Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Бочегуров Иван - Мальчик сказал - тысячу!

Бочегуров Иван - Мальчик сказал - тысячу!

Как-то с Малышем с утра влетела Карлсона сестра.

Мотор такой же как у брата:

Поршня, кардан и карбюратор.

Игорь Малинин. «Карлсон».                                                                

 

- А где же мальчик?

 

-Папа, включи мне про мальчика, - громкий голос дочки раздался из коридора.

 Игорь Иванович недовольно поморщился: ну вот, опять! Как только он садится работать, так начинается: - Чаю сделай, кашу хочу, «Машу и Медведь» последнюю серию скачай, теперь вот последнее увлечение Сони – «Карате-пацан».

 - Папа, ну включи!

 Следом на пороге кабинета появилась маленькая девочка. Ее черные глазки задорно блестели, а за длинными растрепанными кудрями волос угадывалось чумазое лицо. В руках она держала игрушечный автомат. На нем светился красный зрачок лазерного прицела.

-Соня, про мальчика, который дерется?

На лице Игоря Ивановича появилась вымученная улыбка, дочку он любил и не мог ей отказать, да и как? Ребенку три года, читать не умеет, и найти нужный файл на рабочем столе – тоже. Хоть звук сама регулировать научилась:

 - Самой-то не надоело смотреть одно и тоже?

-Папа, ты же знаешь, его сто раз посмотреть надо!

Мужчина вздрогнул, это число в последнее время начало вызывать оскомину в мозгах. Все его мысли крутились вокруг  литературного конкурса, в котором Игорь Иванович решил участвовать – обыграть злосчастную цифру в фантастическом рассказе. А у него не получалось.

Хотя поначалу задание выглядело легким.  Делов-то, казалось,  на пару дней, благо, объем небольшой  и срок для написания предостаточный...

- Напишу, обязательно напишу...

Игорь Иванович даже не сомневался, ведь главный приз конкурса – публикация в журнале.  А это его мечта. Он даже представлял, как с гордым лицом  принесет и небрежно бросит Шефу на стол яркое глянцевое издание: - Смотри мол, а ты меня неучем называл. Сам ты неуч! И вообще я увольняюсь! У меня контракт с издательством!

Зачем ему это надо Игорь Иванович представлял очень хорошо. Да, он вполне успешный и, состоявшийся как профессионал, инженер-строитель. На хорошей работе и с высоким окладом. Его уважали и любили все:  заказчики, поскольку он умел понимать и воплощать в жизнь их прихоти и хотелки.  Начальство,  за покладистый нрав и умение самостоятельно принимать правильные решения. Рабочие рвались работать под его началом – подчиненные Игоря Ивановича зарабатывали больше остальных.

Но он не любил свою работу. Ведь он ее выбрал не сам, а по настоянию родителей, таких же инженеров-строителей. А ему хотелось писать книги, ему всегда это хотелось. И ради  этого увлечения мужчина часто не спал ночами, что-то увлеченно строча в ноутбуке, более того – три года назад начал изучать писательское мастерство по интернету…

-Соня, ты откуда число сто знаешь?  Ты ж до десяти считать не умеешь! – Мужчина склонился над дочкиным компьютером, по дисплею на зеленом фоне замерцали первые кадры фильма: - Или ты от папы услышала?

-Мне мальчик сказал. – По лицу девочки пробежала лукавая улыбка, она удобно устроилась в кресле и ее глаза были прикованы к экрану.

-Какой мальчик?

-Который дерется! Разве не ясно? – Сонин взгляд метнулся к папе, взрослые всегда такие непонятливые: - Еще он сказал, что ты неправильно пишешь.

-Больше он ничего не говорил? – В словах Игоря Ивановича проступила обида, он еле сдержался, чтоб не прикрикнуть на дочь. Надо же, ей мальчик сказал! Конечно же, это он сам, вслух рассуждал про конкурс: - Неважно где, неважно что, а важно, что бы с цифрой сто...

 - Может твой мальчик про миллион говорил?

-Нет,  мальчик сказал, что сто раз хватит! – В глазах Сони пропал интерес к папе и она уткнулась в экран: - Пап, переключи, где мистер Хан обидчиков бьет.

-Пора уже самой научится. Вот смотри, видишь снизу линия. Курсор наведи, появляется ладошка. И где надо, хоп, кнопку мыши надави. И смотри необходимый эпизод! – Игорь Иванович за несколько приемов нашел нужный Соне кадр фильма: - Как со звуком, поняла?

- Да, папа. И чаю мне сделай. С молоком.

Игорь Иванович покорно вздохнул, прихоти дочери он выполнял. Она – долгожданный ребенок и родилась, когда они с женой уже отчаялись и хотели взять ребенка с детдома. Но тут их словно прорвало, и сейчас его любимая Верочка лежала в роддоме с маленьким сыном. А ему за сорок, вон дети у ровесников в институты поступают…   

Наконец,  Соня занята своим любимым фильмом, Игоря Ивановича произведение Джеки Чана очень выручало, если б не он, то у него совсем бы не было свободного времени, покормить надо, поиграть надо. Дочка в последнее время как зайчик-энерджайчик носится без остановки, то и гляди, поцарапается-ошпарится-ударится-натворит чего-нибудь. И детсад – как призрачная мечта, попасть невозможно, но здесь, Игорь Иванович вздохнул с облегчением – его потуги дали результат. Неважно – шеф позаботился о наличии ценного кадра на работе, или одноклассники в гороно, или знакомые в прокуратуре подсуетились, а может просто – очередь и вправду подошла, но Софья Игоревна через месяц идет на первую свою «работу».

 Мужчина от этой мысли улыбнулся и в следующий миг его внимание было занято рассказом. На этот раз, «ты неправильно пишешь», вместо самодовольной улыбки на его лице появилась растерянность. Нет, все было хорошо, Игорь Иванович к конкурсному заданию подошел серьезно и обдуманно, «обрисовываем три конфликта, человек-человек, человек-корабль, человек-Вселенная», но тут он понял – к числу сто его сюжет не имеет никакого отношения.

-Вот блин, а куда мы тут сотню приладим?

 Растерянность мужчины росла, он лихорадочно пробежал по тексту глазами, куда бы автор ее не всунул – смысл текста от этого не менялся, «сто секунд до спасения или пятьдесят», «сто тонн бесценного груза или триста».  От первоначальной задумки не осталось и следа. Цифра сто везде казалась притянутой за уши:

 - Вот блин, графоман долбанный. И место твое – на стройке. Настоящий писатель может экспромтом любую тему за пять минут. А я…

Рука Игорь Ивановича непроизвольно потянулась к бару. Бутылка «Арманьяка» и большой пузатый фужер перекочевали к экрану монитора. Но закончить начатое не позволил звонкий детский голос:

-Папа, смотри, как я могу!

 В кабинет вбежала дочурка, она залезла на черный диван, взяла правую ступню рукой и с легкостью изобразила шпагат в воздухе: - И еще вот так!

Круговой удар ноги был выполнен по всем правилам техники, Игорь Иванович изумленно застыл с фужером в руке.  Его наметанный глаз заметил всего одну ошибку в исполнении «маваши», но это можно списать на различную методику школ: - Соня, тебя кто научил?

-Мальчик!

 -Какой мальчик?

 Аромат напитка успел взбудоражить кровь, ему безумно захотелось залпом проглотить содержимое, но вместо этого Игорь Иванович вернул фужер на стол. Он уже знал, какой будет ответ и от этого выпить хотелось еще больше.

-Который дерется.

-Каким образом, интересно? – Мужчина потер виски, конечно же, никакого мальчика нет и удар ногой у Соньки получился случайно, мысль успокаивала, и он ласково улыбнулся дочери: - Через экран компьютера?

-Да!

-Ну ты и сказочница!

 Папа осторожно поймал прыгающую на диване девчушку и прижал к себе: - Соня, время уже поздно, пора чистить зубы и ложиться спать. Лицо не забудь помыть, а то чумазоид такой по дому бегает… 

 Видя, как недовольно сморщилось ее лицо, Игорь Иванович поспешно добавил: - А завтра маму с братиком едем забирать.

-Ура! – Сонька восторженно закричала и выскользнула из папиных объятий, на пороге она обернулась: - Только компьютер мне не выключай, ладно?

-Хорошо, но с одним условием, лежать будешь тихо, не будешь прыгать, скакать, бегать по комнате.

-Я буду потихоньку с мальчиком разговаривать. – Через секунду со стороны ванной комнаты послышался звук воды.

-Сказочница!

 Игорь Иванович покачал головой, надо же, дочка Карлсона насмотрелась  и фантазирует на ходу. Рука взяла фужер, он с наслаждением глотнул и прислушался к своим ощущениям: - М-м, нектар Богов, право слово. Но надо идти смотреть, как бы Сонька потоп не устроила. Скажет потом, что не она – мальчик виноват.

 

Дни шли, а рассказ Игоря Ивановича так и не продвигался. Нет, он каждый вечер садился за ноутбук, пытался что-то менять, но так и не мог придумать, как вплести в сюжет главное – число сто. Недостаток фантазии был тому виной или огромная нехватка времени, неизвестно, сам  мужчина склонялся ко второму варианту. Потому что после того, как он выписал из роддома жену с сыном, его присутствие потребовалось везде и всем.

На работе его внезапно повысили, и теперь ему приходилось отвечать за все объекты, которые вела фирма. А это только в городе три девятиэтажки и пятиэтажная больница, плюс в районах – спорткомплекс, школа с бассейном… Шеф так и сказал: - Наша с тобой цель, Иваныч, сто миллионов в год, не меньше.

 Так же на его плечи легли заботы по выполнению всех бумажно-финансовые операций по младшенькому:

-Кучу порогов оббить надо, пока все соберешь, - вечером за ужином Игорь Иванович возмущенно  рассказывал жене историю своих похождений: - Чтоб одну справку получить, надо еще пять принести. Ладно, я это могу, курсируя между объектами заскочить в собес, жек, паспортный стол, налоговую, страховую, гороно…- по мере перечесления он загибал пальцы, показывая Верочке, сколько чиновьичих контор ему пришлось обежать:

 - Представляешь, да?  А мамы-одиночки? Бедняги с младенцем на руках в очередях стоят, ребенок плачет. А народ кругом злой, никто их без очереди не пропускает.

 Тут на его лице появилось задумчивое выражение - идея, как будто присказка народная есть: сто порогов оббей, сто поклонов сотвори,  про мужика, который бумажки для сына собирал. И конфликтов можно придумать, даже рукопашную схватку в паспортном столе описать. Только где здесь фантастика?  Мужчина озадаченно задумался, идея ему уже не нравилась. Нет, если отправить героя куда-нибудь к Магеллановым Облакам за подписью Галактического Канцлера, то можно. Только для чего нужна эта подпись, Игорь Иванович не представлял.

 

Так же ему пришлось взвалить на себя груз забот по дому. Игорь Иванович стирал и гладил пеленки, мыл посуду, поливал сад и готовил на выходные папины обеды. Еще он любил качать на руках маленького сынишку, и при этом напевать колыбельные:

- Игорешка мой бай-бай,

Поскорее засыпай,

 Спи мой мальчик сладким сном,

Будет сто тебе кругом…

 От неожиданно пришедшей рифмы в голове Игоря Ивановича родился новый сюжет, добрая волшебница одаривает младенца стасилами, сто здоровьями, смекалками, умами и разумами. И заклинание в стихах придумать:

- Эдакий Геракл у меня получится. Ага, и сто подвигов ему. Впридачу, чтоб неповадно было. И рассказ – уже не рассказ, - мужчина хмыкнул, целый цикл получается. Он представил заголовок: «Новые приключения Геракла» и скептическая улыбка мелькнула на его лице…

Все остальное время у него отнимала Соня. Если раньше дочкой в основном занималась жена, теперь же, когда ее внимание переключилось на новорожденного,  Игорь Ивановичу приходилось читать ей сказки на ночь, а до этого играть во всевозможные игры: они бегали по дому и двору, Соня с автоматом, а он с пистолетом и стреляли по банкам. И все ничего, да автомат этот приходилось постоянно перезаряжать папе, у дочки сил не хватало. Чтоб сюда такого приладить, чтоб на сто выстрелов хватило? Тьфу, ты, опять это «сто», вот привязалась! – мужчина хотел сплюнуть, присутствие дочурки не дало сделать задуманное...

-Да, пап, для него сто раз хватит!

Соня уже забыла про автомат и бежала к надувному бассейну, а знойное пекло июля напомнило ему, что конкурсное задание так и не написано. Игорь Иванович с тоской посмотрел на окна своего кабинета, перевел взгляд на игрушечное оружие. И, правда, дочка права, сто выстрелов – это примерно три обоймы с пульками, для него достаточно:

-Откуда ты знаешь, доча?

-Мальчик сказал. 

-Опять этот мальчик!

 Игорь Иванович озадаченно задумался, все-таки мы с женой последнее время мало времени уделяем дочери, и придуманный виртуальный друг своим постоянным присутствием заменяет нехватку родительского внимания. Поэтому она всегда ссылается на него, как Малыш – на Карлсона. Да и цифра сто для Соньки еще нечто большое и значимое, чего она еще не понимает, вот и говорит его то там, то тут. Сказочница ты наша, надо бы подольше с тобой заниматься, да когда… ласковая улыбка появилась на лице мужчины, а голос был весел: - Что тебе еще сказал мальчик?

-Его Дре зовут.  – Девочка била ладошками по воде, брызгала капельками радуги во все стороны, прыгала, в перерывах она скороговоркой говорила: - И он сказал, что б ты завтра взял мой автомат на работу.

-Зачем?

-Как зачем? – Сонька перестала плескаться и серьезными глазами взглянула на папу: - Я же не могу затвор дергать. Надо чтоб сам взводился...

  

Утро принесло Игорю Ивановичу еще один сюрприз, Сонька проснулась раньше всех, ее дикие вопли всполошили родителей в шесть утра. А в детской уже был включен компьютер, на дисплее  Дре и мистер Хан занимались упражнениями на Китайской Стене, а дочка - она прыгала на кровати, махала руками и ногами, падала и подпрыгивала, и что-то востоженно кричала.

-Соня, это что такое?

-Зарядка!  Меня мальчик научил!

Теперь  она упала на спину и закрутила ногами, затем попыталась прыгать на спине, внезапно Игорь Иванович увидел в хаосе движений дочери знакомые до боли в душе элементы физподготовки бойца. Он протер глаза, показалось, наверное, а Сонька спрыгнула с койки и кинулась к полке:

-Папа, автомат не забудь взять с собой на работу.

 И протянула Игорю Ивановичу свою игрушку.

 

Рабочее утро у Игорь Ивановича начиналось с планерки у Шефа. На нее собирались бригадиры и мастера участков, все друг друга знали и дружеские подначки начались еще до прихода высокого начальства:

-Иваныч, ты кого стрелять собрался?

-Нет, Иваныч с утра в пейнтбольном турнире участвовал, вот в горячке и сюда с оружием…

-Иваныч, а серьезно, это твой автомат? – Приехал Шеф, увидел веселогалдящую гурьбу вокруг своего заместителя, обнаружил причину, у него было хорошее настроение и он с легкой улыбкой на лице спросил: - В войнушку играешь? С дочкой?

-Да, - Игорь Иванович невозмутимо смотрел на Шефа, а что тут такого, ну играю с дочкой, со всеми бывает: - Сонька у меня такая, с мамой в куклы, с бабой в детские сказки, со мной – в войнушку.

-И автомат – её?

-Да.

-А на работу зачем принес?

-Да загадку хочу задать. Детскую. Как из китайского ширпотреба сделать полуавтомат?

-А смысл, Иваныч?

-Дочка попросила. Она взвести его не может, сил не хватает, мне постоянно приходится вылазить из укрытия, дергать затвор, потом идти прятаться и так по кругу. Самому неинтересно играть. Кидаю первую идею – электромагнит. Если катушку от пускателя в лазерный прицел, да двенадцативольтовую батарею в магазин. Или в приклад.

-Нет, слишком сложная получается система. И тяжелая. Придется делать систему рычагов, - в разговор вмешался Руслан, помощник Шефа по всем вопросам: - Соленоид не вытянет затвор, если только перематать катушку…  Вот такая дура получится, - он показал ладонями диаметр будущего чудо-оружия: - Ты Иваныч, тогда к нему еще колесики приделай.

-И сзади тележку. Для аккумулятора.

 Шеф прыснул в ладонь, следом засмеялись окружающие, Игорь Иванович смеялся вместе со всеми, но не как все – а над собой, конечно же, никакого мальчика не существует - это Сонькин каприз:

-Ладно, мужики, побазарили и хватит. Пошли работать.

-Нет, Иваныч, погоди. Загадку ты загадал, хотелось бы ответ услышать. Думаю, на нее нам ответит Руслан. Ты же, Руся, по всем вопросам мастер, вот тебе игруха Софьи Игоревны и чтоб к вечеру она  застрочила как настоящая.

-Типа, фирма гарантирует? – глаза Руслана вспыхнули надеждой, его руки непроизвольно потянулись к игрушке.

-Да. И башляет.

Автомат был готов через три дня. Рукоятка затвора исчезла, вместо него с левой стороны оружия появился квадратный пластмассовый нарост. Он был спилен с какой-то другой модели и аккуратно подогнан к игрушке дочери. На нем стояло крепление для полупрозрачного забрала. Но изменения этим не ограничивались: оружейники на десять сантиметров удлинили ствол, лазерный прицел сделали несъемным, да и сам автомат заметно потяжелел, Игорь Иванович самым последним заметил наличие откидных ножек:

-Руслан, это ж ручной пулемет!

-Иваныч, а ты что хотел? Автомат маленький, вот и пришлось изобретать немного места. Я в него вначале двигатель от «Круизера» впихать хотел, а он большой оказался, пришлось опять ехать в магазин и купить две «Хонды», «Ягуар»  и «Ламборджини».

-Двигатель? От Круизера?

Игорь Иванович с удивлением посмотрел на Руслана, но тот не заметил иронии и воодушевленно продолжал:

- Все тачки разобрал, мне ж нужен был мощный и оборотистый движок, чтоб он одновременно и барабан крутил и воздух в компрессор качал, и по размеру подходил, боялся уже, что весь магазин скупать придется. Хорошо, от «Ягуара» подошел. То что надо, я его в магазин от РПК спрятал,  от него же ствол отпилил.

-С ножками?

-Ага, - на лице Руслана была счастливая улыбка, а глаза с любовью глядели на игрушку: - Я в ствол металлическую трубку вставил. Для увеличения  полета пульки. Из антенны сделал. Три штуки поломал, пока нашел нужного диаметра. И пристрелял потом. У нее же до этого прицел смотрел в одну сторону, а дуло в другую. Зато теперь бьет точно.  До десяти метров под обрез брать надо, после – по центру мишени. Двадцать метров гарантирую.

-Двадцать метров? – Игорь Иванович как ребенок рассматривал новую игрушку и еще не верил в ее новые возможности, он уже был готов нажать на спусковой крючок и проверить возможности чудо-оружия: - А как включить его?

-Погоди, Иваныч, дай дорасскажу, успеешь побаловаться, - Руслану самому хотелось продемонстрировать свое детище в работе, но он не спешил: - Забрало от лазерного дальномера стоит, так что в любую погоду красную точку видно. И, кстати, в прицеле я сделал дополнительную обойму для патронов, вот сверху крышка открывается, пульки засыпаются. Сто штук входит, я проверял. И сто в основной магазин.

-Сто?!

 Игорь Иванович внутренне вздрогнул, это число преследовало его всюду и уже снилось ночами, до конца конкурса всего неделя, а он так ничего и не написал. У него сразу испортилось настроение, всё – все выходные работаю над рассказом…

-Что поплохело? – Дружелюбно прыснул в кулак Руслан: - Я когда пулемет делал, постоянно думал, что дочка в Иваныча строчить из него будет. Потом вспомнил, что ты из спецназа, успокоился. Увернешься ведь? – В его словах была надежда и он добавил: - Он два магазина за минуту выплевывает…

 

А на следующий день Сонька впервые пошла в садик и она взяла с собой новую игрушку. Игорь Иванович хотел оставить пулемет дома, но дочка вцепилась в оружие двумя руками, на ее глазах выступили слезы:

-Мне мальчик сказал с собой взять.

-Надеюсь, ты хоть пульки дома оставила? С пульками точно – не разрешу, начнешь в детей стрелять, глаз выбьешь кому-нибудь…

-Не выбью, папа. Я помню, ты вчера меня учил на людей не направлять. И не стрелять по ним. Нет у меня пулек, честное слово. Мне и мальчик сказал – пулек не надо. Ты сам привезешь.

 Сонька была готова сорваться на плач, Игорь Иванович вздохнул, ну, раз мальчик сказал – пусть берет:

 - Эх, сломают ведь, как пить дать сломают, но что поделать, пусть берет.

 Обрадованная решением папы девчушка поправила ремень пулемета, затем одна рука легла на курок,  другую дочка положила сверху и направила ствол к выходу:

-Мы пешком пойдем?

-Да.

 Игорь Иванович хотел было спросить, откуда она знает, но подумав о мальчике, смолчал, а на улице Сонька вдруг рванула бегом впереди него:

-Папа, догоняй.

 Она бежала по асфальтированной дорожке, смешно топая ножками. Мужчина удивленно смотрел ей вслед – Сонька доселе никогда не бегала. Обычно она передвигалась на трехколесном велосипеде с приводом в одну папину силу. Или же на его руках, поскольку ходить на длинные расстояния не могла, быстро уставала и хныкала.

-Соня, ты куда?  - В три прыжка Игорь Иванович очутился возле юной бегуньи и перешел на торопливый шаг: - И почему бегом?

-Мальчик сказал. Надо бегом. Я правильно бегу?

-Неправильно. Во-первых, тебе пулемет мешает. Дай его мне.

 Сонька остановилась и позволила снять с себя оружие, Игорь Иванович хотел было рассказать ей про технику спринта и длинных дистанций, но дочка его слушать не стала и опять бросилась бежать. Теперь она бежала как Дре в кино, с поджатыми у подмышек кулаками и ритмично двигала плечами. Хвостик волос с желтым бантиком выбился из под бейсболки и подпрыгивал вверх в такт ее ногам. Их девчушка стала высоко забрасывать назад:

-А теперь я правильно бегу? Дре сказал сто метров бегом, сто метров пешком. 

-Неправильно, – досада на виртуального друга дочери росла, еще бы, технику рваного бега Соня сама не смогла бы придумать. Упоминание цифры сто раздражало, но Игорь Иванович сдержался и попытался изобразить правильные движения рук и ног: - Доча, смотри, как бежать надо.

В ответ Сонька заинтересованно повернулась к папе, и отрицательно закачала головой:

-Нет, пап, ты неправильно бежишь. Давай – как я, мальчик сказал – тебе понравится…

 

После обеда Игорь Ивановичу позвонили из детского садика и попросили приехать.  Взволнованный голос Екатерины Васильевны, молодой воспитательницы «Гномиков» встревожил папу: дочка заболела, ударилась, руку повредила, покалечилась… Вихрь разнообразных мыслей кружил в его голове всю дорогу до садика. Сознание выдавало картинку всевозможных ситуаций: упала с качели, бежала и врезалась в стену, поскользнулась на горке, что-то не то съела… и мужчине становилось все тревожней:

-Что с ней?

-Ничего. Ой, а вы что-то плохое подумали?

 Виноватая улыбка воспитательницы сразу успокоила Игоря Ивановича, сам себе нагнал атмосферу, тоже мне, писатель хоррора:

-Вы попросили приехать, вот я и подумал, что случилось что-то.

-В принципе, да, - в глазах Екатерины Васильевны появились смешинки: - Идите за мной, покажу.

 Она вывела Игорь Ивановича в коридор, провела через музыкальный зал, по дороге она объясняла мужчине: - В комнате охраны запись есть, у нас тут все снимается и записывается, а этот эпизод Боря уже несколько раз смотрел, Соньку «девочкой-спецназ» назвал.

-Она что, подралась?

-Нет. Связала.

 Девушка остановилась и повернулась к шедшему сзади Игорь Ивановичу: - В нашей группе шестеро мальчиков есть. Говорят плохо,  понимают еще меньше, увидят красивую игрушку у кого – отобрать пытаются. Кто им сдачи не дал, и родитель не заметил, что игрушки нет, домой унесут. Я, конечно, пытаюсь следить, но разве за всеми усмотришь. Нет, вы не подумайте, дети у нас не дерутся. С этим в садике строго.

-Они у Соньки пулемет отобрать хотели, - догадка о причине происшедшего вызвало у мужчины чувство вины, говорил же не надо брать в садик пулемет. Вот как знал, но не настоял: - И чем она их связала? Ремнем от пулемета? Каким образом, интересно? 

-Сейчас все увидите, мы уже пришли. – Девушка  показала на дверь: Нам сюда.

-Ка… Екатерина Васильевна, - навстречу им из черного компьютерного кресла на колесиках поднялся молодой человек в синей форме охранного агенства. Его глаза вопросительно впились в Игоря Ивановича, но прежде чем воспитательница что-либо успела ответить, на лице охранника появилась улыбка: - Это Вы. Папа девочки. Я Вас узнал. Меня Борис зовут.

-Игорь Иванович.

-Боря, покажи Игорь Ивановичу запись. Может, он в домашнюю коллекцию этот ролик возьмет, - девушка улыбнулась и, взглянув на часы, с сожалением сказала: - Тихий час подходит к концу, затем полдник. Вы как раз посмотреть успеете, а в четыре группа пойдет на прогулку. Игорь Иванович, надеюсь, Вы пульки уже купили, Соня сказала, что у папы полная коробка в машине.

-Да, но…

-Никаких «но», - Екатерина Ивановна строго поджала губы, повернулась и через мгновение цокот ее каблучков раздавался из коридора, он становился все тише и тише.

-Брат, ты присядь, - тон Бориса был полон дружелюбия, он  пододвинул второе кресло посетителю, и повернулся к пульту. Пальцы охранника забегали по клавиатуре, его глаза смотрели на дисплей: - Братишка, ты в ВДВ служил? Или спецназе?

-Спецназе. – Игорь Иванович улыбнулся, переход на «ты» и «братишку» его совсем не смутил, наоборот – так проще общаться,  и доверительно добавил: -Связь специального назначения. Для генералов. Штабной связист я.

-Я тебе верю, братишка. – Борис повернул голову к Игорь Ивановичу, в его словах чудилось обратное, типа мол, сказки мы все рассказывать умеем: - Спецсвязь – это круто!

 Да что ж такого Сонька натворила, что даже охранник мне не верит,  давай уже быстрее включай, мужчина в нетерпении поправил галстук, а на дисплее появилось изображение детской площадки, папа нашел глазами дочку, она показывала свой пулемет Екатерине Васильевне.

-Тут понимаете, такая ситуация произошла, - в голосе охранника появились смущенные нотки: - Вы только ей не говорите, что знаете. Это я по секрету. Перед тем, как это случилось Катя по связи сообщила мне, что у ней проблема личного характера и ей срочно надо отлучится в туалет. И попросила меня последить за группой. Ничего в этом такого нет. Меня часто об этом просят, тем более на площадке вместе с ними еще нянечка находится.

А на дисплее началась ссора из-за игрушки в противоположном от Сони  углу. Успел кто-то кого-то ударить, подбежала нянечка, слезы, шум, ор, внимание всех окружающих приковано к инцинденту.

-Вот и я на эту драку засмотрелся, Екатерине Васильевне по связи говорю, так мол и так. А она спрашивает – у новенькой пулемет отбирают? – В голосе Бориса чувствовалась вина, Игорь Иванович ничего не ответил, и охранник продолжал: - Я посмотрел на девочку и чуть со стула не упал. Честное слово! Да ты сам посмотри, что твоя дочка творит.

-Да вижу я! – В голосе Игоря Ивановича проскользнули досадные нотки, было непонятно, на кого злится он – на воспитателя, что оставила группу. Или на охранника, который прозевал драку. А быть может – на Дре…

 Трое мальчиков потихоньку подошли к девочке. Соня их не видела. Или не обращала внимания и на корточках скакала возле пулемета и рассматривала его со всех сторон. Мальчики остановились, через мгновение самый высокий и рослый, на голову выше девчушки кинулся к ней и толкнул. Девочка не упала и не заплакала - отскочила на два шага. Рука мальчика потянулась к пулемету, но Соня быстро прыгнула к своему оружию и сделала пацану захват запястья с болевым воздействием, точь в точь, как Джеки Чан в фильме.  Этой же рукой она толкнула мальчишку в грудь и отпустила  кисть пацана. Он упал. А Сонька отвернулась от обидчика и села на корточки к пулемету. Пацан с перекошенным от боли лицом секунд десять сопел, затем поднялся и с разбега пнул ногой. Девчонка сидя, рукой поймала ногу и встала с ней, пацан опять упал. В это время два других мальчика попытались завладеть пулеметом. В последний момент Соня успела  дотянутся и резко дернула его к себе.  Второй и Третий, ударившись лбами, упали. На этом мучения девочки не прекратились, так как подоспели еще двое охотников за оружием, одного Сонька поймала за шею и протянутую руку, развернула на сто градусов и швырнула навстречу другому. Тут, с одной стороны подбежал самый Первый и опять пытался пнуть, с другой подоспели еще двое, теперь они бежали не за пулеметом - на Соньку, а та поднырнула под руку Второго и ускользнула. Ему, кстати, и достался пинок. Плюс, по инерции его голова ушла вперед и больно ударила Первого в подбородок.

А дальше началось невероятное, Игорь Иванович протирал глаза и не верил им: Сонька за шиворот рубашки поймала Третьего и резким  движением вниз-назад посадила его на пятую точку опоры. Рубашка пацана осталась в руках девочки, да и ладошки мальчугана запутались в рукавах. Он пытался поднятся и выпутаться, а тут Четвертый подоспел, его рука с  сжатым кулаком летела в девочку, она круговым движение ушла и одновременно накинула рубашку на запястье, сделала два быстрых оборота конечности и один – вокруг шеи, и стянула всю конструкцию. Пятый подбежал откуда-то сзади, как Сонька ушла, Игорь Иваныч не разглядел, спина мальчишки помешала, девочка как-то крутанулась и рубашка окрутила сорванца вокруг плеча, выпрямленная вперед рука попала в лицо подоспевшому Первому, оборот рубашки вокруг шеи, и Сонька гневно выкрикнула:

- Не драться. Я сказала – не драться. Мы будем играть. – После этих слов девочка отпустила связанных пацанов: - В спецназ. Я - Соня-пулеметчица…

 

Веселая и гулдящая орава детишек окружила Соньку, их не отпускали:

-Соня, ты уже уходишь?

-Соня, ты придешь завтра?

-Все, ребятишки, аккумулятор в пулемете сел, пульки кончились.

 Игорь Иванович засобирался домой, они целый час палили из пневматического оружия всей группой, очередями и одиночными. Тир сделали из беседки, раставив по лавочкам кубики и машинки, пирамидки и ведерки. Обойма в лазерном прицеле стала основной, мужчина лишь успевал засыпать шарики, благо в упаковке по сто штук, «опять это «сто», вот привязалась, хорошо хоть ребятишек – восемнадцать», ему хотелось быстрей вырваться и задать дочке вопрос. И зная, что она ответит, от приходящих в голову мыслей мужчина морщился:

- Дре действительно существует!

 Если нет, то кто научил дочку кунг-фу? Компьютер? Чушь, скорее она слепо копировала технику Джеки Чана, пытаясь подражать герою фильма. Но это невозможно, хоть тысячу раз посмотри…

Дре существует!  А раз так, чему еще он может научить дочь?

 

 Вопрос папа задал дочурке уже в машине, она молча сидела на заднем сиденьи и прижимала к себе пулемет:

-Соня, ты сколько раз фильм смотрела?

-Сто. – тихим голосом ответила девочка, а на глазах выступили слезы.

-Ты почему заплакать хочешь, доченька? Я ж вроде не запрещаю его смотреть.

-Да? – Сонька повеселела, а в глазах загорелись огоньки. Девочка оживленно затораторила: - И мальчик сказал, что сто - мало, надо – тысячу. Ты понял, папа? Тысячу! Так и напиши.

-Типа лиха беда начало? – Хмыкнул Игорь Иванович, а ведь Дре прав, сто – мало! И для журнала, проводящего конкурс. И для него: - Что от числа «сто» всё только начинается? – В его голове запульсировала идея, еще неосознанная, про расу, чьё взросление идет тысячу лет, и как малыши ждут первого своего настоящего испытания сто лет. И они еще по своей наивности думают, что после этого станут взрослыми и экзаменов больше не будет: - Успеть бы!

 

P.S. Свой рассказ Игорь Иванович написал и успел отправить за пять минут до конца срока. О дальнешей судьбе его произведения мне неизвестно, известно лишь то, что Сонька увлеклась «Тайной третьей планеты» и птицей-говорун…


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования