Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Al_Strelok - На карте крестом обозначено Солнце

Al_Strelok - На карте крестом обозначено Солнце

Адмирал Бессель нервно тёр указательным пальцем шейное кольцо скафандра. В тесной рубке десантного бота он чувствовал себя не в своей тарелке. Обшивка шлюпки, достаточно прочная для кораблей своего класса, не могла сравниться с многослойной бронёй линкора, прямое попадание турболазера прошило бы её как бумагу. Тяжёлый боевой доспех не прибавлял уверенности, но заметно сковывал движения, потому адмирал не спешил надевать шлем и перчатки.

Бот находился в зоне прикрытия имперского флота, и пока не стоило опасаться нападения кассионцев. Но достаточно удалиться на несколько тысяч километров, и сенсоры флагмана не смогут обнаружить вражеский скаут, укрытый маскировочным полем. Тогда экипажу безоружной десантной шлюпки придётся полагаться исключительно на честность противника.

«Теперь я понимаю, что чувствуют, отправляясь в бой, пилоты лёгких истребителей, – подумал адмирал Бессель. – Хорошо бы обязать офицеров штаба иногда выбираться из уютных кресел и испытывать на своей шкуре все “прелести” солдатской работы. Скольких напрасных жертв можно было бы избежать».

В экипаж бота адмирал взял двух своих соратников, людей надёжных, проверенных во многих боевых операциях. Капитан Роберт Гук, обычно командовавший линкором, взял на себя пилотирование шлюпки. Радист штаба Алекс вывел на панель три виртуальных пульта, успевая делать сразу несколько дел. Он вручную нацеливал на флагман луч шифрованного канала связи, направлял датчики ориентации на опорные звёзды, едва различимые в гуще кораблей, и проводил навигационные расчёты. Адмирал Бессель с гордостью заключил, что в его команде собраны профессионалы высочайшего уровня. Лишь самому адмиралу не нашлось занятия по душе. Он чувствовал себя пассажиром, единственная польза от которого в том, чтобы не путаться под ногами.

Бессель, лишённый привычного контроля над ситуацией, рассматривал обзорную голограмму. Простенькая объёмная карта в рубке бота не могла сравниться с тактическим стерео-визором флагманского корабля. Вместо подробной модели с веером вероятных траекторий и расчётными таблицами боевой эффективности адмирал видел лишь скопление зелёных точек, которые обозначали корабли Империи Солнца.

***

Рой зелёных мошек постепенно редел по мере того, как имперский флот оставался позади. Разрешающая способность сенсоров снижалась с расстоянием, потому сейчас отображались лишь самые большие из кораблей, но даже их было не меньше сотни.

За годы войны в звёздном скоплении Гиады земляне ещё не собирали столь крупных боевых соединений. Даже пять лет назад, когда адмирал Бессель руководил осадой Велены, одной из крупнейших операций восточного сектора, объединённый ударный флот под его командованием насчитывал лишь тридцать вымпелов.

Адмирал не любил вспоминать о том сражении. Земляне победили, но цена победы оказалась непомерно высока. Велена являлась важнейшим транспортным узлом восточного сектора. Кассионцы оборонялись ожесточённо, и лишь ценой невероятных потерь удалось сломить их сопротивление. В битве имперский флот потерял две трети крейсеров, половину линкоров и практически полностью лишился истребителей и перехватчиков. Когда, полгода спустя, кассионцы вернулись с новыми силами, земляне, не дождавшиеся пополнения, были вынуждены отступить. Лишь значительно позже, когда восточный сектор практически полностью перешёл в руки землян, Велену вновь удалось отбить, но эти победы достались другим.

Остатки ударного флота адмирала Бесселя вразнобой распределили по тыловым базам. Самого адмирала с небольшой эскадрой направили на защиту второстепенной планеты, у которой не было даже официального названия, лишь код – G4-Sn-11-3. Неофициально третью планету звезды G4-Sn-11 называли Видж. Она располагалась на окраине звёздного скопления поблизости от населённых миров Империи, но вдали от фронта и линий снабжения. Видж не имела особого стратегического значения для землян, потому планета, хоть и подходила для быстрого развёртывания стационарных укреплений, но не была ими оборудована.

Предполагалось, что противник не знает расположения Солнца и миров, освоенных землянами, потому к Видж была отправлена лишь крохотная эскадра прикрытия. Адмирал Бессель рассматривал свою миссию исключительно как ссылку на дальние рубежи в наказание за неудачи. Но и в ссылке Бессель оказался в центре событий.

В прошлом году кассионцы привели к Видж мощный ударный флот. Такой ход врага был равносилен ножу, приставленному к горлу императора. Закрепившись на Видж, кассионцы могли проложить гипер-треки к внутренним мирам Империи Солнца, лишённым серьёзной обороны. Потеря Видж означала бы потерю всего скопления, а возможно и более серьёзные уступки противнику.

Крохотная эскадра адмирала Бесселя, состоящая из пяти кораблей, не имела шансов в открытом бою, но отступать было некуда, потому адмирал решился на обманный ход с имитацией отступления. Тактическое отступление представляло собой вполне заурядный манёвр и часто применялось при встрече с превосходящими силами противника, лишь поэтому обманный ход Бесселя смог застать кассионцев врасплох.

Корабли Империи Солнца двинулись походным строем, покидая орбиту Видж. Траектория отлёта проходила вблизи от кассионского флота. Когда эскадра землян внезапно перестроилась в боевой порядок и устремилась в атаку, кассионцам пришлось отступить, не ввязываясь в сражение. Их флот рассредоточился по орбите и не мог эффективно маневрировать в бою.

Кассионцы отступили, но не отказались от своих планов. Напротив, отчаянная атака земной эскадры лишь убедила их в значимости для землян G4-Sn-11-3. Потому, спустя год кассионцы вернулись, собрав мощнейшую армаду боевых кораблей. Земляне успели стянуть к Видж все доступные силы, ослабив многие участки фронта, но времени на строительство оборонительных сооружений противник не дал.

На орбите Видж, по разные стороны от безымянной луны, сосредоточились флоты невиданных размеров. Силы флотов примерно совпадали, и, кому бы ни досталась победа в битве, обе стороны понесли бы тяжелейшие потери. Кассионцы это понимали, потому предложили перемирие, чтобы воспользоваться ситуацией и выторговать выгодный для себя мир. Впрочем, предложенные ими условия мирного договора, оказались вполне приемлемы для землян.

Предлагалось вернуть войска на позиции, занимаемые ими до начала боевых действий. Гиады при этом разделялись между сторонами конфликта практически поровну. Земляне потеряли бы некоторые ключевые базы в центральных мирах и в восточном секторе скопления, но приобрели бы несколько пригодных для терраморфинга планет в южном секторе, и обезопасили бы тылы. В сложившейся ситуации землян более чем устраивал подобный размен.

В качестве гарантий соблюдения соглашения кассионцы предложили провести обмен «залогами мира». Так они назвали объёмные звёздные карты с координатами родительских миров обеих держав. Адмирал Бессель вёз небольшой куб из прозрачного пластика. Крохотные блестящие шарики, вкраплённые в пластик, обозначали Солнце и близкие к нему звёзды.

Бессель был плохим дипломатом, но кассионцы уважали флотоводцев больше, чем политиков. Личное участие адмирала Бесселя в обмене было одним из условий перемирия. Вообще же кассионцы выдвинули целый ряд странных, а подчас и подозрительных требований. Например, запрет на использование активных систем контроля пространства, деактивация бортовых орудий на кораблях парламентёров, запрет на радиообмены с флагманом флота. Со своей стороны кассионцы обещали не использовать на корабле посланника активных систем маскировки.

Обмен залогами должен был произойти на безымянной луне Видж. Конкретное место и время предлагалось согласовать во время дополнительного сеанса связи.

Адмирал посмотрел на экран бортового хронометра, до выхода кассионского парламентёра на связь оставалось не так много времени, но на обзорной голограмме пока не появилось новых отметок. Как и было оговорено, на боте не действовали активные системы слежения, лишь пассивные датчики, информации от которых едва хватало для пилотирования. По мнению адмирала, запрет на контроль пространства выглядел подозрительно, потому он решил подстраховаться. По защищённому от перехвата кодированному каналу на шлюпку поступали данные с высокочувствительных сенсоров флагмана, но пока кассионский скаут не удавалось обнаружить. На большом расстоянии он едва заметен даже без маскировочного поля.

– Есть сигналы от кассов? – спросил адмирал, употребив словечко из армейского сленга.

– Пока ничего нет, – озабоченно произнёс радист и переключил несколько тумблеров.

– Посылайте наши позывные, – приказал адмирал. – Я не намерен ждать.

Алекс ввёл с виртуальной клавиатуры несколько команд и всмотрелся в стереоэкран. Примерно через минуту он взволнованно сообщил:

– Есть контакт, сэр. Они ответили.

На обзорной голограмме почти сразу появилась отметка, обозначающая катер парламентёров Кассиона.

Радист активировал лингво-транслятор, прочёл принятое сообщение и доложил:

– Сэр, кассионцы требуют визуального контакта для подтверждения личности посланника.

Адмирал Бессель осмотрел рубку и дал знак радисту, чтобы тот отключил обзорную голограмму. Когда она погасла, адмирал коротко приказал:

– Соединяйте.

Алекс включил камеру и небольшой экран видеосвязи, который пока ничего не показывал. Адмирал понял, что именно ему предстоит сделать первый шаг. Он глубоко вдохнул и произнёс, стараясь, чтобы голос звучал уверенно:

– Я адмирал Уолтер Бессель – начальник штаба объединённого флота Империи Солнца. С кем имею честь?

На экране возникло изображение парламентёра. Кассионец выглядел вполне обычно для своей расы. Матовая серая кожа. Узкое продолговатое лицо. Тонкогубый рот. Длинные прорези дыхательных складок по краям широкого приплюснутого носа. Выпуклые, по-птичьи расставленные глаза, вероятно, кассионец мог видеть на 360 градусов, не поворачивая головы.

На заднем плане были видны ещё два кассионца – экипаж скаута. Облачённые в скафандры они походили на уродливых людей с противоестественными пропорциями тела: несоразмерно длинные руки, короткие суставчатые ноги, расширяющийся к низу конусообразный торс.

Физиологические отличия людей и кассионцев не шли ни в какое сравнение с разницей в психологии. Понять логику поступков противника землянам удавалось не часто, тем неожиданнее было предложение о перемирии.

Адмирал рассматривал посланника, не совсем понимая, в чём смысл проверки его личности. Сам Бессель не смог бы отличить посланника от любого другого кассионца. Впрочем, адмиралу было безразлично с кем заключать мир.

Дожидаться ответа пришлось около двух минут. Сначала радист ввёл в бортовой компьютер слова адмирала Бесселя, потом перевёл текст на язык Кассиона, и отослал оба варианта оппонентам. Те, в свою очередь, транслировали оригинальный текст на свой язык, и пользовались синтезированной версией из двух переводов.

Аналогичный путь прошло и ответное послание.

– Адмирал, это Ди Ванг Гноу – с трудом выговорил радист, и добавил дословный перевод: – Осенний Полёт. Он является старшим князем стаи.

Адмирал ещё внимательнее всмотрелся в лицо высокопоставленного парламентёра. У кассионцев светская и военно-духовная власти отделены друг от друга. Титул старшего князя стаи примерно соответствовал должности министра обороны Империи, хотя на Кассионе его назвали бы министром нападения. В военное время Ди Ванг Гноу фактически становился главой исполнительной власти своей державы.

Адмирал вспомнил ритуальную формулу, предложенную ксенопсихологами для начала переговоров.

– Мы готовы передать залог мира, – сказал он и указал на куб с координатами Солнца.

Князь стаи отвёл в сторону один глаз, следя за переводом, и что-то беззвучно проговорил. Тут же пришло сообщение, подтверждающее готовность князя к ответному жесту. Ди Ванг Гноу явил взору адмирала прозрачный цилиндр – залог со своей стороны. Адмирал попытался угадать в звёздном рисунке окрестностей Кассиона конкретный участок галактики, но экран погас.

Почти сразу пришло очередное сообщение.

– Адмирал, предложена точка высадки. Э… – радист запнулся. – В четырёх километрах к югу от лунного экватора на нулевом меридиане.

– Там можно приземлиться? – на всякий случай уточнил адмирал, всё ещё вглядываясь в потухший экран.

Капитан Гук вывел на свой пульт подробную голограмму предложенного участка луны. Поверхность была изрыта трещинами и кратерами. Гук изменил масштаб и ткнул пальцем в глубокий кратер с ровным плоским дном, расположенный неподалёку.

– Южнее есть более приятная площадка, – пояснил он. – Но и на той поляне вполне можно приземлить нашу птичку.

Адмирал обдумал альтернативный вариант, ему не хотелось идти на поводу у противника. Однако на дне кратера, найденного Робертом, парламентёры могли быть закрыты от сенсоров обоих флотов. Если бы адмирал хотел устроить засаду, то кратер подходил для этого как нельзя лучше. Предложенный кассионским князем открытый участок располагался на склоне древнего вулкана и выглядел не столь подозрительно.

– Как скоро мы туда доберёмся? – спросил адмирал.

– За час вполне успеем. – Капитан Гук сверился с данными компьютера и добавил. – Вероятно даже быстрее кассов.

– Что ж, осмотримся, – решил адмирал и приказал. – Передайте: «Встреча в предложенном месте через полтора часа».

– Полтора часа… – пробормотал радист, словно пытаясь сообразить много это или мало, затем принялся вводить сообщение в транслятор.

***

Капитан Гук прилунил десантный бот на широком уступе, тянущемся вдоль северо-восточного склона вулкана. Место посадки располагалось несколько в стороне от условленного, но здесь сохранялась связь с флагманом.

Назначенное время приближалось. В нетерпении Бессель попытался ходить по крохотной рубке из стороны в сторону, но вскоре уселся в амортизированное кресло, нацепил шлем, впрочем, не закрывая забрала, и одел перчатки. Потом он принялся постукивать костяшками пальцев по приборной панели, но перчатки мешали. Адмирал затих, ничуть, впрочем, не успокоившись.

Капитан Гук в двадцатый, наверное, раз исследовал окрестности с помощью внешней камеры, но ничего подозрительного не обнаружил. Радист следил за каналом связи, временами поглядывая на обзорную голограмму. Красная точка кассионского катера медленно приближалась к луне.

– Вы видели!? – сказал вдруг Алекс и в ответ на непонимающие взгляды офицеров пояснил. – Скаут кассов «мигнул» и словно бы мгновенно прыгнул вперёд на несколько километров.

– Вероятно, сбой в системе связи, – с усталым безразличием проговорил адмирал.

– Канал стабилен… – негромко произнёс радист, но спорить с начальством не стал.

Капитан Гук, тем не менее, всмотрелся в обзорную голограмму и заметил:

– Кажется, они отклонились от курса.

– Как отклонились? – оживился адмирал. – Куда?

– Судя по траектории… – Роберт быстро что-то подсчитал, – они прилунятся примерно в 95 километрах к югу от нас.

Через минуту точка исчезла с обзорного экрана – скаут скрылся из поля зрения флагмана за стенками кратера. Тут же раздался пронзительный писк предупредительной сигнализации, но через пару секунд он стих.

Адмирал вытер пот со лба, зачем-то опустил забрало и глухо проговорил:

– Что это было?

Капитан посмотрел на показания приборов и пояснил:

– Нейтринный всплеск. Похоже на отголосок взрыва тактической нейтронной боеголовки. Мощность заряда около килотонны. Эпицентр примерно в…– Роберт запнулся, ещё раз перепроверил расчёты и медленно договорил:– В 95-ти километрах к югу.

Адмирал представил, что бы было, приземлись они на «приятной площадке». Радиационная защита шлюпки бесполезна против нейтронного потока. Вся электроника мгновенно вышла бы из строя, а экипаж в страшных мучениях умер бы от острой лучевой болезни, не имея даже возможности оповестить флот о предательстве.

– Гады!!! – взревел адмирал Бессель. – Что удумали!! Вот только промахнулись…

Адмирал вдруг замолчал, ненадолго задумался, а потом спросил:

– Роберт, на шлюпке стандартный комплект снаряжения?

– Да. – Капитан Гук пожал плечами. – Мы ничего не меняли. Только турели демонтировали…

– Ведите бот на замеченную вами «приятную площадку», – приказал адмирал и, хищно улыбнувшись, добавил: – По возможности быстро и незаметно.

***

Радиационный фон зашкаливал. Ионизационный счётчик хрипел, не умолкая. Его треск больше действовал на нервы, чем предупреждал об опасности. Радиоактивность, наведённая взрывом нейтронной бомбы, была не столь опасна как сам взрыв. Скафандр высокой защиты оберегал от неё вполне сносно.

«Вот и пригодился боевой доспех, – подметил адмирал Бессель. – Но лучше бы кассам не задерживаться».

Вскоре адмирал заметил, как неподалёку от его десантного бота шевельнулся небольшой камешек, затем другой. Вскоре в реактивной струе садящегося катера закружилась пыль, но сам скаут был пока невидим.

Земляне не смогли освоить технику управления конденсированным грави-полем, потому их десантные шлюпки оснащались лишь пассивными системами маскировки, поглощающими свет и радиоволны. Маскирующее поле кассионского корабля-разведчика, отклоняло любые излучения практически без искажений, потому скаут сложно заметить даже с близкого расстояния.

Лишь в паре метров от поверхности на скауте отключили маскирующее поле. Почти сразу после посадки из катера вышли двое кассионцев и неуклюже заковыляли к боту землян. По условиям переговоров они должны были остановиться на полпути, где и произошёл бы обмен залогами, но парламентёры шли, не задерживаясь.

– Надеюсь, мы хорошо замели следы, – сам себе сказал адмирал. Связи с экипажем у него не было, все действовали по заранее обговорённому плану.

Кассионцы приблизились к боту. Тот, что шёл позади, достал из заплечного рюкзака трубку с конической насадкой и, примериваясь, подошёл к люку шлюпки.

«Пора», – подумал адмирал, словно отдавая мысленный приказ.

В тот же миг корма кассионского скаута беззвучно вспыхнула, разбрасывая обломки маршевого двигателя. Кассионца, готовящего ионный резак, пронзило мощным зарядом плазмы и отбросило в сторону. Из дыр пробитого насквозь скафандра валил пар. Очередная вспышка разворотила рубку кассионского катера. Третью ракету радист всадил в борт скаута. Катер вздрогнул и повалился на бок. Внутри что-то взорвалось, от чего луна дрогнула под ногами. Из трещины в борту вырвался сполох пламени, и всё стихло.

Адмирал Бессель встал, выбрался из-за укрытия и уверенно направился к обескураженному князю стаи. В руке адмирал держал бластер. Лёгкое ручное оружие не способно пробить боевой скаф, но этого и не требовалось. Роберт Гук держал Ди Ванг Гноу на прицеле дальнобойной плазменной винтовки.

– Приветствую вас, князь, – сам для себя проговорил адмирал, ведь связи и лингво-трансляторов у него не было. – Отдайте, пожалуйста, залог.

Адмирал указал на прозрачный цилиндр в руке князя. Ди Ванг Гноу бросил залог мира себе под ноги, отступил на шаг и поднял руки.

***

Двигатели натужно выли в форсированном режиме. Вся автоматика работала, и шлюпка на автопилоте стремительно сближалась с флотом Империи Солнца. Пока бот находился в тени луны, и можно было не опасаться преследования.

Адмирал рассматривал кусок стекла с объёмной картой звёздных окрестностей планеты Кассион. Экспресс-анализ карты показал, что с вероятностью 90% родной мир кассионцев расположен вблизи восточного сектора скопления Гиады.

Капитан Гук и радист Алекс, освобождённые от управления ботом, с любопытством поглядывали на адмирала.

– Не пойму, чего хотели добиться кассионцы? – спросил капитан.

– Им нужна была карта, на которой обозначено Солнце, – произнёс адмирал и постучал пальцем по пластиковому кубу. – А, может быть, и моя голова в придачу. Ведь я нанёс кассам два самых чувствительных поражения за последние годы. Они рассчитывали отыграться за всё.

– Но с чего бы кассам использовать подлые приёмчики? – с недоумением спросил Роберт Гук.

Адмирал Бессель задумался.

– Они действовали строго в согласованных рамках. Как я теперь припоминаю, кассы не гарантировали безопасности участникам обмена. Мы не уточнили этого момента, ведь для землян гарантии безопасности парламентёров – само собой разумеющееся условие. Впрочем, получилось так, что и мы не гарантировали им безопасности.

– Выходит, всё честно? – полувопросительно сказал капитан Гук.

– Выходит так… – Адмирал кивнул и вновь принялся разглядывать кассионский залог мира.

На минуту воцарилось молчание, потом Роберт Гук спросил:

– Адмирал, а вы действительно собирались передать им координаты Солнечной системы?

Бессель усмехнулся:

– Нет, конечно. На нашей карте крестом отмечена Вега. Там сейчас испытывают масштабное минное поле из пылинок антиматерии.

– Но можем ли мы быть уверены в подлинности кассионской карты? – с сомнением спросил капитан Гук.

– Пока не можем. – Адмирал вздохнул. – Но, кажется, кассы в основном придерживались правил. Хоть они и схитрили с маскировкой, но не пользовались системами слежения, чтобы не спугнуть нас из ловушки. Вероятно, и карта подлинная.

– И что теперь? Победа? – с надеждой спросил Роберт Гук.

Адмирал снова задумался.

– Не знаю. Вряд ли мы сильно приблизились к победе в войне, но у нас прибавилось козырей в переговорах: карта с координатами Кассиона, пленённый военачальник. Думаю, теперь мы сами сможем диктовать условия перемирия. Если, конечно же, вся затея с мирным договором не была приманкой.

– Как вы считаете, удастся отстоять восточный сектор?

– Не знаю. – Адмирал вновь посмотрел на карту. – Думаю, кассы на это не согласятся. Хорошо если центральные миры останутся за нами.

– В битве за Велену пролито столько крови… – словно ни к кому не обращаясь, проговорил капитан Гук. – Неужели всё зря?

– Если думать только о прошлом и о цене, заплаченной за победы и поражения, то придётся вновь и вновь платить ту же цену. – Адмирал посмотрел на обзорную голограмму. Бот медленно приближался к имперскому флоту. – Когда-то нужно остановиться, почему бы не сделать этого здесь и сейчас?

В рубке воцарилось молчание, лишь напряжённый рёв форсированных двигателей напоминал о том, что война ещё не закончена.

– Не могу понять, что же нас спасло? – произнёс капитан Гук и непроизвольно скосился на Алекса.

– Я, кажется, догадываюсь, – адмирал Бессель улыбнулся и тоже посмотрел на радиста. – Алекс, как кассы сообщили координаты места встречи?

– Место встречи в четырёх километрах к югу… – неуверенно проговорил радист и повернулся к стереоэкрану, словно ища у него поддержки.

– Покажи компьютерную расшифровку, – потребовал адмирал.

На экране появилось несколько строк текста. Адмирал пробежал глазами по сообщению, шевеля губами.

«Место встречи… 100 километров…»

– Сто километров!!! – воскликнул Бессель. – Дубина! Где ты увидел четвёрку?!

– Но ведь кассионцы применяют двоичную систему… – начал оправдываться Алекс.

– Дубина, если они использовали в сообщении километры, то и систему счисления применили десятичную. Знак вежливости и добрых намерений, понимаешь? Даже в программы трансляторы это заложено. Ты ведь конвертировал часы в рилагри и в двоичное представление?

– Я, но я… – Алекс покраснел как напроказничавший мальчишка, пойманный отцом. Он готов был провалиться в открытый космос.

Роберт Гук, до того сдерживавшийся, расхохотался.

– Алекс, я представлю вас к высшей награде Империи, – торжественно произнёс адмирал, со стыдом понимая, что не помнит полного имени радиста: Алексей или Александр.

– Служу Империи Солнца! – воскликнул радист и вскочил, вытягиваясь в струнку.

– Вольно, – приказал адмирал и с улыбкой добавил. – А если бы ты не был дубиной, получил бы и внеочередное повышение в звании.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования