Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Jerrie Baxton - Кто я, Господи?..

Jerrie Baxton - Кто я, Господи?..

 

 

Никогда не спрашивайте у андроидов,

снятся ли им электрические овцы.

Народная мудрость

 

Так быть или не быть? Задача мирозданья,

Которую решить нам не по силам.

Я дал тебе дитя, как ты просила,

А ты все плачешь об «уродце» и «созданьи».

Роберт А.Шелли «Франкенштейн ХХIII века»

 

Пикапча стоял посередине склада. Точнее, конечно же, грузан стоял, а Пикапча уютно сидел у него на плече, между пультом управления и левым подъемником. Грузана звали Максом, и был он ростом в полвысоты ангара, где раньше спали звездные летуны, а теперь образовался резервный склад для всякого хлама. Грузан очень любил этот хлам и любой свободный момент использовал для того, чтобы в нем покопаться.

-Мааакс! – заорал Пикапча в слуховую мембрану грузана, перекрикивая лязг подъемника. – Через двадцать две минуты делаем перерыв!

Грузан буркнул «угу», дождался, пока подъемники достигнут пола, споро накидал на них очередной хлам, отряхнул с захватов ошметки упаковки, закрепил ящики на платформах подъемников и плавно понес их вверх, где быстро раскидал по стеллажам.

-Двадцать две минуты, - прогудел таймер внутри грузана, и Пикапча дружески хлопнул его по плечу, на котором сидел.

-Молодчина, Макс!

Грузан спустил вниз оба подъемника, подобрал их поближе к «телу» и загремел гусеницами к тому месту, где пронырливые Пикапча, Красавчик Дитмар и Мышля устроили себе уютное логово, выгородив его на одном из стеллажей. Макс бережно взял Пикапчу захватом и пересадил со своего плеча в отгороженное ящиками и обитое поликартоном пространство на верхней полке, под самой крышей. Пикапча постучал по клешне захвата – в знак благодарности – и скрылся в логове, которое они с товарищами предпочитали называть штабом.

Макс коротко гуднул системой оповещения, мигнул красными и зелеными огоньками и отправился в дальнюю часть склада, где хранились его припасы – тот хлам, который ему показался интересным. В прошлый перерыв он притащил туда новую игрушку, но еще не успел ни осмотреть ее, ни попытаться разобрать на части.

 

Новая игрушка стояла там же, где Макс ее и оставил, и казалась нетронутой. Он осмотрел ее со всех сторон: гладкий металл, ни трещинки, ни выступа, а в остальном – яйцо как яйцо, только ростом метра три примерно, и стоит вертикально.

Грузан подумал немного и слегка стукнул игрушку по макушке.

Та обиженно звякнула в ответ и неожиданно распалась на три почти одинаковые части. Внутри оказалось множество хлама и...

 

Красавчик Дитмар только разложил карты на ящике, а Мышля только-только присел к этому оригинальному столу, когда Пикапча получил вызов от своего грузана. Вызов пришел по линии экстренной связи и означал, что игру придется отложить до следующего перерыва как минимум. Пикапча с тоской посмотрел на сданные карты, почесал затылок, подумал немного и решительно встал.

-Моссет, ну его? – с надеждой спросил Красавчик Дитмар. У него было что-то не в порядке с дикцией, из-за чего из всех шипящих звуков у него получался только один. – Опять, небось, фигню нассёл, а мы тут сыграть не успеем...

-Он только что второй вызов прислал, - жалобно ответил Пикапча и безнадежно махнул рукой. – Поеду...

-Я с тобой, - вдруг решил Мышля, решительно поднимаясь и надевая пояс безопасности. – Красавчик, давай, собирайся!

Он вывесился из штаба и свистнул гравикару. Далеко не изящной конструкции, гравикар, тем не менее, был хорош  тем, что мог выдержать всех троих, и еще – он не спотыкался на многочисленных воздушных ямах, получавшихся из-зи постоянного круговорота воздуха на складе, он просто пролетал сквозь них.

Все трое замечательно смотрелись на ярко-желтом летуне: впереди сел Мышля, головастый меделянин, двухметровый рыжий здоровяк, чем-то похожий на древнего викинга; за ним сел Пикапча, роканин, росту в нем было всего полтора метра, был он худой и чернявый; сзади примостился Красавчик Дитмар, зименсянин, на голову выше Пикапчи, его светлые волосы, собранные в хвост, развевались на ходу, словно небольшое знамя. Все трое нацепили большие защитные очки с увеличением и подключили их к общей системе безопасности склада. Гравикар проложил маршрут, и через минуту они уже разглядывали развалившуюся на части игрушку Макса.

 

На обломках игрушки сидел человек.

 

-Эээ... – только и сумел выговорить Мышля.

Человек, однако, увидев прибывших на гравикаре, оживился, подскочил к ним и принялся трясти руки Мышли, Красавчика Дитмара и Пикапчи поочередно:

-Умбертоэко Тропп, очень приятно. Умбертоэко, двадцать четвертый век, - он осмотрелся и со всей небрежностью бывалого путешественника во времени спросил: - А у вас тут когда?

-В смысле?.. Что значит, когда?..

Все немного растерялись, потом Мышля сообразил – не зря ж головастый! – заглянул в календарь склада.

-Две тысячи восемьсот тридцать третий год. Июль. Тридцать первое. Воскресенье.

-Воскресенье, - полувопросительно, полуутвердительно заметил Умбертоэко. – В двадцать девятом веке воскресенье – рабочий день, - забормотал он вдруг, - меня приветствуют трое работников эээ... скалада и трудовой робот...

Он пробормотал их имена, справился об имени грузана, задал еще несколько странных вопросов. Еще побормотал. Еще поспрашивал. На некоторые вопросы не смог ответить даже Мышля, а Пикапча так и вовсе смотрел на пришлеца во все свои карие глаза.

-Ну что ж, с паршивой электроовцы – хоть шерсти клок, - совсем уж непонятно закончил Умбертоэко и подмигнул растерянной троице. – Надеюсь, хоть поесть здесь где-то можно?

-Андроид!! – выдохнули все трое чуть ли не разом и в ужасе отпрянули от него.

 

Умбертоэко подавился уже готовыми слететь с его губ словами благодарности.

 

Дальше все произошло стремительно и оттого немного бестолково.

Все трое бросились к путешественнику во времени одновременно. Мышля свалил его на пол, Красавчик Дитмар обмотал его ноги и руки скотчем, а Пикапча суетился между ними и гравикаром, прикидывая, как они доставят андроида к выходу со склада, где стоит аппарат связи с Координационным Центром. Они уже почти погрузили пленника в багажное отделение под сиденьями гравикара, когда тот сообразил-таки спросить:

-Даже если и так, зачем вы меня связали?

-Потому что андроиды отличаются буйным характером и склонностью к разрушению, - ответил Мышля, цитируя закон. Пикапча восхитился тем, как уверенно тот держался и, казалось, совсем не боялся буйства связанного.

-Да с чего вы взяли, что я – андроид? С чего?!

Красавчик Дитмар пожал плечами, точно удивляясь глупости андроида:

-Всем иссвестно, ссто людям еда не нуссна. Она нуссна только андроидам. Ты спросил про еду. Значит, ты – андроид. Ссто тут неясного?

Умбертоэко смотрел на всех троих во все глаза, пытаясь осмыслить услышанное:

-Людям не нужна еда? Как это?

Он выглядел совсем растерянным. Мышля сжалился над пленником и объяснил:

-Так устроен мир. Ты был когда-нибудь на фабрике, видел, как делают людей?

-На фабрике? – выдавил из себя сбитый с толку Умбертоэко.

-Да, - кивнул Пикапча. – Вот Красавчика Дитмара сделали на «Зименс», Мышлю – на «Меделе», а меня, - в голосе Пикапчи проскользнула гордость, - меня сделали на фабрике корпорации «Рокан».

-Так вот, - вернулся Мышля к основной теме разговора, - людей делают на фабрике и в них сразу же закладывают источник питания с пожизненной гарантией. Так что – зачем же людям еда? А вот андроиды размножаются сами, это биологические существа, так что им нужно много ресурсов, чтобы поддерживать в себе жизнь. Вот посмотри вокруг, видишь, сколько хлама создали андроиды за долгие годы своего существования? Нам пришлось вывозить его с Земли, чтобы перерабатывать...

-Вывозить? С Земли? – сильно побледнев, переспросил Умбертоэко, до этого слушавший рассказ Мышли почти спокойно. Дыхание его сбилось, он весь взмок. – Мы где? – простонал он.

-На складе хлама корпорации «Меделе-Три-Каппа» на Марсе, - объяснил Мышля.

-На Марсе? – в голосе Умбертоэко послышались истерические нотки. – Вы хотите сказать, что за стенами этого склада – Марс?!

Он судорожно забился, стремясь освободиться от пут, впрочем, безуспешно. Устав, он заплакал.

-Господи, - простонал он сквозь слезы, - что я такого сделал, чтобы заслужить такое? Господи... За что?

-А что – Марс? Людям и на Марсе не страшно... – еле слышно пробормотал Пикапча.

 

С жалостью посмотрев на рыдающего Умбертоэко, Мышля кивнул: пора грузить – и поехали. Кое-как запихав безвольное тело в грузовой отсек гравикара, все трое уселись на сиденья в том же порядке, в каком прибыли на вызов Макса. Мышля задал машрут, и слегка перегруженная машина взяла курс на выход из склада.

Макс постоял в нерешительности несколько секунд, потом вернулся к развалившейся игрушке и принялся ковыряться в ее начинке, бережно вытаскивая особо мелкие детали особо маленькими захватами.

 

А в это время гравикар подлетел к выходу, проплыл через камеру дезактивационной очистки и вывалился в красные пески Марса. Из грузового отсека вытряхнули совершенно ошалевшего Умбертоэко. Пикапча подскочил к нему, размотал скотч, помог подняться и радостно завопил:

-Ты – тоже человек! Зачем ты притворялся, что андроид? Проверить хотел, да?

 

Умбертоэко смотрел в глубокое черное небо и решительно ничего не понимал.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования