Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Airee - Дикий, дикий космос

Airee - Дикий, дикий космос

 

       Я ненавижу Клондайк. Эта серая пустыня, скрытая в вечной тьме, ничего не может дать человеку. Она только забирает: силу, волю, жизнь… Мы денно и нощно работаем исключительно ради того, чтобы выжить. Ищем выходы, пытаемся приспособиться. Но Клондайк лишь питает нас иллюзиями. Происходит неравноценный обмен, и в итоге проигрываем мы, люди. Проигрывает всё человечество.

Кто знает, быть может, и я уже давно проиграл Клондайку. Остается только ждать момента, когда мне придет счет. Пока же я предоставлен самому себе и буду активно этим пользоваться. Тем более что это вполне заслуженно.

За такими невеселыми мыслями проходили часы, а позади оставались мили. Путь мой лежал прямо. Я не знал, что было впереди, но понимал, что-то да было. За двадцать лет Клондайк заселили примерно наполовину. Но я рассчитывал на то, что по пути из ниоткуда в никуда должен попасться хоть один приличный городок, которых на планете считанные единицы.

Я мчался на своём серебристом байке последней модели навстречу одиноким звёздам в мрачно-лиловом небе. Вдали я заметил тёмные пятна неясной формы. В них, тусклыми вкраплениями, горели огоньки. Несомненно, это был городок, место, которое является всего лишь перевалочным пунктом.

Жизнь, льющаяся по Клондайку редкими ручейками, огибала такие места. Городки существовали сами по себе. Раз в несколько недель туда заносило дилижансы с продовольствием, топливом или запасом кислорода. В остальное время «большая цивилизация больших городов» не желала иметь с ними ничего общего.

Я глянул на приборную панель. Топлива оставалось еще полбака. Мысли в голове жужжали привычным роем. Я бы спокойно проехал так сутки, но решил лишний раз заглянуть на этот островок беспечной независимости.

Где-то в стороне мелькнуло еще несколько огоньков. Наверное, это были дилижансы. Может, они следовали туда же, куда и я. Может, развив приличную скорость, объезжали городок. В любом случае, мы преследуем разные цели, а это значит, что я к ним – что наверняка взаимно – глубоко безразличен.

Шлейф из серой пыли стелился по голой и ровной поверхности Клондайка. На фоне мрачной тишины, которая толстым слоем покрывала планету, эта картинка была вполне приятна глазу.

Я прибавил газу, уже мысленно подсчитывая, сколько топлива залить и сколько колб кислорода взять. Да, и обязательно надо перекусить. Я чертовски голоден.

 

Тем временем, в нескольких милях от города развернулась самая что ни на есть погоня. По направлению к городку мчался серебристо-белый грузовой дилижанс с тонированными стеклами. За ним, стремительно приближаясь, гнались три байка.

Пилот дилижанса судорожно оглядывался, мысленно прикидывая, как ему оторваться от преследователей. Единственный вариант – добраться до городка. Есть вероятность, что бандиты имеют там авторитет, но лучше попытаться, чем остаться потом брошенным посреди серой безлюдной пустыни с минимальным запасом кислорода.

Пейзаж за стеклом смазывался. Пилот, стиснув зубы, выжимал из отнюдь не гоночного корабля максимум. Справа, всего в десятке ярдов, вынырнул байк. Затем еще один. Третий появился слева.

Пилот поначалу не понял задумки преследователей. Пот стекал по лицу, руки скользили по штурвалу, а в голове неведомый голос кричал: «Что, что, черт возьми, вы делаете?..»

Один из байков, ехавших справа, резко дал газу. Он перегнал дилижанс и ехал теперь ярдах в двадцати, сохраняя это расстояние между транспортами. Два других байка исчезли из виду – наверняка сбавили скорость.

Постепенно байк начал притормаживать. Вдруг дилижанс резко качнуло. Пару секунд спустя это повторилось.

Байк спереди неуклонно приближался, а скорость отчего-то падала. Наконец,  тряхануло в последний раз: пилот дилижанса уже мог отчетливо разглядеть спину человека впереди.

«Зажали в треугольник» – вот как называют такой приём бандитов, которые, в основном, действуют тройками. Через минуту-другую все четыре транспорта остановятся.

Пилот проклинал всё на свете. Он отключил приборы, даже вырубил свет. Сзади, за дверью в пассажирский отсек, послышался стук. Пилот нажал на кнопку блокировки дверей. Снаружи дилижанса уже стояло три человека.

«Эй там, внутри! Есть те, кто не умер от страха»?- раздалось в громкую связь.

Пилот отступил вглубь салона и сел, съежившись, на пустое кресло. Затем послышался хриплый смех. «Спокойно, женщин мы не тронем, если они вообще там есть… В общем, предлагаю ответить, пока я не взорвал вас к чертовой матери!»

Пилот, нервно сглотнув, опустился на пол дилижанся. Он не видел, кто был снаружи, но понимал, что они не шутят. Трясущимися руками он нажал на кнопку громкой связи.

«Ж-ж-женщин нет, я ед-д-ду од-дин…»

«Прекрасно,- довольно возвестил хриплый голос,- тогда мы не будем тебя особо мучить. Откуда едешь и почему один?»

 «Я… я решил подзаработать. Вёз частный груз из Техно-II. Через сутки собирался вернуться…»- второй раз подряд соврал пилот.

Бандитские нападения на дилижанс – отчасти привычное на Клондайке дело. Когда заказчик хочет быстроты выполнения заказа, он идет на риск и отправляет одиночный экипаж. Колонной провозить безопасней, но займет это больше времени.

Однако у пилота дилижанса была другая ситуация: он вёз не груз

От размышлений о том, насколько правильным было решение, его отвлёк кашель одного из бандитов. Кажется, они не спешили с выводами и всё еще думали, что делать с теперь уже пленником.

 

- Может, отпустим всех?- неуверенно сказал один из троицы, что стояла снаружи только что остановленного дилижанса.

- Он решил найти себе приключений, поэтому пусть их и получает,- резко ответил другой.- А вот их…

- Тихо, тут я решаю!

Бандит, который был повыше других, взял паузу.

- Пусть едет туда, куда собирался… Но сначала он поплатится за ложь,- хриплым голосом решил главарь.

Бандиты оскалились. День обещал быть веселым.

 

***

 

Имя этому городку Клиффтаун. Так, по крайней мере, гласило неоновые табло, которое висело над зданием управления. Ярко-красные буквы изредка гасли на мгновение, чтобы потом снова зажечься. Они манили и словно вещали: «Здесь ты остановишься; здесь ты и осядешь навечно».

Это был типичный городок Клондайка: вдоль одной-единственной улицы длиной в полмили тянулись неброские дома, покрытые стеклянной оболочкой. Не куполом, а именно оболочкой, которая повторяла форму здания и была на первый взгляд незаметной. Купола были лишь над Продовольственной фабрикой, Фабрикой по производству кислорода и крупными городами типа «Техно».

Я не собирался здесь оставаться. Только заехав в Клиффтаун, свернул к мастерской. Там байк дозаправят и подержат несколько часов, пока я буду заправляться сам. Я толком не вглядывался на то, что могло происходить на улице, но, похоже, застал начало дня: люди неспешно прохаживались вдоль строений, раздумывая, как бы начать очередные сутки на Клондайке.

Автоматические ворота мастерской открылись. Я вкатил внутрь свой байк. Почти пустое помещение с серо-серебряными стенами. У стен складированы инструменты.

Затем ворота закрылись. Освещение резко сменилось с белого на желтое. Местами замигали красные лампочки. Я подождал минуту, пока давление нормализуется, и, сняв скафандр, слегка прищурился.

Голову заполнили звуки. Где-то за стеной раздавался скрежет циркулярной пилы; затухавшие мигалки всё же чувствительно отдавались в мозгу; у двери кто-то разговаривал. Я втянул носом воздух. Казалось бы, точно такой же кислород, что и в скафандре. Но к нему прибавился металлический запах, типичный для мастерских.

Дверь, ведшая из гаража в главное здание, открылась. Ко мне вышел коренастый мужчина средних лет. За ним в гараж юркнул молодой парень. Он, не глядя на меня, ринулся к байку.

- Поосторожней там,- сказал я несколько угрожающим тоном, чтобы предупредить, но не напугать юнца.- Если ты хочешь, чтобы такие байки посещали ваше захолустье, советую относиться к нему с большей бережностью, чем обычно.

Парень на мгновение остановился, нервно сглотнул, но не подал виду, что испугался. Однако в его действиях стало меньше сумбурности.

- Хех, Клайв, наш дорогой гость прав. Нам следует относиться бережней к таким вещам, чтобы дурная молва ненароком не оттолкнула столь высоких гостей от нашего проклятого захолустья.

Я отвлекся от паренька. Этот характерный смешок был мне знаком. Когда же я взглянул на коренастого, который вытирал руки о тряпку и довольно ухмылялся, всё встало на свои места.

- Брюс, ты ли это?..- с прищуром поинтересовался я.

- Хех, Джо, наш бравый странник, да пыльные ветра Клондайка не выдули меня из твоей головы!

Мы крепко пожали друг другу руки. Прошло несколько месяцев с нашей последней встречи. Значит, он решил променять те самые пыльные ветра на затхлый гараж мастерской. Что ж, я всегда чувствовал в нём оседлость.

Брюс повернулся к пареньку и показал на меня.

- Клайв, перед тобой новоиспеченная гроза Клондайка; человек, который трудился двадцать лет на технодиевых рудниках и получил заслуженный отдых.

Клайв отвёл взгляд и сделал задумчивое лицо. Через секунду, судя по мимике, его посетило озарение.

- Так это тот самый байк, который стоит и у вас в гараже?

- Да.- Брюс кивнул.- Всем, кто отработал положенный срок на рудниках, выдали такое «вознаграждение». Я воспользовался байком только для того, чтобы добраться до сюда. А теперь пусть стоит до лучших времен. Быть может, когда-нибудь я даже дам тебе на нём покататься…

Клайв застыл и мечтательно глядел в стену.

- Ты забрал этого паренька к себе в мастерскую?- спросил я у Брюса.

- На рудниках он бы сгинул… А так малец шарит в технике.

Я хмыкнул. С другой стороны, пусть человек занимается тем, что получается у него лучше всего. А вот я так и не понял, что получается у меня. За двадцать лет на этой проклятой планете…

- Брюс, скажи, где тут у вас можно перекусить?

- Видел неоновое табло для тех, кто жаждит знать, куда же он попал?.. Оно закреплено на здании салуна. Если что, там же можно переночевать. Или просто развлечься. Да, и вот что. По старой дружбе за топливо и кислород я не возьму с тебя ни цента.

Я в знак благодарности кивнул головой и начал было уходить, когда Брюс меня окликнул.

- А вообще, куда ехал?

- Туда,- сказал я, не шелохнувшись и глядя Брюсу в глаза. Тот вздохнул и похлопал меня по плечу.

 

- Но я так и не понял, куда он собирается,- сказал Клайв, отвлекшись от байка. Знакомый его хозяина, Джо, удалился минуту назад.

- Да никому это не ясно,- серьезно промолвил Брюс. Он вздохнул и стёр пот с лица. Чем-то жизнь одинокого странника его и прельщает. Но это удел для настоящих мужчин, коим Джо был всегда…

От мыслей его отвлёк стук в дверь. В гараж вошел мужчина в скафандре. Шлем был снят, на голове красовалась ковбойская шляпа.

Брюс сделал недовольное лицо и приготовился к не очень приятному разговору.

- О, какой занятный байк… твой, Брюс?

- Он не мой,- резко ответил тот.- Что тебе нужно?.. Точнее, что нужно вашему хозяину?

Мужчина в шляпе сделал удивленное лицо.

- Он нам не хозяин… Просто мы считаем его за главного, вот и всё. Кстати, он просил передать, что всё еще ждет твоего ответа…

Клайв находился к ним спиной, но при этом чувствовал, как мурашки ползли по телу. Он ощущал перемену в настроении Брюса. И если пару минут назад тот был дружелюбным добряком, то теперь это беспринципный хозяин мастерской в Клиффтауне, который не позволит процветать бесчинствам.

- Вам с вашим «главным» место за решеткой,- по словам произнес сквозь зубы Брюс.- И если еще раз вы придете ко мне с таким предложением, я сдеру с вас скафандры и заставлю дышать воздухом Клондайка…

Бандит нервно сглотнул и начал пятиться назад. Жилки на лбу и шее Брюса, добродушного на первый взгляд хозяина мастерской, проступили отчетливо.

- Мы можем сбагрить их кому угодно,- произнес бандит, пробираясь к выходу спиной и пытаясь нащупать рукой дверь.- Но обращаемся к тебе… Да и с час назад…

- ВОН!

В дверь со всего размаху влетел гаечный ключ. Попал бы прямехонько в голову. Клайв застыл, полусидя и закрыв глаза. Его сердце бешено стучало. Он понимал, что испугался не меньше бандита, которые слишком уж часто повадились в мастерскую…

- Я не собираюсь вляпываться в то дерьмо, которым они занимаются…

Не сказав больше ни слова, Брюс сплюнул на пол, подошел к двери и поднял гаечный ключ. На самом деле, кому угодно они ничего не сбагрят. Ведь на многие сотни миль вокруг это была единственная мастерская, где ремонтируют дилижансы…

 

***

 

Лампочки погасли, внутри скафандра раздалось шиканье, свидетельствовавшее о том, что кислород начал поступать, а в голове снова зависла тишина. Я вышел из мастерской на улицу Клиффтауна. Пришлось слегка зажмуриться, чтобы глаза привыкли к вечному полусумраку Клондайка.

Люди, плохо различимые на первый взгляд, ходили вдоль домов. Их было всего пару десятков на пару сотен жителей,- больше народу в таком захолустье просто не удерживалось.

Набор строений был стандартный для Клондайка: медпункт, отдел шерифа, где также располагалась тюрьма, несколько жилых домов, мастерская, отдел по распределению технодия и жидкого кислорода… А в центре городка всё это плавно стекалось в салун, перекресток людских судеб и единственное место, где жизнь хоть как-то себя проявляла.

Я направлялся именно туда. Мимо мелькали другие люди. Я ощущал, как невольно их сторонился. Полноценная свобода, которую я ощутил за последние два десятка лет… Она давила, притягивала к земле, как гравитация большой планеты. Без сомнений, три четверти населения этого городка, да и многих населенных пунктов, не знает, что стоит за фразой «технодиевые рудники». Но вся правда в том, что именно в них и заключается единственный смысл существования на Клондайке. На планете нужны люди, которые будут горбатиться, добывая бесценное «топливо человечества». Остальные же… просто декорации, чтобы хоть как-то скрасить это существование. По идее, ты должен проходить мимо них и чувствовать течение жизни. Но это только по идее.

Я медленно плелся, рассматривая здания. Один раз столкнулся с прохожим. И всё из-за того, что засмотрелся на неоновый «Клиффтаун».

- Зачем ты это делаешь?..- прошептал я в пустоту, зная, что никто не услышит.- Старый и бездушный фермер Клондайк с ухмылкой глядит на то, как вырезают его бесчисленные стада, и открывает всё больше и больше загонов… Зачем, а? Скоро эти загоны заполнятся скелетами вперемешку со шкурами. Лишь на потеху фермеру. Нет, Клондайк, я тебя не ненавижу… Я тебя презираю.

 

Такое скопище людей я видел последний раз где-то пару месяцев назад, в столовой нашего комплекса. Вот только площадь была побольше.

Почти впритык друг к другу стояли металлические столы, на которых располагались, сидя и лежа, местные жители. Они пили виски и джин, играли в карты, переругивались друг с другом. Кое-кто лежал на барной стойке, что находилась слева, у стены. Из глубины здания выпирала сцена. На ней скакали молодые девки.

Видно, гастролировали по Клондайку. Оставлять их на постоянное жительство в городок – как если взять и опустить руку в бочку с хищными рыбами.

Молодые и отчего-то улыбающиеся, они плясали под странную музыку, которую я, из-за того, что не включил динамик в скафандре, не слышал. Такое яркое пятно в море апатии. Даже глаза резало, а челюсти сомкнулись в невесть откуда взявшейся злобе. Я подошел к барной стойке и, сквозь зубы процедив:  «Виски»,- сел спиной к сцене.

Клондайк подкармливают. Вся пища для него прилетает на космолётах с Тэкнуса, центра звездной системы, нашей большой земли. Там расцвет человечества и… человеческой жадности. Сначала послали нас. Затем раз в год завозили еще людей, которые располагались на технодиевых рудниках. Затем начали осваивать близлежащие территории в поисках подземных бассейнов жидкого кислорода и просто чтобы построить Продовольственную фабрику. Потом уже появились городки типа Клиффтауна. Всё больше и больше людей заселяло Клондайк. На смену умершим приходили колонны покорителей нового мира. А всё это время мы кормили Тэкнус и пытались прокормиться сами.

Эта живость в глазах девушек была присуща всем, кто только недавно прибыл на Клондайк. Они пытаются заставить нас улыбаться. Они привозят ненужный для планеты хлам типа музыки (краем глаза я заметил бегущую строку, где красными пятнами плыли ноты текущей песни… началась с ре-минора, а затем волнообразно скакала вдоль табло… еще молодым я слышал этот мотивчик. Заводной…) или плохо работающей радиостанции. И они не понимают, что единственный полезный груз для этой планеты – лопаты, чтобы выкапывать могилы.

Девки ушли, судя по недовольным лицам пришедших в салун. Народ свистел и галдел, а я спокойно допивал виски. Боковым зрением я заметил, как кто-то встал из-за стола и с красными от непробудной пьянки глазами тычет в сторону сцены.

Как оказалось, одну девку задержали. Кто-то из посетителей схватил её за локоть и о чем-то рассказывал, активно жестикулируя свободной рукой. Девка пыталась вырваться, но безрезультатно. По её лицу текли слёзы. После нескольких безрезультатных попыток она застыла и осталась стоять. Её заметно потрясывало.

Наконец, мужчина отпустил локоть девки и подтолкнул вперед. Та, спотыкаясь ушла к лестнице, которая вела на второй этаж, в жилые помещения. Мужчина пошел за ней.

Я повернулся и оглядел столы: все уже забыли о том, что на сцене кто-то был. Народ погрузился в бессмысленные разговоры и бездумные пьянки.

Я встал и поплелся к лестнице. Надо будет поговорить с тем мальцом (а он, несомненно, был младше меня) и объяснить, что к чему.

Никто меня не остановил ни по пути к сцене, ни на деревянной лестнице. Шум наверху заставил меня поспешить: сначала шорох, затем разговоры. Потом череда глухих стуков и удар в дверь. «Сюда»,- властно приказал мужской голос. Раздался плач. «Жри свою пилюлю и раздевайся! Быстрее!»

В длинный пустой коридор выходило несколько дверей. Одна из них была открыта. Оттуда слышался непонятный шум. Я заглянул внутрь.

Постоянный ли ты житель городка или приезжий – тебе достанутся скудные на первый взгляд апартаменты: кровать, маленький стол с одним стулом и шкаф для личных вещей. Но большего и не требовалось. На этой планете мы все приезжие.

Девка лежала на кровати. Над ней суетился бандит из салуна: он пытался разобраться в складках пышной юбки. Девка прижала руки к лицу и безмолвно рыдала.

- Эй, малец, отвяжись от девки!- рявкнул я.

Бандит замер. Он выпутался и запахнул юбку.

- Иди, куда шел, папаша, или жди своей очереди…

Я, не сказав ни слова, быстро подошел к нему и врезал в челюсть. Бандит потерял равновесие и грохнулся с кровати. Он, покачиваясь, попытался встать, но я залепил еще удар почти в то же место. Бандит отлетел к стене. Кашлянул. Изо рта тягучей массой стекала слюна, смешанная с кровью. Девушка съежилась и глядела на эту картину с кривым от ужаса лицом.

- Я… ты пожалеешь об этом, па…

Бандит, не договорив, захрипел оттого, что я схватил его за волосы. Я потянул назад и силой швырнул в сторону двери. Он ударился лбом о косяк и отлетел в коридор.

Я подошел к девке, разжал руки и схватил за скулы.

- Выплюнь эту гадость!

Девка чуть высунула язык, по которому мне в руку скатилась красно-желтая пилюля.

Апреган… Это тоже подарок Тэкнуса обитателям Клондайка. За то время, что я тут пробыл, на планете не родилось ни одного ребенка. Всё потому, что условий для нормального их развития нет. А чтобы женщины, которых на планете и так меньшинство, не рожали, их кормят этим дерьмом. Я не знаю, что становится с их организмом, но никаких последствий отношения с мужчинами не имеют. Да хоть все мужчины Клондайка займутся одной девкой – никто не станет отцом. «Fuckngo», как говорит молодняк… Но это отдельный повод надрать ученым из Тэкнуса задницы. Прежде всего, они виноваты в том, что нашли на планете технодий.

Девка откашливалась и отплёвывалась. Я же стёр пилюлю в порошок, бросив остатки на стол. Затем сел на кровать. Давненько я не ввязывался в драки… Но такая потасовка вряд ли положительно скажется на дальнейшем.

- Он наверняка придет сюда. И не один.

Девка не реагировала. Я глянул на неё: она лежала и тряслась, изредка всхлипывая.

- Я говорю, всей вашей компании лучше свалить отсюда. И чем быстрее, тем лучше.

- Н-н-некуда нам св-сваливать,- по слогам, захлебываясь слезами, произнесла девка.

- Почему это?

- Н-нас об-б-бещали…

Я удивленно поднял брови. Как можно кого-то кому-то обещать?!

- Н-нас ос-станов-вили на п-подъезде к городу… Б-бандиты… Но отп-пустили, взяв обещание, чт-то мы от-тработаем свою свободу по п-п-приезду в город…

Я выругался. Нечасто дилижансы попадают в руки бандитов, но если уж попадают, то милости ждать не приходится. Судьба их такова, что пассажиров дилижанса ограбят или заставят «отрабатывать свободу», а сам транспорт пустят на запчасти. Какой механик не обрадуется почти новеньким деталям.

Но предстояло немедленно решать, что делать в такой ситуации. Единственный выход – удрать из Клиффтауна. Раз девке некуда деваться, возьму её с собой.

- Собирайся, мы отправляемся,- сказал я, поднимаясь с постели. Нельзя терять ни секунды – бандит может прийти снова, но уже не один.

- К-куда?..- спросила девка, протирая красные глаза кулаком.

- Туда,- бросил я и выглянул в коридор.

Никого не было. Я действовал быстро: осмотрел комнату в поисках полезных вещей и порылся в шкафу. Там оказался относительно новый скафандр, но с почти пустыми колбами кислорода. Однако, ей этого вполне хватит.

- Эй, д… эм… как тебя зовут-то?- поинтересовался я, расправляя скафандр.

- Л-лили…

- Отлично, Лили, натягивай это поскорее. Идти недалеко, но путь предстоит опасный…

 

В конце коридора, как это обычно и бывает в салунах, за запертой дверью находилась вторая лестница, по которой мы с Лили спустились к черному входу. Перед тем, как выйти, я прислушался. Наверху было всё так же тихо. Это несколько удивляло, но и настораживало одновременно.

Я вёл девку вдоль здания, пока мы не вышли на улицу. Из-за того что скафандры по своему внешнему виду ничем друг от друга не отличались, мы могли слиться с «толпой», которая состояла максимум из полусотни человек. Лили шла чуть позади, но краем глаза я за ней следил. Мы несколько минут шли вдоль домов Клиффтауна, пока я не свернул к крайнему строению.

Двери закрылись, красные мигалки замаячили, и белый свет вновь сменился желтым. Я снял верхнюю часть скафандра и шел к гаражу. Вот и вход. Я потянул ручку и, затащив внутрь Лили, закрыл дверь. А затем выругался вслух.

 

- Этот сукин сын нарушил все мои планы! Сдохни!

Бандит с тёмными полосами на носу и синяками на скулах направил на нас с Лили револьвер. Надо было отключить его тогда…

Но кроме него в гараже находились мой байк, Брюс и два подозрительных типа. Один из типов держал Брюса на мушке. Очевидно, все трое были из одной шайки.

- Опусти пушку, либо твои мозги покинут твою голову вслед за нашей новоявленной парочкой,- прохрипел тот, что был выше всех да и старше на вид. Главарь, не иначе.

Бандит с револьвером мешкал. Его трясло. Наконец, он резко опустил руку и двинулся к главарю.

- Мы отпустили того урода и его шлюх, подарив им жизни,- дрожащим от гнева голосом проговорил он.- А шлюхи-то отрабатывать не хотят! Более того, на меня напал он!

Главарь бандитов равнодушно глянул в мою сторону. Лили сжалась и опустила глаза. Она проклинала тот день, когда согласилась лететь на Клондайк.

- С таким напором да на рудники…- сказал я, оставаясь с каменным лицом. Разобраться с ними – плёвое дело. Вот только не хотелось бы вмешивать сюда девку.

- Да ты у нас ветеран-добытчик из Техно-I…- лицо главаря рассекла кривая ухмылка.- Да и, судя по словам механика, байк не его…

У меня не было ни единого козыря в рукаве. Кроме одного: я был при составлении неписаных законов Клондайка.

- Предлагаю решить эту проблему по-мужски,- сказал я ровным голосом.

Все трое бандитов удивленно округлили глаза.

- Что это значит?- неуверенно спросил бандит, который до этого молчал.

- Это значит,- хриплым голосом начал пояснять главарь,- что наш дорогой гость решил показать, насколько мы отстаем по своей культуре от «пилигримов»…

- Это те, кто отстроили Техно-I и первыми заселили Клондайк?..

- Да,- подтвердил главарь.- Они были, казалось бы, совсем недавно, но при этом всем кажется, что прошло лет триста, не меньше… И решали они свои вопросы в «честной перестрелке»: прямо на рудниках. Тридцать девять ярдов. И обычные револьверы.

- Это безумие, Джо, они тебя не послушают,- просипел Брюс, но бандит, державший его на мушке, вдавил дуло револьвера ему в лоб.

- Это по-мужски, Брюс,- возразил я.- Да ведь?

Я посмотрел на главаря бандитов. Он был старше и опытнее. И хорошо разбирался в истории Клондайка.

- Я согласен,- кратко ответил главарь и повернулся к покалеченному напарнику.- Отдай ему пушку.

Тот застыл на месте.

- Он же нас всех перестреляет…

- Нет,- возразил главарь и, скосив взгляд на меня, усмехнулся.- Да ведь?

Я кивнул и слегка погладил по плечу Лили. Она всё это время стояла меж двух огней, один из которых сейчас должен потухнуть.

 

Брюса вытолкнули за дверь. Лили я оставил с собой. Бандиты одели скафандры и открыли ворота гаража.

Мы впятером вышли на улицу. Для нас город был пуст. Те, кто останавливался и невольно становился свидетелем перестрелки – не в счет. Возможно, кто-то из них догадается добежать до отдела шерифа и обо всём ему сообщить. Но к тому времени мы уже закончим.

- Держись недалеко от меня,- шепнул я Лили.- Если что, беги к гаражу и постарайтесь с Брюсом забаррикадироваться.

Лили всхлипнула и попыталась ко мне прижаться. Но я отстранился. Не хватало только привязать к себе молодую девку.

На тёмно-синем небе мерцали звезды; табло с надписью «Клиффтаун» изредка мигало, оставляя мимолетный отпечаток на глазу; люди в серых скафандрах стояли по бокам и показывали на нас руками.

Лили стояла ярдах в десяти левее меня. Я на глаз отмерил тридцать девять. Мы встали с главарем бандитов друг напротив друга. Его подчиненные решили остаться чуть в стороне от событий.

- Ну что, пилигрим,- раздалось в динамике скафандра. Мы могли разговаривать только друг с другом, так как рация настраивается лишь на один скафандр.- Как только «Клиффтаун» мигнет еще раз, стреляем. Заметано?

- Хорошо.

Пошли томительные минуты ожидания. Я смотрел своему противнику в глаза, различив блестящие точки на стеклянной поверхности скафандра. Табло с названием города горело где-то с краю, но этого было достаточно, чтобы заметить его секундное исчезновение.

Мгновения растягивались и складывались в клубки. Выгляни кто сейчас на улицу, он увидел бы живую скульптурную композицию. Никто не двигался. На всех невыносимо давила тишина. Сам Клондайк замер в ожидании исхода.

 

Мы мгновенно вскинули пушки.

Щелк.

Я не слышал этого щелчка, но именно с таким звуком заряжается револьвер.

Выстрел.

Снова бесшумно, но главарь бандитов резко отскочил в сторону. Одновременно с этим я заметил, как Лили отпрыгнула.

Выстрел.

Бандиты, вскочившие было, чтобы помочь главному, остановились, когда в шаге от них взметнулся в воздух клуб пыли.

Я шел вперед, переводя револьвер с главаря на бандитов. Мой противник стоял на одном колене, держась за руку. Ему грозила разгерметизация, так как пуля оцарапала рукав почти полностью.

Я подошел вплотную к главарю. Его рот судорожно дергался, а глаза стояли почти на выкате.

- В девушку стрелять – не по-мужски,- сказал я напоследок.

Выстрел.

Люди начали паниковать. Кто-то бросился ко мне, но я решительно направил револьвер в их сторону. Кто-то понесся искать шерифа. Их счастье, если успеют.

Я метнулся в сторону гаража. Лили и бандиты стояли неподвижно. Я махнул девке рукой, чтобы она шла в гараж, а сам пошел – иначе не назовешь – к подельникам трупа. Тот, что понаглее, стоял, сжав кулаки. Я, ни секунды не раздумывая, выстрелил ему в ногу. Бандит растянулся по земле, судорожно зажимая колено.

Второй бандит начал пятиться к стене мастерской. Я подошел ближе, приставил пистолет к груди и включил громкую связь.

- Без лишних движений, ясно?

Бандит закивал. Сквозь стекло я видел испуганный взгляд. Его глаза косились на напарника, который беспомощно катался рядом.

Я отсоединил от скафандра карточку и протянул её бандиту.

- Значит так. Здесь где-то триста долларов. По пятьдесят вам обоим чтобы на первом же дилижансе уехать в Техно-III. Остальные двести потратите на то, чтобы устроиться на технодиевых рудниках. Там как раз не хватает рабочей силы. И если я узнаю, что вы там не работаете, то прострелю ваши головы на месте и без лишних разговоров. Ясно?!

Бандит трясущимися руками принял карточку и замер, ожидая дальнейших приказаний.

Я же пошел к гаражу. По пути вытащил из барабана револьвера оставшиеся два патрона и отбросил их в сторону. Дойдя до мастерской, сразу ринулся к байку. Быстро завел его и в несколько движений развернул.

- Лили, живо садись!

Девка мигом запрыгнула сзади и крепко схватилась за меня.

Я резко газанул и взял вправо. Где-то позади уже слышались выстрелы.

- Значит так. За тобой, в специальном отделении, находятся колбы с кислородом. Возьми одну и поставь её в пустое отделение на боку твоего скафандра. Да, и держись покрепче.

Я вглядывался в боковое зеркало, но мы подняли столько пыли, что я так ничего не увидел.

- Спасибо,- промолвила Лили. Её голос уже не был заплаканным, а потому показался мне даже милым.

- Там нам все равно ничего не светило,- ответил я, не показывая невесть откуда появившуюся симпатию.

- А куда же мы едем?..- спросила Лили.

- Туда,- сказал я, не поворачивая головы.

Девушка только покрепче меня обняла.

 

Я ненавижу тебя, Клондайк. Ты, как бездумный дровосек, срубил множество судеб; сжег бесчисленное количество жизней, ничего не сея взамен. Ты молча наблюдаешь за тем, как умирают люди… и я дождусь момента, когда смогу наблюдать твою смерть, Клондайк.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования