Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Владимир Федорченко - Темная сотня

Владимир Федорченко - Темная сотня

Посвящается моему любимому читателю – Насте.

Стены отразят чей-то новый крик -
Можно не смотреть: там тупик...
Новый поворот, может там ответ,
Но это снова ты... привет.

«Люмен - Лабиринт».

Капли дождя лежат на лицах, как слёзы, 
        Ты знаешь теперь этот танец. 

Виктор Цой - «Танец».

 

 Тепло. Всё начинается именно с него. Вот и сейчас оно рядом, но по какой причине? Не важно…

 Мы идем куда-то за руку, вместе с отцом; каменные плиты под ногами очень близко: мне, скорее всего, не много лет. Оба радостно улыбаемся, но по какому поводу?

 Впереди открылась дверь, и навстречу, словно легкий листок, вылетела мать. Светлые кружева на её бирюзовом платье легко развеваются в такт ветру. Мне говорили, что левитация - это магия, что, когда вырасту – тоже смогу так. Здорово будет, ведь иногда каждый завидует птицам. Последние мысли подцепили ум какими-то подозрениями, будто всё не так, как есть, но…

 Взгляд спокойных и в то же время внимательных голубых глаз ласково окутывает с головой. Мать опустилась носочками на гладкий камень и крепко обняла.

 Тепло, только еще сильнее! Расплывается по душе, будто пушистый котенок вылизывает мордочку. Приятно.

 Что-то здесь явно не так!

- Это тебе, - мать протягивает небольшой кругловатый сверток, который легко умещается в ладони.

 Точно, праздник. Я молча извлек из смеси оберточной бумаги и картона маленький спиралевидный амулет, спираль непрерывно вращалась четырьмя разными цветами, но, как оказалось, оставалась неподвижной.

- Это стихии «сущего», - объяснила мать.

 И тогда я не понял, но почувствовал в чем дело. Вспомнилось всё до мельчайших частиц:  замок Каэрн, двенадцатая весна после моего рождения и то, что было после. Именно этот день мне предстояло запомнить навсегда…

- Огонь, земля, вода и ветер… - Словно специально оторвала меня от раздумий мать.

 Тут же захотелось кричать, кричать громко и… скорее! Ведь мгновения утекали. «Мама, отец, бегите, спасайтесь!». Но губы невольно отвечали давно известную мне фразу.

- Спасибо мам. Но ведь стихий «сущего» пять.

 

 

Я резко поднялся, сконцентрировал поток магии и, не глядя, метнул трумбаши правой. Левая рука в то же самое время крепко сжала спираль амулета – единственное, что осталось от магии матери. За него готов лишить жизни любого.

 Нет, в спирали не концентрировалась смертоносная или животворящая магия, но это было напоминание о голубых глазах матери. Так много и так мало…

 Криф, мой ученик, ошалело скосил глаза туда, где бесшумно вошел в дерево над его головой нож, способный секунду назад отнять жизнь.

- Бездна, сколько можно... – не обращая внимания на мертвенный ужас подопечного, выругался я.

 Криф так и не привык к внезапным расстройствам личности учителя и сейчас всё еще часто дышал, не в силах успокоиться.

 Я опустил их на холодные доски. Размял пальцы, а затем, с завидной для моих восьмидесяти проворностью, вскочил и заковылял к графину с мутной водой, что стоял на деревянной тумбочке.

 Криф начал потихоньку приходить в себя; левая рука его, дрожа, потянулась к трумбаши.

 Вода приятно освежила.

- Дурень, когда ты уже научишься чувствовать намерения людей к себе?!

- Эм-э-эм… - промямлил ученик. - Лучшее в таких случаях – выпить что-нибудь.

- Лови, - я заполнил стакан водой, накрыл слабым барьером и метнул ученику.

 Тот ловко ухватился за снаряд и быстро провел рукой, снимая заклинание, потом, жадно приложился к стакану. Ловкий! Ловкий, но трусливый.

 Тем временем я подошел ближе, чтобы поднять свой нож, который, совершенно бесцеремонно валялся на полу. Осмотрел «елку» заточенных лезвий на предмет повреждений. На ум пришли неплохие мысли о возможных наказаниях для ученика.

- У-учитель… - Оторвал меня от раздумий Криф.

- Что? – Бросил я.

- В-ваш-ше, за-з…

 Я скривил губы в хищной улыбке, которой едва бы не позавидовал любой аллигатор.

 Каждый, кто имел неосторожность находиться рядом с моей и без того опасной личностью более часа, знал, что это значит.

- Ваше задание выполнено! – Тут же выпалил ученик.

- Вот и славно, Криф, вот и славно.

 Я мысленно вычеркнул из своего списка еще одно имя.

 По спине прошел холодок: осталось двое до сотни…

***

 

- Ты выполнил свое задание, хе-хе, а теперь получишь свое наказание.

- За что?!

- За то, что ты справлялся с ним так долго, Криф! – На самом деле «наказание», которое я приготовил, было настоящей наградой. «Танец теней» - одно из высших и самых мощных заклинаний запретной школы, даю все конечности на отсечение, что любой из правящих кругов магии отдал бы добрых три четверти своего состава, лишь бы завладеть танцем. Но запретная школа считается уничтоженной, а во всех столицах инквизиция вешает каждого, кто хотя бы заикнется о чем-то подобном.

 Инквизиция – это один из древних орденов, созданный Иердо Марсом, которому, кстати, удалось дожить до сих дней; главной задачей перед инквизицией стоит «избавление мира от так называемых ‘маньяков’». Брр, глупое упрощение великого названия, что и говорить…

 В лесу совсем не много мест, где можно было бы потренироваться: северная поляна и дно высохшей реки. Пожалуй, остановлю свой выбор на поляне, потому как в это время года, а сейчас лето, там приятно пахнет цветами…

 Я сел на траву и вытянул ноги, июльское солнце скоро нагрело лицо: все, начиная от крючковатого носа и заканчивая морщинками на лбу. Я не прогадал, приятный запах полевых цветов ударил в нос, как в детстве, и свалил в сон…

 

 День уже клонился к концу, за вершины гор цеплялись лучи уходящего солнца. Всё выше и выше выползал растущий месяц, он лукавой улыбкой отражался в воде у меня под ногами.

- Ольга, оставь нас, - попросил отец мать, которая читала какой-то рукописный гримуар, - нам нужно поговорить.

- Хорошо, - улыбнулась она, - не сидите долго, час уже поздний.

 Я хмыкнул: будто совсем не мать, а я был так увлечен книгой, что не заметил, как быстро стемнело.

 Отец подождал, пока мама окончательно скроется в доме и сел в освободившееся кресло. Я же остался сидеть на деревянных досках пирса.

- Альберт.

- Да, пап? – Я быстро понял, что это очень важно для отца.

- Я решил, что тебе пора постичь магию нашего рода. – Медленно проговорил он. А затем более буднично продолжил. – Очень давно, в первый день нашего мира, начало создаваться всё сущее: жаркий огонь быстрее всего занял центр; вода, дабы уровнять шансы всех стихий обволокла его и потушила, но лишь часть, потому как стихии бессмертны. Из огня и воды уже появилась земля, ставшая приютом для живого, а четвертой стихией стал ветер, в знак того, что великое равновесие будет всё время раскачиваться, то в одну сторону, то в другую. На второй день стихии слились воедино и, не погубив лишь по закону мироздания, создали пятую; ту, которая должна была управлять ими. Ты слышал о магах, что вызывают огненные бури, о тех, что оживляют свое павшее войско, а так же, что управляют катастрофами?

- Слышал, мама читала мне об этом в книге…

- Не важно, Альберт. – Я тут же замолчал. – Пятая же стихия считается неуправляемой, никто из магов не смог овладеть ею. Но мы, maniakar, смогли постичь тайну и передаем её из поколения в поколение. Настала твоя очередь освободить пятую стихию, освободить её…

 

- …в себе. – Закончил я.

- Что учитель? – Криф, сидящий на земле, быстро вскочил.

- Ничего, - посмотрел на солнце: ничего себе поспал! Криф, похоже, подумал, что сейчас разразится очередная буря.

- Вы заснули…

- Это было твое время на отдых, - и глазом не моргнув, соврал я. – И так, хе-хе, твое наказание на сегодня – «танец теней».

- Я готов, что мне делать?

- Ножи с собой. – Скорее сказал утвердительно, чем спросил я.

- Да.

- Сейчас будешь кидать их в меня.

- Что?!

- Что слышал. И смотри – промахнешься – отправлю в лабиринт! – Лабиринт – это безобидная, но весьма неприятная игрушка, которую я недавно создал из магии и лесных зарослей. Суть в том, что за человеком, или кем-то другим, вошедшим в лабиринт, следуют огненные змеи, больно кусающие и оставляющие после укуса ожоги. Правила просты: найти выход как можно быстрее (это в интересах игрока) и мое любимое – стены кусают не хуже змеек. Хе-хе, да, я горжусь собой.

 Криф опешил, но вскоре всё-таки взял себя в руки и приготовил ножи.

 Я отошел на несколько шагов и, на удивление ученика и всех белок в этом лесу, начал танцевать. Не спорю, это выглядело довольно забавно.

 Спустя пару секунд, парень стал думать, что это просто шутка, но тут фигура старого танцора растворилась в воздухе, на её месте осталась лишь дымка, а сквозь неё донеслось отчетливое:

- Бросай.

 Криф сосредоточился, вены на его руках страшно вздулись: я чувствовал как точно и катастрофически мощно связывает он ножи с четырьмя стихиями. Вокруг него стали завихрятся маленькие смерчики силы. Трава вокруг вспыхнула белым пламенем магии; миг спустя, смерчики вобрали в себя огонь с травинок, а дальше последовало их полное объединение вокруг Крифа, и тогда он метнул сразу пятерку кинжалов туда, где танцевал я.

 «Веер клинков», - мелькнуло в моей голове. – «Но какой сильный! Да парень делает успехи, охо-хо!».

 Задумка была неплохая; какие узоры, какие плетения магии! Да еще весьма интересная идея объединения заклинания с природными ресурсами, это превосходно! Но…

 Я остановился. Все пять кинжалов бесследно исчезли, будто бы их и не было.

- Как?! – Выдохнул Криф, лежа на правом боку и судорожно откашливая кровь.

  Мне это показалось забавным.

- Ты научишься…

***

 Я с размаху вогнал в деревянный манекен ржавый тесак. Не то, чтобы мне нужна была тренировка, просто хотелось развлечься. Сколько же народу пало от этого движения? Уже не счесть. Эх, куда уходят наши годы? Кажется, что недавно еще был мальчишкой, бегал по деревянным пирсам, ловил маленьких золотистых рыбок и знать не знал ни о какой там смертоносной магии.

- Альберт, а почему именно так?

 Я оторвался от приятных душе мыслей.

- Не понял.

- Почему вы пользуетесь только ржавыми тесаками и кинжалами? Ведь чем оружие новее, тем совершеннее в своих качествах и возможностях, так зачем вы используете эти старые куски металла, уже даже не пригодные для резки овощей? – Криф достал короткий, сделанный из чистого горного металла нож. – Вот, это работа кузнеца из Наракоту. Его семья веками оттачивала навыки ковки и научилась создавать превосходные вещи! Это одна из них, - похвастался ученик.

 Я подошел ближе и взял из его рук железку. Не обманул, явно работа Наракотовских кузнецов. Казалось, сами лучи солнца мягко скатывались с острых как бритва лезвий ножа.

- Иди к кукле и пронзи её.

Криф послушно подошел к грубо сколоченной махине и проткнул её так, чтобы на виду осталась только рукоятка. Лезвие будто бы не встретило преграды.

- А теперь попробуй этим, - Мне с трудом удалось расстаться с тесаком.

 Ржавое же лезвие встретило слабое сопротивление, но всё же вошло в манекен так же, по ручку. На это ученик торжествующе оглянулся на меня.

- Вот видите, с моим ножом проще и быстрее поразить цель.

  Я выдернул свое оружие, на землю полетело ржавое крошево. Ученик повторил то же самое, но в его случае это получилось более изящно и быстро.

- А вот теперь, - мне ничего не стоило опутать защитными заклинаниями седьмой ступени манекен, – пронзи его.

 Криф размахнулся, сплел «Иглу» и ударил в то же место, куда и в прошлый раз. Но сейчас его оружие с лязгом отскочило от деревянной дуры и отлетело в сторону.

 Я провел обеими руками перед «лицом» манекена. Тут же он окутался защитой девятой ступени – максимальной.

- Это еще не всё, - Я прочитал следующее заклинание, и манекен пустился в пляс.

 Крифу стало интересно и в то же время страшно: что это я замышляю? Сейчас он увидит, да, пожалуй, это будет забавно. Шепнув одну из секретных формул, мне удалось увидеть мир глазами танцующей куклы. Спустя пару секунд деревянного болвана окутала дымка.

- Танец теней?! – Обреченно вопросил ученик.

 Я довольно кивнул. А теперь кульминация действа.

- Смотри внимательно.

 Я сконцентрировал сложнейшие потоки магии с такой легкостью, словно профессиональная портниха, зашивающая порванную рубаху сына; моему подопечному осталось только заворожено вздыхать да поглаживать пальцем лезвие своего «превосходного» ножа.

 Пятая стихия вырвалась, подмяла под себя остальные четыре и диким волком ринулась в нож, вернее в ржавчину, что его покрывала.

 Я размахнулся и просто, не применяя никаких заклинаний, проткнул дымку, словно стрела незащищенную шею. Вся магия мигом рассеялась, и перед нами вновь оказался обычный деревянный болван, в котором, тем паче, торчал проржавевший тесак.

- Нет.

- Что «нет»?!

- Я не скажу, как это сделал: ни о «танце теней» куклы, не о том, как я его победил. – Одним резким движением выдернул свое оружие. – Наказание на сегодня закончено.

 Криф облегченно вздохнул.

 Ха, разбежался!

- Завтра утром пойдешь в лабиринт…

 

 Доброе утро! Я распахнул ставни окон, и в комнату ворвалось войско ветра; оно расшвыряло со стола бумажки с цветными картинками и надуло шторы, словно парус. Доброе утро! От шума с дерева, что росло под окном, слетели разноцветные птицы «любовники», составив из себя знак в виде сердца.
Доброе утро! Солнце красным диском висело в небе, а сильный ветер быстро погонял ворох облаков.

 Я натянул штаны и побежал вниз. У лестницы меня встретил Жар, - мамин кот: друг друга мы любили не сильно и потому прошли на как можно далеком расстоянии. Я оглянулся посмотреть, не в сметане ли лапы кота, потому как мама по утрам всегда его кормила этим молочным продуктом, и тут пол затрясся.

 Затем будто сам воздух потемнел, и всё вокруг померкло.

 Я пытался нашарить хоть что-нибудь руками, наткнулся на кота: его глаза светились в темноте, уже хорошо: значит, мне не ужаснулось ослепнуть. Сгреб Жара под мышку, и мы вместе поползли к оконному проему: кажется, там что-то засветилось. И точно, во дворе замка велся ожесточенный бой: фигуры в красных балахонах окружали сгустки света, света ужасного, слепящего, а против них стояли мои родственники!

 «Инквизиция здесь!» - Дошло до меня. Или нет, это не я подумал, но кто?! Рядом из зеленоватых отблесков соткался прадед, я видел его всего пару раз, прежде чем он навсегда пропал в «Хармедии» - стране песков.

- Здравствуй Альберт, у нас с тобой очень мало времени, - он кивнул вниз. Там, окруженные магическими щитами танцевали родственники: мама, отец, старший брат Якоб и сестра Наталья, её муж Кристоф, дедушка Пауль, бабушка Зои, два брата матери – Карл и Вязов, а десятая – сестра отца Намика. Всего их десять, десять защитников ордена «manikar». Только успел досчитать, как десятка растворились в воздухе и темным облаком направились к инквизиторам. – Они решили, что пора закончить войну между двумя великими родами, даже Иердо Доминик Марс здесь. – Призрак указал на фигуру, вокруг которой кружило большинство темных сгустков. – Я должен передать тебе кое-что, - Прадед дотронулся подушечкой указательного пальца до моего лба; после этого тело охватила судорога, и волны магической силы растеклись от макушки до пят, вселяясь в оболочку.  – Теперь с тобой моя сила, а знания…в кабинете твоего отца, ключ в ивовой птице…

 Призрак будто бы глубоко вздохнул и разлетелся в разные стороны кусочками зеленой светящейся эктоплазмы. Кот вырвался, больно царапнув руку, – ну и бездна с ним.

 Отлично, теперь я вижу дорогу.

- Спасибо дед, - поблагодарил предка шепотом.

 Кабинет отца был на этаж ниже, и до него удалось добраться весьма быстро. Когда я зашел, то подумал: как же мне найти нужное в такой темноте?

 Но тут из стены вылетела, расписанная витиеватыми узорами, птица-призрак. Чрез миг  она разделилась: одна её сущность села на деревянные часы, (Ивовая птица!), а другая пролетела сквозь стену.

 Сначала я подошел к часам. Как достать ключ? Нет времени искать спусковой механизм! Навалившись всем телом, мне удалось опрокинуть часы на пол. Те разбились, словно стеклянное яблоко об пол.

 На руках уже сплелся в метлу ворох царапин когда наконец, ключ нашелся. Отлично! Теперь дело за малым. Во дворе что-то грохнуло, а в сердце словно взорвалась магическая ловушка. Я на ощупь выбежал из кабинета и глянул в окно: там, перед красными балахонами инквизиторов лежали девять окровавленных тел. Нет! Этого не может быть!

 Вдруг затылок прожгло: меня заметили! Огромный огненный шар взметнулся к раме, где я стоял. В последний момент раму заволокло голубым покрывалом, а перед моим лицом, мелькнули голубые глаза матери, губы, словно во сне, проговорили простое:

- Люблю.

 В миг голубое покрывало окутало огромную огненную глыбу и застыло на одном месте – прямо передо мной. Мать никогда не была искусна в защитных заклинаниях против магии огня, а удар такой силы вряд ли бы выдержал даже маг-специалист. Но всё же она держала огонь; было видно, как расплываются трещины по покрывалу.

 «Бэ-эно»^(Беги* Хармедийский) - Схватила меня за плечи призрачная птица.

 Я направился прочь, а мать в то же самое время рассыпалась пеплом, поглотив весь заряд магии инквизитора в себя. Птица осветила отверстие для ключа в стене: странно, раньше его не замечал. Стены замка оказались магическими и, впустив меня в тайную комнату, закрылись.

 Впереди на постаменте из янтаря лежала маленькая, но тесненная эльфийским золотом, книга. Хотя бы то, что длинноухие давно вымерли, свидетельствовало о значимости фолианта в этом мире. Я открыл её…

 Мир надвинулся со всех сторон, но когда разошелся, глаза встретили зеленые верхушки деревьев и голубое небо, а впереди расположилась старая заброшенная хижина. Я положил книгу на деревянное крыльцо.

- Я клянусь отомстить! Я убью по десятку за каждого павшего в том бою! – Эмоции переполняли, – и ты, Иердо, умрешь от моих рук последним. Я покараю, теперь вы – моя темная сотня!..

 

 Сон ушел, оставив диковатое яростное послевкусие в голове. У меня получится…

- Криф! – По крыльцу застучали шаги, а потом дверь распахнулась.

- Да учитель.

- Чем ты занимаешься?

- Практикуюсь в «танце теней», учитель.

 Я удовлетворенно вздохнул.

- Хорошо. И как успехи?

- У меня получается входить в «танец», но это требует слишком многих сил.

- И с какой ноги начинаешь?

- С левой. – Не подумав, взболтнул Криф.

 Я с размаху ударил себя по лицу и закрыл глаза указательным и средним пальцами.

- Магию не беспокоит, что ты левша, дурень!

***

- Ладно, теперь хорошо. – Позволил себе маленькую похвалу в адрес ученика. Притом, вполне заслуженно: не так то и просто это – освоить «танец».

- Спасибо.

 Я решил проигнорировать эту вежливость и важно заметил:

- Для тебя есть новое задание, - Криф получил от меня конверт с инструкциями.

- Какие сроки?

- Неделя.

***

  В коридоре подул легкий ветерок. Язычки огня на люстрах затрепыхались и погасли, всё окутал густой сумрак. Фигура в черном, хорошо подогнанном под тело, костюме скользнула по мягкому ковру. Свою функцию последний прекрасно выполнял, но не на пользу, а во вред хозяевам: убийцу было не услышать.

 Три шага, поворот на право, замереть, прислушаться, тихо, дальше, шаг, другой, третий, легкий шум справа – это ветер, шаг, поворот на лево, дверь. Убийца подул в замок. Ветер - друг, плавно согнул пружины и раздался щелчок.

 Следующая комната оказалась не пуста, и в открытый пролет на убийцу хлынул огненный столб. Но пришедший был не прост и отскочил в сторону, через миг на нем уже заклубились магические щиты, а ноги запутались в странном танце.

 Маг осторожно наклонился и выглянул из-за мотавшейся в разные стороны двери.

- Три тома Мафуса, ни мыши не видно! – В руках загорелся маленький осветительный шар.

 Времени, пока колдун отвлекся на заклинание, хватило.

 Человек с ножом в голове повалился на спину.

 Шума только наделал. Скоро сюда сбежится половина замка. Надо уходить.

 Дальше всё было, как в театре: кружась в танце, Криф несся по коридорам, останавливаясь лишь для того, чтобы вспороть очередное горло. Через окна было видно, как в других частях замка загорались огни факелов, как они спешили разогнать сумрак и удостовериться в собственной безопасности.

 Дверь, дверь, дверь! Согласно плану осталась последняя: вот она, обшитая красным бархатом. Убийца уже протянул руку, а точнее нечто темное, торчащее из сгустка, но дверь распахнулась сама.

 Сквозь танцующего прошла огненная чакра, не причинив первому ни капли вреда. Криф пролетел над полом и свалил девушку в ночной рубашке на пол. Пламенные кольца с её рук скатились на пол, шторы занялись огнем, освещая комнату.

- Мила?! – Выдохнул Криф, выйдя из «танца».

- Криф? Какого лешего ты тут делаешь?! А ну слезь с меня!

- Извини. – Оставить в живых цель?!! Извиниться?! Не выполнить задание учителя? А ну и бездна с ним. – Мила, я очень рад тебя видеть.

 Девушка встала, подбежала к шкафу и начала одеваться. Из-за дверцы кивнула на горящие шторы.

- Ну, сделай же что-нибудь!

- Ладно… - Он подул в сторону штор, и те, задрожав, потухли.

 Криф и Мила раньше учились вместе в городской академии. Стоит отметить, что Мила училась на «отлично», а вот её друг Криф вылетел после третьего курса: как потом оказалось, способности его лежали несколько в другой сфере…

 Конечно, были слёзы, обещания не забывать друг друга и прочее, но всё давно в воду кануло после стольких лет.

- И так, теперь ты можешь рассказать мне, зачем и почему ты ворвался в комнату графини и накинулся, словно маньяк в подворотне?

 Криф улыбнулся: Мила, как всегда, попала в мишень, не целясь. Оставалось только рассказать ей обо всём, что он и сделал.

- Ты хочешь сказать, что пришел сюда, чтобы убить меня?

- Ну…- Незадачливый убийца сделал длинную паузу. – Да…

***

 По прошествии шести дней Криф и Мила укрепили свои взаимоотношения и решили пожениться. Мила как умела, по-женски, очаровала Крифа, а для отца объяснением стало то, что ей давно пора выходить замуж, и вообще нужен защитник, который будет всегда рядом. Иердо Марс, как ни странно, повелся на уловки дочери. Все посчитали, что убийца сбежал.

- Поздравляю, Криф, добро пожаловать в семью, теперь ты один из нас. – Так приветствовал сильнейший инквизитор своего зятя, еще даже не ведая о его сущности...

 Через два дня после этого влюбленные бежали: Криф не хотел попасть под огонь сам и, тем более, подставить жену.

***

 Я встал с кровати и протер лоб мокрой тряпкой – последние два дня сильно не здоровилось. Что же такое? Виски пульсировали настолько сильно, что хотелось биться головой об стену с досады. Подойдя к раскрытой тетради, услышал короткое, но громкое «Кар». На крыльце оказалась огромная и черная, будто сама тьма, ворона. Она, было, открыла рот, но я прервал очередное «кар»:

- Сейчас Жанна.

 На столе должен был остаться кусок хлеба: ага, вот он. Сев рядом с птицей, вспомнил об ученике.

- Ты поможешь мне, дорогая?

«Кар» - ворона, не захотев ждать, вырвала из рук кусочек черного хлеба.

 Тем временем я продолжал:

- Ученик не вернулся с задания: слетай, проверь, что там у него. – Жанна уже расправилась с едой, а затем согласно кивнула. – Я отправлюсь следом по северной дороге, там ты меня и найдешь.

 Черные крылья разметали пыль под лапами вороны, и она сразу же скрылась за деревьями в густом лесу.

***

 Графиня и её законный муж, граф Криф, сочли самым лучшим путешествовать не в карете, а сидя на лошадях. И как бы странно и подозрительно это ни казалось отцу молодой графини, её он отпустил. Впрочем, замыслы дочери ему были не ведомы.

 Лошадь под графом испуганно заржала.

- Но! Эльза, что такое?

- Ты её кормил сегодня?

- Кормил. Ох уж эта дорога.

 И в этот момент Эльза повалилась мордой вниз, Криф вылетел из седла на землю. - Всё, приехали, - вывалилась из кустов шайка разбойников. – Милочка, снимай драгоценности. Криф краем глаза заметил порванную веревку, об которую и зацепилась упавшая лошадь.

- И с чего ты взял, что я тебе просто так всё одам? – Мила скривила недовольную мордочку, будто ей не купили желаемого пони или духи, а вовсе не угрожали искатели легкой наживы. Вокруг рук вспыхнули огненные круги чакр.

- Эй, ребята, она магичка, - заорал во все горло бандит, - Гариз, стреляй! – Это были последние слова, как потом оказалось, главаря банды. Миг спустя он уже раскинул руки, лежа на дороге с оплавленной грудью. Второй огненный обруч убил крепкого парня с огородной мотыгой.

 Криф пришел в себя и только сейчас заметил того самого Гриза, который поднимал аркебузу.

- Мила! – Истошно завопил граф. Тяжелая пуля прошла насквозь, дочь Иердо  потеряла жизнь на той дороге…

 В небе каркнула Жанна: увиденного было достаточно. Она направилась обратно к хозяину, оставив кровавою расправу, которую начал самый молодой носитель знаний ордена «maniakar»…

***

  Последнюю неделю всюду меня преследовали серые тучи. Отнюдь, прогулка по мокрой дороге, среди природы никогда не доставляла мне меньше удовольствия, чем простолюдину празднества в больших городах.

 Здесь я был наедине с природой, с её истинной сутью, а не с теми обрезками, что жирные лорды выращивают у себя в парках. На мой взгляд, они лишь издеваются над деревьями, а не делают их красивее: а понравилось бы им, если бы я пришел и острыми ножницами отрезал им языки, считая, что так они намного приятнее?

 Оставалось только хмыкнуть: этих людей не победить. Впрочем, я в этом мире не за этим. Завтра будет интересный день: возможно, наконец, моя месть будет исполнена и сотня падет.

***

 Старые потрепанные ботинки тихо ложились на каменные плиты. Ха, как когда-то в детстве, правда ли, что всё решится уже через несколько часов?

 Не верится. А может, всё сон? Я ущипнул себя за плечи. Нет, это реальность.

 В душе не было ни ажиотажа, ни ярости: я так устал от этой жизни, хотите - верьте, хотите - не верьте…

  Нога никак не желала ставиться правильно, а потому мне приходилось прихрамывать. Стены замка Иердо, названного в честь хозяина, изнутри были весьма интересны: портреты знакомых мне людей так мило, а иногда грозно, даже угрожающе, смотрели. Эмилия, Карл, Брэй, Красинаф…всех их я лишил жизни за эти шестьдесят пять лет. Остался только глава инквизиции и его дочка, ха!

 У каждого портрета вспоминалась своя история: одного  я убил на дороге, второго - в его пригородном особняке, третьего и четвертого - в главном штабе инквизиции…да, ловко тогда я их.

 За следующим поворотом дубовая дверь была приоткрыта. Оттуда доносились…всхлипы!

 Я протиснулся в щель между дверью и косяком и застал плачущего главного инквизитора за столом. Слезы скатывались по его щекам и падали на, должно быть, очень важные документы.

- Здравствуй, Иердо.

 Старик поднял на меня красные от соли глаза. Я прошел глубже в комнату, затем приблизился к окну и сел на подоконник.

- Я чувствую, кто ты, незнакомец.

- Да, ты убил мою семью, а теперь должен умереть сам. Но сначала ответь, что случилось с моим учеником?

- Учеником?

- Да, его зовут, а может быть, звали Крифом.

 Иердо забился в диком кашле. Позже стало ясно, что это смех.

- Он стал графом, женившись на моей дочери, маньяк.

- Не называй меня так, мое искусство выше, чем ты можешь себе представить.

- Эти черты, они были у Ольги и твоего отца, я убил их с удовольствием. Теперь и ты пришел ко мне. – В воздухе вокруг старого инквизитора возникло ослепительное свечение. – Что теперь ты можешь, недоучка, или лучше тебя называть Альберт?

- Глупо, - шагнув сквозь портал, конечная точка которого была расположена за стулом инквизитора, сказал я. Пятая стихия налила ржавчину и вместе с ножом прошла сквозь спину Иердо…

 В окно застучали когти. Жанна нашла меня даже в родовом гнезде инквизиторов.

- Да, милая, что случилось?

«Кар!» - Встревожено заговорила она.

- Это сделал Криф?

«Кар-кар!» - Помотала она клювом – «Кра-кар!».

- Нет!

 Сотая умерла не от нашей магии…что делать? Искать дальних отпрысков? Нет, мне осталось, от силы, года три – не успею. Дыхание ледяной царицы чувствовалось: она следовала за мной по пятам, иногда даже рассказывала о своем царстве. Что ж…

 «Карф!»

Эпилог.

Три года спустя.

 Жизнь – дорога. Вечное беспокойное чувство преследования, нет, не мания - чувство.

 «Старые Ельники» - очередная деревушка-пристанище на пару дней: дальше снова в путь.

 Из-за деревьев показались прогнившие крыши старых деревянных построек. А в нос ударил сильный запах чего-то сладкого и приятного. Принюхавшись, Крифу стало понятно, что это – запах полевых цветов. Но сейчас же зима, какие в бездну цветы?

 Обогнув белые от снега кусты сирени, взору графа предстала одна единственная мертвая улочка, по разным сторонам которой расположились домики; в дали, где-то на окраине, застыли промороженные лопасти ветряной мельницы. Всё спало.

 Людей рядом совсем не чувствовалось, хотя по карте здесь они должны быть, мало, но должны!

 На голову графа уже минут пять как давило непонятное напряжение, будто, совсем рядом кружился невидимый для глаз буран; а ведь точно, повсюду были неосторожно, словно приманка, разлиты реки знакомой магии.

 Самоучка решил развлечься? Нет, Криф знал лишь одного человека, кроме самого себя, кто был способен на такую магию. И встречи с этим человеком ему хотелось меньше всего.

 «Надо убираться от сюда!».

Мужчина развернулся и быстрым шагом направился прочь, голову сдавило сильнее, сзади подул ветер.

- Криф. – Я окружил себя щитами и начал танцевать. – Тебе пора отдать последний долг.

 Ученик резко развернулся и метнул в меня целую стаю маленьких клинков. Магический щит тускло мелькнул и развалился, а ученик быстро сократил расстояние между нами.

 Медлительность скомпенсировалась опытом и быстрый выпад удалось парировать старым тесаком.

 «Танец теней» вошел в активную стадию, и тело расплылось в дымке.

 Ученик не отстал и тоже растворился в воздухе. Находится в «танце» мне было безопасно, если только дочка Иердо не научила мужа инквизиторским заклинаниям, хотя, вряд ли.

- Стой, Альберт. Нам нет смысла драться: мы оба неуязвимы в этом обличие.

- Правда? – Я прыгнул ему за спину и сконцентрировал пятую стихию на ржавчине клинка. Но ударить не успел. Всё внутри охватила ледяная стужа: пятая стихия во мне заканчивалась.

 Остался…последний…удар…

 Спустя миг всё же удалось раздуть тусклую искру пятой стихии внутри. Там, откуда уходила сила на заклинание, всё немело. Вот жизнь откатила от пят, от печени и уже подбиралась к сердцу, когда я вонзил ржавый тесак в темный сгусток. По моим расчетам, там должна была быть лопатка. И верно, ученик материализовался с кровоточащей раной на спине и рухнул замертво.

 Я повалился следом. Мир перед глазами потек, а потому мне осталось только закрыть глаза.

 Губы расплылись в улыбке, и я выдохнул последние слова:

- Я сделал это, темная сотня мертва.

 

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования