Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Тимохова Екатерина - Сто желаний

Тимохова Екатерина - Сто желаний

Когда Гриша переступил порог квартиры, первым, что он увидел, была страшная зеленая морда какого-то создания.

– Вашу куртку, сэр, - тоном дворецкого из английских анекдотов пробасило существо и протянуло когтистую лапу. В полном удивлении мужчина покорно скинул верхнюю одежду и передал чудищу ее и зонт.

– Алена? – неуверенно позвал он. – Ты дома?

– Повелительница в Тронном зале, сэр. У нее посетители.

– Где?.. Что за чертовщина тут творится?

В это мгновение перед ним с резким жужжанием пролетела синяя крылатая женщина. Гриша зажмурился и помотал головой. Нет, корпоратив – это, конечно, хорошо, но что в этот раз было подмешано в напитки?! А может, все-таки не галлюцинации? Ведь он точно видел ее. Маленькая. Синяя. С крыльями. И голая. Точно голая, уж за это он бы поручился.

Гоблин (а кто это еще мог быть?!) выверенным жестом протянул чешуйчатую руку -  и вот летунья уже зажата у него в ладони.

– Куда без разрешения?

Еще одно движение кистью – и вот чудовище уже хрумкает крылатой, похрюкивая от удовольствия. Грише даже поплохело, когда он представил себя на месте съеденной.

– Я могу пройти к Алене? – похоже, печальная кончина крошки возымела действие, и он даже сам не понял, как начал уважительно обращаться к этому странному типу. Все-таки когти, зубы и броня, как у крокодила, внушали. Тут даже нунчаки, запрятанные на антресолях, вряд ли помогут.

Гоблин почесал лохматое и блохастое (точно блохастое – это не эпитет!) черное нечто, заменяющее ему волосы, и кивнул. Гриша почти вбежал в их с Аленой спальню, и на пороге обомлел.

Спальня отсутствовала. Вместо нее было помещение раз в десять больше по площади. Ярко горел огонь в камине, потрескивали сосновые поленья. Посреди зала стоял огромный дубовый стол, на нем в блюде тускло светился некий предмет. Гриша перевел взгляд на деревянный трон у противоположной стены. На нем ерзала его Аленка в длинном платье и отчего-то хихикала. Рядом с троном крутился какой-то рыжий громила в странной, на вид даже старинной, одежде. А еще в дальнем темном углу лежало что-то очень похожее на труп. Гриша нахмурился и прочистил горло.

Смех стих, а жена и незнакомец обернулись.

– Гришка! – взвизгнула Алена, соскочила с трона и кинулась мужу на шею.

– Я вроде не так много выпил сегодня на корпоративе, - произнес Гриша, прижимая ее к себе собственническим жестом, - чтобы вернуться домой и увидеть в качестве дворецкого зеленого Годзиллу.

– А, ты про Кахлана, - весело сказала она. – Не пугайся, он теперь добрый!

– Да я и не боюсь, - ответил он, внутренне содрогаясь и вспомнив про синюю фею. Точно, теперь он припомнил, как называются голые девушки с крыльями – феи. - Расскажешь, что тут случилось, пока меня не было? И что за мертвец лежит в том углу? – об этом как бы вскользь, мол, так, к слову пришлось.

– А, да у нас сегодня свет отключили же, - махнула рукой жена. Гриша кивнул, ему тоже пришлось подниматься пешком на седьмой этаж. – А у меня вдохновение, как назло, прет и прет, ты же меня знаешь!

Муж опять кивнул. Конечно, он знал. Его ненаглядная Алена была писательницей, да еще и писательницей фэнтези, а это хуже некуда. Вся их однокомнатная квартира была завалена книжками со сказками, мифами, историями о происхождении драконов, единорогов и прочей чепухой. Бывало, жена могла соскочить глубокой ночью с кровати, включить компьютер, и до утра щелкать по клавишам, так как «во сне она нашла отличный выход из положения для своих героев». По словам матери Алены, дочь писала рассказы еще с детства. Но издательства долго не принимали ее рукописи, хотя она обивала все пороги, пока, наконец, какое-то не смилостивилось, не иначе как от отчаяния. Теперь его жена гордо носила звание «писательницы с целой одной выпущенной книгой», и с удвоенным энтузиазмом строчила продолжение.

– Ну, так вот! Я уж локти себе искусала, изнывая! А дома, как назло, все ручки не пишут, я же сейчас тексты только на ноутбуке набиваю, они, видимо, и засохли! – женушка, как обычно, когда волновалась, слегка подскакивала и размахивала руками. - И тут как раз приносят телеграмму, что мне пришла посылка! Я пулей на почту! Заодно, думаю, и ручки прикуплю. Смотрю, а на пакете даже обратного адреса нет. Ну, думаю, бомба! Послушала – вроде не тикает!

– Кто тебе мог бомбу послать, чудо мое?! - Гриша уже еле сдерживал улыбку.

– Как кто?! – воскликнула Аленка. – А происки конкуренток?! Так вот, слушай дальше! Решила проверить, что же это такое подозрительное! Открываю прямо на почте с опаской, а там – смешно, правда, как по заказу?! – лежит вот эта ручка, смотри.

Они подошли к столу, где на блюде рядом с обычной тетрадкой слабо светился синий «Паркер» с гравировкой «57».

– Радиоактивная что ли? Может, и вправду конкурентки? – задумался Гриша.

– Да не, она не светилась сначала, только после того, как я первую фразу написала, - отмахнулась жена. – Я  же домой прибежала,  ручку эту схватила, и давай мысли записывать, а у меня там такое! Кровавая битва Эльфийского Принца и Короля Оборотней в самом разгаре! Слышу вдруг – волки завывают! Думаю, ну все, мое воображение меня поглотило, сейчас мозг из ушей полезет. Но потом – раз! – как выскочил откуда-то огромный волчище! Глазами – сверк-сверк, зубами – клац-клац!  Думаю, вот и все, так бесславно и окончит свой земной путь Алена Сказкина. И тут… - она обернулась и посмотрела на рыжего детину благоговейным взглядом. Нет, ее лица Гриша, конечно, видеть не мог, но ее плечи точно «благоговели» перед рыжим.

– Так кто это?

– Ты его не узнал? – удивилась жена. – Это же Кейлеб.

– Кто?!

Алена тут же нахмурилась и посмотрела на него своим самым строгим взглядом.

– Ты же говорил, что прочитал!

– Что прочитал?

– Если бы прочитал, знал бы, что! – Аленка обиженно надулась и скрестила руки на груди.

Гриша судорожно соображал, где же он слышал это дурацкое имя. Вроде и не Шекспир. Диккенс? Кейлеб… хм, Кейлеб. Нет, не вспомнить.

– Это же Принц эльфов из «Эльфы навсегда», моей книги!

– Точно же! Конечно! Честно, я вспомнил, любимая! – он умоляюще посмотрел на нее. – Просто я заработался. А напомни-ка, почему Кейлеб эльф, а рыжий? Запамятовал я…

– Если бы читал, ты бы вспомнил, - каменным тоном произнесла Алена. – У него мама была из людей, и ее род отличали огненно-рыжие волосы. И еще веснушки. Выдающаяся черта, по которой он ее найдет во второй книге. И потом, про рыжих эльфов еще никто не писал… вроде.

Гриша глубоко вздыхал, чтобы не заржать на особенно важных моментах жизнеописания Кейлеба. Да, веснушки – это главное! Ох, Аленка, она у него просто прелесть. И как ее не любить после этого?! Пять минут пребывания с ней в одной комнате – и продлил жизнь смехом еще на пять лет. А про книгу – ну что поделать? Не его это жанр – фэнтези. Так-то бред полный. И как это люди читают? Но после презентации Алена торжественно вручила ему томик со своим автографом, уселась рядом и наблюдала за его эмоциями с видом хищной гарпии. Пришлось ему пробежаться «по диагонали» по тексту. А восторгов потом изображал как на десять шедевров.

– А что было дальше? Алена?

Жена нервно покусывала губы, взгляд был устремлен в бесконечность. Наконец, он снова «спустилась» в наш мир.

– Думаешь, про рыжих эльфов – это я загнула?

Гриша закашлялся.

– Но ведь читателям понравилось, милая. У тебя даже появилась фан-группа в социальной сети. Сколько там уже человек? Двадцать?

– Двадцать шесть, - отрапортовала она.

– Вот видишь. Лиха беда начало. В конце концов, ну не красные же шевелюры у этих твоих ушастых.

– Про красные уже писали… - развела она руками.

– Давай рассказывай, что там было дальше. Я заинтригован.

– Ага! Выскочил, значит, волк. И тут, откуда ни возьмись, появился Кейлеб, и завязалась драка! В книге я бы на ее описание страниц десять потратила, но ты же не будешь сейчас слушать. В общем, в конце Кейлеб двумя решающими ударами свалил Короля оборотней! Это он там лежит, в углу. Мы не знали, куда деть его труп. Но это было так… - она опять обернулась на рыжего. – Так красиво и романтично. И еще немного… эпично.

– Ясно, - Гриша решительно отвлек ее внимание от эльфа, - и что же ты намереваешься делать с этим… бумажным мальчиком?

– А что? – ее взгляд все еще был затуманен. – Пусть живет с нами. Я так мечтала увидеть его вживую… ни один художник не смог его изобразить так, как мне он виделся.

– Ничего себе, так вот кто по ночам приходит в твои сны? Кейлеб, а не я?

– Ну что ты, дорогой. Ты всегда рядом, стоит протянуть руку, а он… он – сказка, мечта…

– То есть получается, все, что бы ты ни написала, стало появляться в нашей квартире? Вроде как желания, исполняемые крестной феей?

– Заметь, появляется все, что бы ни написала этой ручкой, - она показала на предмет.

– Забавно, - Гриша разглядывал артефакт. – Интересно, что означает цифра «57»?

– На самом деле, вначале там было написано «100», - поделилась жена. – Просто когда я стала записывать желания, начался обратный отсчет.

– Ты загадала уже сорок три желания?!

– Ну да, – легкое пожатие плечами. – Думаешь, это сложно? Я еще столько же придумаю, а потом еще. Сначала я, конечно, тренировалась, желаний десять впустую потратила. Ну там, знаешь, помытая посуда, чистая квартира… здорово же! Хорошо, что я дальше книгу писать ею не стала, а то бы еще Повелитель Черепов оттуда вывалился, а у Кейлеба пока нет против него оружия, это только во второй части будет. Зато я теперь много чего могу загадать полезного. Вот смотри.

Она схватила ручку и тетрадку и стала писать, произнося вслух: «И наступил на Земле мир во всем мире». Довольная, отложила свои магические инструменты и театрально взмахнула руками.

– Та-дам!

Гриша оглядывался вокруг. Ничего не изменилось, кроме цифры на ручке – стало «пятьдесят шесть».

– Ну, и?

– Хм, и вправду, - Аленка почесала белокурый затылок. – Минуту. «В Тронном зале возник работающий плазменный телевизор диагональю 106 см». Нужно уточнять как можно тщательнее, а то желания – те еще халтурщики, - посетовала она.

В зале и вправду вдруг возник огромный плоский телевизор, из которого вещала ведущая:

– Сегодня страны третьего мира подписали мирное соглашение… отменили намечающуюся конфронтацию… ликующие граждане благословляют правителей.

Гриша даже протер глаза.

– То есть ты можешь сделать все, что угодно, а труп Короля Оборотней спрятать не можешь?

Судя по лицу, Алена сильно задумалась. По всей видимости, такая простая мысль не посещала ее светлую голову.

– Знаешь, как-то… жалко мне тратить на него желание. Вот еще! Он же отрицательный персонаж!

– Слушай, Ален, – осторожно начал муж. – Что-то мне все это не нравится. Особенно эти цифры в убывающем порядке. Что будет потом, когда появится цифра «ноль»?

– А, не бойся, – отмахнулась та. – Я теперь всемогущая.

– Я и не боюсь. Но вот эта твоя уверенность мне тоже не нравится. Слишком много власти еще до добра не доводило. В мгновение ока организовать мир во всем мире… это… у меня даже слов нет.

– Милый, прекрати, - она лисой обвилась вокруг его руки. - Пойдем лучше, устроим романтический ужин в моем книжном мире? Свечи, звезды, все такое…

– А так можно?

– Ты забыл, с кем имеешь дело! – она поцеловала его.

– Хм, ну если этот рыжий жлоб за нами не последует, то я очень даже согласен.

– Не обижай Кейлеба! – она легонько стукнула его по плечу. Взялась за тетрадку и начала строчить.

– Так, - пробормотала она. – Ровно половина осталась.

В тот же миг в стене начали медленно прорисовываться серебряные витые ворота, створки которых распахнулись. Оттуда вылетела желтая фея и на полной скорости понеслась в сторону Алены. И тут – взмах зеленой бронированной руки – и незаметно подошедший Кахлан вновь аппетитно хрумкает летающей девушкой.

– Кахлан! – возмущенно вскричала Алена. – Ты же обещал не есть фей!

Зеленый гоблин довольно отрыгнул и виновато посмотрел на хозяйку.

– Прости, Повелительница. Не могу удержаться. Это сильнее меня.

– Гоблины что, питаются феями? – уточнил Гриша.

– В моей книге питаются, - убитым голосом произнесла жена. Она явно винила себя за гибель маленькой желтокрылой. - Это была Наперстянка, - вздохнула она. – Одна из самых моих любимых фей. Они приближены к королевскому роду фейри, которые живут в Заоблачном лесу у Радужного Водопада, что за Серой Пустошью.

Гриша скосил глаза к носу, всем видом показывая, что загружен информацией по уши.

– Ладно, идем! - тряхнула головой его неунывающая оптимистка. – Устрою тебе фэнтезитерапию. Посмотришь на мой мир, раз уж книгу не читал.

– Хорошо. Идем. Э-э-э… но я читал! – возмутился Гриша, но Аленка  только засмеялась. Подловила ведь, а!

– Повелительница, - пробасил Кахлан, - ты можешь оставить волшебный предмет здесь. Я буду отвечать за него головой.

– А я буду охранять Кахлана! – вытащил меч из ножен Кейлеб. – Никто не посмеет прошмыгнуть мимо нашей охраны!

– Я же говорила, они замечательные ребята, - подмигнула Алена мужу.

Супруги взялись за руки и прошли сквозь Серебряные ворота, которые закрылись за ними.

Впереди был густой лес, сквозь кроны деревьев пробивался солнечный свет. Они двинулись по узкой тропинке и шли до тех пор, пока солнце не начало крениться к горизонту. Гриша и Алена вышли на поляну, которую окольцовывали густые ели. Землю устилал мягкий фиолетовый мох. Посреди поляны стоял накрытый стол. Они сели на стулья, которые пододвинулись сами собой. Откуда-то из-за деревьев стала раздаваться нежная и приятная музыка. Постепенно сгустились сумерки, а над головами замерцали светлячки. Супруги пили терпкое вино, ели вкуснейшие блюда и улыбались друг другу.

– Вот бы так всегда, а? – сказала Аленка. – Есть готовить не надо, все уже накрыто. Красота.

– А где это мы?

– Это моя Поляна для уставших путников. Все, кто сюда забредает, могут отдохнуть и откушать в полной безопасности. Я ее изобрела в период жестокого кулинарного кризиса.

– Это когда он у тебя случился?

– Было однажды. Когда я не знала, что тебе приготовить на ужин – крылышки или свиную отбивную, - улыбнулась она. – В итоге ты ел пельмени из магазина.

Гриша подумал, что тогда этот кулинарный кризис должен посещать его жену как минимум три раза в неделю, но смолчал. Не обижать же его любимую фантазерку. Ради нее он еще хоть сто килограммов пельменей съест. Да хоть с капустой, брр!

Внезапно светлячки исчезли, будто их спугнули. Сразу стало темно и неуютно.

– Что случилось? – испуганно пробормотала Алена.

– Это же твой мир, тебе лучше знать. Может, пойдем отсюда? Вернемся домой? Что-то не нравится мне все это.

Они встали из-за стола и направились к тропинке, что привела их на Поляну. Но, сколько бы они по ней не шли, лес никак не кончался, а ворота не появлялись. Наконец, вдалеке показалась покосившаяся старая избушка. У окошка сидел дедок с длинной бородой, грустно подпирая подбородок ладонью. Рядом с ним сиротливо догорала лучина, дающая тусклый свет.

– Здравствуйте, дедушка! – вежливо обратилась к нему Алена.

– Проходим, проходим мимо, - проворчал тот. – Не задерживаемся.

– Простите, мы хотели бы узнать…

– Ты кто такая будешь, девка? Не до тебя мне. Видишь, тоскую я.

– Вообще-то я – Повелительница этого мира, - гордо выпрямилась писательница.

– Чего-чего?

– Богиня ваша, говорю, - начала сердиться Аленка. – Пакости всякие вам, жителям, могу создать. А могу и милости. Каждому по потребности, от каждого...

– Пакости, говоришь? – почесал под бородой дедок. – Вот именно, что пакости! Толку от тебя, чу! Богиня! Хоть бы девку мне подкинула какую, что ли? Да хоть Марфу с околицы, и то дело. Не прокормишь ее, правда…

– Что? – округлила глаза новоявленная богиня.

– Что-что! – рассердился дед. – Ну не девку, ладно. Бабу. Можно Оксюшу, библиотекаршу. Вариантец неплохой, тебе говорю. Ну ладно, ладно, что ты смотришь! Я и на бабку, каргу старую, уже согласен! Тоже мне, богиня! Бабку подкинуть не может…

– Хорошо, будет вам бабка… - растерянно произнесла Алена. – Вы нам подскажите, в какую сторону к Серебряным воротам идти?

– Куда шли, туда и идите. Заплутали, что ли? Опять леший балует. Ты ему это, чтоб он вас не водил, кикимор, кикимор побольше подкинь…

Но Алена уже не слушала, схватила мужа за руку и бросилась бегом по тропинке.

– Ну и злыдня ты, Аленка, - хохотнул Гриша. – Дедок тоскует, а ты ему бабку в дом прописать не можешь.

– Обойдется, старый перец, - буркнула та. – Седина в бороду, бес в ребро…

Тем временем уже стало рассветать. Тропинка привела их к реке, неглубокой, но быстрой и холодной. Только они собрались ее переходить, как…

– Алена, Алена… - прошелестел вдруг чей-то голос.

– Что? Ты звал меня?

Супруг только покачал головой.

– Алена, я здесь, - покачала ветвями плакучая Ива. - Это я, Ирина!

– Ирина? – округлила глаза Сказкина. – Ты что здесь делаешь?! Это моя подруга-писательница, - пояснила она для Гриши.

– Алена, спаси меня! Мы все в опасности! – Ивушка так размахивала ветвями, что чуть не заехала подруге в глаз. – Ты получала магический предмет по почте?

– Это ты мне его прислала?!

– Нет, не я! Но это что-то вроде «писем счастья». Каждый в итоге пересылает их другому. Они не приносят добра! Сколько желаний ты уже загадала?!

– Вроде бы пятьдесят, только половину…

– Нет! Кошмар! Ты уже на грани! Я расскажу тебе, как это действует. Пятьдесят желаний ты загадать можешь, но еще столько же ты должна оставить для того, чтобы отменять эти желания! Потому что ничего хорошего ты от них не получишь! Загаданный дорогой костюм «Adidas» обернется дешевкой «Abibas», вместо дома на Канарах можешь оказаться в казенном доме на нарах, а… я надеюсь, ты не загадывала «мир во всем мире»?

Алена беспомощно оглянулась на мужа.

– О нет! Алена, я так надеялась, что ты самая благоразумная из нас…

– Что же выходит, эти желания – самые настоящие халтурщики?

– Это чья-то злая шутка, скорее всего, мага-ненавистника женского фэнтези! Он просто хочет истребить писательниц как вид.

– А ты-то как сюда попала?! В мою книгу?

Им показалось, или Ива зарделась?

– Знаешь… я как раз перечитывала «Эльфы навсегда», когда отослала посылку Ольге Тихонько… И я так плакала, когда Кейлеб не нашел свою маму… мне так захотелось очутиться здесь, в твоей книге, и утешить его. Ох, милый Кейлеб. Я позвонила Оле, а она же всегда рада помочь, вот и отправила меня сюда. Только желание смотри, как обратилось.

– Хорошего мало, подруга. Ладно, мы сейчас вернемся назад, и я вызволю тебя из дерева. Я так понимаю, посылку мне прислала Ольга?

– Не обижайся. И лучше поспешите, - заплакала Ивушка. – Не забудь загадать все желания обратно!

Когда они открыли Серебряные ворота, то увидели, что Кейлеб восседает на троне. Эльф недовольно оглянулся на них.

– Явилась не запылилась, - проворчал он. – Долго же тебя не было. Хотел уже оставить в книге, да Кахлан пожалел. Говорит, нужно объясниться. А я считаю, настоящий злодей не должен ничего объяснять своим жертвам. Только так можно осуществить свои коварные планы!

– Кейлеб, что происходит?! Почему ты так разговариваешь со мной?!

– Что, не по нраву? А думаешь, мне очень нравится, что весь мой род склоняют за ненавистные волосы? Тоже мне, Повелительница, Создательница! Ничего поумнее выдумать не могла?! Что, блин, за рыжие эльфы?

Гриша вопросительно посмотрел на жену. Мол, ничего себе обвинения, и откуда эльф знает разговорные выражения?

– Я его русифицировала желанием, - виновато прошептала она.

– Вы, писательницы, совсем уже того, - покрутил рыжий у виска. – Чего только не напридумываете. А хоть бы думали сначала? Вот разве эльфы плачут? А у меня что ни сцена, так я навзрыд.

– А я долго буду жить на болоте? – рыкнул как всегда незаметно подкравшийся гоблин. – Я что тебе, Шрэк какой-нибудь?!

– Это говорите не вы, это все действуют коварные желания… вы не такие на самом деле…

– А вот и нет, - назидательно ответил Кейлеб и потянулся за волшебной ручкой. – Сейчас я буду писать.

– Нет, Кейлеб, нет! – вскричала Алена. – Мне нужны желания, чтобы все исправить!

Но тот не слушал. Он старательно что-то выводил в тетрадке. Тогда Гриша бросился к Принцу, но путь ему преградил Кахлан, резко ударив под дых бронированным кулаком. Муж писательницы согнулся пополам и захрипел. Алена кинулась ему на помощь. В этот момент включился телевизор, на экране стали появляться страшные кадры: сражения, летящие ракеты, окровавленные лица, плачущие дети… Шум и крики заполнили весь Тронный зал. Мир во всем мире не состоялся.

Спасла всех маленькая желтая фея. Это была подруга Наперстянки, Лили Роуз. Она стрелой вырвалась из-за Серебряных ворот, подлетела к Кейлебу и укусила его за нос! Тот с гневным криком подскочил и бросился за обидчицей. Но Кахлан был быстрее. Он свойственным ему быстрым движением сцапал Лили Роуз и захрустел ею. Алена не преминула воспользоваться ситуацией, схватила брошенную Кейлебом ручку и прямо на стене размашисто написала: «Вернуть мой мир в книгу». В этот же момент камин погас, а потом и исчез. Комната стала сужаться в размерах, потухли и пропали Серебряные ворота. Кахлан, Кейлеб и труп Короля Оборотней начали растворяться в воздухе, и вскоре уже ничего не напоминало об их присутствии. В комнате остался только телевизор диагональю сто шесть сантиметров, от которого вдруг запахло паленым. Алена торопливо вернула его… кстати, откуда он взялся, интересно? Ладно, в общем, вернула на место.

Остаток вечера писательница тратила свои желания, исправляя то, что успела ранее натворить. Иногда приходилось хитрить и умудряться вместить два желания в одно, потому что Кейлеб успел израсходовать несколько штук, когда пытался навредить им с Гришей. Главное сейчас было как можно точнее подобрать формулировку. Ведь желания – те еще халтурщики.

Не забыла она вернуть и Ирочку. Алена подумала, что после всего произошедшего подруга уже не будет такой поклонницей ее книги.

Ближе к ночи время Гриша застал жену сидящей у компьютера. Она задумчиво вертела потухшую ручку в руках.

– Над чем задумалась, милая?

– Да вот думаю о своей глупости. Надо же было так неосмотрительно загадывать желания. Я ведь заказала сумку «Армани». Эх, обидно даже. И тебя во все это втянула.

– Знаешь, я только рад был разделить с тобой это приключение. Может быть, мне уже пора вступать в фан-клуб Мужей Писательниц Фэнтези? Будем обмениваться историями, у кого интереснее прошли выходные в книжном мире? – он увернулся от летящего в него плюшевого медведя.

Потом, когда Гриша уже спал, писательница любовалась на «рабочий стол» своего монитора. Там она разместила фотографию Кейлеба. Все-таки он до жути красивый! Таких мужчин не бывает, их можно только придумать! Что ж, если «Эльфы навсегда» когда-нибудь переиздадут, она подкинет художнику фотографию рыжеволосого, чтобы было, с чего рисовать обложку. А пока… во второй книге, возможно, Кейлеб перекрасится. Да, точно. Или его волосы выгорят на солнце, так даже лучше! Ведь ему не нравится быть рыжим. Но как же тогда его узнает мама? А, ладно, там что-нибудь придумаем… Еще бы не забыть дописать вредному старику старушку… пострашнее, чтобы не задавался.

Взгляд Алены упал на использованный артефакт. Они с Гришей договорились, что уничтожат его. Но… Сказкиной не давала покоя эта цифра «сто» на ручке. Может быть, это вовсе не количество желаний, а количество писательниц фэнтези, которых должна поглотить собственная книга? Зачем-то ведь это придумали. Неспроста, неспроста.

Гриша уже давно видел третий сон и не слышал, как Алена тихонечко прошептала, подключаясь к Интернету: «Так-так, посмотрим, где-то у меня там была одна противная жж-френдесса, все время гадости пишет о моем творчестве… да и не пропадать же добру, в конце-то концов!».

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: - http://dbchange.ru/ обменять биткоин на сбербанк. Перевод с карты сбербанка.

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования