Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Шпилевая Екатерина - Случайность

Шпилевая Екатерина - Случайность

- Идём со мной, - девушка настойчиво потянула его за руку. – Здесь не твоё место.

Макс усмехнулся – он всё еще не верил в то, что она сказала ему:

- И куда мы пойдем? На другую планету?

- Вроде того.

- Ну, - он пожал плечами, - можно и попробовать. И как тебя зовут? Ты принцесса Галактики, а я скромный слуга?

Девушка тихо засмеялась.

- Да нет, просто Кайла.

 

***

 

Марина сделала музыку погромче и поправила наушники, одновременно поглядывая на проезжую часть. Убедившись, что никаких машин поблизости нет, девушка перешла дорогу и быстрым шагом направилась к ближайшему дому. Уже давно стемнело, и лишь фонари поочередно освещали улицы каким-то оранжевым светом.

Было слишком уж тихо. Обычно перед её подъездом сидела какая-нибудь группка ребят с бутылками, которые громко рассказывали о случаях из своей жизни, прерываясь за тем, чтобы сделать пару глотков. Однако сегодня не было даже их. Марина слегка поежилась, но в плеере вдруг заиграла какая-то бодрая мелодия, и тревога  пропала. Но когда она подошла к подъезду, у неё внутри как что-то щелкнуло – выхватив ключ, девушка быстро открыла дверь и вбежала на лестницу, с непонятным оцепенением наблюдая, как дверь с хлопком закрывается. Один из наушников выпал из её уха, и Марина ясно услышала, как кто-то выругался и принялся набирать номер квартиры. Напуганная, она рванула к своей квартире – благо, та находилась на первом этаже – и буквально влетела в прихожую, захлопывая за собой дверь.

Девушка застыла, прислушиваясь ко всем звукам на площадке, но было всё также тихо. Она подождала еще немного, и, убедившись, что на площадке никого нет, медленно выдохнула.

Что бы это ни было, ей очень повезло.

Очень.

Марина сняла куртку, прикрыла глаза, успокаиваясь…

 

…и я, наконец, вернулся в своё тело.

- Надо было слегка помягче, что ли, - Кайла посмотрела на меня с укором, но улыбка уголками губ выдавала её с головой.

- Зато выполнил задание, - я зевнул, щелкнув зубами. – Кофе есть?

- Можешь допить мой, я не хочу, - она повернулась к столу, взяла кружку и передала мне.

 

Кайла – моя напарница. Станция, на которой мы сейчас находимся – сотая по счету. Мы уже несколько лет живем здесь, в космосе. Кто мы такие и что здесь делаем? Ну, как сказать…

Мы – предчувствие, интуиция, счастливый случай, везение. Слишком пафосно было бы называть нас Избранными, особенными… Кайла как-то сказала, что, скорее, это просто то, чем мы должны заниматься.

Постараюсь объяснить. Каждый объект во Вселенной излучает информацию, отправляющуюся во все стороны от него. Совокупность определенных объектов, в дальнейшем именуемая миром, посылает информацию потоками. Поскольку информация не может посылаться на бесконечно удаленные расстояния ввиду помех в виде других объектов и таких же потоков, в скором времени она рассеивается. Однако между информационными «лучами» также происходит резонанс, и вследствие этого потоки движутся дальше, чем обычно. Из-за данного явления, пересекаясь, информация разных миров искажается. Это и служит причиной возникновения «дыр» в потоках. Собственно, «дыры» и есть то, что мы должны предотвращать.

 

- Девяносто девятый раз, - Кайла слегка нахмурилась, а потом отвернулась. – Не боишься сотого?

- М-м, - я допил кофе и поставил кружку на стол. Кайла оставила мне половину. Сильно нервничала? Обычно мне достается меньше.

- Не знаю. Но отказываться не хочу, меня не прельщает идея стать техником или кем-то еще.

 

Миры между собой взаимодействуют. Но, помимо этого, у каждого из них есть «резервная копия». Она сообщается своей информацией только с «главным» миром, чьим клоном и является по результату, то есть имеет различия с основой. Все миры созданы с какой-то целью, их существование похоже на клетки одного организма, такие разные, но объединенные одной функцией. Так вот, несмотря на свою связь с основой, копия никак не влияет на неё, однако меняется под влиянием главного мира.

 

Она принялась накручивать свои темные волосы на указательный палец, не отрывая от меня взгляда.

- Говорят, сотый всегда несколько сложнее. Лекс, уверен, что справишься?

- Ну, - я усмехнулся, - заметь, еще не было сотого человека, который будет проходить сотое задание, находясь на сотой станции! Неужели я кажусь столь слабым?

- Да нет, - она хихикнула. – Просто я думаю, нужно быть готовым ко всему. Сложности обычно подразумевают под собой нестандартные явления.

 

Поскольку сбой забирает значимый объем информации, а его нужно восполнять, этим занимается второй напарник, находящийся на станции. Первый, возвращаясь с задания, несет больший объем, чем имел до перехода в чужой разум. Это информация о непроизошедшем событии, послужившем сбою в основе. Она преобразуется в нечто другое (я не вдавался в подробности) и переносится на главный мир, заполняя «дыру», а основа каким-то образом корректируется по своему подобию, опять же, чтобы привести к исходному результату.

Все работали в парах. Им давали определенные области, где один из напарников наблюдал за потоками на специальном устройстве. Второй же отправлялся «на поле боя». По сути, отправлялся лишь разум: он вселялся непосредственно в существо, ввиду которого должен был произойти сбой, и, являясь проводником, адаптировал посылаемые через него сигналы от второго. Первый, посылаемый в чужое сознание, выступает лишь в роли активного ретранслятора.

Интуиция, поведение, необычные решения – все это следствие нашего вмешательства.

 

Я здесь уже почти год. Просто однажды, на Земле, я встретил Кайлу. Она схватила меня за руку, сказала, что меня зовут Макс, что я живу не той жизнью, что у меня есть другое место и прочее, тогда еще неясное. Честно говоря, несмотря на невозмутимый вид, она походила на сумасшедшую. Красивую девушку, но с ненормальными мыслями.

Но красивую.

Наверное, поэтому я и согласился пойти с ней – безусловно, будучи убежденным, что она говорит ерунду…

Однако это был далеко не бред.

 

Лекс – это моё новое имя. Чтобы начальство не путалось, всем дают разные клички – в экстремальных ситуациях от этого иногда зависят не просто жизни, а целые вселенные. Звучит, конечно, очень величественно, но на деле отвратительная ситуация.

- Может, у меня будет по-другому, - я пересел на кушетку, стоящую у противоположной стены помещения – такую же бледно-зеленую, как и стены.

- С чего ты взял?

- Ну, возможно, что все сложности на деле не так уж и сложны, - она скептически приподняла бровь в ответ на мою реплику.

- Допустим. Но лично я думаю, что… - Кайла осеклась, привставая и вглядываясь в экран.

Я подскочил и тоже принялся разглядывать изображенные потоки. Зеленый всполох, несколько крупнее появляющихся ранее, виднелся в правой части «лучей».

- А вот и сотое задание, - я удовлетворенно потер руки и улегся на кушетку.

- Ты что, шутишь? Не прошло и часа! – Кайла негромко застонала и придвинула стул поближе ко мне. – Это слишком быстро.

- Попрощаться успеем, - она поморщилась и посмотрела на меня.

Я чувствовал, что ей хочется что-то мне сказать – много всего, важного для неё. Я тоже мог высказаться. Мог бы сказать о том, что ценю её, как друга, товарища. Что она отлично разбирается во всех тонкостях нашей работы, а я до сих пор порою ощущаю себя новичком.

- Слушай, я…

- Эй, - я прервал её. – Вот не надо только этого, ладно?

Мы могли бы сказать много, но слова бы сделали хуже.  Для Кайлы сотое задание – что-то вроде самого опасного испытания. Она серьезно к этому относится, как к какой-то ступеньке на новый уровень – либо пройдешь, либо нет. Но все проходили. Я пройду. Откровения создадут атмосферу неизбежности, ненужного трагизма.

- Еще успеешь, - я улыбнулся, а затем прикрыл глаза, настраиваясь на работу.

Она медленно выдохнула и вернулась к устройству.

- Я соединяю, - фраза вышла несколько сухой, холодной. Я зажмурился и приготовился оказаться в чужом сознании. Словно издалека я услышал, как она резко поднимается и произносит:

- Макс…

А потом все звуки пропали.

 

***

 

Наверное, дело было не в том, что задание сложное. Скорее, мне просто не повезло.

С самого начала всё пошло не так. Я понял это, когда открыл глаза. Не человек, в котором я нахожусь, не по сигналу Кайлы. Я сам. Страх усилился, когда я также понял, что обратной связи с напарницей нет. То есть я остался без команд, описания проблемы и пути назад.

- Ладно, буду разбираться на месте, - я вздохнул и принялся осматриваться.

И сразу увидел старика, сидящего прямо напротив меня.

- Ну, - протянул он своим хрипловатым голосом, - что ты стоишь? Сядь, что ли.

Я послушно уселся на кресло позади меня. Этот парень куда-то собирался, и его нужно было остановить? Или, наоборот, всего-то надавить так, чтобы он ушел?

- Вы, люди, любите всё контролировать, - старик усмехнулся, показав странно белые зубы. Мне стало не по себе – я, наконец, заметил его нечеловеческие глаза с широкими зрачками. В комнате было светло, и это выглядело неправильно. – Чтобы не происходило чего-то случайного. Всё по команде. Считаете себя умными, не зная реальных возможностей, - он отчетливо фыркнул.

- Вы тоже уверены, что знаете? – что всё это значит? Он с другой планеты? Нет, такое вполне возможно, но я с таким не сталкивался.

Он нахмурился, но затем улыбнулся.

- Я этого не утверждал.

- Тогда ваша фраза не имеет смысла, - я пожал плечами и слегка поежился, поймав его взгляд. Жесткий, непроницаемый.

Старик замолчал, а затем слегка дернул головой.

- Верите в случайности?

- Равно как и в судьбу, - мне всё больше не нравился этот разговор.  От него начало веять чем-то заумным. Это такой эффект в фильмах – персонаж скажет что-нибудь философское, а потом произойдет какая-нибудь катастрофа, в буквальном или образном виде. Чтобы все было красиво.

- Чего вы хотите?

Старик приподнял брови:

- От вас – ничего.

Полный бред. Что этот парень забыл на встрече с инопланетным разумом?

- Разве что вашей смерти, - ласковая улыбка казалась отнюдь не доброжелательной. Я покосился на дверь.

- А.

Теперь понятно. Всё-таки парня надо было отговаривать идти сюда. Гм.

- Сами понимаете, что видели то, чего не следовало.

Слова главного злодея, всё стандартно. Только сейчас это отнюдь не смешно.

Я слабо кивнул, пытаясь придумать план. Умнее, чем «броситься к двери быстрее, чем он что-либо сделает», представить не вышло.

- Что-то я уже засиделся, - старик поднялся на удивление резво и одним скачком оказался возле меня. Он схватил меня за горло, поднял над полом и метнул в стоящий в углу шкаф. Дверцы с треском сломались под весом моего тела, в глазах на миг потемнело. Что-то стало стекать по шее вниз, на спину. Я вырубился, а когда вновь пришел в себя, старика в поле зрения не было.

Я продолжал сидеть в шкафу (если так можно было назвать эту позу), не предпринимая попыток встать. Обломок дверцы неприятно впился в локоть, которым я опирался о дно, чтобы не упасть окончательно. В целом, не считая того, что весь мой затылок был в крови, которая уже заляпала всю рубашку и продолжала течь, состояние можно было назвать удовлетворительным. И это настораживало. Он кинул меня так сильно, что в шкафу теперь была дыра вплоть до стены, которая также была замазана кровью. После такого не чувствуют себя настолько хорошо. Или…

Я содрогнулся.

Или тот парень умер, и я теперь жив лишь потому, что сам являюсь «дырой» в информации. Мне некуда деться – я нахожусь на копии, которую уже бесполезно пытаться изменить. У основы такой же результат, и скоро она исчезнет. На её место придет другой главный мир – следующая копия. И сейчас я там, где скоро не будет ничего…

Я медленно поднялся и переместился на кресло. Сил хватило лишь на то, чтобы просто упасть в него. Я потрогал правое запястье – никакого пульса. Тело уже мертвое, однако я – нет.

Когда сталкиваешься с неизбежностью, невольно, помимо паники, задумываешься о тех вещах, о которых не было надобности рассуждать раньше. Лично я задумался о том, что же будет дальше. Долго я в этом теле находиться не смогу, впрочем, до стадии скелета тут быть я не собирался. Однако, приглядевшись, я понял, что же случиться намного ранее.

Стены комнаты бледнели, как и все предметы в ней. Всё словно обесцвечивалось – поначалу медленно, едва заметно, а потом всё стремительней. Кончики пальцев стали исчезать, мелких щепок на полу уже не было видно. Я тоже исчезну, как и они? Неужели на всё это повлияло соединение трех сотней, или это простая случайность?

Почему-то страха не было. Я просто сидел и наблюдал, как всё, что окружало меня, уходит в никуда; как мир буквально на глазах стирается, и уже безвозвратно.

 

А потом я подумал о Кайле. Что она тогда хотела сказать мне? Что-то важное для неё. Что-то важное и для меня тоже.

Очертания вокруг белели, расплывались.

Жаль, я не смогу сказать ей то, что мог бы. Она бы точно выслушала.

Я уже ничего не видел перед собою. Последняя моя мысль была о том, что старик говорил не зря – случайности бывают везде…

Всё исчезло.

 

Запись архива станции 100

***

 

Девушка схватила его за руку, и он обернулся. В его глазах было недоумение с долей раздражения.

Они на миг пересеклись взглядами и застыли.

- Мы знакомы? – он посмотрел на руку, которую она всё не отпускала.

Девушка молчала.

- А…мм…нет. Простите, я, кажется, ошиблась, - она отпустила его и, развернувшись, быстро скрылась в толпе.

Макс вздохнул, еще немного потоптался на одном месте и, махнув рукой, пошел дальше к метро. Девушка показалась ему красивой, но немного не в себе. Хотя и красивой. Впрочем, вскоре он забыл о ней, окунувшись в привычные заботы…

В конце концов, они встретились случайно.

 

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования