Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Сергей Белаяр - 100

Сергей Белаяр - 100

Фантастический рассказ

 

День выдался тяжёлым и хлопотным. Сначала Дмитрий Серенич был «озадачен» по полной программе – начальница архива, в котором работал парень, срочно потребовала предоставления квартального отчёта. Пришлось поднимать целый ворох всевозможных документов, дышать конторской пылью, сбивать пальцы о клавиатуру, а после придавать получившейся «каше» более-менее удобоваримый вид. Триумфа от лицезрения отчёта не вышло – как назло полетел принтер. Заезженный фотобарабан капризничал и выдавал распечатки с жирной чёрной полосой по краю листа. Как самый молодой и неопытный сотрудник, Дмитрий Серенич тотчас же получил новое ответственное поручение. Поймал «маршрутку» и понёсся к ближайшему компьютерному салону, где «угробил» почти час. По возвращении на рабочее место парня ждала новая работа – позвонили из городского отдела образования и затребовали данные по количеству учащихся за начало девяностых годов. Уж на кой ляд чиновникам потребовалась эта информация, Дмитрий Серенич не имел ни малейшего представления. Выслушал волю начальницы и с пасмурным видом двинул к огромным шкафам, где хранились нужные папки. Объём работ был огромен – бедолаге довелось «перелопатить» несколько десятков томов, свести полученные данные в короткую информационную справку, нести бумажку на подпись руководству, после чего на своих двоих топать до администрации – благо, до здания ГорОНО было рукой подать. Сжимая папку с документами в потной ладони, молодой человек постарался обернуться как можно быстрее. О чём, впрочем, очень скоро пожалел. Стоило Дмитрию Сереничу опуститься в кресло, блаженно вытянуть ноги и немного расслабиться, как перед парнем «нарисовалось» новое задание – сканирование содержания целой папки. Двести листов. Кому-то из бизнесменов срочно понадобились данные, а самим «рыться» в архиве было «западло». Тихо проклиная всё на свете и тайком бросая взгляды на настенные часы, парень выполнил требуемое. С огромной радостью покинул рабочее место. Вот только дикое напряжение ещё долго не отпускало – общественный транспорт был переполнен, люди в нём – взвинчены. Из-за затеянного мэрией ремонта дорожки к дому пришлось сделать большой крюк. Поломка лифта обернулась пешей «прогулкой» на седьмой этаж.

Стоило только парню переступить порог квартиры, в которой он обитал вместе с отцом, матерью и двумя младшими сестрёнками, как проблемы мгновенно отступили. За спиной как будто выросли крылья. Дмитрий Серенич мигом преобразился. Превратился из замученного жизнью, ничем не примечательного работника архива в Творца. Быстро стащил кроссовки, снял одежду, забрался под душ. Вымывшись, перекусил на скорую руку, запил ужин горячим чаем, и поспешил к компьютеру, чтобы всецело отдаться своей страсти – сочинению фантастики. Числился за Дмитрием Сереничем небольшой грешок – архивист считал себя наделённым талантом к писательству. К огромному сожалению непризнанного гения, до сего момента напечатанных рассказов и повестей он не имел. Лишь однажды один из сетевых ресурсов заинтересовался его произведением, но на этом всё и закончилось. Однако Дмитрий Серенич не терял надежды. Не жалея себя, часами просиживал за клавиатурой, сочиняя очередную «нетленку». Верил, что рано или поздно удача непременно улыбнётся ему.

Первым делом парень подключился к Интернету. Набрал адреса нескольких сайтов фантастической тематики, ознакомился с последними новостями, новинками издательств, позавидовал тем, кому удалось «пристроить» свои произведения. После чего набрал в поисковом «окошке» «конкурс фантастики». Спустя мгновение машина выдала несколько сотен тысяч позиций. Дмитрий Серенич начал бегло просматривать информацию, выуживая из огромной кучи данных то, что так или иначе имело отношение к последним тематическим мероприятиям. Таковых оказалось немного – один конкурс фантастической прозы практически завершился, тематика второго касалась фэнтези и совершенно не подходила начинающему писателю, участие в третьем отпадало по причине того, что для него необходимо было кардинально переделать рассказы, а вносить правки в текст Дмитрий Серенич не любил. «Пролистав» несколько страниц, молодой человек тяжело вздохнул. Посетовал на отсутствие вкуса у читателя и извращённость запросов издателей и редакторов журналов. Собирался было отключиться и поработать над очередным опусом, как тут внимание парня неожиданно привлекло небольшое объявление, увенчанное ничего не говорящей «шапкой» «Проект 100». Хмыкнув, молодой человек вчитался в текст. «Редакция «Вселенной фантастики» на базе литературной площадки «Креатиф» объявляет конкурс рассказов, приуроченный к выходу сотого номера журнала. Тема конкурса – 100…»

Парень нахмурился. С раздражением подумал о том, что редакторы, исчерпав все «нормальные» темы, баловались тем, что изобретали совершенно идиотские и лишённые всякого смысла названия. Вот скажите – как можно обыграть цифру 100? Любой вариант будет банален, а сюжет – затёрт до дырок… «Из всех присланных на конкурс рассказов в первом туре голосованием участников будут отобраны шесть лучших. Эта шестёрка отправится к профессиональному жюри…»

Палец молодого человека прокрутил колёсико «мыши».

- Рассказ победителя будет напечатан в юбилейном сотом номере «Вселенной фантастики» (декабрь 2011). Пятёрка финалистов получит публикацию в литприложении «ВФ» на сайте… Так, состав жюри… Дивов, Дьяченко, Камша, Лукьяненко, Панов… Не хило…

Список профессиональных фантастов впечатлил Дмитрия Серенича. Уже ради того, чтобы попасть на глаза состоявшимся писателям, стоило напрячь мозг. В груди молодого человека начало разгораться желание поучаствовать в конкурсе.

- Требования… Рассказ должен быть фантастическим… объём от семи до тридцати тысяч знаков… - парень живо посчитал в уме. Получалось семь-восемь страничек текста. Совсем недурно. Можно показать себя во всей красе. – От одного автора принимается не более трёх рассказов. Адрес… Сроки проведения… Чёрт, маловато получается – всего четыре дня…

Молодой человек, не отрывая взгляда от монитора, откинулся на спинку кресла. Ещё раз перечитал и медленно «переварил» текст. Желание поучаствовать в конкурсе стало сильнее. Несколько настораживала тема, однако парень решил не «заморачиваться» раньше времени. В своих силах он нисколько не сомневался. А то, что в загашнике стола лежали десяток рассказов и две повести, лишь укрепляло его уверенность. Да и приз – публикация в дорогом глянцевом издании – распалял желание. Молодой человек представил своё имя на обложке журнала.

- Дмитрий Серенич… Звучит! Да ещё как звучит!

От радужных грёз кругом пошла голова. Чтобы не дать воображению выйти из-под контроля, парень согнал с себя наваждение. Возможность публикации в серьёзном журнале звала к перу, требовала немедленно взяться за написание рассказа. Да и время поджимало.

Молодого человека охватило лихорадочное возбуждение. Скопировав страничку с текстом, Дмитрий Серенич решил тотчас же приступить к работе. Открыл Word-овский файл. Сохранил в папке с уже готовыми рассказами. Набрал сверху листа имя и фамилию. Недолго думая, поставил цифру 100 в качестве названия рассказа. Нажал клавишу Tab и вдруг понял, что не знает с чего и как начать. Болезнь белого листа пугала Дмитрия Серенича. Начало всегда самое трудное. Нет ничего тяжелее, чем проложить колею. Парня кинуло в дрожь. Желание поучаствовать в конкурсе было велико, однако в голове было пусто. Ни одной дельной мысли…

Парень уставился в пустой лист. Напряг мозг, приказал ему работать. Но внушение не помогло – под сводами черепной коробки правила бал безликая, густая пустота. Просидев без толку пятнадцать минут, Дмитрий Серенич решил отвлечься. Понадеялся на то, что дельная мысль посетит его во время перерыва.

Парень вышел на балкон, вытащил из смятой пачки сигарету. Чиркнул зажигалкой. Втянул в себя горький дым. Мысли молодого человека крутились вокруг предложенной журналом темы. Но, как ни старался Дмитрий Серенич, вылепить из думок нечто дельное не удалось. Мозг никак не хотел рождать новые идеи. Вечерняя прохлада лишь усиливала озноб. Ощущение было неприятным. Поэтому молодой человек поспешно затушил окурок и вернулся в комнату. Уселся в кресло, решительно придвинул к себе клавиатуру. Вновь вперился взглядом в белый прямоугольник. Время шло, а лист по-прежнему оставался девственно молочным. То ли сказывалась дневная усталость, то ли оригинальная тема.

Сколько он так просидел без движения, парень не мог сказать точно. Очнулся лишь после того, как в комнату заглянула мать и напомнила, что уже начало двенадцатого, а завтра – рано вставать. Дмитрий Серенич кивнул. Ещё раз попробовал «родить» сюжет, но вскоре сдался. Закрыл «окно». Выключил компьютер. Покурил, почистил зубы и отправился в кровать с твёрдой уверенностью в том, что завтра обязательно переборет себя и начнёт работу над рассказом. Спал тяжело, ворочался. Снов не видел.

Новый день прошёл в ожидании вечера. Восемь часов молодой человек выполнял свои служебные обязанности, а ровно в семнадцать ноль-ноль рванул домой. Поездка в переполненном общественном транспорте нисколько не способствовала мыслительному процессу. Пассажиры толкались, переругивались, топтались по ногам, портили друг другу настроение. В салоне было душно. Молодой человек непременно бы сорвался, однако мысль о конкурсе заставила его взять свои чувства под контроль. Дмитрий Серенич стоически дождался своей остановки. Не обращая внимания на недовольные тычки и бранные слова, кое-как выбрался из автобуса. Добрался до дому. Быстро принял душ и поужинал. Чай пить не стал. Давясь дымом, выкурил сигарету. С нетерпением уселся за компьютер. Открыл вчерашний файл. Да так и замер, не зная, что предпринять, как излить свои мысли. В голове опять было пусто.

В безмолвном бездействии минули десять минут. Двадцать. Полчаса…

Чувствуя, что начинает медленно «закипать», молодой человек вышел на балкон. Задумчиво помял сигарету. После чего прикурил. Не обращая внимания на привычную возню жильцов во дворе, расправился с сигаретой. Табак помог расслабиться. Напряжение немного спало. Появились первые ростки рождавшегося в муках сюжета. Стараясь не испугать думку, парень быстро вернулся в комнату. Сел в кресло. Однако стоило только взяться за клавиатуру, как новорождённая мысль тотчас же пропала без следа. Попытки снова ухватиться за неё оказались безуспешными. Дмитрий Серенич выругался. Попробовал настроить себя на работу, однако так и не смог преодолеть невидимый психологический барьер. Пустой белый лист пугал. Заставлял с ужасом думать о том, что времени остаётся всё меньше, что никак не удаётся начать рукопись, что обычно бьющий ключом мозг не может генерировать достойную идею. Помаявшись ещё минут с двадцать, молодой человек решил отвлечься. Свернул «окно» документа, открыл сетевую онлайн-игру. «Забил» ник и пароль. Вернулся к реальности лишь после очередного напоминания матери. Голова гудела словно колокол. О том, чтобы взяться за рассказ, не могло идти и речи. Парень, скрипя сердцем, отправился на боковую.

Следующий день ничем не отличался от двух предыдущих. Парень изображал из себя старательного работника, сканировал, печатал, «разгребал» бумажные завалы, но его мысли были далеки от выполнения служебных обязанностей. Идея конкурса никак не шла из головы. Парень безуспешно пытался нащупать сюжетную линию, набросать хотя бы приблизительный план рассказа. Ругался себе под нос и курил одну сигарету за другой. Мозг не работал, чем приводил писателя в состояние тихого помешательства. А тут ещё окружающие вдруг решили узнать, отчего обычно жизнерадостный молодой человек вдруг нацепил на лицо каменную маску. Поначалу Дмитрий Серенич старался быть вежливым, держать себя в руках, но после десятого вопроса о самочувствии не выдержал. В порыве гнева сорвался, нагрубил заведующей сектора современной истории. Глаза дамы бальзаковского возраста полезли на лоб, а рот открылся в беззвучном крике. Она вся покраснела. Понимая, что сейчас на него обрушится настоящая буря, Дмитрий Серенич поспешил принести извинения. Долго курил на крыльце, пытаясь успокоиться. Не тут-то было. Мысли парня вновь и вновь возвращались к теме конкурса. Злосчастная цифра никак не хотела покидать молодого человека. Поиск сюжета всё больше становился похож на навязчивую идею.

Несмотря на длительный перекур, работа не шла. Всё валилось из рук. Дмитрий Серенич решил не мучить себя и не нарываться. Перенести свалившиеся на него трудности в более спокойно обстановке. Отпросился у начальницы, сославшись на недомогание. На всех парах «полетел» домой. Забыл про душ, ужин и сигареты. Нацепив на двери табличку о том, чтобы его ни под каким предлогом не беспокоили, засел за компьютер, дабы безо всякой пользы «убить» четыре часа времени. Раздражение росло, грозя затопить мозг. Молодой человек не мог ничего с ним поделать. Не в силах совладать с бунтующим мозгом, направился спать. Полночи не мог уснуть.

На следующий день в архив бедолага не пошёл. Наплёл старикам об «отгуле». Дождался, пока они уйдут на работу, а младшие сестрёнки «свалят» в школьный лагерь, выключил «мобильник», выкурил сигарету, плеснул в лицо холодной водой. Включил компьютер, извлёк из его памяти злополучный файл. Приказал себе игнорировать внешние раздражители. Настроился на сочинительство. И как завороженный просидел над пустым листом полдня…

Орешек оказался не по зубам. Лихорадочные попытки придумать идею ни к чему не привели. Парень злился всё больше. Любой звук раздражал, заставлял молодого человека сжимать кулаки и материться вполголоса. Воспалённая от недосыпания и никотина голова раскалывалась. А тут ещё соседи удумали просверлить в стене несколько дырок. Рёв перфоратора едва не свёл парня с ума.

- Достали вы уже! – «взорвался» Дмитрий Серенич. Начал «молотить» кулаком в стену. Не помогло – неугомонные жильцы просто-напросто проигнорировали писателя. Молодой человек расплакался от обиды. Всё было против него. Времени оставалось совсем ничего, а рассказ всё также не двигался с мёртвой точки. Пустой белый лист обращался проклятием…

Не в силах больше выдерживать напряжения, Дмитрий Серенич вскочил. Начал мерить шагами комнату. Кусал губы от напряжения. Безумным взглядом скользил по стенам, потолку и полу и не узнавал обстановку. В готовой взорваться голове билась одна-единственная мысль: «как обыграть цифру 100»? минул час. Второй… Никогда раньше время не неслось столь стремительно.

Отчаявшись найти достойный сюжет, парень решил обратиться к плагиату. Раз уж нет своих идей, нужно воспользоваться чужими. Дмитрий Серенич посетовал на себя за то, что не додумался до этого раньше, сел за компьютер, потёр в предвкушении руки, подключился к Интернету, начал шарить по Сети в поисках похожего сюжета. Одно за другим отбрасывал произведения конкурентов. Вопросы морали его нисколько не занимали. Куда важнее было напечататься.

- Не то! Всё не то! – истерично повторял молодой человек, ловя себя на мысли о том, что на этот раз редактору удалось придумать действительно оригинальную тему. 100 не поддавалась. На беду, украсть идею также не получилось. Богатством подходов тема не отличалась.

А секундная стрелка безжалостно отсчитывала последние часы…

- Чёрт! Чёрт! Чёрт! – не находил себе места молодой человек. – Что же придумать? Что?.. Сотня, сотня… Я должен справиться с заданием! Непременно!

Навязчивая идея оккупировала мозг парня. Вытеснила все другие мысли. Не давала покоя. Ноги отказывались держать тело. Парень рухнул на кресло. Начал грызть ногти.

- Что же придумать?

Сердце частило. Раненой птицей билось о рёбра. Молодой человек то и дело посматривал на часы.

- Стоп! – полыхнувшая в мозгу идея заставила Дмитрия Серенича резко вскочить. – Есть ещё один вариант! Ну конечно же!

Молодой человек бухнулся в кресло, жалостливо застонавшее от столь бесцеремонного с собой обращения. Закрыл все «окна». Вывел на экран поисковую систему. Дрожащими от волнения пальцами набрал: «сделка с Дьяволом». Система выдала больше миллиона результатов. Дмитрий Серенич уточнил запрос и нажал кнопку «найти». На этот раз ссылок было гораздо меньше. Парень активировал первые десять. Быстро пробежался по тексту. Обычная галиматья. Закрыв «окна», начал просматривать иные результаты. Очень скоро обнаружил то, что искал. «Договор, как правило, пишется на латинском языке. Однако текст обращения вполне можно написать и на родном языке. Главное – чтобы от руки и обязательно собственной кровью. Не нужно придумывать высокопарных слов, достаточно того, чтобы мысли были искренни. Следует быть предельно сдержанным в своих желаниях. Не наглеть. Не перегибать палку. Обратить внимание на нюансы договора. Обговорите каждую мелочь, вплоть до того, что сделка отменяется, если один из пунктов не будет исполнен. Вельзевул тоже грешен и ничто человеческое ему не чуждо, он жаждет обмануть вас в первую очередь. Помните об этом! После того, как вы поставили свою подпись и написали священные ключи, нужно произнести их вслух, а затем вызвать демона.

Согласно ритуалу, следует встать в пентаграмму, начерченную церковной свечей и повторить тринадцать раз: «Прошу тебя Хозяин Тьмы, Хозяин зла, Хозяин ночи, явись ко мне и выполни мою просьбу! Аминь». Зачитать договор вслух, только после этого расписаться собственной кровью. Поджечь свечу, которой начертили пентаграмму, и сжечь на ней договор. Тем самым вы передаёте его в потусторонний мир. Если бумага тут же вспыхнет, то вы всё сделали правильно – Дьявол расписался. Пепел аккуратно соберите и храните в укромном уголке до истечения срока – эта ваша гарантия…»

Глаза молодого человека зажглись надеждой. Чтобы успокоить сердце, Дмитрий Серенич вышел на балкон. Заставил себя медленно выкурить сигарету. После чего двинулся на кухню. Вытащил из ящика свечу, оставшуюся после одного из недавних церковных праздников. Взял нож. Проверил пальцем его остроту. Вернулся в комнату. Закрылся на ключ. Откинул ковёр и нарисовал на паркете большую звезду. Пентаграмма получилась неровной, однако молодой человек не стал исправлять её. Взяв нож, Дмитрий Серенич сделал небольшой надрез на указательном пальце левой руки. Макнул в кровь лезвие и начал выводить на листке своё желание. Буквы получались большие и некрасивые. Спустя несколько мгновений надпись была закончена. Парень ещё раз сверился с последовательностью действий. Всё верно.

Расписавшись, молодой человек указал ключи. Безбожно коверкая латынь, произнёс их вслух. Встал в пентаграмму и повторил тринадцать раз:

- Прошу тебя Хозяин Тьмы, Хозяин зла, Хозяин ночи, явись ко мне и выполни мою просьбу! Аминь!

Воздух заколыхался. В комнате стало жарко. Запахло серой.

Удовлетворённо улыбнувшись, Дмитрий Серенич расписался кровью на листке. Зажёг свечу. Поднёс к огню листок. Бумага вспыхнула…

Затем произошло то, чего начинающий писатель никак не ожидал. Послышалась мелодичная трель, после которой приятный женский голос произнёс:

- Вы дозвонились до офиса господина Вельзевула. Ваш запрос принят и поставлен в очередь на рассмотрение. Ваш номер – сто…

 

* * *

 

Вельзевул, тяжело дыша и время от времени прикладываясь к кислородной маске, сидел у огромного жидкокристаллического монитора и просматривал всплывавшие на экране «окна», где отображались запросы просителей. Дряблая, скрученная артритом рука с трудом двигала «мышь», пальцы едва скользили по колёсику. За последнюю сотню лет старик сильно сдал, растратил жизненную энергию, превратился из пышущего силами красавца в сгорбленную рухлядь. Хорошо хоть техника не стоит на месте. Не приходится больше, сломя голову, нестись на каждый вызов, выслушивать слёзные просьбы. Да и спецэффекты уже не те. Теперешнему поколению подавай всё больше 3D и лазерные шоу.

Старик, подслеповато щурясь, читал прошения и удручённо качал головой. Люди измельчали. Совершенно забыли о своей сущности. Если раньше они хотели абсолютной власти, знания, богатства и любви, приключений, горели желанием изменить мир, сделать его лучше, то сейчас просили победы в каком-то заурядном конкурсе фантастики. И у кого? У самого Вельзевула – хозяина Ада! Скупщика человеческих душ!

Было отчего впасть в хандру.

Разочарованию старика не было предела. Вельзевул совсем иначе представлял себе будущее человеческого рода и свою роль в Истории. Души всё больше попадались с червоточинкой, что считавшим себя эстетом Дьявола даже оскорбляло. Приходилось нещадно браковать их и давать алчущим от ворот поворот. То ли дело было раньше… При воспоминании о прошлом старик невольно улыбнулся. И даже приступ радикулита не мог омрачить радости.

- Какие были люди!.. Взять того же доктора Фауста! Интеллигентнейший человек, выдающийся учёный, приятный собеседник, в конце концов! А эти... Совершенно разуверились в собственных силах! Окончательно обленились, ждут, когда за них всё сделают другие! Это кем нужно быть, чтобы продать свою душу в обмен на возможность увидеть своё произведение на страницах журнала?!! И Он ещё защищает их!..


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования