Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Guess Who - Частота 100,0 МГц FM

Guess Who - Частота 100,0 МГц FM

Ярчайшей из звезд радиоэфира,

ФЕЕричной Миле О’Каде

 

Уже  полгода я живу только ожиданием звонка или письма от нее. Хотя знаю, что она не нарушит свое слово.

 

Поворот рубильника. В помещении включается свет, и одновременно загораются десятки лампочек на синтезаторах частоты. Синтезаторы должны заранее прогреться, чтобы установился стабильный температурный режим. Остальные приборы можно включить и перед самым началом наблюдений. Пусть пока в лаборатории будет потише. А то много тут разной аппаратуры понаставлено.

До прохода пульсара PSR 0329+54 через диаграмму направленности радиотелескопа ДКР-1000 в Пущино остается еще полчаса. И дел у меня пока особых нет.

Последние несколько лет практически все время провожу на наблюдениях. Именно провожу, по-другому не скажешь. Раньше из Москвы не так часто выезжал. На самом деле, тут все прекрасно без меня обойдутся. А я здесь – скорее для очистки совести. Ведь не бездельничаю, а участвую в эксперименте. Но это просто самообман. Дело в том, что я уже не способен, как раньше, сидеть сутками за письменным столом и рисовать на бумаге бесконечные вереницы формул. Да, на мои работы пока еще ссылаются. В прошлом году неожиданно позвонил какой-то профессор, приехавший из США по делам в Москву. Сам он с Камчатки, но давно перебрался в Штаты. «Мне так хотелось бы с Вами встретиться, ведь Вы же – классик». Это я-то – классик? Самому смешно. Вчера, разбираясь на книжных полках, обнаружил толстенькую книженцию, изданную Институтом космических исследований АН СССР. Про распространение радиоволн в межзвездной плазме и алгоритмах оптимальной обработки регистрируемых сигналов. Это то, чем я раньше занимался. Посмотрел на обложке - кто автор? Оказалось, что я. Как-то совсем тоскливо стало. Уже до частичной потери памяти допился, так получается. Помню, что собирался такую работу написать, даже какие-то черновички набрасывал. А выходит, что все-таки написал и даже до типографии довел. И забыл напрочь об этом… всего-то за семь лет. За те семь лет, что живу один… без Ирины. 

У меня уже давно не было ни одной серьезной научной работы. Редкие статейки, где список соавторов иной раз по объему больше самой статьи. «Еще раз к вопросу о возможности уточнения значения производной изменения периода излучения…». Ни на что большее уже не способен.

Вот и остается как-то имитировать научную деятельность постоянным участием в радиоастрономических наблюдениях. Наблюдать можно только ночью - днем сильная радиозасветка неба от тысяч передатчиков. Радиостанции, телетрансляторы, служебная связь. Все небо загадили радиошумом. Только по ночам и можно космические источники наблюдать. А ночью-то - все обычно поспать хотят. Поэтому сотрудники только довольны, когда говорю, что опять подежурю один. Ночь – мое время. «Но сейчас ваше время и власть тьмы…». Днем отосплюсь, пока коллеги результаты наблюдений обрабатывать будут.

В помещении никого. Полумрак, только помигивают десятки сигнальных лампочек. Обычно всегда припасаю на ночь литровую коробку дешевого вина и пакет апельсинового сока. Нравится мне такой коктейльчик, пусть на вид он и не очень. Но апельсиновый сок маскирует привкус дешевенького вина. А то приличное, увы, мне теперь не по средствам.

Делать ничего сейчас особо и не надо. Пришел заранее, включил часть аппаратуры на прогрев. Потом, минут за пятнадцать до начала сеанса наблюдения, надо щелкнуть тумблерами еще на нескольких блоках и убедиться, что ни из одного из них дым не пошел. Тут ведь старье все в основном, - результат финансирования науки по остаточному принципу.  А потом можно вообще полностью расслабиться, запись начнется и закончится в автоматическом режиме.

Одно время, пока мозги совсем не заплесневели, всю ночь проводил на сайтах знакомств в интернете. Думал, что еще могу себе девушку найти, а почему бы и нет? С кем-то потом и в реале пересекался. Даже какие-то отношения были, только заканчивались всегда быстро. Причем ведь очень хорошие девушки попадались, ну как на подбор. С одной из них даже пару месяцев встречался. Удивительная девушка, словно из другого мира. В прошлом - известная танцовщица. Теперь – балетмейстер, с чуть ли ни мировой славой. К ней на прием иностранные импресарио за месяц записывались. А она у меня дома пыль многолетнюю с книжек на полках вытирала.

Не помню уже точно момент – время и место - когда я вдруг все понял. Так со мной нередко бывает, кстати. Когда долго мучает какая-то проблема, иногда даже неделями, месяцами. И вдруг – раз… и видишь ответ. Ничего удивительного тут нет, ведь подсознание упорно прокручивает внутри себя даже те мысли, которые сознание принимать не хочет.

Что увидел? Кусочек правды. Понял, что ищу… точнее, кого. И почему так поверхностны и быстротечны были все мои последние романы. Хотя, какие там романы, так -  милые рассказики на пару страничек. И, главное, мне стала очевидна полная безнадежность поисков.

А дело все в том, что мне нужна та единственная девушка, которая давно осталась в прошлом. И именно поэтому – у меня есть прошлое, но нет настоящего и  будущего. Почти машинально иду по жизни вперед. Но с повернутой назад головой.

Удивленно поднятые ресницы, немного застенчивый взгляд светло-серых глаз с маленьким карим пятнышком в одном из них. А ведь тогда она уже была… Звездой.

Поэтому давно забросил все эти сайты знакомств. Сейчас только с одной, совсем молоденькой девушкой переписываюсь, и то скорее по инерции. Люда Адишова. Из какой-то тьмутаракани - то ли Нижневартовск, то ли, наоборот, Верхоянск.

Пару лет назад она написала что-то восторженное по поводу моей анкеты на сайте. Да, интересную анкету для сайта знакомств тогда вполне еще мог наваять. Чтобы и много буковок, и читалось влет. Сейчас, наверное, и на такой подвиг не способен. Вот уже два года мы по ночам переписываемся. Книжки для чтения рекомендовал ей на свой вкус, посылал любимые песенки, что-то рассказывал о том, как живу. Ну и она в ответ писала про свою немудреную жизнь в каком-то бесконечно далеком городишке. Даже обменялись телефонами, но руки все не доходили ей позвонить, хотя и обещал как-нибудь… при случае. Чувствовалось, конечно, что она в меня влюбилась. Впрочем, что значит в меня? В буковки, возникающие в небольшом окошке. Интересный собеседник, не чета ее знакомым… Довольно известный ученый, радиоастроном.  И мои старые рассказы ей очень понравились. Было и такое дело раньше - пописывал забавные рассказики под настроение. Когда общаешься со сверстниками, которые не могут соорудить предложение больше, чем из двух слов… из которых при этом три будут матерные. То я для нее - как пришелец из иного мира. Поначалу мне это интересно было. Словно свежий ветерок подул. Милая наивная девочка… Очень красивая, кстати, -  часто присылала новые фото, так что имел возможность  убедиться. А потом уже и к ней стал интерес терять. Почти по инерции переписку еще продолжаю.

Конечно, иной раз бывает так тоскливо, когда поворачиваешь ключ в замке… И знаешь, что никто тебя дома не ждет. Дети выросли, и никому, по сути, в этом мире ты не нужен. И единственное, почти мазохистское развлечение - на даче растапливать баньку своими старыми научными работами. Думаю, еще лет на пять точно хватить должно.

Ладно, хватит рефлексировать. Подключаю второй синтезатор частоты. Сигнал с выхода смесителя – на усилитель с колоночками. Поставлю музычку какую-нибудь на ночь. Тоже красиво, если вдуматься. Использовать уникальную антенную систему с приемниками, охлаждаемыми жидким азотом, чтобы музыку послушать. Правда, обычно эти радиостанции слушать тошноватенько. Сплошная попса и по-кретински веселые ди-джеи. Обычно просто наугад щелкаю кнопками на синтезаторе, вдруг попаду на какую-нибудь приличную радиостанцию.

- Ваши приемники настроены на частоту ровно сто и ноль десятых мегагерц эфэм. Приветствую на «Соточке», красавцы и красоточки, - раздается в колонках голос очередного такого ди-джея, - не проходите мимо,  в эфире будет - Лима !!!

У меня сразу рвотный позыв, протягиваю руку, чтобы переключить частоту… и тут слышу в эфире Ее голос:

- Потерявшийся в ночи… давай немного помолчим.

  С тобой послушаем мы вновь… лучшую песню про любовь.

Буквально секундная пауза. Но я уже знаю, что сейчас услышу. Привычные аккорды, знакомые слова. «Так вот, теперь сиди и слушай - он не желал ей зла…». Конечно же, группа «Високосный Год»… «Лучшая песня о любви»:  

   Какая, в сущности, смешная вышла жизнь.

   Хотя, что может быть красивее,

  Чем сидеть на облаке и, свесив ножки вниз,

  Друг друга называть по имени.

Так вот, Ее голос… Похожий голос был только у одной женщины. У Ирины. Она была теле- и радиозвезда. И голосов у нее было несколько, для разных случаев жизни. Когда звонил на телестудию, и трубку брала именно она, то каждый раз не узнавал. Этот официально-деловой голос был мне совсем не знаком. Для меня у нее был другой голос… очень милой девочки… удивительной девочки. С той поры прошло уже семь лет. И теперь каждый день, часам к одиннадцати вечера, я должен полностью заправить все свои внутренние емкости различными спиртосодержащими растворами, чтобы тупо не выть волком на Луну…

И тут опять в эфире возникает волшебный голос:

- Коль для любви уже ты стар,

  То ночью наблюдай пульсар.

 На несколько секунд впадаю в полный ступор, когда слышу слово «пульсар».  Бывают же такие совпадения. Хотя как-то уж слишком…

- Но если ты еще живой,

  Послушай музыку со мной. 

  Что у нас в прошлом – всех не касается…

  А наше шоу – пусть продолжается !!!

Как всегда, мурашки по спине.  Заранее, еще только от предвкушения чуда. Поскольку опять знаю, какая песня сейчас будет в эфире…

Empty spaces - what are we living for

Abandoned places - I guess we know the score.

Фредди Меркьюри. “The show must go on”. Помню, как делал подстрочник для Ирины. Она английский совсем не знала, учила в школе немецкий. Потом как-то снова его откопал, для этой девочки… для Люды.  Наваял ей тогда письмо на пару страниц, объяснял, откуда пошла эта фраза – «Представление должно продолжаться».  Девиз бродячих артистов. Представление должно продолжаться всегда… в любую погоду, в любом случае. Ты можешь умереть на сцене, только свою роль все равно обязан доиграть до конца…

Опять в эфире дурацкая реклама… снова тот же ведущий-кретин:

- Известно, разумеется, вам всем

  Что вы – на частоте Сто точка ноль эфэм.

  На «Сотку» привела тебя планида,

  Когда в эфире  - фееричная О’Шида !!!

Лима О’Шида была со мной до утра. Именно со мной. Она выбирала мои любимые песни. Упоминала мимоходом какие-то вещи, которые вряд ли могли быть столь значимы для кого-то другого. И этот удивительный голос. На какой-то момент показалось, что в эфире Ирина. Но этого быть не могло. Потому, что не могло быть уже никогда. А от последней реплики Лимы в эфире я остолбенел уже надолго:

- И жизнь твоя пронзительно пуста…

  Ведь только в памяти жива еще доныне

  Давно уже угасшая звезда.

  Та самая звезда… по имени - ИРИНА.

Лима исчезла из эфира ровно в четыре.  И чудо закончилось. Очередной тупой ди-джей, дурацкая реклама, попса, шансон… обычная для нашего эфира помойка.

Весь следующий день я прожил как в тумане. Хоть и после бессонной ночи, но днем уснуть никак не мог. Лима словно повернула во мне какой-то рычажок; дала возможность посмотреть со стороны на мою нынешнюю жизнь, если это существование можно назвать жизнью.

На следующий вечер я пришел в лабораторию на час раньше, чем обычно. Первым делом сразу включил приемник со вторым синтезатором. И только треск радиопомех в эфире.

Тогда я пробил в Яндексе радиостанцию «Сотка». Ответ – ноль результатов. Радиостанция 100,0 FM – ноль результатов. Лима О’Шида – ноль результатов!!!

Наконец, сообразил посмотреть на шкалу синтезатора частоты. И остолбенел, увидев цифры – 94,73 МГц.  Мне стало уже просто плохо…

Быстро надеть наушники с микрофоном – и в Skype. У нас ночь, значит, в Штатах – день. Вызов абонента «Сергей Демиденко». Серега… Выпускник легендарного ФизТеха. Вместе работали когда-то. Я называл его – Маэстро. Потрясающие способности. Пусть по количеству научных работ – со мной и не сравнить. Он мог за пару минут нарисовать на перфокарте формулу, которую я бы выводил неделю. И бросить потом перфокарту в мусорное ведро.

А я аккуратно собирал все свои черновички в папочки. Из черновичков – препринтики. Из препринтиков – статьи. Из статей – монографии. «Ну, Вы же – классик…».

Зато в Штатах он за год бизнес наладил. Теперь миллионами ворочает.

Гудки в наушниках… Серега, ну возьми же трубку.

- Привет. Надо же. Какие люди мне так запросто звонят…

- Серега. Есть пара минут? Срочное дело.

- Для тебя всегда есть. Грузи вопросом.

- Может ли сигнал вещательной радиостанции в метровом диапазоне… около 100 мегагерц…перелезть на другую частоту?

- Тебе не лениво такие вопросы задавать? Теоретически может. Сам лучше меня знаешь – это же известный результат. У меня дома даже есть эта статья с автографом автора. «Дуальность частоты-времени при нелинейном преобразовании метровых волн в возмущенной ионосферы». Только ведь это, если не путаю, – гармоника третьего порядка малости. На простом ресивере не поймаешь. Вот если в Пущино. И на ДКР-1000. И со сверхчувствительным приемником. И абсолютно точно настроиться на нужную частоту. То тогда, может, и получится…

Еще не могу понять - почему, но у меня уже холодок в сердце.

- Серега, что за работа? Какого года? Кто автор?

Подозрительно долгая пауза.  Интернет опять подвис, что ли? Потом снова голос Сереги в наушниках:

- Знаешь, давай прямо сейчас тебе приглашение сделаю. Попрошу знакомого в посольстве, чтобы с визой не было проблем. Подберем хорошую клинику, сделаем томографию головного мозга, ну и все остальное. Все расходы – за мой счет, не боись.

- Серега, что за ахинею ты несешь? Какая клиника, какая томография? Причем тут все это?!

- При том, что это – твоя статья!!!

Быстро прощаюсь, даю отбой в Skype. Мимолетная мысль: да, от алкоголизма томография – лучшее лекарство. Уж рассмешил, так рассмешил. Снова лезу в Яндекс. Хорошо хоть свою фамилию еще помню. Нахожу статью. Кидаю на принтер – такой текст сложно воспринимать прямо с экрана монитора.

Пискнул компьютер - новое сообщение. «Вам письмо от Люды Адишовой». Вот только ее писем мне сейчас не хватало! Открываю сообщение. «Доброго Вам времени суток. А у меня есть новости для Вас)). Вы не поверите…»

И тут теряю контроль над собой. Не прочитав письмо до конца, пишу очень резкий ответ:

 - Люда, извини. Но я просто не вижу никакого смысла в дальнейшей переписке. Мне это не нужно. Мне это не интересно. Найди себе ровесника. И оставь меня в покое.

Отправляю письмо. Заодно удаляю свой профиль на сайте знакомств вместе со всей перепиской за несколько лет. Пошли  вы все… Сейчас в этом мире для меня существует только Лима.

Беру листки с распечатанной статьей. И пытаюсь понять, что там автор… в смысле, я… понаписал когда-то.

Если бы это была чужая статья, вряд ли бы смог в ней разобраться. Но в памяти еще что-то осталось. Потом там привычная система обозначения переменных, сам стиль изложения.

Словом, получается такая картина. Если ионосфера находится в аномально возмущенном состоянии, например, сильная вспышка на Солнце, то у сигнала, передаваемого радиостанцией, возникают новые гармоники. На другой частоте, но с неизменной фазой. А фаза – это частота, умноженная на время. Частота – ниже, время – соответственно, ушедшее вперед.

А если по-простому, то существует возможность принять сигнал на более низкой частоте, но из опережающего времени. Из Будущего!!!

Тогда я как-то не обратил внимания на такую возможность, поскольку мощность этой новой, побочной гармоники на несколько порядков меньше, чем у сигнала на основной частоте. Но если вы принимаете сигнал не на обычный ресивер. А на километровую антенную систему со сверхчувствительным приемником. То, при значительном возмущении нижних слоев ионосферы, теоретически это возможно.

  В состоянии полного ступора откидываюсь в кресле. Получается, что радиостанция «Сотка» и Лима О’Шида еще только будут… навскидку -  лет так через пять-семь.

Снова звуковое уведомление о новом письме. Мне сейчас все по барабану, но  машинально открываю его. Опять от Люды Адишовой. Достала она уже сегодня!

Не волнуйтесь. Это мое последнее письмо Вам. Никогда… Вы слышите – никогда больше Вам не напишу!!! Я сейчас  удалю свой почтовый ящик с Вашим адресом. Ваш номер из телефонной книжки я уже стерла. И даже выкинула старую сим-карту.

Думала – сегодняшний день будет самым счастливым в моей жизни. Так хотела поделиться с Вами моей радостью. Хотела Вас поблагодарить. А Вы…

Мне сегодня пришло письмо. Месяц назад послала на наш областной конкурс «Ищем новых звезд» диск, который я подготовила. Составила программу… из тех песен, что Вы мне присылали. И сегодня мне пришло приглашение. Стажировка на самом популярном у нас радиоканале.

Я сейчас поклялась себе, что сделаю все возможное и невозможное, чтобы Вы когда-нибудь услышали мой голос в эфире. Раз уж Вы даже ни разу не удосужились мне позвонить, хоть и обещали.

Придумала себе псевдоним для эфира. Запомните его. А еще лучше – запишите. Меня всегда друзья называли не Людой, а Милой. Поэтому сначала решила - пусть будет Мила Адишо.

А потом словно услышала чей-то голос. Все должно быть   наоборот. Раз я начинаю новую жизнь. Совсем другую.

Я буду не Мила Адишо. А Лима О’Шида!!!

Вы запомнили - Лима О’Шида ?!

Я так Вас любила. А теперь – прощайте навсегда.  Слышите – навсегда!!!

Когда-то Ваша Люда.

Теперь уже не Ваша  Лима.

 

Уже полгода я живу только ожиданием… Звонка или письма от Лимы. У меня не осталось никаких ее контактов. Хотя знаю, что она не нарушит слово, которое дала себе и мне…


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - заказать суши

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования