в карман.
***
Так началось совместное путешествие. Это было мне на руку – я утвердился в намерении соблазнить Майю.
К вечеру добрели до реки Реджи и устроили ночлег. Точнее, я спал на земле, а Майя куда-то исчезла.
Утром проснулся в весьма хорошем настроении. Ясно, что она спала неподалеку. И хотя магические существа высшего порядка не нуждаются в умывании, я спустился к Реджи, окунул руки в воду и протер лицо - нравилось ощущать эту прохладу.
Я услышал, как ко мне приближается Майя, зачерпнул воды, резко обернулся и облил ее.
- С добрым утром, красавица! – почему-то мне было очень весело, как бывает весело после двух рюмок вина (алкоголь не пробовал, но что-то об этом слышал).
- Добрым? – она фыркнула, - Откуда ты знаешь такое слово?
Но меня было не смутить. Радовался, как человек, получивший неожиданный подарок. Более того, я был в себе уверен.
Правда, в тот день мы мало разговаривали, лишь изредка вспоминали прошлое.
И последующий день мы тоже мало разговаривали.
Но я умею ждать!
***
Майя разглядывала в воде свое отражение.
- Темный? – позвала она, - Помнишь, ты на днях назвал меня красавицей? Но ведь я неважно выгляжу!
- Но мне же нравится! – возразил я.
- У меня не получается создавать себе идеальный облик! А у тебя получается! Почему?
Я магией притянул себе книжку из города, находившегося в двух днях пути и в который мы заходить не собирались, и читал, сидя на берегу. То-то удивятся тамошние библиотекари.
- Зато твой истинный облик лучше моего, Майя. Этакая светящаяся дамочка… Не то, что уродский многорукий черный парусник, тридцать метров высотой.
Она улыбнулась. Причем печально.
- Наши «истинные облики» - лишь энергетические отражения наших сознаний. Лично я считаю своим настоящим телом то, в котором сейчас нахожусь! А светящаяся дамочка даже не материальна.
- Либо материальна частично. То же самое могу сказать и про себя, - я не отрывался от книги, но слушал внимательно, - А правда, что ты единственная не боишься моего настоящего обличия?
- Конечно! Чего там боятся! За неимением рта парусник меня не съест!
Я тихонько рассмеялся.
- А если съем?
- Подавишься. А что ты там читаешь?
- Древние легенды о синих световых мечах. Давно интересовался, какие же слухи ходят о нашем оружии.
И мы стали читать вместе.
***
Несколько раз так случалось, что Майя просила меня понести ее на руках. Понятно, что волшебница была всё ещё слаба после нашей прошлой битвы. Я с готовностью соглашался, мне это даже нравилось. Прижимая девушку к себе, я улыбался и думал: кто еще кого соблазняет?
***
Однажды нас застал сильный дождь. Деревья не укрывали от холодных тяжелый капель, и я наколдовал нечто среднее между плащом и одеялом. Так как Майя этого сделать не могла, ей пришлось подсесть ко мне. Мы укрылись этой штукой и ждали, пока небеса иссякнут, но дождь не проходил. На землю опускалась ночь. Когда Майя прижалась ко мне, я почувствовал, как она дрожит. Надо же! – думал я. Повелительница Света! Эта умнейшая, знаменитейшая женщина ищет у Повелителя Тьмы защиты от ливня!
Она так и уснула рядом со мной, а я, охваченный новыми чувствами, не смел шелохнуться.
Либо она слишком устала, либо верит в меня. Не мне, а в меня!
***
Через пару дней после этого случилось вот что: мы мирно шли по лесу Дистант и натолкнулись на шайку разбойников? Или это они на нас наткнулись? Неважно.
Бандитов было десять, и вооружены мечами – значит, бывшие наемники местного Короля. Я надеялся, что мы мирно разойдемся, не вступая в разговоры и прочее, но один из них пропищал:
- Прилично одеты! Но кто они? А есть ли у них деньги?
- Анирамус их знает! – прорычал атаман, - Но сейчас проверим!
Один разбойник схватил Майю и завел ей руки за спину.
- Эй! – насмешливо воскликнул он, - Твоему тощему дружку со всеми нами не справиться!
Я не тощий! У меня пресс!!!
Я отцепил от ремня эфес, лезвие тут же выдвинулось. Они набросились, завязалась драка. Изящно отбивать их удары было нетрудно. Магию я не использовал. Но в какой-то момент меч одного разбойника прочертил мне по лицу. Это уж слишком! Я не беспокоился о поцарапанной левой щеке, но, в конце концов, нападать вдесятером – это нечестно! До сих пор я дрался только на дуэлях! И с Майей, и с ее светлыми «героями» - всегда один на один! Эти глупцы думают всей толпой уложить Повелителя Тьмы? Как бы не так! Стал рубить направо и налево, уже не заботясь об изящности своих выпадов. И это была не кровавщина – тело разбойника, рассеченное моим мечом, распадалось на молекулы, попросту исчезая. Финальным движением сразил того, кто держал Майю, ей даже нечего было бояться, что я ее задену – таким мастерским был мой удар.
Итак, на поляне снова мы двое. Теперь порезанная левая щека дала о себе знать. Прислонился к дереву, со злостью бросил меч и сполз на землю. Не люблю я, когда лицо портят!
- Я даже немного испугалась за тебя – их было много!
- Да, я тоже предпочитаю честные поединки.
- Они тебя поранили! – Майя подбежала и села на траву слева от меня, - Давай, я залечу…
Она хотела коснуться моего лица, но я отвернулся.
- Не надо.
Все-таки она заставила повиноваться, дотронулась ладонью до раны, и кровь перестала течь.
- Ты спасал меня… Я стала совсем беспомощной!
- Как они посмели поцарапать мое прекрасное лицо! – сквозь зубы прорычал я.
- Почему ты не атаковал магией?
- Силы еще не полностью вернулись.
Признаться, я немножечко соврал. Мог бы прибить их разом одним заклинанием, но хотелось покрасоваться перед Майей. Я выгляжу очень эротично, когда орудую мечом.
- Это я виновата…
Что? Ее мучает совесть?
- Но ты бы не смогла придти на помощь, - фыркнул я.
Повелительница Света покачала головой:
- Я виновата в том, что, убивая тебя в прошлый раз, слишком сильно ударила заклятием, и ты намного дольше восстанавливаешься в этот раз.
Надо же! Она теперь всю жизнь раскаиваться будет!
- Я вовсе не стремилась уничтожать тебя, но не помешай я твоим планам, мир был бы разрушен, и всё живое исчезло б.
- Ах, вот оно как, - протянул я.
Майя быстро обернулась, нашарила цветок, сорвала и ткнула мне в нос.
- Видишь! Жизнь на планете должна остаться! – поддразнивала она.
- Но я тоже могу создавать цветы! Из чистой Тьмы! Они, конечно, получаются черными, но красивыми!
- Возможно и так, но живыми они не станут!
- Подожди, наколдую тебе как-нибудь букет, и увидишь: он не уступит живым цветам! – воскликнул я из чувства противоречия.
- Хорошо, проверим.
Она разжала пальцы, и цветок, как в замедленном действии упал мне на ноги. Зачем она кладет голову мне на плечо? Сначала мне стало неловко, хотел отодвинуться, но вспомнил о своих намерениях, внимательно посмотрел на Майю и осторожно положил правую руку ей на щеку. Она блаженно закрыла глаза. Так мы и просидели с полчаса, а потом отправились дальше по лесной тропе.
***
На следующий день после нападения разбойников мы долго шли по полям, почти не разговаривая – каждый был погружен в свои мысли.
Ночлег устроили на опушке очередного леса. Я разжег костер и весь вечер наблюдал за Повелительницей Света: как она читает, как безуспешно пытается колдовать, как задумчиво ее взгляд останавливается на мне.
Было совсем темно, она стояла и смотрела в огонь, как будто пыталась в нем что-то прочесть. Меня словно кто-то потянул за язык, подошел к ней и сказал:
- Никогда не встречал такой необыкновенной девушки! Майя! На свете никто не может сравниться с тобой!
Я робко приобнял ее, осмелел и прижал к себе. Она не сопротивлялась. Я приподнял ее (все-таки Майя ниже ростом) и поцеловал первым нежным поцелуем. Нетребовательным и осторожным. Я чувствовал, как начинает жечь меня неизвестный доселе огонь. Я поставил Майю на землю, наклонился и поцеловал ее в шею. Она сделала шаг вперед, чтобы стоять вплотную ко мне. Вдруг на меня что-то нашло, я отшатнулся и опустился на землю.
- Почему… ты остановился? – в ночной тишине ее голос прозвучал сдавленно.
- Я Темный…
- И что?
- Ну, я Повелитель Тьмы, а ты меня ненавидишь…
- Ты слишком много думаешь! Я тебя вовсе не ненавижу! Если мне не изменяет память, я такого никогда не говорила!
Я взглянул на нее. Она казалась чуть рассерженной.
- Значит, не ненавидишь?
- В этом ты можешь быть уверен! Что с того, что ты мой идейный противник? Я не испытываю неприязни. Ведь ты хорошо знакомый, любимый старый враг.
- Какой старый враг? – уточнил я.
- Любимый.
Я думал, она подойдет ко мне, но она развернулась и пошла прочь. Настрой у нее пропал, что ли…
Делать нечего, я растянулся на земле во весь рост и уставился в пустоту. Где-то в листве мелькнул сокол.
Что ж, мы ведь спим по отдельности.
***
Утром я проснулся даже не оттого, что солнце било в глаза (мои веки защищают от света куда как лучше человеческих), а оттого, что Майя щекотала цветком мое лицо.
- Видишь! – восклицала она, - Они живые!
- Да, но ты же сорвала их, - я увидел букетик у нее на коленях, - Они завянут. Умрут.
- Смотри!
Майя воткнула цветок в землю и сделала над ним пару сложных жестов. Он тут же врос, как если бы его и не срывали.
- А помнишь, Повелитель Тьмы, ты обещал…
- Да, конечно, - я развел руки, прошептал пару слов, и между моими ладонями возник букет из девяти черных цветов. Сотканные из Тьмы, они блестели, как металлические. Я протянул их Повелительнице Света.
- Это правда, - произнесла она, - Они действительно прекрасны. Один недостаток – они мертвы.
Мне нечего было сказать. Я не умею оживлять цветы, и она это знала.
- Возможно, если б ты попробовал, у тебя бы получилось вот что…
Майя поставил мой букет на землю, и он укоренился! Теперь цветы Тьмы были живыми. Я смотрел во все глаза.
- Прямо-таки чудо для местных жителей, - усмехнулась она, - Представляешь, эти цветы будут расти здесь и зимой, и летом. Они разрастутся в большой куст. Хотя черных цветов в природе не бывает. Никто не узнает, откуда они здесь.
- Значит, оставим их, - кивнул я.
Нужно было идти дальше – просто чтобы не сидеть на месте.
Я размышлял о вчерашнем. Не предпринять ли новую попытку? Но я же не мог приставать к ней среди бела дня!
- Майя, - осторожно начал я, - Ты наверное устала после такого колдовства. Хочешь, я понесу тебя?
- Да, пожалуй…
Я подхватил ее на руки.
- А куда мы пойдем?
- Вперед, - ответила она.
Поля, леса, - всё проходило мимо. Я нес ее на руках весь день. Это было вовсе нетрудно. Как будто мои руки было тренировано ровно настолько, чтобы нести Майю, а ноги – ровно настолько, чтобы бегать от Майи… Во время войны, разумеется. Впрочем, и ей от меня бывает несладко, когда мы боремся за мир.
- Слушай, Майя, - весело произнес я, - Я буду носить тебя на руках всегда, когда понадобится!
- Уже садится солнце. Устроим ночлег… Хочу уютную поляну в лесу!
- Найдем! – улыбнулся я.
Мы нашли хорошее место, разожгли костерок. Я по обыкновению привалился к дереву и смотрел на огонь. Майя сидела рядом и, запустив пальцы в мои волосы, нежно играла ими. Это меняло меня – странные чувства переполняли душу. Она заговорила:
- У меня никогда не было мужчины. Я, как высшее магическое существо, не нуждаюсь в любви. Но смотрю на тебя и понимаю: ты для меня нечто большее чем… чем…
- Чем страшный Повелитель Тьмы?
Она кивнула:
- Да.
Тут я увидел, что несколько пуговиц на ее платье расстегнуты.
- Знаешь, - начал я, - У меня тоже самое. Я высшее магическое существо и ни в ком не нуждаюсь. Но ты… стала для меня идеалом. Твоя душа помогает мне жить. Ты сокровище…
Я должен что-то говорить, чтобы не нападать на нее сразу! Нужно сдерживаться! И я говорил ей правду!
- Разреши мне поцеловать тебя, Майя…
Я поцеловал ее, и это был долгий поцелуй. Я укладывал Майю на землю, а руки скользили по ее телу. Она прижимала меня к себе, и это было прекрасно.
Я решил не тратить время на раздевание. Одежда исчезла с меня сама, словно втянулась в кожу. Майя тоже разделась заклятием (ей хватило магических сил), – миг, и она лежит подо мной обнаженная. Я всей душой надеялся, что тяжесть моего тела ей не неприятна.
Наконец-то я могу быть самим собой! Мне не нужно прикидываться или меняться – она принимала меня таким, какой я есть. И пусть я Тьма, а она Свет, никакие идейные различия не встанут между нами.
К чему бесконечно спорить, мы не нуждаемся в войне… Всё, чего я хочу – чтобы ночь не кончалась. В глазах Майи я читал тоже самое… Ее душа была открыта для меня.
И я узнал ее всю. Я чувствовал ее тело, как свое. Ничто не может сравниться с чувством обладания своей противоположностью.
Как будто Тьма и Свет смешались, а мы двое были их прекрасным воплощением. Мне представился многорукий черный парусник, сотканный из клубящийся Тьмы, руки вылезающие из бортов подняли на палубу хрупкую фигурку светящейся женщины, она стояла рядом с одинокой мачтой, а на земле мы с Майей отдавались чувствам, древним, но таким же чистым, как и тысячи лет назад...
Я настоящий, я нравлюсь себе... Майя, мой Свет, мой идеал...
Вот он, вкус Жизни и Смерти, вот она, правда, мы - настоящие...
Но это длился недолго. Вскоре мы, два неумелых любовника, оторвались друг от друга и, обнимаясь, уснули.
***
Среди ночи наколдовал одеяло. Утром проснулись почти одновременно. Майя ударила меня в грудь кулачком.
- Ласковый Повелитель Тьмы! Ласковый! – дразнилась она.
- Откуда у Повелительниц Света берутся когти! – парировал я.
- Послушай, мы перестанем воевать? Мы когда-нибудь сможем разорвать этот круг?
- Сможем, - и откуда у меня уверенность?
- Иногда я как будто слышу приказ: я должна тебя уничтожить. Причем приказываю сама себе… От этого мутится в голове. Не понимаю, права ли я, сражаясь с тобой?
- Вообще-то, я тоже иногда сам не осознаю, что творю. Разумеется, смысл жизни – дать волю Тьме и погрузить мир в вечную ночь, но зачем я должен убивать тебя при этом? Ты же вроде не мешаешь… По крайней мере, не всегда…
Мы долго целовались, потом оделись (магией) и отправились в путь. Она держала меня за руку.
- Повелитель Тьмы, ты действительно не помнишь свое имя?
- Что?! Откуда ты…
- Я догадалась.
- Осторожно, ветка… Да, не помню. Ты слишком сильно шарахнула меня заклятием…
Майя нахмурилась
- Но мое заклинание не должно было вышибать из тебя остатки разума!
- Чего? – я аж споткнулся.
- Шучу. Но мое заклинание правда не должно было повреждать тебе память! – повторила она, - Так что ничего не ясно… Либо я ошиблась…
- Ладно уж, скажи мне имя, - попросил я.
- Я бы помогла тебе, но, во-первых, сама смутно помню, во-вторых, в твоем имени слишком мощная темная энергетика…
Услышав это, окончательно расстроился. Что же делать…
- Бог с ним, с этим именем, - сказал я, - Мне сейчас не важно.
***
Прошло два часа, мы всё ещё пробирались по лесу, идущие неизвестно куда.
Я отстал от Повелительницы Света на пару шагов и обдумывал одновременно несколько вещей: прошлую войну, вчерашнюю ночь, погибших союзников из числа сотворенных мною нелюдей, Великий План…
- Я не нахожу ничего, что бы помогло восстановиться! – вздохнула Майя.
- Ты так торопишься восполнить силы, чтобы поскорей убить меня еще раз? – поинтересовался я.
Повелительница Света быстро оглянулась.
- Нет, конечно! Но так неудобно чувствовать себя…
- А ты не пробовала человеческую еду?
- Пробовала. Эмоции куда как полезней. Беда в том, что нельзя просто так забирать у людей свет. Пройду я, соберу всю радость, пройдешь ты, соберешь гнев и боль, и люди превратятся в черствых кукол.
- И меня, и себя обвиняешь?
- Нет… Говорю о том, что теоретически может случиться, если мы дадим себе волю…
- Но люди – это строительный материал. Нравится – используешь, не нравится – выбрасываешь. Я к своим подчиненным плохо отношусь. Они гордо называют себя «союзниками Повелителя Тьмы», а на деле я их ни во что не ставлю. Однако, готов согласиться, есть и сильные люди. Таких надо ценить – вымирающий вид. К примеру, тот придурок, твой светлый наемник. Не потрепи он меня, как следует, ты бы не победила в прошлый раз.
- Да, мне оставалось только добить тебя. Но ты его убил, так что не надо прибедняться… Это был обычный наймит.
- Необычный, - фыркнул я.
***
Ближе к вечеру добрались до Аншена.
- Странно! Пятнадцать лет назад здесь точно была процветающая деревня! Заброшенные дворы производят мрачное впечатление…
Майя согласно кивнула.
- Земля умерла, и фермеры покинули это место. Идем быстрее отсюда!
- Эй, ты же Светлая! Наколдуй цветы…
- Какие странные вещи ты говоришь, - хихикнула Майя, - Это же доброе дело.
- А я не злой, я Темный.
Мы шли по центральной улице, Повелительница Света делала мало понятные жесты, вокруг разлетались цветы и, падая, укоренялись в бесплодной земле.
Майя завизжала от радости и прижалась ко мне.
- Смотри! Получается! Получается, как и прежде!
- Но ты же сама говорила, это одно из легчайших светлых заклинаний…
- Но не в таком же количестве! Кажется, я…
Она чуть не упала, и я подхватил ее на руки.
Заскрипели качели. Покинутая детская площадка выглядела особенно грустно, даже для меня.
- А ты умеешь их делать?
- Качели?
***
На закате дня качели уже были готовы. Старался по возможности работать руками, но металлические столбы все же пришлось наколдовать. Расположил творение на опушке Черной чащи.
- Никогда бы не подумал, что захочу, как ребенок, качаться на качелях.
- У нас, Светлых, проще – мы признаем простые радости людей.
Раскачивались и смотрели, как солнце прячется, уходит вниз, давая волю ночи.
- Темный, наколдовать спинку можешь?
- Разумеется.
Со спинкой качели больше напоминали диван.
- Солнце великолепно, правда, Майя?
- Да не смотри ты туда! – она уронила меня и прошептала, - Как твой костюм расстегивается?
Теперь я понимаю – без спинки мы бы упали. Забившись в угол и предоставив ветру играть качелями, мы медленно раздевали друг друга, я уже представлял себе взрыв нежных чувств, смешанных со страстью, когда я увижу Майю…
Мы растягивали удовольствие, дразнили друг друга, последние лучи солнца, игравшие в глазах Майи, сводили меня с ума…
Ко мне снова пришло ощущение единства Тьмы и Света, великолепие противоположностей, счастье от осознания собственной значимости, и этому я был обязан ей, Повелительнице Света….
Тесно прижавшись друг к другу среди разбросанной одежды, мы засыпали под скрип качелей…
***
Утром, одевая меня, Майя завела разговор:
- Темный, имей мы собственный дом, каким он бы был?
- Таким, каким хочешь ты, - не раздумывая, ответил я, - От себя бы добавил черный письменный стол и… большое зеркало.
- - Неподалеку один из моих личных домиков. Может, пойдем туда, чем будем и дальше бродить, где ни попадя?
Естественно, я согласился.
***
Белый, без единого пятнышка, домик выглядел мило и трогательно. Надо ли говорить, что в саду росли чудесные цветы…
В этом маленьком раю мы и провели три недели. Засыпали вместе, просыпались вместе, изобрели тысячу способов порадовать друг друга. Я зажил светлой жизнью, не омраченной Великим Планом… Каждый день завоевывал Майю, это была своего рода игра… И Повелительница Света начала всерьез уважать, принимать во внимание мои «темные замашки».
Счастье продолжалось бы и дольше, если б не один момент: ко мне возвращалась память, к Майе – сила. Мы не сразу поняли, в чем дело. Но когда я вспомнил свое имя (словно вспышка в сознании), не мог больше ждать.
- Майя, - позвал я, спускаясь на первый этаж, - Должен сказать… Я, наконец, вспомнил имя…
- Я тоже, - подбежала Майя, - И знаешь… Кажется, ко мне вернулась вся магия…
- Мы стали прежними?
- Да.
- Но как? Я думал, после той битвы, это займет много месяцев…
- Любимый, мы не учли, что… Как бы это сказать… Возможно, даже люди не догадываются, что… интимные отношения дают невероятный всплеск энергии… Но я этого не знала! Клянусь, я не хотела тебя использовать!
- Я верю, - прижал хрупкую Майю к себе, - Я по любви… м… спал с тобой, а не чтоб вернуть память. Однако теперь, узнав свое имя, я не могу позволить людям выгонять Тьму из сердец, я не дам победить Свету…
- Ты собрался уходить? – ее зрачки расширились от ужаса.
- Любимая, прости, но Повелитель Тьмы не может бросать дело своей жизни.
- Я тоже не святая… Что за навязчивая идея – уничтожать Тьму… Эта мысль снова начинает преследовать меня!
Я гладил ее волосы.
- Объявляем новую войну? Лишенную смысла, нескончаемую? – еле слышно спросила Майя.
- Да. Выходит так. Раз ты не можешь мириться с Абсолютной Тьмой, а я – с Абсолютным Светом.
- Но ты обещал: мы разорвем этот проклятый круг!
- Разорвем, конечно. Но, видимо, не сейчас.
- Когда мы встретимся?
- Не знаю. Как армии соберем… Всё, как обычно.
- Что ж, на поле боя может случиться многое… И все же, я сомневаюсь, что прекратить бесконечную битву будет легко. Я слишком привыкла к ней.
- И я привык за эти тысячелетия.
Вышли на крыльцо, Майя заперла дверь. Я последний раз приподнял ее и поцеловал. Белое платье и черный костюм – наряды свадьбы и кровавой битвы.
И Повелительница Света отправилась на северо-восток, искать сильных и смелых людей, согласных бороться с Тьмой.
А я, Повелитель Тьмы отправился на юго-запад: не имело значения, где искать тех подлецов, что за деньги и власть отдадут Мне свою душу. Также подумывал о воскрешении Девятки созданных мной Великих нелюдей, в разные года убитых воинами Повелительницы Света.
Но всё же грусть копьем пронзала сердце, и я запел, громко, баритоном, переходящим в бас, песня, в которой почти не было рифмы, звучала идеальным стихом в моих устах. Ее слова почти наверняка долетали до Майи:
Пройдет сто тысяч поколений,
Мы снова будем драться на синих световых мечах,
Твое лезвие поцарапает мне щеку,
Когда ты увидишь мою кровь, ты не захочешь меня убивать.


Авторский комментарий: Эру и Игорю Ш от авторши. Ребята, вы супер!
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования